Общероссийское общественно-политическое
Движение в защиту детства

Правда о войне и забота о детях — в письмах с фронта старшего лейтенанта Красной Армии Михаила Ивановича Ипполитова

Большинству из нас не дано увидеть войну собственными глазами — хвала беспримерному героизму сотен тысяч советских воинов, сражавшихся и павших многие годы назад на кровавых полях Великой отечественной войны. Именно они вернули будущим поколениям жизнь, свободу и мирную жизнь. Но есть память. Свидетельства о тех страшных годах, дошедшие до нас в виде официальных документов, фотографий, кинохроники — и миллионов фронтовых писем и открыток, связавших тонкими нитями надежды бойцов и их близких, мужей и жен, отцов и детей. Без чего невозможно было выжить и сохранить себя.

mmBK0Y1ETKEПодборка фронтовых писем моего прадеда костромича Ипполитова Михаила Ивановича, кадрового военного (сапёра), погибшего в боях с фашистскими захватчиками в 1941 году — это живое слово простого советского человека, занесенного лихими временами в страшный вихрь Великой Отечественной войны. Она поможет нам прикоснуться к страницам героического прошлого нашей Советской Родины, почувствовать дыхание войны.

Подлинные личные письма фронтовиков — неоценимый документ, лучше документальных фильмов и рассуждений официальных историков рассказывающий правду о войне, о положении в Красной Армии в первые месяцы войны. В этих письмах — свидетельство героизма солдат и офицеров, вера в победу, верность своим идеалам и Советской власти. Примечательны в этом отношении письма от 12 сентября и 9 ноября 1941 года жене и детям, в которых Михаил Иванович Ипполитов пишет: «Каждый будничный день войны в окружающей жизни можно наблюдать героизм, притом повседневный, никем не отмечаемый, русского народа. Взять ли девушек-доброволиц, медперсонал, спокойно выполняющих свои обязанности под обстрелом, под бомбежкой. Взять ли шоферов, под огнем противника подвозящих боеприпасы или увозящих раненых; связистов, восстанавливающих связь, разрушенную бомбежками противника и сплошь и рядом последними уходящими со своим имуществом. А о пехоте и говорить нечего… Вовочка! у тебя много книг о героических подвигов бойцов Красной армии из прошлых лет, так имей ввиду — это все не прикрашено. сколько таких людей встречаешь ежедневно, сколько повседневного героизма. Сколько золотых людей среди тех же саперов, работающих по ночам под носом у немцев…»

Героизм красноармейцев требовал полной отдачи, и многие пали в бою. Лейтенант Михаил Иванович Ипполитов пал, защищая Ленинград, и похоронен в братской могиле в г. Ломоносове. Его вклад в великую Победу советского народа над немецко-фашистскими захватчиками огромен. Именно ему и его товарищам пришлось отбивать первые, самые тяжёлые удары нацистов, и Ленинград удалось отстоять. Теперь, много лет спустя его письма сохраняют дух военной эпохи, и нашему поколению правнуков героев есть, чем гордиться, с кого брать пример.

Слава Красной Армии!

18.07.41
Мои дорогие Ниночка, Вова и Тося!
Как видите, сегодня я жив и здоров. В ночь на 17-е закончились первые, наиболее тяжелые по новизне впечатлений, страницы моей настоящей жизни, равно как и других. Не считаю возможным писать о том, что происходило, скажу лишь, что Бочканов ранен. Отправлен в тыл. О судьбе Куркова ничего не известно. Я не попал в самое пекло, только благодаря особому заданию и отделался тем, что попал под интенсивную бомбардировку с воздуха на протяжении 8 км пути, да под сильный артиллерийский обстрел в порту, на озере, во время погрузки.
Удивительно теплое и отрадное впечатление осталось у меня от знакомства с краснофлотцами флотилии. За 4 дня я с ними достаточно познакомился и постоянно встречал чуткое и заботливое отношение к себе как к человеку. Удивительно славные люди. Только у них я имел возможность переночевать 2 ночи, как дома, причем даже вымылся в ванне. Эти люди в эти трудные для нас дни навсегда останутся у меня в памяти. Впечатлений так много, столько неожиданного, а порой и непонятного. Вчера имел возможность выбриться, остричься и умыться. Сегодня у меня культурный вид. Благодаря потере шинели ночами сильно мерзну, так спим на земле, и плащ-палатка особенно не согревает, но пока что на здоровье не отражается.
Курю много, как и все, курево есть, курим (бесплатно) двух-трех рублевые папиросы. Постепенно вырабатывается безразличие к своей судьбе, постепенно притупляются чувства. Этому способствует то, что спишь в сутки 1,5 — 2 часа. Причем, если занят делом и стоит закрыть глаза, как уже видишь сны, хотя глаза закрыл на 2 минуты, а когда освободишься и ляжешь отдохнуть, то не можешь закрыть глаз и заснуть.
Вчера и сегодня прошли спокойно. Вчера много ездил, километров около 450, проезжая по-над берегом Финского залива, до чего красиво, особенно, какой-то непередаваемый синий цвет воды на закате.
Последние дни питался главным образом конфетами всех сортов, печеньем, пряниками, одним словом, сладким и консервами. Воду пью всякую, и пока что желудок работает нормально. Непредвиденно получил много денег — тысячу с лишним, да взятые еще целы. Сегодня или завтра вышлю тебе 1100 рублей.
Довезли ли тебе кубометр дров? Получила ли фотокарточки мои?
Работая в госпитале, старайся, Ниночка, как можно внимательней и заботливей относиться к раненым, Эти люди в большинстве пережившие все ужасы и кошмары современной отечественной войны нуждаются в доброте, покое и отдыхе.
Пиши, как вы все тут живете, как ведут себя ребята, как работаешь Ты. Жду с нетерпением письма.
Привет Марфуше, бабушкам и всем соседям. Крепко поцелуй за меня ребят, я прошу их вести себя хорошо. Крепко-крепко целую тебя, родная моя, береги здоровье, не нервничай понапрасну, не забывай, что на тебе забота и ответственность за ребят. Еще раз крепко целую. Только твой М.
* * *VDPKTV3n5dY
Моя родная Ниночка и дорогие ребята! Пока жив и здоров, Судьба пока хранит меня. Простите, что долго не писал, такова обстановка, что было не до писем. За это время получил от Тебя, родная, письмо и открытку, очень, очень, был рад.
Я живу, как во сне, и даже, когда спишь, снится продолжение действительности.
О шинели не беспокойся, здесь не покупают и не продают, а просто привозят и выдают. Я ее имею. Все остальные мои вещи пропали: машина попала под артобстрел и пулеметный огонь. Так и осталась. Худо то, что пропали кое-кто из людей.
Теперь мне легко: «omnia mea mecum porto» — все мое ношу с собой, и беспокоиться нечего.
И заводить ничего не буду. Вещи здесь потеряли материальную ценность. Люди, и те как-то незаметно тают.
Слушай, родная, если меня убьют, а это может случиться каждый день, воспитай ребят честными, правдивыми, трудолюбивыми, пусть никогда не лгут, если уж сделают что, то пусть не боятся сказать об этом прямо и понести наказание. И пусть не забывают отца, который немало затратил забот, времени и труда для их развития.
Тяжело представлять, что Тебя могут забыть! Ты-то, родная, не забудешь! Какие вы все у меня хорошие, родные, милые!
* * *
Пишу на машине, ожидая выезда, недалеко артиллерийская дуэль, слышен свист снарядов.
Не мучайся над тем, что Ты была «колючка», я ни на что не могу пожаловаться на Тебя. Та давала мне в семейной жизни все, что может только идеальная жена, а ведь тебе известно, что с 18-ти лет Ты была моим идеалом, кумиром, единственной девушкой, которую я хотел иметь своей подругой жизни. Мы с тобой не имели возможности наедине поговорить перед отъездом: так вот, любимая, я сейчас говорю с тобой. Не вспоминай о шероховатостях в нашей жизни: как они ничтожны и мизерны сейчас! Все это наносное, а суть одна, я знаю, что наша семья — была крепкая, спаянная и многие хотели бы иметь то же.
Вспоминают ли меня ребята? Пусть ведут себя хорошо, и не треплют тебе нервы.
Получила ли мою фотографию в шлеме, получили ли ребята книги из Ленинграда?
Некоторые мои письма очевидно пропали.
Ну прощай, родная, любимая, крепко целую тебя и ребят. Привет Марфуше, бабушкам и всем знакомым. Твой всегда М.
* * *
Моя родная Ниночка!
Получил ваши письма: твою записку и письма ребят — очень рад.
Я жив и здоров, хотя сильно похудел и на мне все висит, как на коле. Питаюсь нормально, умываюсь, как и большинство, редко, бреюсь тоже редко, весь зарос. Вшей еще не развел. Шлем ношу все время и даже сплю в нем (очень хорошо), так что он составляет неотъемлемую часть головы, и вес его совершенно не чувствуется.
Дни проходят однообразно: с утра летят стервятники, разыскивая мишени по кустам, рощам, лесам, бомбят и обстреливают вокруг и около, затем для разнообразия вздумает пустить несколько очередей орудийная или минометная немецкая батарея, стреляет, конечно, вслепую, но разрывы бывают близко, и так в этом духе. Привычка — вторая натура — привыкли ко всему.
Погода стоит сырая, мозглая, ночью в лесу становится прохладно. А в общем все в порядке.
Жаль, что ты мне мало написала, письмами ребят я очень доволен, пусть пишут.
Не писал Тебе, числа с 15-го, так как не было времени, дни были трудными, именно такие, как это формулируется в сводках Информбюро: «Наши войска ведут упорные бои с противником на таком-то направлении».
Сейчас относительное затишье, вот и написал вам всем по письму.
Как наши соседи — Ксенофонт Михайлыч? Взят или нет? Как усатый дядя Серега? Собирает ли мне марки? Если нет, то пусть собирает, Вова их может уже приводить в порядок.
А Шапиро напиши, где я и что я. Прошу слать мне все новые выпуски.
Ну, дорогая, я уже исписался на сегодня и хочу поспать под елочкой, хоть день и пасмурный, но теплее прошедшей ночи.
Одно прошу тебя: пиши чаще, пиши полнее, как чувствуешь себя, как работаешь. Крепко-крепко целую тебя, родная моя, привет всем родным и знакомым. Твой М.
* * *
26.08.41. Лес.
Мой дорогой Вова!
Вчера вечером получил ваше письмо и очень обрадовался ему. Очень хорошо, что книги вы получили, я знаю, что они понравятся, особенно «Побежденный Карабас». Сейчас уже, наверно, получили и последние 2 книги, прочти их, особенно «Враг под микроскопом» про Пастера.
Ты спрашиваешь, как я себя чувствую? Физически — нормально, ничего не болит, ничем не болен. Только сильно похудел и скоро буду похож на Дон-Кихота. Морально тоже самочувствие хорошее: скоро будем бить немцев и гнать их так, как они еще не пробовали.
Конечно, в разные моменты самочувствие разное: если идешь на передовой, и рядом начинают рваться снаряды, — не зевай и не теряйся, а ложись в канаву, ямку, низинку и обожди, когда кончится огневой налет.
На днях я ходил с поручением на передовой, сделал, что нужно, вышел из кустов и решил перейти через поляну на дорогу. Но что-то меня толкнуло, и я подумал, что лучше пройти опушкой леса, кустами. Только сделал метров 100, как на полянке, через которую я хотел идти, плюхнулись со свистом и разорвались 4 немецких снаряда метрах в 40 от меня. Я лег в лесную канаву, и через несколько мгновений — новая очередь, затем немец перенес огонь дальше и я спокойно пошел.
На днях немецкие стервятники бомбили наше месторасположение. Шуму, грохоту было много, и воронки приличные — 10 метров шириной и до 4-х метров глубиной. Но из всех этих бомб лишь одна взорвалась на расстоянии 40 метров от щели, в которой мы сидели. Земля дрожит при взрыве, и у нас обвалилась стенка у щели. Убитых и раненых от бомбежек у нас не было.
Живу я в лесах и рощах под деревьями и кустами. С рассветом появляются немецкие стервятники, разыскивая с воздуха объекты для бомбежки и пулеметного обстрела. Затем начинают бомбить опушки леса из расчета, что там кто-нибудь укрыт. И так несколько раз безнаказанно, пока не прилетят наши ястребки, вот тут-то и начинается: немцы поспешно уходят, наши их преследуют.
Вчера один стервятник попал (отбился) на наших двух ястребков, которые его завернули и повели сажать на наш аэродром. А сегодня утром на рассвете 2 наших ястребка сбили немецкого разведчика, который летал над нами. Наших истребителей стервятники сильно боятся.
Умываюсь, Вовочка, редко — в неделю, в 10 дней 1 раз, бриться тоже приходится редко, весь зарос бородой и усами.
Началась пасмурная, дождливая погода, ночью на земле сыро, сегодня с 2-х часов ворочался и закутывался в шинель, но так и не уснул.
Одним словом, как говорят французы: «На войне, как на войне». Вшей пока еще не развел.
Вот, пока я пишу тебе письмо, 2 раза уже налетали стервятники, обстреливали из пулемета трассирующими пулями.
Ты очень мало пишешь, как ты живешь, что делаешь, как и с кем играешь, что читаешь.
С Вовкой и Ирой не ссорься, помни и осознавай, что у них папа неизвестно где, а мама в Ленинграде. В Костроме они без папы и без мамы и обижать их стыдно. Я уверен, что ты поймешь это!
В отношении книг следи и за собой, и за Тосей, и за другими, чтоб не рвать их, обращаться аккуратно, читать с чистыми руками. Пакет от Шапиро вскрой и аккуратно посмотри присланные марки, мама их пусть уберет.
Скоро у тебя начнется учение, учись так же хорошо, как предыдущие три года.
Щели от бомбежки самое лучшее средство. Делать их нужно узкими. Сделайте с хозяевами щель у нас на дворе, на огороде.
Ну, крепко целую тебя, сынок, желаю тебе здоровья, успехов в учебе, а также хорошо себя вести как в школе, так и дома.
Не дергай зря нервы маме и Марфуше, они обе много работают. Крепко целую. Папа. Не забывай папу — пиши: получать письма на фронте большая радость.
* * *
GAPFwZYXnpc12.09.41.
Моя дорогая Ниночка!
Вчера утром сразу получил от тебя 3 открытки. Вероятно, и ты получила сразу несколько моих писем. Были некоторые обстоятельства, в силу которых почта задерживалась, но теперь все идет хорошо.
Я жив и здоров, недоволен только своими нервами и психикой, которые пошаливают, но все же держу себя в руках и буду держать. Сейчас ведь все зависит от того, у кого крепче нервы.
Что тебе написать о своей жизни? Я одет тепло, обут, сыт, если не считать единичных случаев, когда приходится путешествовать по делам вне своего расположения. Государство в полной мере обеспечивает Красную Армию всем необходимым, и бойцам РККА не приходится гоняться за курицами и свиньями, принадлежащими мирному населению, как это делают тевтонские «культрегеры».
В бытность мою в Эстонии можно было наблюдать следующее: население игнорировало нас, ровно как и все происходящее вокруг — для него войны как бы не существовало. А красноармейцы платили молчаливым презрением этим мелким буржуям и ни за чем к ним не обращались. Я не знаю случая, чтобы у них взяли что-нибудь, даже больше — к ним ни с чем не обращались.
Каждый будничный день войны в окружающей жизни можно наблюдать героизм, притом повседневный, никем не отмечаемый, русского народа. Взять ли девушек-доброволиц, медперсонал, спокойно выполняющих свои обязанности под обстрелом, под бомбежкой. Взять ли шоферов, под огнем противника подвозящих боеприпасы или увозящих раненых; связистов, восстанавливающих связь, разрушенную бомбежками противника и сплошь и рядом последними уходящими со своим имуществом. А о пехоте и говорить нечего. Только с русским фатализмом — «двум смертям не бывать, а одной не миновать», можно выдерживать по суткам на передовой артобстрел, вой минометов и дикие бомбежки с воздуха.
До 1-го сентября я почти 2 месяца находился на передовой. Сейчас принялся за свои прямые обязанности и вот 10 дней живу в кабинке автомашины. Вчера ночевал в хате на сене. Видел как-то вечером на п.м. летучке твоего н-ка по госпиталю в финскую кампанию — Фролова. Вспоминал он тебя.
Шинель у меня новая, теплая, такая же, как я выехал из Костромы, выдали трикотажное нижнее белье, имею вещевой мешок и плащ-палатку. Все свои манатки держу в вещевом мешке и таскаю его с собой.
* * *
13.09.41г.
С 1-го сентября выдают aqua vitae по 100 гр. Попробовал один раз свою порцию (4-го числа) и сразу решил ей больше не пользоваться, т.к. сильно ослабел, а три литра в месяц окончательно дезорганизуют нервную систему. Пусть пьют за мое здоровье любители. Я же буду к ней прибегать только в случае, если промокну насквозь или сильно озябну.
Как живут ребята? Как справляется Марфуша с хозяйством? Измучилась, наверно.
Как живет Леля? Где Катя? Что слышно о Саше? Привет им всем от меня.
То, что ты видела меня во сне, могло случиться только во сне. Между прочим, я тоже видел недели 2 тому назад тебя во сне, ребят не вижу.
Жду писем от тебя, а так же от ребят.
Пиши родная, чаще. Желаю вам всем всего наилучшего.
* * *
09.11.41г. /за несколько дней до гибели/
Мой дорогой Вова!
Вот уже скоро будет 1,5 м-ца, как я живу на одном и том же месте, в одном и том же блиндаже. Это уже по сравнению с предыдущими тремя месяцами — отдых.
Правда, в октябре во второй половине к-н лечился в госпитале и мне пришлось работать одному, приходилось часто выходить на передовую, уйдешь с утра, придешь только вечером. Время было мокрое, то шел дождь, то снег, сама же местность болотистая, приходил всегда мокрый и с 23-го по 26-ое проболел гриппом. Сейчас все в порядке, если не считать кашля, так кашель почти у всех, и это вполне нормально. Чувствую себя хорошо, часто вспоминаю вспоминаю всех вас. Когда долго нет от вас писем, начинаю беспокоиться.
Праздник встречали в блиндажах, в лесу. Устроили собрание, а в остальном 7-ое и 8-ое число провели как обычные дни, такова окружающая обстановка.
Каждый вспоминал, как он проводил праздник в прошлом году, вспоминал и я. И каждый надеется, что в 42-ом году будет встречать и проводить 25-летие Великой Октябрьской Революции, празднуя разгром и победу над гнусным врагом.
Обо мне не беспокойся: я, как и все, тепло одет и обут. Не страшны будут и 30-ти градусные морозы.
Получаешь ли ты газету «Пионерская правда»? С журналами «Пионер», «Мурзилка», «Дружные ребята», «Техника молодежи» получение, вероятно, обстоит плохо. Ты, надеюсь, так же много читаешь, как и прежде? Помнишь, мама иногда поругивалась, что я много расходую денег на детские книги, а теперь как они пригодятся вам! Бережно обращайся с книгой и приучи к этому Тосю. Он, надеюсь, если не читает сам, то скоро будет. А книг, и хороших книг, у вас более чем достаточно.
Береги здоровье, не промачивай напрасно ног. Если заболеете, маме некогда возиться с вами, она тоже на военной службе, у нее раненые бойцы. Поэтому еще раз подчеркиваю, берегите здоровье.
Если с посылкой не выходит, то и не нужно. Петлицы все мы носим фронтовые, нарукавных знаков не носим. Так что и не надо.
Вовочка! у тебя много книг о героических подвигах бойцов Красной армии из прошлых лет, так имей ввиду — это все не прикрашено. Сколько таких людей встречаешь ежедневно, сколько повседневного героизма. Сколько золотых людей среди тех же саперов, работающих по ночам под носом у немцев.
Читай, расти и учись быть достойным советского народа, самоотверженно защищающего свою родину!
Желаю тебе всего лучшего, здоровья, успехов в учебе, хорошо и разумно вести себя дома, воспитывать Тосю. пусть он не боится ни учебных, ни боевых воздушных тревог, даже если у вас такие будут.
Не так страшен черт, как его малюют! Хорошая щель с солидным прикрытием гарантируют многое.
Ну, желаю всего лучшего, крепко-крепко целую. Пиши чаще!

Тюмков Антон

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

09. мая 2015 Добавил: ks_dzd
Рубрики: Полезная информация | Метки: | Комментарии к записи Правда о войне и забота о детях — в письмах с фронта старшего лейтенанта Красной Армии Михаила Ивановича Ипполитова отключены