На главную страницу движения "В защиту детства"
Литература и искусство

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЗЮЗИН Андрей, гор. Москва, шк. 2, 10 кл.

РАССКАЗ.

Странно одетый человек с огромным рюкзаком за спиной шел по расчищенному от снега тротуару. Ступал он очень неуверенно, был бледен, и, казалось, задыхался. С шумом его обогнал автомобиль. Человек облокотился на фонарный столб, мимо которого проходил, стал чихать и не мог отдышаться. В глазах потемнело. Он скинул рюкзак и трясущимися руками вынул из него жестяную банку. Сорвав «открывалку», он поднес ее к носу и с наслаждением начал дышать.

Давно наблюдавший за ним прохожий увидел его и слабость и подошел к нему.

- Вам плохо? Чем я могу помочь? – спросил прохожий.

- Я даже не ожидал, что на Вашей планете такой воздух… Спасибо, мне уже лу…, - но человек не успел договорить. Проехавшая мимо машина заставила его открыть еще одну жестяную банку. «Чистый консервированный воздух» - прочел пролхожий. Ничего не понимая, он достал из кармана сотовый телефон и позвонил «03».

Банка выпала из рук Человека. Он, выпучив глаза, схватился руками за голову и с диким криком повалился на асфальт.

- …приезжайте срочно! – закончил телефонный разговор прохожий и выключил сотовый. Крик перешел в стон и вскоре Человек поднялся.

- Не могли бы Вы больше не пользоваться этим, - попросил он, указывая пальцем на телефон.

- Хорошо, - ответил прохожий, пожав плечами, и ударил ногой по выпавшей из рук Человека банке. Со скрежетом она полетела по тротуару.  

- Вы что? – с удивлением и негодованием спросил Человек. Продолжая задыхаться, он подошел к банке и поднял ее.

- А Вы в своем уме? – засмеявшись, крикнул ему прохожий и стал оглядываться по сторонам, очевидно, ожидая «скорую». Машины не было видно. Он вышел на проезжую часть, чтобы видеть дальше. Человек последовал его примеру.

Неожиданно ботинки его зашипели и начали плавиться. Чнеловек в ужасе отскочил обратно на тротуар. Посмотрев на дорогу, он заметил маленькие кристаллики какого-то вещества.

- Извините, а чем посыпана дорога? – спросил Человек у прохожего.

- Солью, - ответил тот, закуривая.

- Солью…? Хм. А вам ноги не жжет?

- Нет, - ответил прохожий, посмотрев на собеседника, как на «больного». Человек тем временем достал еще одну жестяную банку. Заметив любопытство прохожего, он предложил ему попробовать.

- А что это?

- Это чистый воздух.

Прохожий рассмеялся.

- Вы, верно, хотите меня обдурить? – сказал он и, кинув на дорогу «бычок», подошел к Человеку. Отдав прохожему банку, Человек вышел на проезжую часть и поднял окурок. Ботинки его зашипели и задымились, а руки, судя по выражению лица, сильно защипало.

- Нехорошо! – упрекнул он прохожего и, затушив, убрал остаток сигареты в карман.

Пронаблюдав эту сцену, прохожий открыл банку и начал – сначала осторожно, а потом все глубже и глубже – дышать.

Прошло около 15 минут. «Скорая» подъехала и остановилась. Чнеловек потерял сознание, даже не успев вытащить банку из рюкзака. Два санитара положили его на носилки и отнесли в машину.

- Что с ним? – спросил водитель у санитаров.

Прохожий, оторвавшись от банки, ответил:

- Он задыхался! Но скажу вам по секрету, он сумасшедший… или наркоман. Посмотрите, он постоянно использовал этот наркотик, - и прохожий протянул пустую банку санитарам, - У него в рюкзаке еще много таких.

 

Включив мигалку, карета «скорой» умчалась.

- Псих какой-то, - сказал прохожий, снова закуривая, пнул ногой банку и стал переходить дорогу…

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

ШАНИДЗЕ Дато, гор. Москва, шк. 1201, 6 кл.

ЗДРАВСТВУЙ, ЛУЧИК.

Молодой Листик березы проснулся после долгого сна. «Здравствуйте!», - сказал он всем вокруг. Он поднял вверх глазки и увидел свое любимое Солнышко. Березовый Листик улыбнулся ему. «Согрей меня и покорми!» - сказал он Солнышку. «У меня очень много дел, но я пошлю к тебе моего сына – лучика.» - ответило Солнышко. Вскоре маленький Лучик погладил Листик по щечкам. И сразу березовый Листик почувствовал, как хлорофилл соединяет внутри него углекислый газ и воздух. Почувствовал вкус глюкозы, Листик с удовольствием съел его. «Спасибо, Лучик, ты накормил меня.» - сказал он.

Однажды Настя сорвала веточку с этим листиком. Скоро веточка начала вянуть. Настенька выбросила ее на улицу. Листик завял и начал гнить. Лучик превратился в тепло и стал подниматься вверх. Ему стало скучно. Вдруг он увидел, что со многих листиков поднимаются лучики, превратившиеся в тепло. Больше Листик не грустил.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

СЛЮСАРЕНКО Зина, гор. Москва, шк. 446, 2 кл.

СКАЗКА О ЗАЙЦЕ, ВЕСНЕ И ДЕДЕ МОРОЗЕ.

Жил был в лесу заяц. Звали его Зайчишка-Трусишка. А назвали его так за то, что был он трусливый. Наступила весна. Речки проснулись, зажурчали ручьи, прилетели птицы, распустились листочки, зазеленела травка.

Выбежал заяц на полянку, испугался такой перемене в природе и спрятался под бугорок. Сидит, дрожит, бурый ушки к Земле прижал. Смотрит, как другие зайцы весне радуются. Прибежали другие зайцы на полянку и стали над Зайчишкой-Трусишкой смеяться. Вдруг на поляне появилась Весна-Красна. Зайцы все замерли.

- Что это вы смеетесь? – спрашивает их Весна-Красна.

- Да вот, над Зайчишкой-трусишкой смеемся.

- Над другими смеяться плохо, - сказала Весна.

Не послушали зайцы весну и еще громче засмеялись и убежали.

Утром проснулись зайцы и увидели кругом снежные сугробы. Вышел на полянку и Зайчишка-трусишка, оглянулся, а кругом белым-бело. Удивился заяц, думает, что зима наступила, шубку пора менять. Поменял заяц шубку. Весна тут как тут.

Спрашивает Зайчик у Весны:

- Скажи, почему выпал снег?

Весна ему отвечает:

- Это все проделки Деда Мороза, не очень он рад потеплению, вот и послал он в лес трех своих сестер: Пургу, Вьюгу, да Метель. Замели они дороги, в снежные шубы одели деревья. Как будто нынче первое декабря.

Заяц и заплакал:

- Опять корку осиновую придется есть.

Весна предложила Зайчишке-Трусишке:

- Почему бы не сходить тебе к Деду Морозу и не попросить, чтобы он уходил проказничать в другой лес?

- Правильно, - сказал Заяц и пошел прогонять Деда Мороза.

Приходит он к Деду Морозу и говорит:

- А ну-ка, старый, уходи из нашего леса!

Испугался Дед Мороз и ушел в другой лес. Весна-Красна поблагодарила Зайчишку-Трусишку и они вместе со всеми лесными жителями закружили на поляне лесной хоровод.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЛЮБИЛКИНА Даша, гор. Москва, шк. 446, 3 кл.

ЛЮБОПЫТНЫЙ УТЕНОК.

Жил был в одной утиной семье маленький утенок. Был он ужасно любопытный и везде совал свой нос, даже туда, куда не надо.

Однажды в прекрасный солнечный день родители утенка взяли его на пруд учиться плавать. Утенок боялся воды, но с другой стороны ему было интересно, что там такое. Любопытство взяло верх над страхом, и утенок смело прыгнул в воду. Плавал утенок долго и вдруг увидел лягушку.

Подплыв поближе, он спросил у лягушки:

- Ты кто?

- КВА-А-А! – ответила лягушка и прыгнула в воду.

- Утенок с испугу закрякал и быстро поплыл к родителям, он хотел обо всем рассказать им, но у него вырвалось:

- Кря!

Родители ужасно испугались за сына и тоже закрякали.

С тех пор все утки крякают. 

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

ГАДЖИЕВА Мариам, Дагестан, гор. Избербаш, 16 лет.

АЙТЕК.

Как трудно дышать, - думал про себя Айтек, мальчик лет девяти, лежа на сырой земле, где кое-где виднелись клочки то обсохшей, то будто гнилой травы и прочей редко встречающейся зелени. Кажется, грудная клетка так прямо и лопнет... А раньше мама говорила, что когда-то было много воздуха, много-много, целые моря, оеаны воздуха. И дышать было легко-легко, а когда дунет ветерок, казалось, что летишь... А еще мама говорила, что тогда небо было голубое и, если глянуть вверх, то, казалось, нет предела его голубому простору. И моря тогда были чистыми. Говорят, там даже жили рыбы, - так, кажется, назывались эти водные существа. Они жили только в воде, а на суше умирали, потому что им, рыбам, было трудно дышать... Странно, а ведь у нас всем тоже трудно дышать. Получается, что и мы – рыбы...  Кажется, я теряю сознание... Н-нет, нужно держаться, не то... Так о чем я думал? О рыбах... Н-нет, мы – не рыбы. Мама называла нас... люди. Да, мы – люди. Странно, а почему раньше люди не были счастливы, ведь у них было все: воздух, вода, Земля, огонь. А главное – пища. Кругом было много съестного! Так что еще им было нужно?! Помню, говорили, что тогда люди гонялись за какими-то деньгами. Только я так и не смог понять, что это такое... Должно быть, что-то вроде рыб...

И зачем было за ними гоняться, когда кругом столько было чистой, неотравленной и, наверное, вкусной еды. А сейчас только и слышишь: «Не ешь зелень! Видишь на ней красные и желтые пятна, она отравлена. Оставь этого жука – это ядовитый мутант. Посмотри внимательно – у него семь ножек.» И чем же тогда питаться?! Ведь есть то хочется... Колени всегда дрожат и постоянно кружится голова. Это ощущение я помню с детства: сырость, холод своего тела, слабость, головокружение. И, самое главное, - голод, острый голод, который так и подкашивает без того слабое тело...

И тут Айтек вновь потерял сознание. Ему казалось, что он проваливается куда-то вниз, все глубже и глубже. Страх сковывает мальчика. Айтек пытается вскрикнуть, но у него пропал голос. Кругом тьма и холод, а ребенок все падает глубже и глубже...

Вдруг он оказывается где-то, где светло и тепло. Вокруг Айтека обступили высокие деревья с богатой кроной. На них спели яблоки, груши и еще много того, о чем рассказывала ему длинными холодными ночами мать, обняв и прижав сына к своей тощей больной груди. Чувство страха исчезо. Оно сменилось чрезвычайным удивлением и восторгом. «Неужели, неужели это все настоящее! И я смогу здесь жить!? Неужели это тот самый мир, о котором я всегда мечтал!! – думал Айтек с замиранием сердца, - неужели это все мне?! А мама... – промелькнуло в его худенькой головке. – А как же мама, - спрашивал ребенок сам себя в растерянности. Сознание бедного ребенка было настолько слабым, что часто Айтек много забывал. Вот и сейчас Айтек забыл, что прошло шесть месяцев со дня смерти его матери, истощенной голодом и болезнями женщины. Вся сгорбленная и сухая, с седой головой и нездоровым цветом кожи, она походила на ветхую старушку, хотя на самом деле ей едва исполнилось тридцать лет. Перед смертью мать Айтека умоляла своих соседей по лагерю позаботиться об ее сыне и умерла она с этими словами на устах. Но вернемся к сновидению ребенка. В нескольких шагах от себя мальчик увидел молодую красивую женщину. Такой красоты Айтек никогда не встречал. Черные завитые локоны опускались на упругие плечи, правильные черты лица поражали своей красотой. А глаза, - что-то в их глубине показалось мальчику таким знакомым, родным… Большие зеленые глаза спокойно улыбались ему и словно вопрошали: «Неужели ты не узнаешь меня?» «Мама! – вырвалось из груди у ребенка и он бросился к ней навстречу… «Айтек! Айтек, очнись же! Что же мне теперь делать, - услышал он сквозь сон знакомое хныканье Лиз, девочки лет восьми, в семье которого приютили Айтека. Айтек тяжело открыл глаза и глядел на серое небо помутневшим взором. «Слава Богу, ты очнулся, - начала взволновано девочка, - А я уж думала… Ну зачем ты так далеко отошел от лагеря! – с новой силой обрушилась она. – Понимаю, искал пищи, - продолжала Лиз, не дожидаясь ответа. – Но нельзя же так рисковать?! Дома ведь волнуются, - добавила она упавшим голосом и притихла. Но Айтек не слушал ее. Он напряженно пытался вспомнить все, что с ним произошло. Вдруг воспоминания, словно свежий ветер, нахлынули разом и заполнили сердце ребенка порывами радости. Но вскоре это чувство сменилось глубокой тоской, болью и отчаянным бессилием. Айтек вспомнил еще что-то: «Мама, - тихо шептал ребенок, еле шевеля губами и все еще смотря безучастным взором в свинцовое небо, - мама… Я скоро приду к тебе, мама…

 

Вместо послесловия:

Странно, почему в качестве героя моего рассказа я выбрала именно его, обычного девятилетнего мальчика, ничем не отличающегося от своих сверстников в лагере. Должно быть потому, что его имя «Айтек», то есть «смех». Смех, который им, людям будущего, не суждено будет услышать.    

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

КУЗНЕЦОВА Катя, Чувашия, гор. Алатырь, гимн. 6, 10 кл.

ПРОСТО ВСЕ ОЧЕНЬ УСТАЛИ

 

Закрываю глаза,

Вижу морской прибой.

Мне так хорошо –

Ты рядом со мной.

Открываю глаза,

Вижу пыльные дороги,

Идут люди, а у них грязные ноги.

Запачканы мысли,

Ходят без смысла,

Все стали другие,

Наверное, злые.

Добра почти не осталось –

Только самая малость…

У кого-то есть деньги,

У кого-то их нет…

Тот, кто может,

Покупает куда-то билет.

Другим не хватает даже света,

Не то, что в куда-то билета…

Несправедливы люди стали.

Наверное, все просто очень устали.

 

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

КАРТАШЕВА Юля, гор. Москва. Шк. 446, 11 кл.

 *  *  *

Когда стучится в город осень,

Зовя с собою холода.

Дожди, как слезы, с неба сбросит,

И скажет: «Снова я пришла».

 

Не прячься от дождей холодных,

Не ббояся листопадов злых,

Открой глаза, вздохни свободно –

Увидишь: осень только миг.

 

И миг чудесный, не опасный,

Как солнце в небе – золотой.

А листопады так прекрасны –

Закрыли небо над Москвой.

 

Деревья в сладкой полудреме

Молчат, листвою шелестя:

Для них пришло покоя время,

Им на зиму уснуть пора.

 

А небо ярко-серым светом

Залило землю и дома.

И солнце, что всех греет летом,

Устало, птиц на юг ведя.

 

Взгляни в окно, когда уж вечер

В холодную Москву придет:

Кленовый лист верхом на туче

Сверкая ясно, пропоет.

 

Он скажет: «Это я, рождаясь,

Весной так радовал глаза,

И летом с солнышком играл я,

Теперь же осень – мне пора!

 

Но я не плачу, не страдаю,

Я рад, что жизнь свою прожил.

Теперь я, в листопад ныряя,

Закрою телом лета пыл».

 

        БЕЛЫЙ ГОРОД.

 

 Утром ясним, рано-рано,

 Ты откроешь вновь окно.

 Что за странная картина!?

 Все вокруг белым бело.

 

 Удивишься. Что такое?!

 Ведь вчера, еще вчера,

 Над Москвою золотою

 Осень светлая была.

 

 А сегодня! Что такое?!

 В белом пепле все дома.

 Город, небо голубое –

 Все съедает белизна.

 

 Если выйдешь. Что такое?!

 Холод щеки жжет, как печь, -

 И так хочется скорее

 На снежок пушистый лечь.

 

 Посмотри вокруг! Вся в белом,

 Как невеста перед свадьбой,

 Платье новое надела

 Красная Москва с усладой.

 

 Радуется город вьюге

 И метели грозной - тоже,

 Хоть от пляски снежной люди

 Прозябают на морозе.

 

 Утром ясным рано-рано

 Ты откроешь вновь окно:

 Белый воздух встретит снегом –

 Над Москвой зима давно.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЕКАТЕРИНИЧЕВА Кристина, ГРЯЗНОВА Ира, гор. Москва, шк. 446, 13 лет.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ СТИХИ.

 

ОТ ИМЕНИ РЫСИ.

 

Мне в лесу оленей мало,

Брюхо с голоду свело.

Я на лапу захромала,

На ступила на стекло.

 

Выживаю еле-еле –

Существую на пределе.

 

Нынче веток пышных нету.

Как когда-то в старину.

Хоть и прячусь я меж веток,

Все равно, глядишь, мелькну.

 

Помогите людям, люди!

Нам ведь тоже надо жить.

С этих пор мы, рыси, будем

С вашей школою дружить.

 

ОТ ИМЕНИ ЗАЙЦА.

 

Я ночую, где придется:

В ямке, в норке, под кустом.

Если дома не найдется –

Где не тронут, там мой дом!

 

Ем я траву и коренья,

Только топчут их везде.

Зайцам трудно, без сомненья,

Мы находимся в беде.

 

Помогите, умоляю!

Горю нет конца и краю.

Защитите русаков

От людей и от волков.

 

ОТ ИМЕНИ БЕЛКИ.

 

Мы по веткам скачем-скачем,

Но при этом горько плачем.

Как нам, белкам, не тужить –

Очень трудно стало жить!

 

Мы красивы с шерсткой гладкой,

А приходится несладко.

Ногда мальчишка гадкий

В нас стреляет из рогатки.

 

Ищем желуди мы, шишки.

Так и вертимся мы все,

Словно белки в колесе.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

ВНУКОВА Вика, гор. Москва, шк. 446, 9 кл.

СКАЗКА О ЦАРЕВИЧЕ И ЛЯГУШКЕ.

 

Болото в зелени блистало,

Не видно было ни следа.

Так тихо, мило стало,

Обычно, как всегда.

И птиц не слышно было,

Лишь кваканье лягушек.

И все вокруг застыло,

Не слышен зов кукушек.

Одна, вдали от всех

Сидела, как пушинка,

Полна любви и нег

Лягушка на кувшинке.

Она задумчиво мечтала

О чувстве радостном любви.

Волна волнения бежала

В ее лягушечьей крови.

Царевич был любимым ею

Уже так много много дней.

И он считал ее своею,

Хотел жениться он на ней.

Лягушка радостью томима,

Она его, его... любила.

Любовь его ее убила.

Когда-то в ночь ее весны

Лягушки с горестью кружились,

А, может, это были сны,

Но ей они тогда не снились.

Лягушки ей тогда шептали:

«Не любит он тебя, родная,

Мы все об этом разузнали,

Ему нужна не ты, - другая.

Он думает, что ты – Царевна,

Что после свадьбы ею станешь.

Иль, может даже, королевна,

Но ты судьбы ведь не обманешь!»

Лягушка слушать не хотела,

Она не верила ушам.

Из глаз больших слеза слетела

И покатилась по листам.

Все для нее чужими стали,

Она любила лишь его.

И все часы бить перестали,

Она дождалась своего.

И вот ее настало время,

Ее любви и пустоты,

Она несет себе два бремя –

Себе на гроб несет цветы.

Он понял, что она лягушка.

В его глазах была тоска.

Она была ему игрушка,

Ее любил он лишь слегка.

Он не хотел себе заботы.

Ему противно было все,

И чувство яростной охоты

Будило гнев его еще.

Затем он взял свой лук с стрелою

И натянул его легко,

Остался он один с собою,

Его лягушка далеко.

 

Та несовместность человека

С природой и сейчас живет.

Его печальная опека

Всегда тревоги знак дает.

Коогда шумит березка в поле,

Когда цветет уветок в лесу,

Не подпускай к нему ты горе

И не гони к нему грозу.

 

Земля прекрасна – все здесь равны:

И мошка и медведь на ней.

И правила единства главны

В кругу ее земных друзей!

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

КРАСНЕНКО Маша, гор. Москва, шк. 1624, кл.6.

НАРЦИСС.

 

Наклонил к воде он взор свой ясный,

Над рекою голову склонив.

Он стоял, ленивый и прекрасный,

Свет красою солнечной затмив.

Он стоял, на лик свой дивный глядя,

Два бездонных озера очей

И кудрей витых златые пряди

Отражал, как зеркало, ручей.

Левая рука плеча коснулась...

Кто меня пугает ради смеха?!

Юноша пугливо обернулся,

А в ответ ему лишь: «Эхо! Эхо!..»

Некогда было она красива

И имела множество подруг.

Эхо счастия сего лишило

Слово, глупо сказанное вдруг.

Ей казалось очень остроумным

Насмехаться над могуществом богов...

Повторять должна теперь бездумно

Не слова – куски, обрывки слов...\

Вдруг воскликнул юноша – бездушны

Не останьтесь, боги, вы ко мне.

Сделайте, не будьте равнодушны,

Чтоб я был всех краше на Земле.

Просьба, пусть и глупая, дурная,

Не осталась неуслышанной с небес.

Молния ударила, сверкая,

Грянул гром, и юноша исчез...

Эхо бросилась к Нарциссу было,

Отыскать пыталась молодца,

Голося по берегу бродила,

Утирая слезы без конца.

Все пыталась крикнуть: - Милый, милый!...

Даже не заметив возле ног

На ветру качавшийся красивый

Золотистый маленький цветок.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЕЖОВА Женя, гор. Москва, шк. 2, 10 кл.

                    *   *   *

Глухо о темную хвою копыта стучат,

Город горит за спиной и темнеет в глазах,

Твой вороной жеребец улетает в закат,

Я никогда не могу позабыть этот страх.

 

Гарь от пожарища с белой стены не стереть,

Больше пытаться не буду судьбу я поймать.

Скоро окончит мой путь Государыня Смерть,

Я своего Государя не смог отстоять.

 

Глухо о темную хвою копыта стучат,

Конь вороной уносил на Земле седока...

Смолкнуло сердце – и всадник на Землю упал.

Горе убило его...

Так песни поют.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Литература и искусство