Общероссийское общественно-политическое
Движение в защиту детства

Оптимизация медицины бьёт по детям

В Новгородской области уволили четверых лор-врачей из детской областной больницы. Уволили, несмотря на то, что ранее уже были оптимизированы врачи в районных больницах, благодаря чему детская областная больница осталась единственным заведением в области, где можно делать операции детям с заболеваниями уха-горла-носа. В советское время, да и в 90-е, такое лечение и такие операции проводились не только в Новгороде. Но… оптимизировали. Конечно, в таких условиях пяти лор-хирургов, работавших в областной детской больнице, было недостаточно; дети ждали своей очереди на операцию по несколько месяцев. И вот четверых из пяти врачей увольняют! Дети остались без медицинской помощи! Но есть неравнодушные люди в Новгороде, которые встают на защиту детей и врачей.

Здравствуйте, Виталий! Расскажите, появились ли новые обстоятельства в ситуации с увольнением врачей из детской областной больницы?

Здравствуйте! На днях прошёл круглый стол или скорее заседание рабочей группы общественной палаты Новгородской области по этой проблеме. Причём оно было так устроено, что активисты, которые выступают за решение этой проблемы, которые борются за восстановление врачей, об этом узнали только за полтора часа или где-то за час-двадцать до начала мероприятия. Поэтому получилось, что фактически никто не смог пойти. Но я смог.

Там оказалось около двадцати человек присутствующих , которые были прописаны в листах: кто будет выступать, делать доклады. Всё мероприятие было было рассчитано на час. При этом, были два представителя родительского сообщества.

Одна из них была очень агрессивно настроена по отношению к уволенным врачам: рассказывала минут десять о том, какие они негодяи, как они над ней издевались, как они не хотели её принимать. Потом оказалось, что её даже нет в списках людей, которым оказывался приём. Эта дама была приведена и посажена за этот стол, чтобы рассказать, что врачи плохие. Ну а вторая, наоборот, рассказывала о том, что врачи хорошие, что они заботятся о пациентах. То есть, создалась картинка, и по бумагам, и по ходу ведения этого собрания, как бы взвешенного подхода. Но при этом обругивали врачей минут десять. И только пару минуток говорилось, что они, на самом деле, хорошие.

Но основным докладчикам там был главный хирург новгородской области, заместитель главного врача областной больницы — Новиков. Он говорил, что уволенные врачи нарушали врачебную этику, шантажировали администрацию.

Я задал несколько вопросов на этом мероприятии. Я, например, спросил Новикова: каким конкретно образом врачи шантажировали администрацию? Хотел услышать подробности и развить эту тему про шантаж. Потому что, на самом деле, это не шантаж, а обычный трудовой спор, когда врачам ухудшают условия труда, на них давит администрация, и они просто защищаются в этих условиях, пытаются отстоять свои трудовые права. Но преподносится это так: врачи – негодяи и отказывают в помощи детям.

Я хотел уточнить эти детали и то, почему же нельзя решить конфликт другим способом, кроме как уволив врачей. То есть пытался их вывести на чистую воду, но ведущий мероприятия, естественно, когда дело запахло уже нехорошими открытиями, начал передавать слово другим. Я всё-таки поставил вопрос ребром: почему никто не обсуждает как вариант разрешения этой проблемы просто восстановление отношений с врачами на прежних условиях? Они работали, оказывали всю необходимую помощь, нареканий по качеству их работы никаких не было. Почему никто не ставит вопрос, чтобы их вернуть. Когда вышли новости на новгородских сайтах, которые курируются администрацией, там не было ни слова о тех вопросах, которые я ставил. То есть, данное мероприятие было подготовлено для того, чтобы показать общественности и власти, видимо, наверху, в Москве, что они работают, они разбираются; чтобы создать видимость открытости и всестороннего подхода к этой ситуации; а также заклеймить врачей. Чтобы показать, что администрация делает всё правильно, проблемы есть, но теперь, наконец, они начали решаться. Вот чтобы эту ложь, которую они хотели транслировать, поломать, я туда и пришёл. Но! Если там-то я выступил, то в СМИ это не попало.

Какие цели и задачи ставит перед собой митинг?

Я как один из общественных активистов вижу такую задачу митинга: потребовать у губернатора возвратить на работу врачей, то есть предложить им такие условия, когда они заходят вернуться. Это губернатор сделать в силах, если будет на это его политическая воля. И, соответственно, мы от него это будет требовать.

— Будут ли на митинге врачи больницы и других медучреждений?

Врачи уволенные на митинге будут и будут выступать. Это будет интересно.

Что делается, чтобы привлечь больше людей?

Чтобы привлечь больше людей, мы проводим пикетирования. В этом участвуют как просто люди неравнодушные, которые узнали об этой истории и готовы выйти на пикет, так и левые активисты из образовавшегося в Новгороде недавно марксистского кружка. Пикетирование проводят также яблочники. Плюс – идёт распространение листовок. Мы – активисты – печатали небольшие флаеры двусторонние о митинге и ситуации и раздавали их, а также расклеивали.

Велика и роль СМИ, того, что нам удалось прорвать информационную блокаду. То, что митинг будет, уже передаётся не только из уст в уста или через соцсети.

А через соцсети тоже распространяется эта информация. В крупных новгородских группах информация об этом была. Например, в большой группе – «ЧП 53 Великий Новгород». Десятки тысяч просмотров на эту новость. То есть, люди заинтересованные об этом знают.

Конечно, в основном, идёт оповещение через электронные СМИ, по телевизору об этом не говорят, официальные СМИ не пишут, в газетах губернских и городских об этом никто не печатает. То есть, те, кто сидит в интернете, те будут знать. Сколько придёт людей на митинг – посмотрим. Вообще, ожидаем, что хотя бы число, которое было заявлено – человек 500, будет. Если это произойдёт, то это будет самый крупный митинг в Новгороде за много лет.

Какое настроение среди уволенных лор-врачей, готовы ли они к борьбе?

Могу сказать, что те врачи, с кем я общаюсь, готовы к борьбе. Они будут бороться, в том числе, через суды, и иски уже у части людей поданы о восстановлении на рабочих местах. Они придут выступать на митинг, заявят, что они готовы и хотят работать. Это, конечно, важно. Хотя, борьба тут не простая ещё с той стороны, что у них условия труда и зарплаты такие, что они не особо радовали их. И если этот специалист просто берёт и переезжает в Санкт-Петербург, в Ленинградскую область или в Москву, он там сразу получает на порядок больше средств – хватит и квартиру снять, и устроиться. Поэтому это не вопрос о том, чтобы биться со страшной силой за восстановление на работе. Это просто борьба за справедливость. А вот какие-то особые бонусы, которые эта работа приносит, – тут большой вопрос. Поэтому мы будем требовать не только восстановления врачей, но и создания для них достойных условий труда.

Как ведёт себя администрация учреждения, есть ли реакция на проводимые мероприятия в поддержку врачей?

Администрация учреждения здесь выступает в пассивной роли, потому что, видимо, вся эта политика, которую главный врач детской областной больницы реализовал, спущена ему сверху от министерства, а он просто исполнитель. Когда был народный сход, он даже не вышел к людям, он побоялся, и за него отдувалась первый замминистра Ломовцева. Потом заявление делал отвечающий за информационную политику администрации области   – Иван Сизов. Главный врач является исполнителем, что ему скажут, то он и делает. Например, он в течение 2-х часов должен был сидеть на прямой линии и отвечать на вопросы родителей. Он сначала там посидел, а потом поехал на собрание общественной палаты; за него уже заместитель отвечал на эти вопросы. На собрании он зачитывал речь о том, как у них всё было очень плохо и не по закону, как он борется за законность, что он нашёл замечательные кадры (это на самом деле ложь, про их замечательность), и теперь у них всё будет прекрасно, и сейчас, вроде как, уже не хуже, чем раньше было (а это тоже ложь). В общем, ему сказано отбиваться, говорить то-то, то-то, то-то, и он этот номер исполняет. Это моё мнение со стороны, то, как я вижу ситуацию.

То есть, основным игроком является администрация области, в частности, министерство здравоохранения, информационный отдел. Губернатор по этой теме широко не высказывается, работают его подчинённые.

Какие силы и каким образом поддерживают борьбу врачей?

Борьбу врачей, в первую очередь, поддерживают родители, дети которых у этих врачей лечились. Есть мамы, у которых очень сложные дети с болезнями уха, горла, носа. Врачи, которые работали, им реально помогали, и не просто помогали, а спасали  жизни детей. И они знают этих детей, они их оперируют. Когда вот этих специалистов, которые реально помогают, – выгоняют, это не остаётся просто так, это принимается близко к сердцу. Конечно, эти родители выходят на поддержку.

Плюс, включается партия «Яблоко». Другие в это время играют в какие-то кабинетные игры, чем занимается КПРФ, например. Она работает исключительно кабинетным средствами: вот напишем какой-нибудь запрос в прокуратуру, сделаем обращение в министерство, туда-сюда… То есть, перекладывают бумаги. И эти перекладывания бумаг должны, как бы, эту ситуацию исправить. «Справедливая Россия» тут только пиарится и просто устранилась от какого-либо участия.

Плюс, включаются те люди, которые понимают, что у нас в стране что-то идёт не так. Которые с прошлого года это поняли. Я в прошлом году занимался организацией борьбы против пенсионной реформы и это дело не забросил: веду свою группу в соцсетях по этой теме; думаем, как дальше заниматься выправлением ситуации в стране через протестную деятельность, через альтернативную политику. Соответственно, и к борьбе за медицину мы подключаемся. И хотя у меня нет больных лор-заболеваниями детей, все здоровы, к счастью, но я не равнодушен к этой ситуации, я включён.

Ну и сами врачи тоже взялись бороться за себя. И вот, так как они взялись, эта ситуация имеет место быть. Потому что если бы они согласились на те условия, которые навязывала администрация и работали бы, как рабы, то ничего бы и не было. А между прочим, большинство врачей и идёт именно по этому пути: когда их загружают всё большим количеством работы, то они либо соглашаются, либо просто избирают путь избегания: увольняются, переезжают в другой регион, идут в частную клинику. То есть протеста массового организованного пока ещё не было, а вот теперь он есть.

Какую роль играет профсоюз « Альянс врачей» в проведении мероприятий, касающихся поддержки борющихся врачей? Есть ли противодействие или бездействие существующего (официального) профсоюза?

«Альянс врачей» включился в эту ситуацию, как только о ней стало известно. По сути, тот сход, который был у больницы, состоялся по инициативе «Альянса врачей», а также родителей и ряда общественников. Лидер новгородского «Альянса врачей», который живёт под Окуловкой, решил приехать и встретиться здесь с родителями, с уволенными и другими врачами, написал об этом. Об этой встрече стало известно. Соответственно, туда пришли заинтересованные люди. Я тоже там был. Влияние независимого профсоюза здесь является кристаллизующим фактором. И я надеюсь, что наши врачи, новгородские, тоже вступят в профсоюз и начнут уже не просто индивидуальную борьбу, а борьбу, организованную профсоюзным способом. Это будет гораздо сильнее, гораздо эффективнее.

А что касается действий обычно, жёлтого, медицинского профсоюза, то он либо ничего не делает, либо работает вместе с администрацией больницы. То есть от них в худшем случае – вред, а в лучшем случае – ничего.

Как чиновники реагируют на противоречия внутри больницы? Можно ли ожидать от них содействия в разрешении ситуации?

Позиция чиновников по этой ситуации в больнице такая: были врачи, хорошие врачи, но они отказались лечить детей, поэтому мы найдём других врачей, которые не будут отказываться лечить детей. Это официальная версия. И они говорят, что мы уже таких врачей нашли: вот, раз-два-три – называют некоторые фамилии (с большими вопросами к их квалификации и нагрузке, которую они уже несут). Соответственно, чиновники хотят просто ситуацию замолчать, заболтать и просто пересидеть этот конфликт. Всё, что им нужно, чтобы оставить всё, как есть, это просто сидеть и ждать, когда народный гнев утихнет, когда повод пройдёт и все смирятся, с тем, что «ну, да, у нас лор-службы, которая была, больше не будет; теперь всем нужно будет ездить в Питер, кто хочет себе качественную медицинскую помощь или стоять неизвестно сколько и как в очередях в нашу областную больницу, в которой остаётся всего лишь один опытный оперирующий детский лор-хирург». Всего один. Было пять, а теперь один.

То есть, чиновники этот период просто хотят пересидеть: всё само заживёт, образуется, народ побухтит и разойдётся. Это их стратегия. К слову, эту стратегию мы можем переломить только одним способом: собирая максимально нашу протестную энергию и предъявляя её тому человеку, который может решить вопрос. Это губернатор Новгородской области Андрей Никитин. Он в состоянии этот вопрос решить, обеспечить правильную законодательную базу, обеспечить больницу деньгами. В его ведении и в ведении Думы областной, которая ему подчиняется, бюджет области. Он может дать распоряжение, чтобы этот конфликт с врачами был урегулирован. Это в его власти, в его компетенции. И, соответственно, мы собираем протест максимальный, чтобы потребовать от него этих действий. Если он не пойдёт нам навстречу, тогда будет ставиться вопрос уже о том, нужен ли нам такой губернатор.

Что планируется делать дальше?

Если в течение недели после митинга – до 20 июля – не будет сделано конкретных шагов к разрешению этой ситуации по восстановлению врачей и созданию условий труда, тогда мы будем переносить свой протест в Москву.

Какая была нагрузка на врачей?

У них было 9,75 ставок на отделение, аврачей работало пятеро, соответственно, нагрузка была большая. При том, что по закону у врача не может быть больше полутора ставок нагрузки, больше просто нельзя. Но получалось, что у них было больше. То есть, пяти специалистов, на самом деле, было недостаточно. Если уж хотели организовать круглосуточную лор-службу, надо было ещё двух-трёх специалистов привлечь к этому, чтобы они смогли работать в приёмном покое. У нас вообще в городе лор-врачей в поликлиниках не хватает. Кто-то работал больше, естественно, кто-то меньше, но работы было много, народ выматывался, уставал. Тем более, это же не только операции, которые они проводили, это осмотры и какие-то экстренные вмешательства, это куча бумажной работы, которую врач должен вести, помимо непосредственно врачебной деятельности.

Была ли индексация в соответствии с майскими указами?

Надбавки в соответствии с майскими указами врачи не получали.Зарплата заведующего отделением была выше, чем у других врачей, потому что у него особые коэффициенты, надбавки. На сходе, который состоялся у детской областной больницы, Екатерина Рощина – уволенный врач – показывала квитки о зарплате: чистыми у неё получалось 18,5 тысяч рублей на 1,25 ставки – это ставка целая в отделении и четверть ставки в поликлинике. 18 500! Какие майские указы! О чём можно говорить…

Врач мог получить приличную зарплату каким способом? У него есть ночные дежурства, он работает не на одну ставку, а, например, на 2, плюс он ведёт платный приём. И вот можно показать, что средняя зарплата уже не 18, а, например, 40 тысяч. Ну вот, ты – молодец! В статистике больницы у тебя всё в порядке, а то, что ты работал не на 1 ставку на 2 и + добавить сюда дополнительные платные услуги, которые оказал сверху, в нерабочее время, это уже статистику-то не волнует.

Что стало с младшим персоналом в больнице (обычно бьёт по ним)?

С младшим персоналом, насколько я знаю, поступили просто: была ты санитаркой, стала уборщицей; была сестрой-хозяйкой стала кастеляншей. Соответственно, уже не медицинский персонал, в статистику они не попадают, можно дальше их эксплуатировать, урезать зарплаты, нагружать большим количеством работы за те же деньги.

Люди не хотят работать за копейки, которые там платятся, они уходят. Получается дефицит кадров, а работу надо делать. А кто будет делать? Те, кто остался. Вот их и нагружали. И младший медицинский персонал, конечно, страдает ещё больше, так как они не организованы, каждый боится. Многие боятся что-то менять, у людей нет опыта борьбы за свои права, они не знают, как это делается. Нет и структуры, которая помогла бы бороться, настоящего независимого профсоюза пока нет. Соответственно, человек оказывается один на один с администрацией, которая может его наказать, депремировать, не доплатить, перенести отпуск, перевести из медицинских работников в обслуживающий персонал, то есть, может давить на него, как захочется. И способ борьбы у него только один – убежать. В итоге, люди бегут: и младший персонал бежит, и врачи бегут, потому что работать под таким прессингом крайне тяжело. Возникает вопрос: зачем?

А над врачами висит ещё, к тому же, дамоклов меч уголовной ответственности за свои действия: когда врач, у которого много переработок, может допустить врачебную ошибку, кто за это будет отвечать? Администрация, которая заставляет его работать всё больше и больше, принуждает к этому, или он сам? Конечно, он сам. Он пойдёт в тюрьму, а на его место администратор должен найти кого-то другого – какого-нибудь вчерашнего студента, неизвестно как выучившегося, или человека, который приехал из среднеазиатской республики, там получил каким-то способом диплом медицинского вуза. Вот этих ребят набирают, а они через какое-то время работы, получив опыт, потом тоже уходят.

Можно ли найти работу по специальности в городе?

Работы для детских лор-специалистов в городе очень много. Врачей не хватает. Но при этом, найти работу уволенному специалисту – большая проблема. Вот, в частности, с оперирующим детским лором, которого уволили по основному месту работы, не стали заключать договор и в детской поликлинике, где он был совместителем. То есть, он был дважды уволен. Почему? Да потому что он посмел спорить с начальством, посмел отстаивать какие-то свои права, а такие бузотёры начальству не нужны, проще их просто не брать на работу, показать, что на них можно давить, их можно наказывать и выживать из города. Потом, когда этот скандал стал известен (было сообщение на страничке коллектива лор-врачей), его через два дня всё же взяли на работу в поликлинику, потому что это получается очень плохой пиар для власти. И они хотят всё-таки эту ситуацию замять.
Так что, если мы сейчас проиграем, то врачи, которые были уволены, скорее всего, уедут в другие регионы, получат там рабочие места, возможно с гораздо более высокой зарплатой, а наша область останется без доступной лор-помощи детям. Что это значит в нашем климате, в наших условиях – это страшно сказать. Кто за это ответит? Администрация современная, эти временщики, которые сюда приехали на время? Они за это не ответят, они просто соберут вещички через какое-то время и поедут на новые должности. У следующих, которые придут на их место, также не будет никакого интереса что-то сделать для людей. То есть бороться надо сейчас и сейчас победить!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

13. июля 2019 Добавил: ks_dzd
Рубрики: Кричащие проблемы | Метки: , , | Комментарии к записи Оптимизация медицины бьёт по детям отключены