Глаголева Н.О., председатель КС ДЗД. К сожалению, сегодня мы снова должны говорить о бесчисленных бедах, обрушившихся на нашу детвору. По всем направлениям.

Более того, тема нашей конференции не случайна. Буржуазное государство всей своей мощью разваливает все, что касается жизни наших ребятишек, подрастающего поколения.

Вредительств со стороны государства так много, что никакого одного доклада не хватит, чтобы все их высветить. Поэтому предлагаю обсудить следующие вопросы

1. Основные угрозы со стороны государства, которые мы видим

– в сфере образования,

– в семейном законодательстве,

– в предлагаемой стратегии развития.

2.    Сопротивление угрозам

– по конкретным поводам

– по изменению общего положения (строя) в стране.

3.    План действий ДЗД на ближайший период (май-октябрь)

 

Думаю, обо всем этом сегодня будут говорить выступающие. И важно – договориться о действиях, с помощью которых можно оказывать сопротивления этому беспределу.

I. Дорушивание системы образования. Вопрос ставится именно так – дорушивание. Потому что уж который год мы говорим о разрушении, и каждый новый год власть подкидывает нам новшества: ГАНО, АУ, ЕГЭ и прочая, и прочая. За два года после нашей предыдущей встречи – закон о бюджетных учреждениях, стандарты образования для старшеклассников, и теперь – сам новый закон «Об образовании». Все эти вопросы так плотно обсуждаются в обществе, что, наверное, нет особого смысла разбирать вновь их содержание.

Но ради чего государственные мужи навязывают нам все эти новшества? Вероятно, тут сочетаются несколько направлений «мысли».

Во-первых, рыночная экономика сама по себе диктует необходимость иметь большой слой малообразованных людей, которые сгодились бы в качестве обслуги власть предержащих и их приспешников, но не были бы способны к пониманию причинно-следственных цепочек их собственного положения и к осознанию необходимости и возможности бороться с угнетателями и одержать победу в этой борьбе.

Во-вторых, государство, которое все явственнее ощущает свою несостоятельность, старается как можно быстрее сбросить с себя все обязательства, переложить их на плечи самого народа.

В-третьих, правителям надо же и дальше увеличивать свои состояния – а потому траты на образование и прочие народные нужды – не в их интересах.

А еще – алогичность исполнителей, берущих под козырек. Тут уж никаких мыслей, а лишь тупое исполнение начальственных капризов.

Обо всем этом немало написано, немало сказано на конференциях, круглых столах и митингах.

Хочу подчеркнуть, что несмотря на то, что ситуация нас, конечно, не удовлетворяет, тем не менее именно протестные выступления все-таки сдерживают полномерное внедрение вредных правительственных инициатив. Но это не может успокоить. Возьмем, к примеру, закон о бюджетных учреждениях. Власть вынуждена слегка пятиться. И, например, в школы этот закон не пришел уже в нынешнем учебном году, а его внедрение отложено до 2012 года. Но в то же время мы знаем, что это – если говорить об официальном внедрении. А на практике тихой сапой все эти вредоносные начинания уже вползают в жизнь наших ребятишек, вползают настойчиво и, как кажется, неотвратимо.

По любому из названных мною вопросов – смотри в Интернете, разговаривай с занятыми в отрасли людьми – полная неудовлетворенность.

 

В области образования – от детских садов до высших учебных заведений

Детские сады.

В начале 90-х детские сады поотбирали у детей загребущие руки новых русских, чтобы занять их под банки, офисы и прочее вместо того, чтобы даже если и был демографический спад – сделать группы менее наполняемые и, значит, больше внимание уделять детям.

Сейчас детских садов не хватает катастрофически. Причем нет никакой заслуги «мудрой политики власти» в некотором небольшом увеличении рождаемости. Уже сейчас рост рождаемости практически остановился. По этому поводу лидер Международного общественного движения «Добро без границ» Светлана Бочарова отмечала, что в том, что он был, заслуга вовсе не Путина с Медведевым и не материнского капитала: «Вышло на рождаемость поколение 80-х годов – это тот период, когда в СССР был самый пик рождаемости».

И, заметьте, материнский капитал предназначался, в основном, на образование детей – ведь оно стало платным. А когда и с ЖКХ всем стало плохо, то вместо того, чтобы разрулить ситуацию с ЖКХ, – позволили «великодушно» тратить эти средства на приобретение жилья. А что на образование-то останется?

Была разорвана и цепочка детский сад – школа – среднее или высшее образование.

Побывала на сайте, где обсуждалась зарплата воспитателей д/с. Слезы! 3-5 тыс. руб. Где-то и 10-13 случается. Но это редкость! Отличается Москва – 20-30 тыс. И кроме того, порожденное общей атмосферой в обществе оскорбительное для воспитателей отношение многих родителей. Попалась и редкая довольная воспитательница, сообщившая, что родители подарки делают и дома вся техника – подарки от родителей. Но разве это нормальная система оплаты труда воспитателя?!

По 83-му закону образовательные учреждение должны в большой части зарабатывать на жизнь самостоятельно. И вот, например, депутат Томской областной думы Галина Немцева рассказывает, что в Томске полным ходом идет разделение детей на «полностью бесплатных» и «частично платных». Вторым – и игрушки поновее и покрасивее, и гимнастика, и прочие радости жизни. Таким вот нехитрым способом детские сады взялись исполнять закон – зарабатывать деньги введением дополнительных платных услуг. Вы представляете группу детского сада, где разные дети имеют разные возможности, игрушки и т.д.

 

Школы и средние и высшие учебные заведения. За прошедшие два года

1. внедрялись Болонские новшества в высшее образование (бакалавриат и магистратура);

2. закреплялись позиции ЕГЭ;

3. 8 мая 2010 г. подписан Медведевым Закон № 83 (о бюджетных учреждениях): уч. заведения, медицина, культура (музеи, библиотеки) – практически переходят на самообеспечение;

4. вброшены в общество вновь разработанные Образовательные стандарты для старших классов;

5. прошло обсуждение в Интернете и в обществе Закона «Об образовании». На осень намечено его окочательное принятие;

6. властями рассказывались сказки об увеличении зарплаты учителя.

Мы уже два года назад говорили о вредности принятия Болонской системы, перехода к АУ и ЕГЭ. Большинство и образовательного сообщества, и активного населения страны понимают эту вредность и выступают против. А чудище обло все ползет и ползет. Фактически ребята, сдавшие экзамены (поступившие) в ВУЗ, поступают только в среднее учебное заведение, потому что учиться после поступления им предстоит только до получения звания бакалавра, что не есть высшее образование.

Много копий было сломано при введении АУ. Наконец, было принято решение – не обязательный перевод, а по желанию. Результат – только 4 учебных заведения перешло на эту систему. Про ЕГЭ уже и говорить наскучило: всем все ясно – и развитию творческих способностей вредит, и коррупционная составляющая отнюдь не уменьшилась, а напротив, и в ВУЗах творится нечто невообразимое, когда в них скапливается огромное количество заявлений и копий документов, которые потом не нужно будет принимать во внимание, потому что учащийся нашел себе другое место. А о какой любимой профессии можно говорить, когда идут туда, где легче примут документы.

Но сейчас основные акулы, пожирающие систему образования, – это наряду с ФЗ № 83, новый Закон «Об образовании» и Образовательные стандарты.

О ФЗ № 83. Несмотря на то, что его официальное введение отложено в части, касающейся школ, до июля 2012, но обеспечивать существование своих учреждений не за счет государственного или муниципального финансирования, а путем развития разного рода бизнеса вынуждены учиться (или уже научились) и детские сады, и школы, и высшие учебные заведения, а также библиотеки, поликлиники и больницы, музеи и др. ныне бюджетные учреждения. Государство старается стряхнуть со своих рук эту обузу и под видом предоставления безмерной свободы фактически бросает бюджетные учреждения вместе с их больными, учащимися, воспитанниками и прочими «клиентами» в пучину рыночной стихии. И никаких переживаний по поводу того, что кто-то не выберется, кто-то погибнет в этой борьбе. Что за всеми этими новациями – сломанные судьбы и искалеченные жизни. Так диктует рынок.

По поводу этого закона № 83 были массовые выступления, митинги, сбор подписей, резолюции коференций и т.д. И участники нашего движения выразили протест, уже передав более 2 тыс. подписей. Подписи из регионов продолжают поступать. Принятие закона отложили до 2012 г., который не за горами. Но, как горько шутил О.Н.Смолин, надо продолжать протестовать, чтобы наложить мораторий до 2112 г.

Далее. Сегодня над головами наших детей навис новый Закон «Об образовании». Его проект сейчас в Госдуме – прошел первое чтение. Обсуждался в Интернете, в процессе обсуждения поступило 11 тыс. учтенных поправок. Закон неприемлем почти по всем его пунктам. Но достаточно назвать хотя бы то, что в нем вовсе не устанавливается какое бы то ни было бюджетное финансирование (сумма обходится молчанием), ничего не говорится и об оплате работников образования всех уровней, закрепляется Болонская система, вовсе упразднено начальное профобразование, сокращаются коммунальные льготы для сельского учителя, а про сами сельские школы – опять молчок. Основной формой аттестации в школе признается ЕГЭ, нормы стипендии учащихся отсутствуют, а нынешняя – удовлетворить никак не может и т.д. и т.п.

По поводу профтехобразования. «Наши» троечники у власти с изумлением обнаружили, что в стране куда-то делся рабочий класс. В недавнем выступление по этому поводу «удивлялся» Медведев. И даже обнаружив это, продолжают настаивать на ликвидации начального профтехорбразования.

Все вместе ведет к дальнейшему понижению интеллектуального и человеческого потенциала страны.

Ярчайшим примером понижения интеллектуального потенциала является положение с сельской школой.

В угоду президентским оптимизациям и модернизациям во многих регионах страны закрываются школы. Прежде всего – сельские. Только за десять лет 21-го века количество сельских школ сократилось на 13%, всего ликвидировано 12 тыс. школ, и скорей всего цифра эта будет увеличиваться год от года.

Обещанное чиновниками перепрофилирование сельских школ в современные центры, которые будут готовить детей из глубинки по специально разработанным стандартам, оказалось очередным мыльным пузырем. На месте закрытых школ не появилось ровным счетом ничего. А малолетние детишки темными зимними утрами трясутся по сельским колдобинам, добираясь на разбитых автобусах до более крупной школы, или вынуждены оставаться на непредвиденные каникулы дома в связи с непогодой и прочими бедствиями. То есть, на деле – школы закрывают, прикрываясь оптимизацией, и села оказываются без грамотных детей, без людей, без производства, без будущего.

Вот что пишет одна из сельских учительниц, которая несмотря на все мытарства любит свою профессию и не бросает школу и детишек, считая их образование и воспитание – своим долгом: «Зарплату мне положили 5 тысяч и говорят, что с 1 января она может уменьшиться. Школу не закрыли только по причине ее удаленности. Ведь дети все же есть, хоть и немного. А вообще у нас села вымерли, дети не рождаются, школы позакрывали.

Кстати, эти места попали в работу Ленина «Развитее капитализма в России». Сам он здесь не бывал, но использовал исследования местной жительницы о мануфактурах, заводиках и фабриках, работавших здесь когда-то. Здесь даже стеклозавод был по выпуску банок и бутылок. Теперь осталось одно название «Стеклозавод». Совершенно безлюдная местность. Разваленный колхоз, проданные-перепроданные коттеджи, которые колхоз некогда дал бесплатно своим рабочим. Село держится благодаря вот этим самым коттеджам. Где их нет, те села в развалинах все стоят. Название села – Верхний Шкафт. А ниже по реке стоит Нижний Шкафт, некогда огромное село, где даже операции делали в больнице. А теперь нет и школы.

Ловкачи вырубают лес, вывозят громадными лесовозами, постоянно снуют закупщики мяса. Большинство населения спиваются, молодые мужики в Москве на заработках. Их дети плохо учатся, растут безотцовщиной. И здесь, в деревне, никто не ропщет и не возмущается».

Разработан проект альтернативного закона, который разработчики (рабочая группа движения «Образования для всех» под руководством Олега Николаевича Смолина) предполагают назвать «Закон о народном образовании». И одна из наших задач – поддержать этот закон.

А по поводу правительственного проекта, приведу только мнение Леонида Ивановича Волчкевича. Он – профессор МГТУ им. Н.Э.Баумана, доктор технических наук, заслуженный работник высшей школы РФ.

Он, в частности, сказал: «Авторы проекта закона «Об образовании» идут протоптанным путем. В 2006 году Госдума РФ приняла Лесной кодекс, по которому государство сбросило с себя заботы о величайшем национальном богатстве страны – лесах. Один из результатов – национальное бедствие прошлого лета.

Не получится ли, что через несколько лет широкие народные массы осознают, что их отлучили от качественного высшего образования, а значит – от возможностей достойной деятельности и достойной жизни. И тогда в стране полыхнет так, что прошлогодние пожары покажутся мерцанием свечи».

Профессор, в принципе прав, только начинать борьбу против отлучения наших детей от образования необходимо не через несколько лет, а уже сейчас. ( А пожару обязательно быть, потому что политика тех, кто у власти, никак не может удовлетворить трудящихся).

Свои достижения по снижению интеллектуального потенциала преступники в образовании и у власти спешат закрепить введением нового образовательного стандарта для старшеклассников. Об этом «чуде» все уже наслышаны. 4 обязательных предмета плюс 7 можно выбрать из 6 образовательных областей. То есть такое лоскутное одеяло из некоторых не связанных между собой дисциплин. Полный «абзац».

Причем, когда даже Фурсенко сумел понять, что граждане не приемлют такого глумления над образованием, он сказал, что всегда существует возможность разработки альтернативных стандартов. «У нас всегда будет возможность сравнить, если кто-то предложит новый стандарт, и выбрать то, что лучше, или попытаться добиться того, чтобы были использованы сильные стороны того, что предложено», – отметил Фурсенко. Вопрос абсурдности предложенного, а также траты очередных миллионов на новые разработки его не касаются. Ведь новые разработки – новые откаты.

И все это очень серьезно. Медведев успешно протащил закон о полиции. Теперь он торопит с принятием закона «Об образовании», а ЕГЭ предложил принимать с помощью иностранных преподавателей, очевидно, чтобы удволетворять ИХ запросы.

Все это – еще один повод для всероссийского протеста.

 

II. Идет и масштабное наступление на семью и через законодательство, и в обход него.

1.    Ювенальная юстиция. Закон не принят, но принципы ювенальной системы внедряются почем зря. В нашей листовке (см. стр. 52 – ред.) приводятся примеры отобрания детей согласно этой системе. Критерии для постановки семьи на учет и в претенденты на отобрание ребенка: отсутствие работы у родителей, неудовлетворительные жилищные условия, развод родителей, конфликтные ситуации в семье, но и (!) излишняя родительская любовь, политическая позиция родителей.

2. В обеспечение деятельности по ювенальной системе вводится поправка в семейный кодекс. К пункту 1 ст. 80 Семейного Кодекса РФ, устанавливавшему обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних детей по своему усмотрению, добавляется: «Содержание ребенка включает расходы, направленные на удовлетворение его физических, интеллектуальных, психических, духовных и нравственных потребностей, в том числе расходы на питание, одежду, обувь, другие предметы первой необходимости (средства ухода, санитарии и гигиены, предметы мягкого инвентаря, хозяйственного обихода и т.д.), обеспечение прав ребенка на жилье, образование, медицинское обслуживание, отдых и оздоровление и т.д.» И достаточно ли этих «расходов на содержание», и удовлетворены ли все перечисленные потребности решает по своему усмотрению чиновник из соцобеспечения. При том, что социальные гарантии на бесплатное образование и медицинское обслуживание сдают позицию за позицией, отступая в прошлое.

И попробуй пожалуйся на трудности! Ведь возникшие трудности – это и есть повод для отобрания детей.

3. И, наконец, Форсайт-проект «Детство-2030». На Всемирной выставке в Шанхае в 2010 г. официально озвучен план правительственных «стратегов» на будущее в детской политике. Слово «Форсайт» в переводе с английского означает «взгляд в будущее». Так каков этот взгляд у сегодняшних правителей? Он чудовищен. Авторы проекта цинично рассматривают детей как «человеческий капитал», который надо производить и выращивать, чтобы Россия «была конкурентоспособной в 21 веке».

От имени Общественной Палаты лоббируется в качестве основы для развития России на ближайшие 20 лет в сфере детской политики проект, который перещеголял даже программы германских нацистов.

Целью проекта является смена идеологии и парадигмы (системы взглядов) в обществе на детство, родительство, семью. Проект направлен напрямую против традиционной семьи и традиционных подходов к образованию, прослеживается запрет на родительское воспитание. «Распространенный стереотип, – пишет автор проекта Алина Радченко (руководитель благотворительного фонда «Мое поколение», глава аппарата Общественной палаты РФ), – что «родители любят своих детей». Как негатив воспринимается в проекте сама родительская любовь. Вспомните обвинение, предъявленное Наталье Захаровой французскими ювенальщиками: «удушающая родительская любовь». Не случайно поэтому из Финляндии выселили больную престарелую мать российской гражданки, сопроводив объяснением, что мать и дочь не являются ближайшими родственниками (!).

В проекте «Детство-2030» предполагаются:

– лицензия на родительство: «Родители должны регулярно проходить программы повышения своей компетентности». Если «родители имеют низкую квалификационную оценку», – они лишаются родительских прав, ребенок помещается в приют;

– принудительная стерилизация некомпетентных родителей, взамен предлагается «ребенок-робот, который способен имитировать поведение настоящего ребенка. Подобные разработки, которые ведутся с 90-х годов прошлого века, будут массово интегрированы в общество – в программы по подготовке родителей, для продажи тем, кто не хочет или не может иметь настоящих детей»;

– повсеместное введение неких психологических Центров – чтобы дети свои проблемы рассказывали не родителям, а именно в этих Центрах. В будущем эти Центры станут называться «воспитательные сообщества», в которых будет происходить выращивание «конкурентоспособного человеческого капитала»;

– принудительная чипизация: способности ребенка предлагается «увеличивать за счет генной модификации и чипизации», «должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими сетями; наноэлектроника будет интегрироваться с биообъектами (людьми – ред.) и обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности, улучшением качества жизни и таким образом сокращать социальные расходы государства»;

– введение обязательного уровня материального обеспечения, несоответствие которому повлечёт изъятие детей по бедности (или невыдачу лицензии на родительство), так как «бедность осложняет воспитание детей, ограничивая родительские возможности по созданию насыщенной развивающей среды вокруг ребенка»;

– введение принудительной вакцинации и сексуального «просвещения».

Если смотреть на вещи открытыми глазами, то все это пункты к плану

– сокращения числа желающих иметь детей, то есть к сокращению населения России до запланированного Маргарет Тетчер (15-20 млн чел);

– дальнейшего сокращения социальных расходов государства на детей;

полного расчеловечивания человеческих взаимоотношений.

И элементы этого плана, несмотря на то, что он еще вовсе не принят, уже вползают в нашу жизнь. К примеру, вот что сообщила руководитель движения «Добро без границ» С.Бочарова: «В Екатеринбурге недавно прошла операция «Малыш»: детей «изымали» от «социально несостоятельных» мам прямо из роддомов. Самоуправство чиновников, их ретивость по выполнению «указов сверху» не знает границ».

27-28 ноября 2010 г. в Северной столице прошел Всероссийский социальный форум, якобы, по «Защите детей», на котором прозвенели первые «звоночки» нового курса развития России. На нём предложен целый пакет законов, позволяющих под предлогом «защиты детей от насилия» признавать не компетентной любую семью и разрушить ее, отбирая детей. Например, проект Закона “О сопровождении семьи”, устанавливающий явное вмешательство в личную жизнь граждан.

Наша задача – шире информировать население обо всех этих угрозах! Это сделать нелегко именно потому, что нормальному человеку, да еще прошедшему советское воспитание с его нацеленностью на коллективизм и взаимопомощь, это кажется очень злой шуткой и с трудом воспринимается всерьез!

Таким образом, возвращаясь к тому, с чего начали, мы сейчас называем главные угрозы:

1.   Дорушиванием системы образования и воспитания.

2.   Разрушение семьи, человеческих отношений в семье и обществе.

Что нам с этим делать?

Без сомнения – сопротивляться. Большинство из присутствующих, думаю, стоит на той позиции, что в корне изменить ситуацию можно только революционным изменением общественного строя. Но мы, участники ДЗД, еще в своем программном заявлении много лет назад записали, что понимая необходимость этих коренных изменений, мы тем не менее уже в нынешних условиях будем противостоять развалу и всячески способствовать установлению приемлемых условий для жизни и творческого развития юных. А также будем помогать всем, кто готов к действию, найти единомышленников и организоваться для работы и борьбы.

Сейчас, прежде всего, нужно широкое информирование общественности о происходящем в так называемой детской политике. Через газеты, листовки, выступления на встречах, конференциях, на митингах. То есть надо

1.    широко распространять информацию,

2.    организовывать акции протеста – пикеты, митинги, шествия, блокады администраций; может, идти на перекрытия дорог,

3.    поддерживать учреждения или отдельных людей, когда вокруг них складывается неблагоприятная обстановка. Предавать злодеяния властей широкой огласке. Примеры наших маленьких побед подтверждают, что только при широкой огласке возможно общественное сопротивление и, как результат, пусть не окончательная, но все-таки победа,

4.    для более эффективной помощи – образовывать инициативные группы, советы, комитеты с участием наших товарищей и пострадавших – для совместной борьбы,

5.    приглашать людей, осознающих ущербность государственной «детской политики», к участию в работе движения «В защиту Детства»,

6.    в рамках общей работы ДЗД вести работу согласно его Уставу, а также в рамках общеполитической борьбы – участвовать в борьбе за социалистическое будущее страны, разоблачая буржуазный строй на примерах самоуправства властей в области детской политики,

7.    продолжать все виды работы, – воспитание, сохранение духовного и физического здоровья, образование и т.д., – которые способствуют сохранению подрастающего поколения для будущего, в том числе и воспитание из юных – борцов за это лучшее, социалистическое, будущее.

В одной из недавно опубликованных в Интернете статей по поводу беспредела в отношении детей и молодежи со стороны власти, авторы призывают: Проявляйте в этом случае – Гражданское Неповиновение. И не надо никого бояться!

Думаю, все мы проявим полную солидарность с таким мнением. Но важно проявить ее не только резолюцией сегодняшней конференции, а в ходе нашей реальной борьбы за будущее подрастающего поколения сегодня и завтра, борьбы за социалистическое будущее страны!

Хочу обратить внимание на то, что самыми активными борцами станут дети, лучше всего воспитанные. И такие уже есть. Нынешние политзаключенные-комсомольцы (или недавно бывшие комсомольцами) потому и попали в плен к классовому врагу, что еще детьми были хорошо воспитаны советской властью и не отказались от своих убеждений, не захотели и не смогли терпеть надругательства над родной страной. Поэтому участвовать в защите политзаключенных орцов за социализм – наша святая обязанность. Наши товарищи это делают и, уверена, будут продолжать и эту работу.

 

Комлева Т.А., член КС ДЗД, г. Ижевск. Сейчас во всех областях жизни множество проблем. Это начинают понимать все: родители учеников, преподаватели, даже чиновники, и те начинают понимать, что на граждан навалились масса проблем Об этом все чаще говорят во всех аудиториях. И о проблемах разрушения производства, и о своем несогласии с переименованием милиции в полицию (и сами милиционеры, и офицеры, и простые люди говорят: мол, это как же теперь полицаи будут у нас в правоохранительных органах?!), и о той же ювенальной юстиции. А надо обо всем этом говорить, просто говорить во всех аудиториях, везде и всюду. Это мы и делаем.

Мы немало внимания уделяем воспитанию через культуру, искусство. В частности, у нас создан клуб патриотической песни. Сейчас мы готовимся к проведению праздника, названного у нас Фестиваль «Зори Отечества», патриотической авторской песни. В этом году мы решили громко заявить о себе – чтобы о нас просто знали. Мы пригласили к участию различные подростковые, детские организации. И не только. Мы отправили письма с приглашением в национальные диаспоры, существующие в республике, в комитеты по делам молодежной политики, в министерства культуры и образования, национальной политики, в школы. Вплоть до администрации Президента республики Удмуртии.

Знали, конечно, что откажутся, а может, кто-то и осмелится. Поскольку праздник посвящён годовщине Победы, чиновники не могут отказать гражданской инициативе.

А что такое наш Фестиваль?

Это не просто праздник, ведь мы говорим на нём о наболевшем, пусть и в художественном, песенном виде. В песнях – но о том, что происходит, что беспокоит людей.

Наш известный писатель и поэт Владислав Крапивин пишет об этом стихи, а когда читает ребёнок, то и все начинают понимать, насколько это важно. Мы не учим специально детей, мы просто читаем, и дети воспринимают правильно. Вот, например, из Крапивина.

Не все пожары погасли

Не все ещё битвы забыты.

Кто-то на свете счастлив,

А кто-то, наверно, не очень.

И вьётся над миром тревога

Кругами, как чёрная птица.

А значит, нужны барабанщики!

А кто-то их очень боится.

Так, кто же? А те, чья совесть

Увязла в тёплой сонливости.

Чья честность на крепком засове,

А сытость взамен справедливости.

Боитесь?! Заткните уши.

Запритесь в комнатах душных.

И спрячьте на всякий случай

Головы под подушки.

Но нет вам нигде убежища,

От марша, как гром гремящего.

По всей планете шагают

Бесстрашные барабанщики.

Считаю, что здесь тоже собрались барабанщики, которые гремят, будоражат. Ведь мы не только создаем какие-то группы сопротивления по частным вопросам, мы на весь мир хотим сказать о том, что касается всех, о насущных проблемам человечества.

А ещё у нас теперь есть газета. Она называется «Ижевские вечера». Там мы тоже говорим об этих проблемах, предлагаем определенные выходы.

Теперь скажу о ювенальной юстиции. Была на одном семинаре. Там пытались сказать, что она нужна, чтобы люди боялись плохо воспитывать. И все поняли, что это просто обход проблемы. Беда доводит родителей до такого состояния, что дела у них идут ещё хуже, ниже уж некуда. Понятно, что пропасть между имущими и неимущими настолько глубока, что надо по-человечески помочь. Но вместо того, чтобы помочь, в обход ситуации детей отнимают из семей. На семинаре выступали эксперты и говорили, что так и нужно, чтобы боялись воспитывать плохо, что нужно будоражить нерадивых родителей. Дескать, попробуйте воспитывать плохо, мы вас вообще детей лишим. Это уму непостижимо. А помощи не оказывают. Доводят родителей до жуткого состояния, а потом говорят: видите, какие родители. Это и есть обход ситуации.

Кто-то сказал, что если хотя бы семь человек по всей нашей великой стране, по всей России, по всему Советскому Союза поверили, что их голос дойдёт до каждого сердца! А нас больше, чем семь человек.

Я вам, всем нам, желаю не терять веру в то, что наш голос дойдёт до каждого сердца и мы будем услышаны, найдем друзей и соратников и обязательно победим!

(Вместе с выступающей зал исполняет песню «Товарищ Память», принятую на одной из прошлых конференций как гимн ДЗД (текст см. на обложке).

Третьякова А.А., Московская обл. Прослушала доклад, и несмотря на то, что эти проблемы давно известны, как-то стало очень-очень грустно.

Я довоенная. Родилась в 1935 году. Несмотря на то, что жить было очень трудно, мы и до, и в войну, и после войны все учились и стремились учиться. Образование у нас было поставлено на должную высоту. У меня были похвальные листы вплоть до седьмого класса.

Я была в семье старшей. Когда началась война, мне шел 6-й год, сестренке – 4-й, братишке – 11 месяцев. Я была первой помощницей мамы, а папа ушел воевать. Несмотря на трудности – учились, писали на газетных обрывках, а если повезёт, то на накладных. Но учились хорошо.

Что получается теперь. Власти, чиновники и олигархи, которые нам очень сильно мешают жить, ведь, в основном, выучились все при советской власти. Они рвут наши сердца тем, что забывают, переворачивают историю.

А когда я училась в ВУЗе (это было в Ленинграде), у нас было много студентов из других республик (например, из Прибалтики) и из других стран: из Японии, Китая, Венгрии – потому, что образование в СССР признавалось лучшим.

Теперь в связи с этими реформами мы скатились в неизвестно какую яму. Правильно сказала докладчик, что из наших детей хотят сделать быдло, обслугу для господ-олигархов, чиновников.

Детям очень трудно сейчас. И дети наши не хотят ни служить в армии, многие – не хотят и поступать учиться в СУЗы и ВУЗы. Даже те, которые поступают и заканчиваю институты, после не могут найти себе работу. Потому что сплошные частные организации, офисы. Нет ни заводов, ни фабрик, ни развитого с/х. В офисах засели чиновники, которые устраивают туда же своих детей, родню. Те, кто у руля, зачастую коррумпированы. Например, наш известный город Дубна МО, где ядерный институт (я работала на заводе по изготовлению ракет), сейчас очень коррумпированный город. У руля там Прох Валерий. Он еще при советской власти был у руля, но теперь служит этой власти и настолько коррумпирован, что мы с ним боремся, боремся и боремся.

Теперь о нашей работе с детьми. Повсюду – в детских лагерях летом, в школах, если учебный год, – мы проводим встречи с ветеранами и тружениками тыла, говорим на разные темы: о Великой Отечественной войне, о космонавтике, посвященные тем людям-героям из нашей Дубны, которые сражались на фронте. Особенно хорошо с нами работает один из школьных директоров (школа №1). С ним мы проводим мероприятия по разным поводам круглый год. Организуем праздники для детей и встречи, отмечаем все значимые события. Он приглашает не только ветеранов и тех, кто заинтересован в таких мероприятиях, но умудряется приглашать и власть. Мы собираемся около его школы и идём большим шествием: школьники, ветераны, приглашённые. Да, на наши мероприятия мы приглашаем власть. Поскольку они называют себя патриотами, они не осмеливаются отказаться. Так совсем недавно мы проводили в городе открытие памятника, посвященного Космонавтике. Мы шли шествием, останавливались у тех предприятий, где изготавливали ракетную технику, – это было торжество. Хотя мы и подключили к этому власть. но, я подчёркиваю, что во всех этих делах инициатива наша.

Теперь о других озвученных здесь проблемах. Мы очень возмущены ювенальной юстицией. 17 апреля я была на съезде Всероссийского Союза «Надежда России». Там тоже говорили об этом. Несмотря на то, что этот закон ещё не вышел, его уже тихой сапой власти стараются ввести. В Ленинграде недавно целых десять семей в буквальном смысле кричали о своей боли. Женщины из ВЖС, занимавшиеся с этими семьями, увидели, поняли, что это настоящий беспредел.

В заключение скажу, что предлагаю занести в нашу резолюцию: выразить недоверие Медведеву и Путину за то, что они такое допускают и в медицине, и в образовании, и в других сферах нашей жизни. А Фурсенко следует вообще выгнать из министров, отправить в отставку. На этом я настаиваю. Такое же решение было и на съезде «Надежды России».

Глаголева. На недавно прошедшей конференции по космонавтике, один большой ученый говорил как раз о том, что у нас были и еще есть свои замечательные центры – есть Дубна, Новосибирский академгородок и другие. А нам навязывают Сколково. Это игрушка, ничего из себя не представляющая. И при этом по воле властей губятся на корню или существенно снижается возможность использования существующих центров. Конечно, слава руководителям предприятий, в том числе в Дубне, которые выстояли за эти годы. Но и позор властям, в том числе и региональным, которые довели нашу науку и промышленность до печального состояния.

Пчелинцев Сергей, председатель КС ДЗД Нижегородской области, город Дзержинск. Вкратце о конкретных делах.

Ювенальная юстиция и другие проблемы – это следствие, причина же – социальная политика государства. Если был бы социалистический строй, то 99 % проблем было бы снято.

У нас накаляется борьба. Около года назад в мою семью пришли чиновники и сказали, что, если я не перестану баламутить людей, то они отберут детей. Якобы, за бедность, но предыстория была чисто политической. Естественно, я «баламутить» не перестал, а власти этим заявлением наступили на грабли, ибо мы создали в ответ прецедент, и ко мне стали подтягиваться люди. В сходной ситуации оказалась семья, например, Шохиных и другие. Мы поняли, что можем достучаться до властей и даже настучать им по голове, если действуем сообща.

Мы начали активно работать.

Нашли помещение, где организовали базу (склад). Начали оказывать и материальную, и юридическую помощь, нашлись юристы, которые оказывают её совершенно бесплатно. Немало ведь и таких проблем в семьях, когда требуется решить другие вопросы, связанные с воспитанием. Мы стараемся помочь в разных ситуациях.

Организуем родительские пикеты. Многие люди не сразу осознают, в чем тут дело, в чем опасность ювенальной юстиции. Но о практической стороне этого понятия они узнают от нас, из наших выступлений и листовок. Ведь может случиться, что сегодня отняли детей там, где нехватка апельсинов, а завтра придут за их детьми, где не хватает, скажем, компьютера. Это до людей уже доходит. Высказываем также недовольство тем, что власти порочат на весь свет семьи, где и без того трудности. И люди начинают вокруг нас группироваться, к нам обращаться, вместе с нами помогать другим.

Так что, в ответ на действия властей у нас есть взаимопомощь, координация и информационная база.

И по области у нас есть уже несколько таких родительских центров, взаимодействуем с родительскими и другими общественными организациями, которые нас поддерживают. Есть информационная база и группы поддержки. К работе мы широко подключаем родителей. Например, приходим в школы и говорим им о том, что принят Закон № 83, предстоит оплачивать конкретные уроки, бывшие ранее бесплатными. Если они не верят, показываем проекты и законы. Тогда те идут напрямую к директору школы. Естественно, он в замешательстве, объяснять ему не хочется, но он начинает понимать, что беспредела с поборами не будет, не позволят. Далее родители уже действуют сами. Сами решают вопросы о прививках, требуя информации и свободы выбора, и другие насущные вопросы.

Наша тактика – колоть информационной иглой, делать инъекции, чтобы прояснять сознание.

От того, что все переходит на коммерческую основу, сами учителя и врачи в полном замешательстве. Но мы говорим, что в основе – капитализм. Пока он есть – все эти беды будут.

Мы тесно сейчас работаем с соцзащитой. Чиновники по отдельности вроде бы неплохие люди. Они говорят: у нас план, мы должны столько-то неблагополучных семей выявить, чтобы зарплату отрабатать.

Я им предлагаю – дайте мне списки, я организую помощь семьям. Они в ответ: «Ты же нам всю работу сорвешь». Говорю, тогда прежде чем отбирать, придите сами и помогите семье. Отвечают: «Это не наша обязанность. Наша обязанность – выдать пособие». А что это – 200 руб. в месяц! Что на них сделаешь. Зачем нам такое государство? Причем, далее они говорят: «У нас есть такая «услуга» – изъятие детей из семьи». Вроде бы от этого семье облегчение. Такова циничная государственная политика.

Характерен пример семьи Шохиных. Там мама сама бывшая детдомовская. Детей своих любит, но живет трудно. И вот ей заявляют – ты социально не адаптирована, давай мы у тебя детей заберем. А ты, когда «выкарабкаешься», более обеспеченно заживешь, то, может, мы тебе их вернем. Вот как чудовищно рушатся отношения, связи родителей и детей.

Я много раз говорил чиновникам на пресс-конференциях и других встречах: «Вы сами разжигаете социальный взрыв. Вы не хотите заниматься проблемами заводов, фабрик, сельского хозяйства, образования и т.д. – люди терпят. Но если вы начнете отбирать детей – это уж вся Россия встанет, независимо от политических и религиозных взглядов».

 Надо разъяснять людям, что главное – это политическая задача, все зависит от строя, от нынешней власти. Пока мы ее не уберем, так и будет продолжаться; все время будут появляться новые и новые беды у людей, новые поводы для борьбы.

Кочубей Н.К., Московская обл. У меня не выступление, а кое-какие сообщения. В 1993 году, уже после расстрела мне иногда приходилось спрашивать людей, своих знакомых: «Вы хоть поняли, что произошло?» Отвечали странно: «Шут его знает, кто-то в кого-то стрелял, я ничего не понял». Каким надо быть тупым и неосведомленным, чтобы так ответить. Эта неосведомленность в самых разных вопросах нам мешает. Есть родители, которые за хорошее поведение, за хорошие отметки ведут детей в Макдональдс, там их потчуют. Но русские ученые открыли, что в Макдональдсах нас травят очень сильным ядом замедленного действия. Но через много лет будет расплата. Не делайте этого, не травите детей в Макдольдсах.

Ханутина И.М., педагог, г. Москва. Я пришла с газетой «Голос коммуниста»ам моя большая статья о школьном образовнии и большая статья профессора Черниховского о вузовском образовании. И то, и другое образование – одни сплошные слезы.

Очень много врут, особенно сейчас, когда появилась информация о том, что у старшеклассников будет четыре обязательных предмета, а остальные по выбору. Фурсенко и его команда начали оправдываться, что дескать, нас не так поняли, что все будет, как надо, и прочее, и прочее. Но вот пример.

Преподаватель политехнического колледжа вчера позвонила (З.И.Заякина) и сказала о себе. Она преподает в колледже физику. Отделение, где она работает, выпускает поваров. Вызвала её завуч и сказала, что физики больше не будет. Значит, поварам физика не нужна. Ранее это было обычное ПТУ, потом, чтобы заморочить головы, назвали «колледж», но по сути все как было, так и осталось, только в худшем варианте. В ПТУ вместе с профессиональными уроками учащимся давали уроки по общеобразовательным предметам и впоследствии они получали аттестат о среднем образовании. Сейчас в колледж детей берут после 9-го класса, но без экзаменов, потому что экзамен ни один 9-классник не сдаст. Знаю по собственному внуку, который кончает 9-й класс. Он должен сдать ГИА (это то же, что ЕГЭ, но в рамках основной школы). После нескольких репетиций ребята, почти все, написали ГИА на «2». Встревоженным родителям по этому вопросу сказали: «Не волнуйтесь, всё будет, как надо». То есть все построено на обмане. В этом ПТУ-колледже было так. Ребята за год должны были бы пройти программу 10 и 11 классов, чтобы им одновременно дали аттестат зрелости. Сейчас прогресс – убирают большую часть предметов, в их числе физика, математика сокращается, с литературой и русским языком творят нечто непонятное – в таком “облегченном” варианте они получают «образование»! Слёзы, а не образование! И такое мы имеем после великолепного советского образования.

Недавно «ненаглядный наш» Путин говорил, что будут новые рабочие места, будет развитие системы ПТУ и так далее. Свежо предание. Теперь вряд ли кто поверит этому.

Теперь к вопросу о ювенальной юстиции. Помимо прочего, задумаемся, куда попадают отобранные из семей дети. Работала лет 7 в одном интернате для социально незащищенных детей. Из них часть ночевала дома, а часть жила в интернате. Многие оформляли детей на ночевку, чтобы их там покормили. В семьях нечем было даже кормить детей. Но! Из этого интерната уволили массу работников, которые позволяли себе забирать продукты, приносили спиртное на работу, а также допускали иные проступки. И это было очень часто. А дети пробовали и курить, и наркотики, и выпивали. Хотя вроде бы московский интернат, и большинство педагогов, словно герои-подвижники, полностью посвящали себя детям, ночей из-за них не спали. Но изменить их мы были чаще всего не в силах. В стенах интерната трудно оградить ребят от той гадости, что творится вокруг, сверху и донизу, за дверями интерната. Всё это настоящие социальные проблемы больного общества. Поэтому забирая детей из семей, даже не говоря о семейных драмах, их никак не спасают от того, чем больно общество.

Рада видеть на конференции нашего товарища – Ю.В.Назарова. Он недавно выступал в «Поединке» на телевидении и очень здорово кое-кого «прикладывал». Спасибо ему большое.

Глаголева. Поступила информация, что московский Дом пионеров ожидает печальная судьба. Летом его закрывают на ремонт. Дано задание, чтобы была убрана вся стилизация, вся атрибутика, которая напоминает о Дворце пионеров, не нужны и рыбки, и оранжерея на входе. Из него собираются сделать детское «Сколоково». То есть убрать душу, а также многие бесплатные кружки и секции. Если события будут разворачиваться так, нам всем надо будет против этого бороться.

Примечание. В апреле-мае шла активная борьба со стороны и работников Дома детского творчества на Ленинских горах, и родителей, и общественных организаций. Пока, если верить администрации, удалось отстоять профиль Дворца со всеми его кружками и секциями, в том числе теми, что пока бесплатные.

Алексеева М.Н., член КС ДЗД, гсков. Большая радость присутствовать на этой конференции. Хочу дать несколько советов, чтобы помочь бороться с проклятой ювеналкой. Уже очень многие выступают резко против этой системы. Есть и берущие за душу стихи и песниапример, песня Светланы Копыловой, которая была опубликована в «Мысли». Я, прочитав, просто не могла сдержать слез, бросилась искать в Интернете. Она там есть. Там такие слова:

Кружит-кружит хищной птицею,

Ювенальная юстиция.

Если так великолепно исполнять, как выступавшая у нас Т.А.Комлева, там, где собираются люди, можно здорово зал завести, повлиять на атмосферу в зале, заставить прочувствовать всю трагедию проблемы.

В свое время, в советское время, у нас был сильный КИД – Клуб интернациональной дружбы. Он носил гордое имя Луиса Альберта Корвалана, сына тов. Луиса Корвалана, Генерального секретаря Чили. Позже его разгромили, на место КИДа посадили психолога, которая проводила обработку детей.

Вся переписка по КИДу хранится у меня. Мы много работали, писали письма в защиту чилийских политзаключенных, в военный суд Сантьяго, стремились помочь и Латинской Америке, и ветеранам-афганцам. У нас были сценарии, посвященные Чернобыльской аварии, Дин Риду, потом – Дому пионеров (ДДТ – ныне). И всегда огромное значение имел настрой зала.

 Хочу прорекламировать книгу Крапивина «Тополята». Там есть тема о ювенальной юстиции: «ювенальные тетки» по-фашистски хотят забрать мальчика из семьи. Мальчик победил в этой борьбе. «Тетки» очень похожие на тех, что показаны в документальном фильме, который нам показывали перед конференцией. Можно сделать по этой книге сценарий, добавить стихи, песни. Сейчас немало новых хороших песен появляется. Очень хорошая песня Андрея Земскова «Мальчик со шпагой» (текст см. на стр. 109 – ред.).

Эти книги, стихи, песни можно использовать, чтобы правильно настраивать людей, особенно молодежь, подростков.

Пойте, боритесь! Удачи вам. И мы победим!

Аркин Никита, «Левое социалистическое действие», госква. Скажу сначала о том, в чём согласен, потом, – с чем согласиться не могу.

Про образование согласен полностью. Система убивает всё хорошее, что было раньше. Наряду с основной работой в библиотеке, много занимаюсь с учениками. Если я могу хорошо подготовить к классическому экзамену по истории, то как подготовить по ЕГЭ, я в принципе не понимаю. Он устроен по какому-то маразматическому принципу . Например: Вопрос «Причина отречения Николая I от власти?» Ответ «Он очень любил свою семью». Я не придумал, это правда.

Согласен, что все хотят всё перевести на платные рельсы. Угрохали систему ПТУ. А всё почему? Да потому же: идёт деление на элиту, которая может всё оплатить, и на рабов, которые, естественно, оплатить образование не могут. Под рабами подразумевается масса наёмных трудящихся. По Адольфу Гитлеру: «Мне не нужна нация профессоров, мне нужна нация солдат».

Идёт сумасшедшая коммерциализация. Речь даже не о том, нужна ли разгрузка учебного дня. В Венесуэле тоже разгружают учебное время. Но Чавес делает это для большего охвата образованием и для большей индивидуализации каждого человека. Но не в противоположность коллективизму. В РФ же «разгружают», чтобы перевести некоторые предметы в разряд дополнительных оплачиваемых услуг. По Грызлову: человек состоит из двух П: это Потребитель и Патриот. Вот ему как потребителю и предоставляют услуги.

Теперь перейду к той части, с которой не согласен. Это как раз по ювенальной юстиции.

Момент 1. Здесь я тоже скорее согласен, что в буржуазном государстве идет изъятие детей, во-первых, из семей «экстремистов» – под это понятие можно подвести бог знает что, во-вторых, из семей по социальному принципу. Это расистский принцип: вместо оказания помощи, – забрать детей. Потому что так проще.

Момент 2. Здесь, на конференции, много брошюр и газет с претензией на коммунистическую направленность. Но вы показали фильм о ювенальной юстиции (речь идет о продемонстрированном до начала конференции видеофильма о Ювенальной юстиции – ред.), и что я увидел! Вот священник с чёткими православными фундаменталистскими взглядами, вот Михаил Леонтьев в качестве комментатора, а ведь он приверженец госпожи Тетчер и господина Пиночета, вот и ратует за семейного Пиночета. Еще в фильме была мысль, что при царской властикобы была ювенальная юстиция, а на самом же деле тогда господствовала власть родителей. Это так. Но в чем тут марксистский подход? Революционеры делали все, чтобы так не было. В 20-х годах пролетарская марксистская позиция была такова, чтобы дети выводились из-под власти родителей, тому доказательство – плакаты и слоганы того времени. «Не бей и не наказывай ребят – веди их в пионер-отряд!» И т.п. Это была четкая позиция большевистской партии, социалистов – всех коммунистов того времени. Это уже после отхода от власти рабочих революционеров, стали восстанавливать и традиционную форму семьи с установкой типа: отец должен воспитывать ремнём и т.д. От такого Ленин в гробу бы перевернулся.

Момент 3. Во время и после Великой русской революции 1917-1920г.г. люди смотрели иначе на традиционную семью. Ювенальная юстиция как защита прав ребёнка внедрилась не в царское время, а в раннее советское. Только не в интересах буржуев (тогда не было такого, как сейчас, социального расизма). Но Дзержинский занимался детьми, самоуправление внедрялось, шли от желания самого ребёнка.

Я беру за аксиому, что те отрицательные примеры, которые здесь приводились, действительно имели место. Хотя мне известны и положительные примеры. Вот на суде ребёнка даже не спросили его мнения. Так ведут себя защитники патриархальных семей. Якобы, ребёнок маленький, мы решим за него сами. Вот это надо действительно менять. Есть у него точка зрения, нет ли – за него решают, а это неверно. Конечно, когда речь идёт о жизни ребёнка, о состоянии его психического развития, о состоянии его здоровья, надо действительно решать за него. Но в других вопросах его мнение надо спросить.

Левые не должны выступать с позиций православия и традиционализма. Надо защищать права ребёнка с позиций свободы человека, так же, как защищать права и свободы трудящихся и других социальных слоёв. Это не одно и то же, что буржуазная ювенальная юстиция.

Такова пролетарская социальная политика.

Глаголева. По поводу фильма мы, наверное, согласимся. Если Вы действительно смотрели, то должны были заметить, что мы начали крутить фильм, увидели, что там начинается с позиции священника (этот фильм ранее не был просмотрен организаторами, только название его соответствовало теме) и быстренько прокрутили вперед, – когда дойдет дело до фактов, потому что факты узнать всем явно не помешало, это было целесообразно, чтобы войти в тему. Факты в фильме приведены.

По поводу отношения большевиков к семье – тут определенное заблуждение. Оно было и в 20-е годы, и сегодня выразителем этого является товикита. Ссылаются на марксистов. Но если вчитаться в произведения Энгелься, в частности, «О происхождении семьи, …» и т.д., – то он критикует семью буржуазную со всеми присущими ей отношениями и именно ее предлагает разрушить, семью, где несвободные отношения. При социализме же два члена семьи, составляющих ее, свободны, но свободны не друг от друга. Напротив, естественно должна быть и высокая отвественность каждого члена семьи за своих родныхо они равноправны в возможности свободно развиваться, состояться в жизни, а дети – товарищи родителей. И хорошо бы – идейные единомышленники. В начале 20-х годов, когда многие пережитки не были преодолены (что греха таить – они и позже иногда сохранялись), надо было из некоторых семей для этого детей вырвать, агитировать за пионер-отряд в противовес семье. Однако призывы звали в коллектив, но они не отрывали физически, морально от семьи, от ответственности друг за друга членов семьи. В коммунистической же семье участие каждого члена ее в общественной жизни – естественно, и равноправные и взаимоуважительные отношения должны быть сами собой разумеющимися. Дело-то в том, что сегодня мы имеем буржуазное государство, которое совсем не из благих побуждений проходит катком по человеческим отношениям, в частности, отнимая детей.

Малкина И.Г., педагог, генза. Полгода назад через центр занятости я устроилась на работу в сельскую малокомплектную школу села Верхний Шкафт. Мне сдали просторный сельской типовой постройки дом, и я с охотой и нетерпением принялась за работу. Поначалу мне всё нравилось: и работа, и жильё, за которое я не платила, кроме как за газ и электроэнергию.

Проблемы начались сразу после Нового года.

Началось претворение в жизнь программ оптимизации и модернизации. Для нас это выразилось в соединении класс-комплектов и в резком снижении заработной платы. В результате объединения классов сократилось число учебных часов. Выглядит этот процесс так: одновременно на уроке у меня сидит, например, 7 класс и 9-й. Идёт физика и алгебра. Одним надо объяснять закон Архимеда, а с другими решать уравнения, одних спрашивать по закону Ома, другим объяснять теоремы. Или одновременно с физикой проходит урок черчения. Наши ученики, и без того не блиставшие прилежанием и усердием к учёбе, получили бесконечные возможности устраниться от подготовки уроков. А учителя стали хвататься за головы, ведь мы не владеем методикой такого преподавания. Да какая здесь методика – это абсурд!

Сколько было реформ на пути школьного образования, но таких, которые вели бы напрямую к полной профанации учебного процесса, ещё не было ни в какие прошлые годы. Даже в войну учились и старались, хотя и было очень трудно. Писали на обрывках газет, учились по двум-трём книгам на класс, кутались в пальто от стужи и холода – было. Но всё же учились. Сегодня же уровень образования резко пошел вниз.

Все участники этих оптимизации и модернизации от них очень сильно пострадали. Начальники-то нет. Они надувают щеки, забрасывают нас директивами, отчеты требуют. А учителя крутятся, не знают, как работать. У нас по области еще есть направление на предпринимательство. В школе нет никаких мастерских, никакого домоводства – чтобы уроки труда проводить. Этому мы детей не учим. Зато предпринимательство с 3-го класса. Нашли лазейку, что будем выращивать рассаду. Сейчас выращиваем рассаду помидоров и будем отчитываться, что и предпринимательство осваиваем. Но разве это школьное дело!? Знания мы не можем дать – математику, физику и т.д. А помидоры будем выращивать.

Учителям очень сложно повышать квалификацию. Поехать на курсы на учебу – командировочные не оплачивают. Коммунальные тоже не оплачивают, хотя и добились, чтобы их не отменили теоретически.

Да, учителя во много сами виноваты, что не боролись, что всякому жулью «пели и плясали», чтобы их продвинуть на выборах. Из школ сделали агитплощадки для них. У учителей отняли профилакторий, Дом учителя. Дом пионеров тоже отобрали, а учеников иногда водят туда на экскурсии – показывают, что когда-то там был Дом пионеров. И учителя в страхе лишиться хоть какой-то работы со всем соглашаются.

Такова ли цель оптимизации – нет, конечно. Целью провозглашалась экономия средств бюджета на сельское образование. Об участниках этого процесса не думали.

Но в то же самое время в СМИ идёт постоянное толкование о повышении оплаты учительской работы. Если я рассказываю кому-либо о том, что моя зарплата составляет три с половиной тысячи рублей, то мне не верят. Однако, это чистая правда.

И это ещё не всё. О компенсациях сельскому учителю за коммунальные услуги. Они бесспорно должны выплачиваться: есть закон. Подала заявление и полагающиеся справки и я. Молча, без объяснений месяц за месяцем мне компенсаций не выплачивали. После моих возмущений сказали, что я не получаю компенсаций по причине того, что я проживаю на квартире. При зарплате три с половиной тысячи в месяц я почти две вынуждена была отдавать за коммунальные услуги. Так жить невозможно. И я, после нескольких бесплодных попыток защитить себя, с той ухоженной квартиры ушла. Поначалу я оставила пожитки в чужих частных домах, а сама обходила в деревне брошенные избы в целях найти себе хоть какую-нибудь годную избушку. Несколько дней я в прямом смысле скиталась. Избы не нашлось: все они стояли, разрушенные, ограбленные, без печек. В каждом селе таких домов очень много. (Так должен жить сельский учитель! И, вероятно, ни один чиновник не устыдился бы этого – ред.). Мой вопрос решился: пустили в одну более-менее приличную избу. Спасибо добрым людям. Тем не менее, скоро надо будет думать о закупке и подготовке дров на топливо. А в прежние годы мне дали бы и проживание, и дрова, заботу об этом взяла бы на себя Советская власть.

Остальные учительницы, местные жительницы, таких проблем, как я, не имеют, но некоторым тоже снизили заработки и компенсации за услуги задержали, хоть совсем не отменили.

Труд сельского учителя был и остаётся сложным. Например, помимо уроков и воспитательной работы мы убираем территорию; после работы, в три часа дня, приходим в школу занимать детей кружковой, спортивной и другого вида деятельностью. Дети приходят в школу с охотой. По мере сил занимаем их творческой работой: они поют, пишут сочинения, рисуют. На мероприятиях участвуем всей школой – и младшие, и старшеклассники, и учителя.

Сельские учителя исполнительны, безропотны, старательны – труженики, всегда думающие о своей работе. О таких людях надо писать песни, награждать их. Они действительно заслуживают того, но в действительности не получают даже самых скромных поощрений.

Теперь хочу рассказать о других участниках образовательного процесса – об учениках, на которых и направлен процесс «оптимизации и модернизации». Почему они у нас плохо учатся? Как очевидец и участник процесса, я сделала для себя выводы. Помимо того, о чём уже сказала, есть факт бесперспективности их учёбы. В селе им заняться будет нечем. Все вокруг в руинах. Фермы как после Хиросимы. Здесь нет сельского хозяйства, как раньше. 41% земель не обрабатывается. Нет колхоза, совхоза или другого коллективного хозяйства. Существуют лишь 2-3 кооператива, в которых трудятся несколько человек. Ранее много сельских пареньков после школы учились в СПТУ, получая нужную на селе профессию механизатора широкого профиля. А сейчас этого не требуется: в деревнях лишь несколько частных тракторов. Другой же техники нет вовсе. В отличие от городских детей нашим нужно сделать выбор прямо сегодня, так как у нас только основная школа. Неужели им один путь наниматься в батраки?! Кстати, сами хозяева признаются, что платить батракам бывает нечем. Продукция у них не даёт прибыли. И так повсеместно. По официальной справке у нас в Городищенском районе почти 42 % сельскохозяйственных площадей проданы в частные руки каким-то олигархам, те и не собираются их возделывать, они заложили эти земли. Без обработки поля заросли бурьяном, сорняки дали такие урожаи, что земли нужно будет поднимать заново, словно целину. В глубинах леса тоже были поля. Они зарастают порослью, которая станет не полноценным лесом, а лишь жалким мелколесьем.

Многие мужчины ездят на заработки вахтовым методом, возвратятся – отдохнуть надо, отпиться надо, воспитывать фактически некогда. Матери-молодухи не работают, ходят по селу вальяжно, ждут денег от мужей, смысла жизни нет у родителей, не формируется он и у ребят.

Картину дополняет разрушенный до руин местный стеклозавод, на котором работала часть населения. И последний штрих – это полностью вымершие в округе сёла Ишимка 1-ая, Ишимка 2-я, Верхний Крутец и Ивановка. Вот и перспектива для выпускников малокомплектной сельской школы!

Когда мы сегодня смотрим передачи и слышим о безумно трудных, якобы наполненных страхом и репрессиями тридцатых годах двадцатого века, мы должны трезво посмотреть на сегодняшнюю действительность и оценить историю не с подачи фальсификаторов. А о тех временах лучше читать стихи и повести. А ещё о них пели в песнях. Не пел бы народ «прокати нас, Петруша, на тракторе» или «загудели-заиграли провода», если бы не было фактов коллективизации и электрификации. В те времена было для чего учиться. Молодёжь шла на рабфаки, в институты и техникумы. В селах работала программа ликвидации безграмотности. И стар, и млад стремились к знаниям. Я тоже в деревне училась, но картинка совсем другая была. Была мотивация для получения знаний. Некоторые молодые совершали ради Знания героические поступки, устремляясь в высоты стратосферы или в глубины океанов. О них мы читали в книгах, воспевали их в песнях. Страна нуждалась в образованных людях, и просвещение граждан страны стало «народным образованием». В те годы сельская учительница не присматривала бы себе избушку без полов и крыши.

Век двадцать первый принёс новые приоритеты. Увы, но на фоне повсеместной разрухи, расхлябанности, пьянства не только учиться, но и жить даже незачем. И население не живёт, а вымирает. За полгода, я подсчитала, в селе умерло (не только от старости и болезни, но и насильственно) 6 человек, а родился только один ребёнок. За десять лет 10 % населения нашего Городищенского района вымерло.

Я не в первый раз с трибуны рассказываю о процессах в образовании. Можно отчётливо разглядеть динамику процесса разрушения и сделать печальный вывод о том, что при нынешних горе-руководителях России (при нынешнем строе – ред.) мы, граждане, поправить процесс не в состоянии, несмотря на то, что обеспокоены, понимаем и стараемся. В их команду очень гармонично вписывается ненавидимая в народе одиозная фигура Фурсенко. Это разрушители, авторы всех антинародных процессов в нашей стране. Скоро история поставит им настоящие оценки.

А всем нам – выдержки, упорства и веры в победу!

Глаголева. Пару слов о зарплате учителей. Путин заявил, что зарплата будет повышена на 30%. О.Н. Смолин, который прекрасно знает возможности государства в этой области, спросил Фурсенко: «Сколько Вы собираетесь выделить на это средств?» Ответ: « 100 млрд». А надо, говорит Смолин, 270 млрд. Так что ни теоретически, ни практически такого повышения быть не может. Опять вранье.

Сидорова Т.Н., госква. В течение нескольких лет я занималась проблемами беспризорных детей. Результат – большая книга под названием «Беспризорные дети в России и в мире».

В ней я рассматриваю беспризорных детей в России как жертв холодной войны, в результате которой Советский Союз распался и произошла смена общественного строя

Все мы хорошо понимаем, что такое капитализм и капитализм в нашей стране. Но сейчас пропаганда пытается убедить, что в цивилизованных странах нет беспризорности и нет детских домов. Этот миф, конечно, разрушается сразу, как только начинаешь изучать положение детей за рубежом.

Вот что говорит французский социолог Жаклин Туджман в ответ на вопрос «Есть ли у вас Гавроши?»: «Конечно есть. У нас есть безработные, алкоголики, наркоманы, а это питательная среда для беспризорности». Это же подтверждают слова Обамы в предвыборной речи. Он говорил, что у него две цели: убрать детей с улицы (там 3 млн беспризорных) и вывести войска из Ирака.

В нашей стране осуществляется план сокращения населения. Он отражается и на наших детях, в том числе беспризорных. Их не хотят убирать с улицы. Государство даже не ведёт их подсчёт. По данным экспертов это и 3, и 5 миллионов. Алкоголики, наркоманы, безработные, множество психически больных людей – вот та среда, которая поставляет детей для улицы. Исследовательский институт МВД говорит, что жизнь ребёнка в семье алкоголиков – хуже жизни заключённого в тюрьме. И дети, конечно, бегут из таких семей.

Очень страшно и другое: наших детей продают за рубеж. Сколько раз мы слышим, как их истязают в приёмных семьях. Цели подчас не только безнравственные, но и преступные (на органы). Тем не менее даже в ГД есть сторонники, в том числе председатель Комитета по вопросам семьи, женщин и детей (Е.Б.Мизулина), которая выступает за ратификацию Гаагской конвенции ООН, которая введет этот процесс в международное право. И по нему будут и дальше «законно» вывозить наших детей.

Премьер-министр Австралии недавно выступил перед аборигенами страны с покаянной речью о том, что при колонизации Австралии Англией было вывезено много детей аборигенов, при этом коренное население уменьшилось в 100 раз.

То же самое происходит и у нас. Тетчер сказала на пресс-конференции, что экономически целесообразно в России оставить 15 миллионов населения для работы на рудниках. Её переспросили: «50 млн?» На что она поправила, повторив: «15 млн».

Так что, цели холодной войны вовсе не исчерпаны, холодная война продолжается.

Можно много говорить о том, что нет лишь политической воли, достаточно нажать на правительство и т.д. Ничего подобного. Американский социолог Валлерстайн сказал, что капитализм в нокауте, он умирает. Вопрос не в том, как его спасти, а что придёт ему на смену. «Восьмёрка», а тем более «двадцатка» – они ничего не значат. Их саммиты – лишь показуха для СМИ.

То есть для того, чтобы выжить, надо победить капитализм, то есть уничтожить частную собственность.

Глаголева. ТСовершенно верный  вывод. Просто давить, конечно, необходимо, но недостаточно. Чтобы изменить всерьез положение, надо, как говорят, сломать хребет капитализму. Опыт у нашей страны есть, опыт большевиков, положительный, принесший много хороших результатов. Или если взять Кубу – не уговаривали они Батисту, а совершили свою кубинскую революцию. И сегодня 97% детей у них получают образование. Только после свершения революции – и кубинской, и нашей Великой Октябрьской социалистической – стало возможным решение всех вопросов в интересах трудящихся, в интересах их детей. Но мы, участники ДЗД, имеем невеселую возможность на горьких примерах убеждать людей, что без кардинального изменения судьбу подрастающего поколения не спасти. И для этого изменения нужно не только понимание, но и решительность, смелость, отвага, нужна победа.

Назаров Ю.А., заслртист РСФСР. Я повторяю и повторяю – наша страна, Советский Союз, вовсе не распалась, как твердят враги. Его развалили. А мы позволили. Развалили мерзавцы, воры, грабители. Никакой демократии в мире нет. Если демократия – это власть народа, то что же не послушали народ? Народ ведь проголосовал за сохранение Советского Союза. Хватит верить лжецам, хватит плавать во лжи. Много о 30-х годах лгут. Но я артист, я лучше вам стихотворение про 30-е годы прочту. По-моему, Михаил Львов. Называется «Киноленты 30-х годов».

Киноленты 30-х годов.

Кинохроника, документальная.

Снова смотришь и плакать готов,

И ответная боль моментальная.

Чертежи вчерне городов,

И восторженно радостны люди.

Поколенье 30-х годов –

Нам ничто не подносят на блюде.

Сами все, все горбом, все трудом.

Исполненье и замыслы наши.

Сами строим и домну, и дом,

Россельмаши и Уралмаши.

Сами авторы вечных чудес,

Одолели и серость, и сырость,

И красавцем встает Днепрогэс,

И Челябинский тракторный вырос.

Только что совершивший прыжок

Через Северный полюс в Америку

Чкалов, взятый восторгом в кружок,

Богатырский, с улыбкой уверенной.

От святого, от чистого шли,

Вдохновением полнились будни.

Юность Родины – нашей земли,

Мы тебя никогда не забудем.

Эти годы как в горле комок.

Путь оттуда к величию начат.

И комок даже в горле у строк,

И строка и ликует, и плачет.

Путь к величию начали, но не продолжили. Союз развалили. А мы не встали! Мы не встали как один, не сказали – не дадим!

Совершено преступление мирового масштаба. Мы добровольно попросились в колонию и получили ее. Надо называть вещи своими именами. Ведь произошло предательство Великой страны, предательство спасительницы мира. И мы это терпим до сих пор.

У страны отнята перспектива, поэтому и учиться незачем...

И еще об одном. Церковь сейчас канонизировала Николая II, не зря прозванного кровавым, толкавшего страну в пропасть. Она, церковь, сегодня не богу служит, а прислуживает так называемому “цивилизованному миру”, который на самом деле есть бандит мирового масштаба. Если бы церковь служила Богу (справедливости – ред.), она бы канонизировала всех героев Советского Союза, всех пацанов, детей – Володя Дубинин, Валя Котик, Зина Потртнова, молодогвардейцы, Космодемьянская – да сколько их было, известных и неизвестных! Вот кого надо было святыми назвать!

А чтобы совсем не грустить, я напомню Михаила Васильевича Ломоносова (в ноябре 2011 г. исполняется 300 лет со дня его рождения – ред.). Он писал: «Народ российский от времен глубочайшей древности сокровенных до нынешнего века столь многие видел в счастии своем перемены, что ежели кто междуусобные и от вне нанесенные войны рассудит, в великое удивление придет, как по столь многих утеснениях, вытеснениях, настроениях не токмо не расточился, но и высочайшей степени величества, могущества и славы достигнул. Извне – угры, печенеги, половцы, татарские орды, шведы, поляки, турки, извнутри – домашнее несогласие,.. не смогли так утомить Россию, чтобы сил своих не возобновила. Каждому несчастью последовало благополучие больше прежнего, каждому упадку вышло восстановление».

И насчет Наполеона, и насчет Гитлера – все правильно угадал Михайло Васильевич. Так что давайте и теперь из беды вылезать. Нас усиленно опускают в животное состояние. И надо этому елико возможно противостоять. Мы не встали как один. Но нам предстоит это сделать обязательно!

Глаголева. Понимание ситуации к людям приходит. Потому власти и засуетились в страхе. Юрий Владимиросич сказал: «Мы не встали как один». Но встать как один нам еще никто не мешает, более того, нам это предстоит сделать. В свое врем Анатолий Викторович Крючков (председатель Политсовета РПК и основатель нашего движения), человек, которым двигала огромная любовь к людям, сказал на одной из наших конференций, что чтобы наша любовь реализовалась, нужно, чтобы в нас созрела ненависть к той мерзости, которая нас окружает. Это так. Мы все, все участники ДЗД и их союзники, – люди добрые, отзывчивые. И говорить о ненависти, нам приходится не от агрессивности. Но чтобы победила доброта, нужно, чтобы наши кулаки сжались для борьбы.

Кириллов В. М., Рязань. (по техниченским причинам выступление не удалось полностью расшифровать).

Я член РКРП-РПК и вопросы защиты Детства – одна из задач нашей партии

Мы с женой воспитали 7 детей. Теперь помогаем воспитывать 9 внуков.

Некоторое время, в 80-90-х годах, я работал в детском доме. Я испытываю недоверие к процессу изъятия детей из семей. Изъяли, а что дальше? Как проследить, куда их повезут?

Детских домов осталось мало, их почти нет. Их явно не хватит для всех бездомных, тем более изъятых, ребятишек. Появились приюты, но некоторые из них закрытые, то есть не узнать, что там происходит.

В Советское время порой под детские дома отдавались старинные уникальные здания. А при них много соток земли. Но сегодня находится немало желающих выселить из них детей и прибрать эти дома себе. В течение 90-х годов мы отбивали эти атаки, но теперь это трудно. Например, мне удалось найти дату рождения, раскрыть историю того детского дома, где я работал. У него за плечами 90 славных лет. В 1920-м году в этом здании был открыт приют для детей погибших красноармейцев. И вот даже такая история не останавливает желающих поживиться, отобрать эту усадьбу и десять соток земли.

Впечатление, что последний директор, которого прислали к нам, был как управляющий на заводах, которого присылают, чтобы довести завод до невосстанавливаемого состояния и продать. И этот директор с самого начала имел целью расколоть коллектив, а потом, видимо, будут отбирать и здание.

Ко мне часто приходят бывшие наши воспитанники. Теперь они стали взрослыми, состоявшимися людьми. А некогда мы много занимались с ними, порой мучились, решая их проблемы. Но не напрасно.

Диас Н. И., педагог, госква. Я работаю в школе № 925. Хочу остановиться на ряде проблем, мешающих работе школы.

Начну с недавнего выступления Путина. Перед медиками он сказал, что у них много разных ненужных бумажек, и их пора разгружать. Но оказалось, что разгружать – это переводить бумаги в электронный вид. Это ещё больше нагрузит любого. Это будет гигантская перегрузка: вначале заполняем свою рабочую тетрадь, затем – журнал, затем – переводим записи в электронный журнал, который из класса читают лишь 2-3 родителя. Причём, обычно это те родители, у которых дети учатся хорошо или вовсе отличники. Теперь же капитализм, и родители школьников должны помногу ежедневно вкалывать, и им некогда следить за учёбой своих детей. Далее нужно написать, в смысле «набить» домашнее задание. Таким образом, приходится тратить на эту работу по 5-6 часов в неделю. И эти 5-6 часов работы будут взяты из нашего времени, которое мы потратили бы для более нужного: сделать лучше и интереснее наши уроки, поездить с детьми по Москве, по музеям. Молодые учителя говорят: платите. Опытные же учителя говорят: нам этого и за деньги не надо. Между тем некоторые родители просят, чтобы ещё писать и комментарии к оценкам. Мы сумели сказать твёрдое «нет».

Особенно тяжело учителям русского языка и математики. У них без конца идут пробные ЕГЭ, по которым надо писать много отчётов и тратить нервов. Недаром ЕГЭ прозвали ЯГА.

Об «увеличении» зарплаты. Мы в Москве, можно сказать, жируем. Но ведь и у нас не увеличивается основная зарплата, а к базовым шести тысячам прибавляются баллы за то, например, что сводил детей на экскурсию. О каком увеличении идёт речь!

Мнение учителей чиновников не интересует. Нас и не уважают. Например, собрали учителей биологии и географии по поводу новых программ. Приехало очень много учителей. Докладчик немного рассказал по теме, затем сказал, что ему очень некогда и откланялся. Сотни учителей остались сидеть с открытыми ртами, ведь они готовы были поделиться своими соображениями, дать предложения.

Теперь говорят о предстоящем слиянии классов. Дескать, в классе будет по сорок человек. Оптимальный вариант – это по 10 человек в классе и по 10 человек на учителя. Это было бы нормально и принесло бы результаты. Но никак не 40 человек. В Чикаго при таких планах 25 тысяч человек вышли на улицы и провели манифестацию.

О библиотеках и о чтении. Ученики, сетуем мы, ничего не читают. Недавно я побывала в одной из библиотек. Среди книг преобладали такие, которые хорошо, если не читают: иностранное чтиво с эротикой. А отнюдь не лучшие книги из богатейшей отечественной и зарубежной литературы.

О платном образовании. Оно уже и так есть. Идут поборы на шторы, на телевизор и т.д. Кроме того, планируется увеличение числа платных услуг. Пытаются обмануть, внушить всем, что это не так. Например, учитель Рачевский, известный поборник идей правительства, объявил по ТВ, что платных услуг не будет, но почти тут же было официально объявлено, что платными станут группы продлённого дня. Говорят одно – делают другое. То есть постоянно лгут.

Есть наблюдение, что пединституты тоже, мягко говоря, прикрываются: например, готовят уже не учителей географии, а специалистов по туризму, не учителей химии, а химиков-криминалистов. Ситуация с естествознанием вообще такова: его могут вести учителя географии, биологии, химии, физики. Однако каждую пару этих предметов мы изучали по 5 лет, теперь же их будут вести учителя совсем не своего профиля. Есть информация, что планируется вести подготовку учителей на курсах длительностью по 4-5 месяцев. Это вместо нашей многолетней серьезной подготовки.

ЕГЭ – это просто начётничество. Виктор Садовничий рассказывал, что не поступил бы в университет, если бы ему на экзамене не дали возможности проявить способности при выводе формулы, которую он не знал. Если бы это было ЕГЭ, то такой личности, как ректор МГУ Садовничий, мы бы не знали. А одна девочка пришла на экзамен после того, как её мать ночью увезли в больницу. Она сдала ЕГЭ очень плохо. Учителя родной школы, зная ситуацию, подошли бы к девочке внимательно, индивидуально. Но нынче бал правит чисто формальный подход. И таких примеров немало.

Моё мнение: религию нельзя допускать в школы. За это высказались многие трезво мыслящие люди. Причем разговоры о свободе выбора – опять обман. Предположим, в классе 2 человека выбрали светскую этику. Разве будут им назначать учителя? Конечно, родителей этих двоих пригласит директор, объяснит, что заниматься с ними некому, возьмёт расписку. Словом, не мытьём, так катаньем, будет достигнута цель церкви о проникновении в школы. Разве она пропустит свой кусок с маслом? До чего дошло: православный патриарх выговаривал министру за то, что слишком много детей записались на уроки светской этики. Оказывая давление на министерство, будут под разным соусом внедрять директивы о целесообразности изучения «истории религии», начнётся доносительство и т.д.

Уважение к учителю очень падает. Когда я только пришла в школу, у меня было чувство, что я буквально купаюсь в любви своих учеников. После начала этой эпопеи с вынужденным сбором денег я почувствовала, что эта любовь стала меньше. А после таких фильмов, как «Школа», этого будет ещё меньше. Кроме фильма есть немало сюжетов по ТВ, где показывают избиения учительниц, показывают учеников, которые с бравадой рассказывают про это. Насаждается отношение к учителю как к прислуге, и к школе, не как к кладезю знаний, а лишь как к учреждению, предоставляющему некие образовательные услуги.

2010-й год, год учителя прошёл тяжело и плохо. Он для нас начался с того, что многим из нас уменьшили нагрузку. (И с того, что Фурсенко объявил о сокращении 200 тысчителей – ред.). На это я подумала, что расчищают место под историю религии.

С будущего года я ухожу из школы, буду работать в библиотеке. Но ухожу с большим сожалением, так как люблю свою, 925-ю, школу. Мы, ее учителя, много работали, чтобы дети стали культурными, воспитанными, сообща пытались бороться с каждым проявлением дурного. И многое смогли, много добились.

Но моя борьба за умы и души детей не заканчивается преподаванием. Я пишу стихи и сценарии для детских постановок. Кроме того, удалось издать сборник стихов самых лучших, самых пламенных борцов, таких, как Н.Кочубей, Б.Гунько, Л.Туровская и других авторов. Этот сборник – результат и нашей с вами борьбы за воплощение лучших идей человечества.

Глаголева. Долгое время в Москве сохранялся прежний принцип оптаты труда учителей. Но, как стало известно, добрались изменения и до Москвы. Сохраняется только тарифная часть – 10-12 тыс. Остальное в зависимости от показателей, коэффициентов. Но сначала в 125 школах Москвы, потом в половине, чтобы не было взрыва одновременно. Причем стимулирующие выплаты будут браться из экономии самой школы, например, от ЖКХ, значит надо сдать часть помещений и т.п. И из дохода школы – то есть от оплаты услуг родителями.

Поэтому учителя объединяются для борьбы. Вы знаете, что в январе этого года создан профсоюз «Учитель». Мы распространяли информацию о нем и предлагаем педагогам и вступать в него, и укреплять его позиции.

Боровикова Т.М., руководитель движения «Много деток – хорошо», Москва. Я буду больше говорить не о ювенальной юстиции – о ней вы сами всё знаете, а о других угрозах. Кстати, сейчас в ГосДуме встаёт вопрос о ратификации Гаагской Конвенции. Если её введут, то можно будет сказать, что ювеналка прочно войдёт в нашу жизнь и укрепится.

9 марта ГД приняла закон о введении индивидуальной электронной карты. В поликлиниках, в организациях будут оказывать услуги через такие карты. Предыдущая выступающая говорила об электронных дневниках – это всё звенья одной цепи. Это направлено на лишение гражданами суверенитета и лишение суверенитета всей страны. По закону № 210 «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» – все конституционные права были трансформированы в «услуги» государства. Это, во-первых, создание электронного правительства, во-вторых, создание разветвлённой сети информационно-коммуникационных центров. Сначала на деньги госбюджета, а потом государство уйдёт с рынка. Всё это будет принадлежать банкам и прочим корпорациям. В поликлинике, библиотеке, школе – все услуги через трансакции. Вводится антиконституционная система тотального контроля и уход государства от социальных обязательств. Эти законопроекты не обсуждаются с народом, они вводятся за нашей спиной. Во время пожаров, под дымовой завесой. Мы знаем, как были введены и лесной, и водный кодексы. Там, где десятилетиями беспрепятственно ловили рыбу, купались, местность стала принадлежать российским олигархам, частным собственникам, иностранным корпорациям. Теперь миллионы гектаров земель не пашутся и зарастают. Они – просто вложенный капитал. Происходит демонтаж социального государства, передача органов власти российской олигархии. Сейчас на продажу выставлены конституционные права граждан. Вместо защиты нам будут оказывать платные услуги в электронной форме. Все это делается на деньги Евросоюза и различных международных компаний абсолютно без обсуждения с народом. Такие же кабальные акты по созданию информационного общества и систем защиты детей.

 В 1992 году было подписано Каирское соглашение, которое вводит планирование семьи. По нему возрастает число абортов, вводится стерилизация женщин. Принят еще ряд соглашений, например, Тунисское обязательство. Это также звенья глобальной информатизации общества. Все эти обязательства означают приоритет международных законов по сравнению с Конституцией. Такого нет даже в Америке. Мы находимся на условиях внешнего управления, существуем в рамках навязанных нам правил. Все эти «законы» мы должны (!) реализовать. Мне приходилось видеть, как во время слушаний, симпозиумов приходят некоторые граждане иностранных государств и требуют выполнения обязательств, они говорят, что мы должны их выполнять, что у нас международные обязательства. Так, мы «должны» ввести ювенальную юстицию, потому что они «вбили» в нас массу денег.

Государство мы интересуем как источник прибыли. Вместо защиты – имеем угрозы. Каждая трансакция представляет собой какие-то деньги для государственного аппарата.

Постепенно создаётся информационная база о нашей жизни. В Москве – это о здоровье, о доходах, об имуществе. Зачем? Не для того, чтобы нам было удобно, а чтобы мы были как на ладошке. Многие страны от этого отказались, так как это помогает мошенничеству, карта содержит угрозу нашей безопасности. Мы остаёмся без социальной защиты, без социальных гарантий. Не выполнив своих обязательств, государство уходит с рынка, а нас оптом сдаёт иностранным корпорациям. Мы не должны быть спокойными.

И снова о семье. Приводитя множество примеров, когда приходят в дом социальный педагог и другие официальные лица, фотографируют, забирают ребёнка из семьи. Случай из практики: ребёнок был один дома по причине карантина. Пришедшие «контролеры» увидели: там не доедены макароны, там разбросаны игрушки, там кошка нагадила… И это достаточное основание для изъятия ребенка. Таких причин можно найти множество. И можно влезть в любые жизни. И когда это все на электронных картах, когда легко вычислить и пожилого человека со слабым здоровьем, но с большой квартирой, или ребёнка с данными на органы или для педофилов. Это создаёт большие угрозы и опасности. Мы здесь должны адекватно реагировать.

Что мы делаем.

Когда бывают слушания, на которых выступали из комиссии ООН, из других «комиссий», которые сделали оранжевые революции, мы собираем родителей и проводим митинги. В концертном зале «Пушкинский» мы провели большие слушания по этому вопросу. Проводили массовые митинги по 8-10 тысяч человек, из разных регионов, привезли 50 тысяч подписей, которые я отвезла в администрацию Президента. Мы ведём большую разъяснительную работу. Например, под видом Форсайт-проекта нам готовят – чудовищное «Детство2030»… Поняв, что мы не смиримся с этим, Госсовет изменил тему и пока к нему не возвращался.

 Мы поняли, что ювенальная юстиция пришла к нам через партию «Единая Россия». В феврале пошли косяком другие Законы, в т.ч. изменение в 80 ст. Семейного Кодекса, где вся ответственность за обеспечение жилья, образование, оздоровление и т.д. детей перекладываются на родителей, а государство ни за что не отвечает. Если родители по каким-то причинам не могут отвечать за это – то они нарушают семейный кодекс. И вот основания для изъятия из бедных семей всех детей. Мы проводили пикеты, митинги, собирали письма, депутатам относили – в общем, пока это сняли . Но, к сожалению, очень много поправок, которые вносятся в тихую, а мы о них не знаем.

Сейчас очень волнует Гаагская конвенция.

Ещё по поводу универсальных электронных карт. Предполагается, что очень значительные финансовые ресурсы от населения будут поступать в виде оплаты предоставляемых различных информационных, коммуникационных и прочих услуг, в том числе и образовательных. И после ухода с рынка нашего государства мы попадаем под власть владельцев всех этих коммуникационных сетей. Хозяева этих сетей, они, собственно, и будут продавать нам наши конституционные права в сфере здравоохранения, образования, социального обеспечения и так далее. То есть услуга это то, что всегда на условиях продавца, Прибыль будут получать банки, которые поделили всю эту сферу. Мы опять собрали 3 тысячи человек – родительский форум, но, к сожалению, даже это не остановило московских депутатов. Я присутствовала в Мосгордуме и видела, как всё это происходило – это был фарс: как по нотам разыграли, кто что говорит, и единственный человек, который как лев сражался, отстаивая действительно наши интересы, против универсальной электронной карты, это был Андрей Клычков, депутат от КПРФ. Всего там 33 депутата, и там было человек 25 единороссов-депутатов, которые говорили: «Ну что вы, это же так хорошо, это так удобно, это так замечательно – электронные карты! Уже Москва вся в социальных картах, это уже люди приняли, и никаких протестов нет». А ложь, которую мы услышали от помощника Собянина, меня вообще просто потрясла: в этот момент с протестом стояло около тысячи человек у входа в Мосгордуму, туда пришла масса телеграмм и писем протеста, но вышла помощник Собянина Анастасия Ракова и сказала: «Мы не знаем ни одного человека, который был бы против универсальной электронной карты»… В общем, комментарии излишни. Так вот, сегодня мы призываем всех абсолютно, у кого есть силы, какие-то ресурсы, организации и так далее, поставить на повестку дня вопрос такого консолидированного сопротивления. Я раньше как-то не пыталась объединить силы разного, подчас даже полярного духа. Но сейчас получается, что мы все в одном окопе. То есть сегодня как в 41-м году. Не важно, русский ты, казах, коммунист, православный, и так далее – сейчас просто реальная беда пришла.

Открытая отмена законодательных гарантий и минимальность защиты превращает персональные данные в лёгкую добычу для любой криминальной манипуляции. Ведь практически все базы данных, которые собирает государство, через неделю оказываются на Горбушке. Мы уже столкнулись с этим, когда появился ИНН. Сегодня фактически получается, что так называемая модернизация – это выполнение кабальных международных обязательств, которые даны без согласия народа, открытая передача России под внешнее управление.

Когда-то я училась в Институте международных отношений, и когда-то я услышала, о том, что есть Гарвардский план, который предусматривает несколько этапов: перестройка, реформы, ликвидация. Я тогда подумала: «Ну бред какой-то сивой кобылы». Но потом, все эти годы, вижу, что так, в общем-то, и происходит. И сегодня мы входим в этап «ликвидация». Но уже многие понимают, что транснациональное электронное правительство, которое управляет населением, нам категорически не нужно, потому что мы не хотим, чтобы нами пользовались как электронными рабами, мы хотим жить в независимой России, мы сегодня должны отстоять этот суверенитет независимой России, и мы сегодня вынуждены ну, буквально, пинками заставлять депутатов, чтобы были реализовываны наши конституционные права на управление делами государства.

Я понимаю, что сейчас будет очень серьёзная драка на тему выборов, потому что люди уже просыпаются, люди уже понимают, что их сдали, что их страну сдали, И детей их тоже сдали. То есть ситуация уже смертельная. Мы считаем, что нужно ставить вопрос о расторжении международных договоров, которые превращают Россию и её граждан в управляемый извне и лишённый всяческого суверенитета объект всемирной электронной системы. То есть сегодня все эти обязательства, хартии, конвенции Совета Европы должны быть отменены, поскольку они нарушают нашу национальную безопасность личную безопасность, и безопасность наших детей, и это подтверждают эксперты разного уровня. Кроме того, мы должны просто признать утратившими силу те акты, которые приняты во исполнение таких международных договоров, то есть 210-й закон об организации и предоставлении государственных и муниципальных услуг, а также об обязательном медицинском страховании в РФ . По нему, если вы не будете иметь универсальную электронную карту, вы не можете иметь страхования и, соответственно, медицинских услуг, то есть вас даже не возьмут в скорую помощь. Кроме того, нужно обязательно отменить закон города Москвы от 9 марта 2011 года об универсальной электронной карте и не допустить принятия заксобраниями других регионов законов об универсальной эл. карте и закона о персональных данных. Кроме того, есть ещё целый пакет документов, которые проанализированы нашими родителями, и мы понимаем, что это очень сильная подстава и угроза нашим детям. Мы создали родительские комитеты в каждой школе, стараемся сделать в каждом дворе, чтобы распространять там листовки, информацию, чтобы доводить ее до родителей, чтобы собирать подписи. Бывает, что нужно сразу, одномоментно собрать и большое количество подписей, потому что если какую-нибудь новую гадость притащили в думу, то другое не работает.

Мы, кроме борьбы за наши права, занимаемся тем, что реализуем «мечты наших детей» – и не только детей, но и мам, наших активистов. И собираем мечты ребят в детских домах. Наши многодетные мамы ездят, и ставят им спектакли. Понятно, что денег не хватает, чтобы купить все те подарки, которые хотят дети. Поэтому мы устраиваем акции в банках и в храмах, чтобы получить необходимые средства. И реализуем мечты: покупаем музыкальные инструменты, оплачиваем учёбу тем детям, которые, действительно, талантливы. Был случай, когда ребёнок написал сочинение «Моя мечта», и это сочинение в Ставрополе в газете опубликовали. Ребёнок написал, что родители всю жизнь работают, не могут купить дом, что приходится жить в разных местах, а в семье шестеро детей и т.д. Короче, ему купили дом. Конечно, это чудо, но это то, что на самом деле должно делать государство. На те деньги, которые принадлежат нашим детям и которые сегодня через нефтяную трубу уходят за границу и обогащают олигархов.

Тем не менее, я считаю, что то, то мы можем сделать, заставить внести какие-то необходимые изменения в образовательную систему, социальную сферу – мы должны это делать. Потому что наши дети должны вырасти образованными, здоровыми, понимающими, что происходит.

Глаголева Н.О.: Спасибо, Татьяна Михайловна.

Хотела бы предложить информацию к размышлению для всех нас, участников ДЗД. Движение «Много деток – хорошо» и смежные движения, действительно проводят массовые акции. Это здорово и впечатляет, когда мы слышим, что десятки тысяч людей поставили свои подписи, многие тысячи собрались на акцию. И мы ведь к этому зовём. Для нас, для товарищей, которые здесь, и которые, в основном, или члены коммунистических партий, или беспартийные коммунисты, судьба подрастающего поколения – задача номер один. Вся наша работа для того и существует, чтобы следующие поколения жили в обществе, где не придётся защищать детей, – они сами по себе будут жить нормально, достойно. А это общество социалистическое. Большинство из нас при этом считает, что это общество не только социалистическое, но и атеистическое, так как развитие науки к этому приводит… Но я должна свидетельствовать, что была 22 декабря на форуме, о котором упоминала Татьяна Михайловна. Народу, действительно, было, что называется, «яблоку негде упасть». Это в большом «Пушкинском» зале – в кинотеатре «Россия». Люди там были разные, в том числе вот была я, Серёжа Пчелинцев, человек тоже наших убеждений, но тем не менее организовано было и ведущей скрипкой были именно люди, связанные с религией напрямую. То есть призывали, в основном, православных. Начиналось это действо тем, что весь зал встаёт в молитве; кончалось это действие тем же самым. Сейчас я просто констатирую это факт. Для нас это – информация к размышлению. Мы совершенно искренне и с самыми лучшими побуждениями хотим – и готовы себя на это отдать – чтобы поднять на борьбу людей, в частности, за подрастающее поколение. Но мы при этом не набираем вот таких залов; мы тоже собираем подписи, но гораздо в меньшем количестве. При всём при том мы понимаем, что решить эти задачки, если не обманывать народ, можно будет только на пути к социализму. Как сделать это понятным для миллионов людей, ради которых мы ведем борьбу?!

Сегодня же, не желая людей обманывать, мы вынуждены проводить определённую черту. Короче говоря: бороться необходимо, попутчиков мы можем иметь и в виде тех людей, которые были в этом кинотеатре «Россия», для того чтобы частные задачи решать. Однако вот мы в Вашем лице, Татьяна Михайловна, говорим организаторам Вашего «крыла» борьбы, что мы остаёмся при своём глубочайшем искреннем убеждении, что решить задачу защиты Детства, не идя по пути к социализму, невозможно. Но вообще-то Вы – человек, который воспитывался в советское время, учился в Институте международных отношений, наверное, всё это не хуже меня знаете.

Громова Е.А.: В это самое время, пока мы здесь заседаем, в мире идёт самое настоящее убийство детей, и женщин, и мирных граждан. В мире идёт разбойное нападение на небольшое государство Ливию в Северной Африке. Мы знаем, что преступный блок НАТО уже разгромил Югославию, преступный блок НАТО разгромил ИРАК, творит разбой в Афганистане. Они долго думали, на кого бы им ещё напасть и избрали своей жертвой очередную страну. Против этого надо решительно протестовать, потому что это полное нарушение международного права и касается жизни в том числе и детей. Поскольку конференция сегодня у нас по детству, то вот это – прямое убийство детей – необходимо осудить. Я видела в Интернете страшные кадры раненых и убитых детей Ливии.

В связи с этим хотелось бы немножко рассказать о том государстве, которое НАТО сейчас уничтожает. Оно представляло собой полную противоположность тому, о чём вот сейчас говорили – о платном образовании, о социальной незащищённости. Был опыт Ливийской джамахерии. «Джамахерия» – это «государство масс». Недавно оттуда приехали российские медики, они рассказывали правду о жизни там, даже несколько раз им удалось на телевидение попасть. Из их рассказов видно, что там такая социальная защищённость, о какой мы здесь можем только мечтать! Например, когда создаётся новая семья, то государство выделяет этой новой семье средства на покупку жилья. Это наиглавнейший вопрос, по которому у нас невозможно сейчас рожать и нормально воспитывать детей, потому что если нет жилья и нет перспективы ее получения, то, собственно, как мыкаться с детьми по съёмным квартирам? А там чёткий закон: жильё принадлежит тому, кто в нём живёт. В Ливии отсутствует плата за жильё, там пособие по безработице – 700 долларов, минимальная зарплата – 1000 долларов. Это то самое государство, в котором выгодно иметь много детей. Нападение на Ливию осуществилось под лозунгом якобы гуманитарной операции. Якобы там было необходимо защищать гражданское население! От кого? Произошла демонизация лидера страны Муамара Каддафи. А за что, собственно? Его в чём обвиняют? В том, что он истребляет население. Но достаточно посмотреть просто статистику. До его прихода к власти в 1969 году (он пришёл к власти в результате абсолютно бескровной, чистой революции, совершённой за одну ночь) Ливия была полуколониальной страной, полностью зависящей от иностранного капитала, с очень большой детской смертностью, с 90% неграмотного населения, и численность населения была 2 миллиона 300 тыс. человек. Сейчас численность ливийского народа – 6 миллионов 700 тысяч человек. В 3 раза увеличилась численность населения! Если бы у нас такими темпами росло население, нас было бы уже больше чем полмиллиарда. Одно это опровергает ложь о якобы диктаторе, уничтожающем свой народ. Что еще хотелось бы сказать о социальной защищённости. Я прочитала такую фразу (это рассказывала медик, которая оттуда уехала): если человек пришёл в магазин без денег, ему хлеб дадут бесплатно. Можно, конечно, сказать, что они сидят там на нефти. Но, во-первых, нефть открыли ещё в 50-х годах, но до революции 1969 года народ не видел никаких доходов от этой нефти, вся нефть разворовывалась иностранными компаниями, а 2%, которые оставались ливийскому руководству, шли элите, а не народу. А Каддафи отдал доходы от нефти своему народу. Именно за это сейчас и осуществляется казнь страны, потому что, по мнению архитекторов нового мирового беспорядка, – нефть должна принадлежать олигархам, а не какому-то там народу, понимаете ли.

Мне рассказывал человек из Югославии через 6 лет после натовской агрессии, что дети до сих пор, завидев самолёт в небе, стремятся убежать в укрытие, хотя вроде бы мирный самолёт летит. Но уже вот такие ассоциации. То есть психологические травмы детям наносятся надолго. И я призываю Движение «В защиту Детства» выступить против натовского произвола. У меня есть проект заявления, я его предоставляю в президиум. И еще предлагаю организовать акцию протеста против разбоя натовцев.

Глаголева Н.О.: В общем-то, все очень правильно. Я буквально о том же пару дней назад получила статью для газеты от товарища Л.Прибытковой, которая бывала в Ливии, работала там. И вот она пишет об изменениях в стране при Каддафи (беру только по вопросам, которые мы здесь обсуждаем): «Образование стало бесплатным и обязательным до 10 классов, появилось десятки университетов и институтов, построено 14 центров научных исследований, ежегодно тысячи молодых ливийцев отправлялись на учёбу за рубеж за счёт государства; много было сделано в области здравоохранения, уже в середине 90-х в стране с 6-миллионным населением было построено 90 больниц, 1200 центров и пунктов скорой помощи, 120 центров охраны материнства; здравоохранение в стране стало бесплатным, были ликвидированы болезни века – туберкулёз, трахома, и продолжительность жизни возросла с 45 до 70 лет». В заключение она пишет, что для коммунистов и вообще честных людей всегда были смешны вопросы буржуазных борзописцев: «Великий Каддафи или ужасный?», вождь он своего народа или террорист; защищает ливийская армия, возглавляемая полковником Каддафи свою родину или стреляет по своему народу? Ответы очевидны». Ну, в общем-то, и для нас они очевидны. Несмотря на то, что Каддафи, конечно, революционер, скажем, своего времени и своей страны. То есть он, несомненно, прогрессивный человек, который не мог быть Дзержинским, Лениным, революционером в российском «применении», но по сравнению с тем, что там было, его режим был прогрессивен, социально ориентирован – был и есть – это без сомнения. Как несомненно и то, что американский жандарм и все его европейские помощники, конечно, стараются сегодня и на ливийской площадке свою силу показать. На память явственно приходит Антанта, которая пыталась задавить в своё время нашу советскую страну в её молодости. И самое пугающее для всех них – это именно социальная ориентированность, в некотором смысле социалистическая направленность этой страны.

Рудык Э.. Я помню конференции нашего Движения, скажем, лет 10 назад. Мы говорили о том, что дети лишены полноценного образования, о том, что дети недоедают, ведут бомжацкий образ жизни, и т.д., и т.п. Теперь власти ещё используют детей для дешёвых административно-политических игр. Если раньше планы по показателям о борьбе с преступностью выполняли на взрослых, подбрасывая ворованные телефоны несчастным бомжам, то теперь план показывают по детям: отобрали столько-то детей, не закрыли столько-то детских домов за счёт бедных семей, за счёт тех, за кого некому заступиться. Ну что ж, это обычная капиталистическая система, победить это может только одно: это восстановление социализма, восстановление Союза Советских Социалистических Республик. На себе хорошо «демократию» ощутили и в Ираке, и в Ливии. Как говорил Владимир Ильич Ленин, Советская власть намного демократичнее любой буржуазной парламентской демократической республики.

Теперь в отношении того, что сейчас называется «ювенальная юстиция». Товарищи, то, что отбирают детей, то, что существует карательная опека – это ужасно, бесчеловечно, просто нет слов. Но если мы будем против этого бороться с некоей «ювенальной юстицией», то, конечно, мы проиграем. Надо бороться с капитализмом. Вообще-то ювенальная юстиция – это система органов, которые занимаются вопросами правового регулирования отношений, связанных с детскими проблемами. Заболел ребёнок – мы ведём его лечить к детскому врачу, стричься – к детского парикмахеру, есть детские портные и прочее. Юридические вопросы, связанные с детьми, решает система органов ювенальной юстиции. Специализированные ювенальные суды (как военные суды), ювенальные прокуратуры (как военные прокуратуры, природоохранные прокуратуры). Органами ювенальной полиции станут инспекции по делам несовершеннолетних. И по мнению некоторых прогрессивных правозащитников-юристов, может быть, система этих органов и заменит ту карательную опеку, которая есть сейчас. И в некоторых околодемократических европейских странах это есть. Поэтому здесь вопрос спорный. Но опять-таки, главное, вести борьбу не с ювенальной юстицией, надо вести борьбу с капитализмом, борьбу за Советскую власть, за власть народа! Вот тогда у нас не будут отбирать детей, чего и не было в Советском Союзе.

И еще. Многие так называемые борцы с ювенальной юстицией ведут пропаганду патриархальной русской семьи – мол, давайте бить детей, давайте воспитывать традиционными методами. Советская власть была за демократизацию – в хорошем только смысле – семьи. Ребёнок должен расти в нормальных условиях, и над ребёнком не должны издеваться. У правозащитников есть данные о родителях, которые насилуют, которые избивают и даже убивают детей, и во многом даже виноваты не они – они деградировали вместе с обществом, в котором мы живём, деградировали от алкоголя, от наркотиков. Для этого и существуют институты государства, чтобы защитить ребёнка. И может быть для этого и должна существовать ювенальная юстиция, но пока у нас органов ювенальной юстиции нет. А есть органы карательной опеки – другими словами не скажешь. Они просто отбирают детей из нормальных семей – и с формулировкой «за бедность», и ещё скоро будут отбирать с формулировкой «за экстремизм». Уже есть такие примеры: органы карательной опеки отбирают тех детей, чьи родители активно борются против существующего режима, на стороне, скажем, красного знамени.

Я не собираюсь адвокатировать здесь ювенальную юстицию, ну просто сама по себе она не какой-то монстр. Я общественный председатель комиссии, видел 14-15-летних ребят, сидящих за убийство при отягчающих вину обстоятельствах, Но судья вчера судил Ходарковского, позавчера судил какую-то коммерческую компанию, а завтра ему судить Васю Иванова, сбежавшего из детдома, – 14-летнего мальчика, который у 17- летнего мальчика отобрал сотовый телефон. Да он не будет вообще с ним разбираться, для этих случаев и существуют специальные суды, которые занимались бы несовершеннолетними. То есть страшное название «ювенальная юстиция», на самом деле не страшное, но страшно, ещё раз говорю, что у нас всё идет на службу капитала, на службу буржуазного государства, против рабочего класса, против советского народа.

Глаголева: Мы говорим о ювенальной системе, которая сегодня включает в себя много параметров, кроме учёта возрастных особенностей при защите ребёнка, в том числе и карательную опеку.

 Четаева Н.А., объединение Портос, госква. Я представляю объединение «Портос» – «Поэтизированное объединение разработки теории общенародного счастья». И, естественно, ни одно общенародное счастье не может обойтись без счастливых, умных и воспитанных детей. К сожалению, пока не много тех людей, которые понимают, что детей надо защищать. Защитников должно быть много больше. Должны быть люди, которые будут всерьёз думать о том, как маленьких детишек защитить от безграмотности, от голода, который сейчас существует в нашей стране. И без нормального питания, обеспечения книжками, всем необходимым – невозможно воспитать нормального гражданина. Это очень хорошо видно в сравнении с Белоруссией. В России недавно проводили опрос, и треть населения на вопрос «что вращается вокруг чего», сказали, что Солнце вращается вокруг Земли. Вот результат голодного воспитания. Ребёнок приходит в школу, его дома не покормили, потому что кушать нечего, папа пьёт и т.д. В школе тоже полноценно кормить не собираются. В Белоруссии же бесплатное питание. У Путина три миллиона доходов. Тем не менее небольшую сумму не может обеспечить, выделить детям. Уссурийским тиграм – пожалуйста. А детям – обойдутся. Поэтому предложение конкретное – давайте выходить на митинги. Потому что проблемы детей должны быть услышаны. Нужны листовочки, нужна информация. Я хотела найти информацию по беспризорности в Советском Союзе. Порылась в Интернете, рылась около 30 часов – оказалось, цифры с 33-го года засекречены. Поэтому кто может – помогите. Чтобы были аргументы: как кормили, чем кормили, какая была организация труда и воспитания детей. Мы же, портосовцы, организуем для детей лагеря. У нас на Украине 33 коровы, лошадки, трактор, изучаем методы для подъёма сельского хозяйства. Без молока, без мяса любая страна жить не сможет. Мы приглашаем всех желающих к нам на Украину, и в Подмосковье, в Одинцово.

Глаголева: Спасибо за приглашение. Не раз задавали вопросы: «Почему в царской России были приюты, а в этом подлом Советском Союзе ни одного приюта не было? Почему в Америке шприцов одноразовых миллионы выпускают, а в Советском Союзе ничего не выпускали?». На эти вопросы элементарные ответы: потому что у нас ни СПИДа не было, ни бездомных, которых надо было в приюты определять. Поэтому и не было. Это не пример наших недостатков, а, наоборот, больших успехов. Поэтому почему засекречено – да просто Дзержинский с макаренко в своё время поборолись с беспризорностью, и не было у нас этой беспризорности, как явления, может, был какой-то единичный случай. После войны – да, после Великой Отечественной – был момент, и тоже быстро справились. Поэтому никаких засекреченных данных не стоит искать.

Усманова Р.Н., газань.: Я представляю организацию многодетных. Работаю с 1995г., опыт большой есть, хочу поделиться. Например, у нас были проблемы с жильём. Мы 15 лет вели борьбу, писали, писали, писали, наконец, всё-таки пробили. 65 семей получили жилье, бесплатно, за счёт указа президента и по социальному найму. Были сложности в Законе – в каких случаях давать, на скольких детей. В том числе на детей, которые за годы борьбы уже выросли. Но тоже, в основном, удалось все доказать и людей обеспечить. Мне депутат сказал, что благодаря нашей настойчивости это дело поставлено уже на конвейер. Но все нам легко далось, были моменты, что с нами не считались. Например, когда должна была приехать комиссия для приятия решения об Универсиаде, нам не давали разрешения на пикет, где мы хотели обозначить наши проблемы. Но мы узнали маршрут движения и с нашими коллегами из коммунистического блока встали на пути следования. Нас хотели запутать, переместить в другое место, но мы не поддались. В результате нас приняли в тот же день, потом на следующий день, и круглый стол по вопросам жилья провели. Дело пошло.

Какие еще были моменты? Например, помещение у нас было, где мы собирали и раздавали детям одежду и некоторые продукты. Помещение путём рэкета фактически у нас хотели отнять. В это время была как раз прямая связь с Путиным, с Медведевым,. К обоим обратились, почему у нас отнимают помещение?! А потом были у нас перевыборы президента. Как раз инаугурация нового президента, и в этот день мы опять на пикет – с детьми, несмотря на февральский мороз, с плакатами. В результате нам помещение выделили, 200 м2. Мы сделали там ремонт, проводим все мероприятия.

Ювенальная система к нам тоже приходит, отбирают детей. Разные ситуации случаются. Вот, например, Соловьеву, мать 6-ти детей, лишили прав на двоих детей. Но получилось так, что они живут, например, на 4-м этаже, а под ними женщина, которой эти 6 ребятишек мешают – бегают они, топочут и т.д. Отвоевали. Потом еще раз на них наезжали. Но мы добились, сделали очень хороший акт обследования. Она на троих детей не получает никаких пособий. И что проверять в холодильнике, когда она от государства не получает ничего?! Ткнули в лицо РОНО: это ваша забота обеспечить её хотя бы детскими пособиями. Вобщем детей оставили при ней и в покое.

 Всякие ситуации бывают. Надо бороться, бороться, бороться. Если просто так сидеть, ничего не получится.

Нечаева Н.В., г. Московская обл. По международным меркам, ребёнок до 18 лет. Вспомните, с чего начали демократы, когда они пришли к власти? Они начали говорить: надо уважать личность, наркоман это личность, дайте ему свободу, может мы вообще в аптеке будем торговать наркотиками. Сейчас, действительно, наркоманы нередко в аптеке кормятся. В нашей стране наркомания достигла чудовищных размеров, для которой созданы исключительно комфортные условия. Принудительно лечить можно до 15 лет. А потом эта личность (хоть и не достигшая совершеннолетия) сама решает, лечиться ей – не лечиться. Наркоман – не личность. Это я вам могу сказать со всей ответственностью. Мне приходилось иметь дело и с шизофрениками, и с наркоманами. Наркоман менее управляем, менее ответственен за свои поступки, чем шизофреник. Это вам любой врач-психиатр подтвердит. И государство бросает этого несчастного безумного человека решать, колоться ли ему, умирать ли под забором, или он ещё может иметь шанс выжить. По нашим законам, если наркоман будет рваться из квартиры, а родные его не будут пускать, то он может вызвать милицию, и милиция его выведет, потому что если буянит алкоголик, его милиция задержит, а наркомана – нет! Если он при этом напишет заявление на родных, что они его держат, не пускают получить, может быть, смертельную дозу, милиция привлечёт этих несчастных родственников. Таковы наши законы. Мы слышим нынешнее вяканье нашей властей, слабенькое, что они вроде бы собираются с наркоманией бороться. Медведев, сидя у себя в кабинете (который ему недавно отремонтировали за 17,5 миллионов), ткнул пальчиком в соответствующий сайт, нашёл соответствующий медикамент – вот, пожалуйста, ах, ах, ах! Ну а почему бы ему не закрыть все эти сайты – мы, между прочим, довольно долго жили по указам президента! Элементарно просто. Как известно, в мире, наибольшие доходы приносят две статьи: финансовые спекуляции и наркоторговля. В нашем государстве то и другое существуют в самых комфортных условиях. Безусловно, только социалистическое государство может сломать хребет двум этим чудовищам. Вот мне кажется, нам нужно соответствующее решение принять и выйти с соответствующим заявлением.

Второе. Поскольку я занимаюсь социологическими опросами, должна сказать, что народ в последнее время действительно очень быстро начинает умнеть. Но народ пока ещё не соображает, что всё зиждется на отношениях собственности. Народ не обращает внимания по существу на программы политиков. Надо как-то нам до них достучаться.

Насчёт образования. Я каждое утро начинаю с чтения английских газет. Наступление на образование идёт во всём мире. В Англии в университетах сокращают антропологию, археологию, изучение славянских языков – они, очевидно, уже не нужны. Сейчас английские профессора в панике. В Шотландии сократили в большом количестве математику. Вы знаете, что сейчас повышаются цены и на оплату образования. Но в отличие от нашего народа, там всё же народ способен к самозащите. И когда сравнительно недавно в Англии захотели распродавать леса, моментально было завалено всё протестами, и люди вышли на охрану лесов. Полмиллиона англичан вышли на улицы Лондона. Они ожидали 300 тысяч. Вышло полмиллиона. Можем мы в Москве собрать полмиллиона? Нет. Трудно. У нас народ очень апатичен. В прошлом году я ехала в электричке, и ехали два бывших уголовника, отсидели – один 8 лет, другой немножко побольше. И даже они мне сказали: «Вы знаете, мы страну не видели 10 лет. Люди настолько разобщены и не хотят друг другу помочь! Да что ж это с народом-то сделали!» Очевидно, действительно, самое главное нам сейчас – направить усилия на пропаганду, и думать, как достучаться до людей, потому что жизнь заставляет обывателя «чесать репу».

Насчёт наступления православия. Никогда не было в мире истинно верующих больше 17%. Это максимум, а вообще – 7%. Таково свойство психики. В Англии средний возраст верующего – 64 года. И у нас, если убрать массированное наступление власти на слабые мозги обывателя, уйдёт всё это. Чехов был неверующим, Павлов – неверующим, я брала интервью у английских астрономов, у наших астрономов – ну не видели они бога, не верят они в него. В Белгороде и в области, где сейчас очень озабочены внедрением закона божьего в школы, пошла протестная волна среди молодёжи! Если человек способен логически мыслить, у него всё существо поднимется против одурачивания.

Так что думаю и надеюсь, что прозрение в этом вопросе наступит.

Глаголева: Как всегда остается вопрос – что делать. Но, дорогие товарищи, когда мы хорошо понимаем, против чего надо бороться, то остаётся только сорганизоваться и бороться. Конкретно, против чего бороться в самое ближайшее время?

– Если продолжится наступление на Московский Дворец пионеров – выступить резко в его защиту.

– По закону об образовании, стандартам, Закону №83 – постоянно давать населению правдивую информацию и организовывать акции против дальнейшего наступления властей на образование. На осень намечено проведение Конгресса образовательного сообщества – надо придать ему массовость и твердость в неприятии вредных для детей правительственных Законов.

– По вопросам внедрения принципов ювенальной системы, стратегии 2030 тоже несомненно нужно шире распространять информацию, которую вы получили, организовывать акции протеста. И, как делает это наше Нижегородское (Дзержинское) отделение, – стремится помогать конкретным семьям, попавшим по воле влестей в трудную жизненную ситуацию.

Мы с вами приняли Резолюцию, в которой более подробно расписаны наши требования в сегодняшних условиях капиталистического бытия России и других Республик Союза. Из которых вытекают и наши действия. Но главное, там же говорится, что принципиально изменить положение в стране возможно только на пути строительства социализма, за поворот к которому необходимо неустанно и решительно бороться, если мы всерьёз желаем счастья и возможности состояться подрастающему сегодня поколению. Бороться! Понимать, что без борьбы мы не сможем добиться лучшего будущего для наших ребятишек и страны в целом.

К сожалению, мы вынуждены констатировать, что не всё получается сразу. Но, тем не менее, бороться, бороться и ещё раз бороться.

И успехов всем в работе и борьбе!