Общероссийское общественно-политическое
Движение в защиту детства

Работа в приюте

Педагогические вузы страны ежегодно тысячами выпускают людей с образованием учителя, воспитателя, психолога. Но, не зная точной цифры, все-таки попробую предположить, что, получив заветный и выстраданный диплом, процентов этак девяносто из этой массы потенциальных педагогов никогда и не помышляли работать по специальности. Кто-то учился для того, чтобы закосить от армии, кто-то просто хотел иметь высшее образование – без разницы какое – а кто-то просто не смог поступить на престижный факультет и был вынужден сунуться туда, где не высоки требования при вступительных испытаниях. Несомненно, что можно встретить немало молодых людей, на чей выбор специальности повлияли все три фактора. 20150506_учитель2Гораздо реже попадаются юноши и девушки «со взором горящим», мечтающие стать учителем. Даже в стенах педагогического учебного заведения они аутсайдеры. Причем, годы, проведённые за лекционной партой, добавляют очень мало энтузиазма даже им, если учесть, что вся вузовская педагогическая практика составляет за пять лет всего лишь несколько часов.

После защиты диплома толпа свежеиспечённых «магистров» и «бакалавров» разбредается в поисках сладкой жизни. Едва копнув, сегодня без труда можно отыскать несложившихся учителей среди низкоквалифицированных рабочих, менеджеров, «бизнесменов», чиновников, милиционеров и пожарных. «Эффективное» государство зря выкинуло денежки. Огонь Коменского, Ушинского и Макаренко не нашел отклика там, где следовало.

Тут можно много сказать о некачественности и бессистемности современного высшего образования. Не научат ни языками владеть, ни даже азам основной специальности.

И проблема эта касается не только самих студентов. Страдает сама педагогика, дети и, собственно, будущее страны, как это ни банально звучит.

 Приют

 Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних, или по-простому, приют – это промежуточная станция между семьей и интернатом. 20150506_trudnieЕсли дома нет благополучия, то районный или городской комитет по опеке направляет ребенка  в такое учреждение на временное пребывание. Родители пьют и дерутся, не работают и не хотят заботиться о детях – придет участковый с социальным педагогом, составят акт, дитё увезут в приёмное отделение центра. Незадачливым папам и мамам придётся либо исправляться, «браться за ум» или ждать решения о лишении родительских прав. Таким образом, ребенок может много месяцев жить в этом заведении, откуда его в конце концов возвратят обратно домой (мама бросила пить, устроилась на работу и почти каждый день приходит навестить своё чадо). Или же в интернат.

Иногда, особенно в последнее время,  детей изымают от родителей без особых причин, и тогда борьба родителей за возвращение ребёнка в семью носит совершенно справедливый характер. В этих случаях ребёнок тоже живёт в приюте, дожидаясь разрешения разворачивающегося судебного конфликта.

– Мужчины нам нужны, – сказала директор, читая мою «трудовую книжку». Автослесарь, срочная служба в ВС РФ, философский факультет пединститута, охранник, грузчик – вот всё, что она вычитала там о моей предыдущей деятельности. Еще была стройка, но об этом эпизоде биографии в книжке запись отсутствовала. Об этом я сказал сам и сразу был принят на работу. В первом отделении центра как раз производился ремонт «своими силами».

Ближайший месяц я красил стены и белил потолки вместе с воспитателями младшей группы. В перерывах рассказали мне там всякого, но я рвался в бой и вот, наконец я заступаю на смену во втором отделении, где живут дети от девяти до пятнадцати лет. Их проблемы должны были стать моими проблемами. Параллельно я читал Макаренко.

Смены по 12 часов, с восьми утра. По ночам дежурят специальные «ночные» воспитатели. Как я потом узнал, основная их обязанность очень похожа на функцию надзирателя – дети не должны ничего натворить. А они могут и подраться, и попробовать сбежать на ночные приключения.

Утром подъём, умывание, завтрак. На детей нельзя кричать, а иногда хочется – воспитатель отвечает за точное соблюдение распорядка дня, а воспитанники то бегают, то прыгают, то придумывают всякие причины, чтобы нарушить правила.

Школьники отправляются в свои средние образовательные учреждения. Старшие — самостоятельно, младшие с сопровождающими воспитателями. С дошкольниками проводятся различные игры и занятия.

В выходные дни для воспитанников устраиваются какие-нибудь культурные мероприятия, например, походы в цирк или музей. Дети воспринимают такое времяпровождение неоднозначно. Для некоторых это страшное мучение, отнимающее возможность бездельничать и играть в компьютерные игры.

 Для чего нужны книги

 В один из выходных дней заведующая отделением привлекла воспитателей и детей к одному странному делу. В приютской библиотеке нужно было освобождать полки, складывая книги в коробки. Полки тоже разбирались, а коробки с книгами нагромождались в коридоре у самого выхода.

– Сдадим библиотеку в макулатуру и получим тетради и прописи. А в освободившейся комнате устроим игровой зал. – Заведующая была явно довольна.

Я попробовал протестовать, но мне сказали, что никто этими книгами уже давно не интересуется, а раз так, то значит они не нужны.

20150506_учитель1– Но мы же должны заниматься воспитанием, а не идти на поводу у желаний детей.

В итоге мне удалось отстоять некоторое количество книг, которые я отобрал в соответствии со своим вкусом и разместил их на единственной оставленной полке.

Но теперь эти вырванные из разряда макулатуры книги становились моим обременением. Руководящий состав реабилитационного центра наблюдал за тем, как я применяю оставленную часть библиотеки в процессе ежедневной работы с детьми. И мне приходилось действительно что-то придумывать.

От подобия литературного кружка я отказался быстро – не прочитавшие в жизни ни одной книги дети устроили саботаж. Применять «палочные» методы в благородном деле мне совсем не хотелось. И я пришёл к следующей схеме.

Обычно старшие дети пользовались в приюте определённой свободой. Наше учреждение не является режимным объектом, покидать его воспитанники могут, но должны делать это с разрешения дежурного воспитателя.

Дети прекрасно знали график дежурств воспитателей и часто подходили со своими планами на следующую смену данного педагога.

– Вячеслав Александрович, а можно я в четверг после школы съезжу домой?

В принципе, всем дисциплинированным и не склонным к хулиганству детям такие отлучки не запрещены. Однако здесь всё зависит от ситуации. Кому-то я могу и не разрешить самостоятельный выезд, но потом мне придётся объяснять заведующей отделением причины своего решения.

Я решил совместить для детей приятное с полезным.

­– Андрей, выбери книгу в библиотеке, какая тебе больше нравится.

Ребёнок выполнял просьбу и я отсчитывал страниц 10-15 от начала.

– Давай так. До четверга ты прочитаешь произведение вот до этого места, а потом мне расскажешь, о чём там было написано. И тогда иди, гуляй, договорились?

Не все дети радовались такому «произволу» нового воспитателя, кто-то упорно сопротивлялся и заявлял, что все отмеренные страницы он прочитал, но вот только напрочь забыл их содержание. 20150506-knigiТут я ничего не мог поделать, «косить» некоторые учатся с самого раннего детства.

Однако с чистой совестью я записал себе в заслугу проснувшуюся в двух ребятах тягу к чтению. Вначале у меня сложилось впечатление, что эти дети просто «прогибаются» передо мной, требуя назначать им всё большее количество страниц на прочтение. Но через некоторое время я стал заставать их за книгами из нашей библиотечки, которые дети брали без моего участия. Им нравилось пересказывать прочитанное, глаза светились, новые слова, появившиеся в словарном запасе, произносились почти с гордостью.

В какой-то момент я вздохнул с облегчением. Мне удалось сделать что-то не как смотрящему за распорядком дня, а как настоящему воспитателю.

 Ждущие

– Я хочу стать вором! – сказал мальчик воспитателю в приюте, – Вор – очень престижная профессия, которая приносит много денег.

– Как же так, Вова, вор – это же паразит, достойный помещения в тюрьму. Вот возьми, к примеру, водителя автобуса. Он не просто деньги зарабатывает, он возит людей, приносит пользу. Или строителя – он не только зарплату получает, но еще и дома людям строит, все ему благодарны. А вор приносит только вред людям, одному себе пользу. Да и то сомнительную, его ведь в тюрьму все равно посадят.

– Вор сам по себе, ему никто не нужен. И я буду таким. – Вова скривил презрительную ухмылку и от дальнейшего разговора уклонился.

Таких детей в приюте много. Это волчата, думающие, что уже познали подлинный смысл жизни. И смысл этот в их понимании один – каждый сам за себя.

Трудные-подросткиУ Вовы Н. родители много пили и оба погибли в результате пьяных суицидов. Вова в свои 15 лет уже и сам познал вкус алкоголя, наркотиков, периодически нюхает клей и морилку. А ещё он садист, издевательства над другими детьми – над теми, кто сам не может дать отпор – приносят ему явное наслаждение. Он может врать прямо в глаза и делает это с презрительной улыбкой даже тогда, когда его поймали на месте очередного происшествия.

Однажды после его очередного «наезда» на малышей я взял его за грудки и слегка встряхнул. И даже сказал ему то, что не воспитаннику сказал бы уже давно. После этого Вова ворвался на педагогическое совещание, на котором присутствовал все педагоги нашего учреждения, включая руководство.

– Он меня избил и ругался матом! – глаза Вовы были на выкате, он был явно возбуждён и жаждал возмездия.

Татьяна Дмитриевна, наш директор, отлично знала Вову и его проделки. Она позволила мне встать и, глядя Вове в глаза, произнести:

– Да разве ж я могу применять к детям насилие? И плохих слов я никогда не употребляю.

Вова ушёл, а педагогическое совещание продолжилось, как ни в чём не бывало.

Немного позже мы с Вовой разговаривали наедине. Он спросил меня, что же я соврал, раз я весь такой положительный.

– Я поступил с тобой так же, как ты поступаешь с другими.

Конечно же, мой поступок не возымел никакого воспитательного воздействия.

Марина Л. малолетняя проститутка. Ей 14 лет и она уже лежала в больнице после отравления парами бензина или какой-то другой дряни. Иногда она сбегает на несколько недель, «на подработку». После этого её возвращает в приют милиция. У Марины есть только бабушка и дедушка, а родители погибли в какой-то аварии. В принципе, если бы родственники оформили удочерение, Марина отправилась бы к ним жить. Но бабушка с дедушкой не хотели ничего оформлять, поскольку Марина в каждый свой визит доводила стариков до белого каления.

Как-то раз Марина в очередной раз отправилась в загул и оставила под своей подушкой тетрадь со стихами. Это были рифмы ненависти ко всему миру, стихи злобы к своим родственникам и к работникам приюта. Особенно мне запомнились две строчки:

«Я ненавижу весь свет,

Пусть подохнет мой дед».

20150506_trudnye_podrostkiВозвращаясь с гулянок, Марина могла быть под воздействием какой-нибудь наркотической отравы.

– Если вы вызовете милицию, с вами приедут разбираться все сутенёры города!

– Успокойся, Марина. Сутенёрам нужны деньги, а не проблемы, ты – проблема.

А потом Марина пропала и уже не вернулась. Я даже не знаю, нашлась ли она спустя много месяцев или так и исчезла с концами, растворилась в своём рано наступившем прижизненном аду.

Подобные примеры не единичны. Таких детей я для себя назвал «ждущими». Они дожидаются, когда контроль за ними ослабнет – и уж тогда они развернутся в полную силу. Хотели бы вы встретиться в смутные времена с бандой таких, как Вова Н. и Марина Л.? Убьют, ограбят, уничтожат. Если сейчас их не встряхнуть и не направить на другой путь, расплачиваться будем мы все.

Я убеждён, что сложными детьми надо плотно заниматься, применять все известные научные педагогические методы и не экономить. Применив неимоверные усилия, можно перенаправлять жизнь таких подростков на другую дорогу. Только вот беда, что если само общество идеализирует образы воров и проституток, то у педагогов-энтузиастов ничего не выйдет.

Получается, что изменения нужно начинать с самого общества.

 Выводы действия

 Фильм  завораживал детей. 20150506_trudniepodrostkiОни сидели перед телевизором на диванах, на креслах, на пуфиках и смотрели, как мстительная женщина-киллер отрубает руки, вырывает пальцами глаза, применяет секретные приемы. И она добьется своего, эта белокурая бестия: все бывшие коллеги, едва не убившие её, вскоре умрут сами. Дети наполнялись энтузиазмом и представляли себя в будущем в роли высокооплачиваемых красивых убийц, имеющих прекрасное оружие и знающих как его применять.

Воспитатель  курил на крыльце и листал изувеченную книгу А.Макаренко «Педагогическая поэма». «Ему было проще, чем нам, – думал воспитатель. – Ведь общество в те времена стремилось к построению светлого будущего. А сейчас куда общество стремится?» Книгу уже можно было выбрасывать, в ней не хватало многих страниц. Они вырваны с мясом и использованы в туалете «по назначению». И ведь туалетной бумаги полно, в каждой кабинке новый рулон. Просто детям из неблагополучных семей так интереснее. Воспитатель докурил и пошел выключать телевизор, пока не начался новый кровожадный фильм. На этот раз детские протесты его не остановили.

Воспитатель знал, что кто-то из детей действительно станет убийцей, а кто-то вором или кем-то еще из уголовного ряда. Ведь вчера по центральному телевизионному каналу показывали фильм про удачливых взломщиков. Сегодня про убийц. А завтра покажут про обаятельного маньяка-людоеда.

***

Путь революционера начинается именно  с этого – с понимания необходимости абсолютных и тотальных изменений устоявшейся жизни общества. Если ты воспитатель, то ты видишь, как вопреки твоим стараниям и твоему энтузиазму воспитанники превращаются в закоренелых индивидуалистов, способных ради наживы на все. Но корень зла не в детях, а в окружающей бесчеловечной среде, в условиях, созданных существующим общественным строем. Беспощадная система, имеющая ныне политическое и экономическое господство, рушит все твои  педагогические начинания. Чтобы быть воспитателем до конца, то нужно сломать систему.

Водитель автобуса уже не может возить всех людей. Владелец АТП недавно преобразовал автобусы в маршрутные такси. И теперь на остановке «Дом ветеранов» больше уже никто не заходит.

Строитель выкладывает из кирпича фигурные башенки. Это будет не детский сад, это – жилой дворец для владельца АТП. 20150506_рабочийВодитель автобуса и воспитатель никогда не получат квартир, они так и будут снимать углы или теснить стариков-родителей. Сам строитель тоже вынужден находиться в неуютном положении. Он сапожник без сапог. Он не платежеспособен, для него на рынке нет жилья. Ему бросят подачку, «зарплату», чтобы не бузил.

Оба работяги запьют и их дети, возможно, окажутся в приюте, укрытые от неблагоприятной обстановки в семье.

А в это время кто-то прикарманил АТП, кто-то СМУ, а кто-то засел большим чиновником в комитете по опеке и попечительству. Они и есть ворье. Такими, как они,  мечтает стать приютский жестокий мальчик Вова.

Над детьми система имеет больше власти, чем родители и воспитатели. Что же говорить о взрослых, которые порабощены и раздавлены рыночным божеством? Под их же возбужденные крики система утопит всех желающих в сладких грезах. ТВ, вино и сказочные миры.

Но есть неспокойные, буйные, склонные к экстремизму – те, кто все понимает так, как есть на самом деле. С этими сложнее, но найдется и на них оружие. Потоки тонкой лжи.

Тебя тошнит от политического театра абсурда, разгулявшегося в стране, и ты решил заняться реальной политикой, то есть агитацией и организацией трудящихся для революции? Тебе скажут, что:

Ленин был немецкий шпион;

Сталин был террорист и параноик;

Октябрьской революции вовсе не было;

Большевики разрушили страну и только сейчас она возрождается (очень парадоксальное направление лжи, в наше время и в нашей стране ежегодно население убывает  примерно на один миллион, а при Советской власти демографическая ситуация была вполне себе хорошей).

Да и много еще чего скажут враги народа, чтобы убить в тебе революционера. Только помни, что революционные трудящиеся под руководством партии большевиков, Ленина и Сталина как-то раз уже смогли надолго свергнуть власть капиталистов. В Советском Союзе беспризорники массово превращались в рабочих, ученых и деятелей искусства, дома возводились не для избранных воров, а для миллионов простых людей, автобусы же, как и самолеты, были общедоступны. советские детиТам можно было жить и работать и строить будущее. Где еще в мире в тридцатые годы снимались такие фильмы? «Трактористы» — это не гангстерские  разборки в Чикаго, не белиберда, а фильм о настоящих людях, труженниках. Они в почете в СССР, они приносят огромную пользу обществу, они – часть той элиты, на которую опирается Советская власть. Вот на кого будут мальчишки равняться перед Великой Отечественной войной! Во всем «цивилизованном» капиталистическом мире в те времена, как и сейчас, никому и в голову не придет воспевать трактористов, шахтеров, людей простых, но важных рабочих профессий. Для капиталистов это не люди, а грязь под ногами. Но не в СССР! Здесь люди труда в почете, для них все дороги открыты. Вспоминается лозунг на домах «Слава труду!» Такой маленький штрих, а говорит обо всем.

За социализм опять нужно бороться и думать, как его сберечь. Капитализм все равно не даст тебе нормально работать, растить детей и просто жить. Тебя называют экстремистом? Что ж, придется им действительно стать.

 Сычёв Вячеслав, участник ДЗД, г.Тверь

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

06. мая 2015 Добавил: ks_dzd
Рубрики: Материалы для пионервожатых, Полезная информация, Публикации участников ДЗД | Метки: , , , | Комментарии к записи Работа в приюте отключены