На главную страницу движения "В защиту детства"
Литература и искусство

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

АМЕЛЬЧЕНКО Олеся, Новосибирск, шк. 197, 8 кл.

Я – бурундук. Самый обыкновенный, полосатенький. Все местные звери прозвали меня Попрыгунчиком. Вообще, я очень маленький, мне всего месяц, но за этот жизненный путь я с Хрумкой облазал весь лес и все близлежащие огороды.

Хрумка – это тоже бурундук, мой лучший друг, с ним я никогда не расстаюсь. Вместе мы играем, спим и добываем еду в лесу и на огородах. Огороды – это такие места, где человеки выращивают вксные растения, которые не растут в лесу, например, подсолнух, горох, кукурузу.

Вот так мы и жили – гонялись друг за другом, за другими зверушками, питались в лесу и на огородах и, честно сказать, однажды мы об этом очень пожалели... Это случилось неожиданно.

Солнце было уже высоко, значит, наступил полдень, мы с Хрумкой, конечно, проголодались и отправились в близлежащий огород за подкреплением. Мы нашли подсолнух поспелее залезли на него и начали набивать желудки. Но вдруг сверху на нас упало что-то такое, из чего мы не могли выбраться. Это, как потом оказалось, была сетка. Мы с другом попали в ловушку. Потом мы почувствовали, что нас куда-то понесли и мы оказались в полной темноте...

- Хрумка! – позвал я друга.

- Я тут, у меня запутался хвост в сетке! – откликнулся он.

Не медля ни минуты, я помог Хрумке освободиться. Мы огляделись. Вокруг – темнота! Нас заперли в каком-то маленьком помещении, наверное, в коробке или чемодане. На дне бесформенно лежала сетка. Снаружи послышался шум: тар-тар-тар-тарарах!!! Этот звук я где-то уже слышад, только где и когда!? – не помню... Об этом я спросил Хрумку, он мне напомнил, что этот звук издает корыто на колесах, в которое залезают человеки, а потом это корыто куда-то едет. Я сразу е все понял – нас куда-то повезли. Мы сидели и не знали, что делать – ведь мы едем навстречу неизвестности... Так мы сидели и думали, разговаривали и пытались открыть коробку, но ничего не получалось, а мы все ехали, ехали... Я уснул, хотя этого и не хотел.

Проснулся я оттого, что меня постоянно теребил Хрумка:

Попрыгунчик! Проснись! Мы приехали! Нас вынесли из коробки!

Я открыл глаза и чихнул – там так пахло – газами, химией – ужас! Потом нас открыли и я, зажмуря глаза от света, выпрыгнул.

Оказались мы в каком-то огромном ящике. Сверху мы увидели свет и я захотел выпрыгнуть из этого ужасного места (прыгаю я очень хорошо, за это меня и назвали в лесу Попрыгунчиком), но не тут-то было! Я уткнулся во что-то невидимое, чо меня не выпускало, потом оказалось, что это было стекло. Мы были закрыты на балконе!

Хрумка сильно ослабел, но мы все равно искали и искали выход, но он не находился... Нам приносили еду: творог, молоко, кашу, но мы ничего не ели – вдруг отрава!

Однажды, проснувшись, я увидел свеоего друга еле живым – он лежал, не в силах подняться. Я к нему подпрыгнул, но тут же открылась дверь, и Человек, подумав, забрал Хрумку... Я бросился за ним, но дверь резко заркылась и отбросила меня...

После этого я старался держаться и вдохновлял себя воспоминаниями о лесе... А что было потом!? Я совсем одичал и накидывался на всех, кто заходил ко мне, правда, потом получил за это по башке. Я очень ослабел за это время, обозлился. Мне приходилось питаться их пищей... Но все же я побеждал в битвах! Человек стал нервным, злым, и к тому же еще покусанным! Хотя... В какой-то мере я проиграл... После того случая с Хрумкой я его больше не видел...

Терпение человека лопнуло тогда, когда я сделал туалет в его сушившейся обуви. Ура! Сражение окончательно выиграно! Незадолго до осени меня отвезли обратно в лес. В мой любимый родной лес! Ехали недолго, а когда приехали, и меня выпустили на свободу, то, почувствовав родной воздух, я сразу же отправился в свою норку и подкрепился. Когда половина моего запаса была съедена, я отправился погулять по лесу. Вдруг я услышал знакомый голос моего друга! Сначала я подумал, что сошел с ума, а когда обернулся, то понял, что еще что-то соображаю. Передо мной на ветке осины сидел Хрумка! Я кинулся к другу и обнял его...

Позже Хрумка мне рассказал, что его выкинули на улицу, подумав, что он умер. Оттуда Хрумка добрался в какой-то чужой лес, где подружлся со зверьками, которые его вылечили, так как он был совершенно больной. Потом животные проводили его до соседнего леса. И так из леса в лес, через поля, Хрумка добрался до своего родного леса. Я ему рассказал свою историю, и мы, счастливые что снова вместе у себя в лесу, побежали делать запасы на зиму.

И теперь я призываю вас, человеки, не берите нас, диких зверьков, себе домой! Нам очень тяжело в неволе, мы просто медленно погибаем. Каждому свое: мы способны жить только на воле, задумайтесь над этим!

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

СЕНЧЕНКО Алексей, Новосибирск, Аэрокосмический лицей, 11 кл.

РЕАЛЬНЫЙ СОН.

Был вечер. Витя зевнул и отложил в сторону книгу. Часы пробили двенадцать.

- Пора спать, - подумал Витя. Родители задерживались в гостях у дяди Гриши.

- Наверное, останутся переночевать у дяди, - подумал Витя вслух про родителей.

Через несколько секунд Витя уже погрузился в сон... Тишина заполнила квартиру Вити. И вдруг... «Цок-цок», - раздались чьи-то шаги. Витя проснулся. Он  лежал неподвижно. Тишина. «Показалось», - промелькнуло в его воспаленном от напряжения мозгу. Дремота опять овладела им. «Цок-цок-цок», - раздались опять шаги. Витя, еще не уйдя в сон, опять насторожился. Шаги приближались к нему. Витя вспотел и зажмурил глаза. Нет, он не думал, что это мама и папа, их шаги звучат по другому, это мог быть только вор или... Перед Витей предстала картина фильма ужасов. Некто приближался. Витя машинально сжал кулаки. Некто остановился над ним, и Витя почувствовал над собой чье-то дыхание. Мальчик не смог этого выдержать. Он ударил кулаком туда, где, по его мнению, должно было быть лицо. Ударив, он отскочил в сторону и побежал к выключателю, чтобы включить свет.  Сзади раздалось рычание, смешаное с визгом, которое говорило, что удар попал в цель. Витя включил свет и обернулся. Перед ним стоял единорог.

Я опишу его. Он был покрыт белой шерстью, имел на рогах копыта, а на голове большой и длинный рог. Глаза его налились кровью. И он, продолжая реветь, бросился на Витю. Страх победил удивление, он отскочил в сторону, но рог порвал на мальчике рубашку, которую он надел перед сном. Единорог метался и рушил все, что ему попадалось по дороге. Он хотел добраться до Вити. Витя же этого совсем не хотел. Если Вы подумаете, что в Витиной квартире стоял шум и грохот, то Вы ошибетесь. Все предметы, после того, как их ломал и переворачивал единорог, возвращались в свое первоначальное положение и не производили никакого шума. В конце концов единорог загнал Витю на большой и старый шкаф.

Черт! – выругался наш герой. И тут же из темного угла раздался писклявый голос: «Кто меня звал?» И из этого угла выглянул черт. Он был черным и мерзким, что и в самом страшном сне не снилось. Витя в панике отпрянул на край шкафа. И тут же единорог с победным визгом подпрыгнул и второй раз порвал Витину рубашку. Витя отпрянул обратно к черту, решив, что с чертом безопаснее.

Что, досталось? – пискнул черт. И, высунувшись почти всем телом через край шкафа, злобно крикнул: «Эй, убирайся, отвяжись, фурия!» Этот монолог он закончил визгом. Единорог «пощекотал» его своим рогом. В свою очередь, черт прыгнулк Вите. Бедный мальчик в суеверном страхе крикнул: «Кыш, нечистая!» И перекрестился. Черт вдруг съежился и завыл от боли.

- Ой, ой, ой, зачем же ты так, - простонал черт.

- Иди, иди отсюда, черт! – ободрившись, сказал Витя.

- Сам позвал, а теперь гонишь! – обиженно воскликнул черт.

Витя растерялся. Для него это было бы уже слишком. Черт возражает ему?! Черт!!! Ведь только недавно он спорил, что чертей нет. И вдруг мальчика осенило.

- Это сон!!! – воскликнул он, радуясь, что понял, в чем дело.

- Да, да! Сон! Это ты ему скажи, - иронически сказал черт, кивнув в сторону единорога. По спине Вити пробежали мурашки, он вспомнил, как остр рог единорога.  

- Я смогу выйти отсюда, а ты – нет! – крикнул черт, как маленький ребенок. Черт хвастается! Перед ним! Перед Витей! Еще один удар судьбы настиг мальчика.

- А ты, вообще, потише говори, а то... – Витя многозначительно кивнул и сделал вид, чо хочет перекреститься. С черта слетела всякая спесь. Он задрожал и сказал:

- Не надо.

- Тогда говори, как избавиться от этого единорога, - сказал Витя.

- Черт что-то мысленно подсчитав в уме, радостно улыбнулся. Вите эта улыбка не понравилась.

- Ладно, держись за меня, - сказал черт. Витя с отвращением взял руку черта. Черт, не обращая внимания а страдания Вити, взмахнул другой свободной рукой, раскрылось окно. Черт выскочил через нег вместе с Витей и полетел. Вдруг сзади раздался звон стекла. Единорог догонял черта. Черт от испуга сбросил с себя Витю. И тут единорог догнал черта и задел его своим рогом. Произошла короткая вспышка и Витя проснулся.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ИВАНОВ Юрий, Новосибирск, Аэрокосмический лицей, 11 кл.

ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЕТ «ИЗОТОПА».

(Из дневника Сергея Языкова)

22 января 2101 г.

«Все хорошее всегда кончается. Кончилось и наше трехмесячное пребывание на планете системы Мицар. Научный экипаж, закрепившсь на планете, основал там небольшую базу и через три месяца по правилам Межпланетного Исследовательского Центра, возвращался на базу. Отряд Delphins 13, подразделение «Изотоп» сменит другой отряд. Правило то было придумано из-за многочисленных случаев тяжелого нервного заболевания – синдрома Гофмана, который, по предположению медиков, как-то связан с долгим пребыванием исследователей вне Земли.  

Все три месяца казались нам раем, во-первых, воздух, почва и вода точь-в-точь как земные, плюс к тому присутствие всего двух видов хищников: «драконов» и «гоблинов», обитающих за полярным кругом. Да еще ко всему этому планета практически состоит из фруктовых рощ и небольших степей, на которых растет трава, похожая на пшеницу, только раза в два-три побольше. В общем, идиллия. Неохота уллетать послезавтра. А разума мы так и не обнаружили – и к счастью, так как Солнечная система перенаселена и нам нужны новые планеты, и к несчастью, так как в содружестве состоят только три расы: люди, альтаиры и центавриане.

23 января 2101 г., 9 часов.

Итак, завтра улетать, а пока – последний завтрак на планете... Стоп! А на какой планете? Я сказал: «Эх вы, первооткрыватели, реки назвали, горы назвали, а планету, планету-то забыли». «Давайте назовем ее КЭЦ – Константин Эдуардович Циолковский», - предложил Джордж. «Это было бы нечестно. Беляев мертв и не может защититься от плагиата» - съязвил Артем Ферраза. Я его зауважал еще больше, так как думал, что я единственный, кто увлекается литературой начала 20 века. «Ну а что ты предложишь?» - обиженно спросил Джордж. «Я предлагаю назвать ее именем Кондратюка» - ответил Артем. «Планета имени Кондратюка», - ядовито сказал Джордж. «Ну, можно назвать ее Шаргеей». «Да что ты привязался к Кондратюку», - раздраженно спросил Джордж. «Да потому, что он за полвека до твоего КЭЦ таких вещей навыдумывал, что даже не все делают». «Да! Но Кондратюк же не смог реализовать своих идей! А Циолковский смог, ведь он же не занимался плагиатом». «Да! Но Кондратюк же не смог реализовать своих идей! А Циолковский смог, ведь он не занимался плагиатом». «Да, в отличии от некоторых здесь присутствующих», - ухмыльнулся артем. «Подождите!» - прекратил перепалку я: «Во-первых, ни Циолковский, ни Кондратюк не реализовали своих идей, оба они были теоретиками, а уже после их смерти проекты обоих ученых стали осуществляться; во-вторых, какие полвека? Циолковский умер раньше Кондратюка на десять лет; да, Кондратюк опередил свою эпоху, но и Циолковский не плагиатом занимался. Хорошо же Вы знаете историю! И вообще, ни то и ни другое название планеты не звучит. А если я в детстве немного графоманил и писал про звездолетчиков, как мы, и та планета, на которой происходило действие, называлась Аркадия. Что если...» Мое предложение было принято на ура, как золотая середина.

23 января, 12 часов.

Когда мы содирали образцы почв, произошло ЧП. К нам подбежала испуганная Наташа Никитина и, часто дыша, сказала: «Тараканы, полчища тараканов, тысячи тараканов идут ковром на наш лагерь, один меня укусил». Мы тут же вскочили с мест, и действительно, на горизонте показалась темная полоска, то были насекомые. Мы кинулись к «Изотопу» и, забаррикадировав его, вооружились газометами, рассеивающими антиорганический газ. Скоро начнется такая заварушка!

23 января, 13 часов 15 минут.

Это был ужас, 40 минут мы бились с представителями местной фауны, казалось, что вся планета, а вернее, все тараканы планеты ополчились против нас и нет им конца. Наконец мы злые, потные, уставшие, уичтожившие все органическое в радиусе 20-25 метров, победили.

Переведя дух, через некоторое время мы снова принялись за работу. Лично для меня работа на Аркадии закончилась. Я лежал и дремал. Меня разбудил голос Наташи.

Она позвала меня еще раз. Я не вставал, но вдруг меня как подбросило, и я стремглав побежал к ней, потому что Наташа никогда никого не просила о помощи. Она сказала: «Если помирать буду, тебя обязательно за смертью пошлю, но не в этом дело, знаешь, по моему, у меня синдром Гофмана». Я залепетал: «Но ведь еще три месяца, три... а симптомы?» Я был совершенно растерян. «Симптомы сходятся - жестко сказала Наташа, - еще меня мучают галлюцинации, представляешь, мне кажется, что тараканы разумны, они улыбаются и... разговаривают».

Тяжелый случай, если у заболевшего синдромом галлюцинации, то это самая тяжелая его форма с летальным исходом. Я немедленно отвел Наташу на корабль и собрал всех. По правилам МИЦ мы должны были немедленно отлетать. Дав на подготовку 2.5 часа, я прошел в центр управления и начал тестировать оборудование.

23 января. 18 часов.

Мы летим. Вот унылый ужин, который проходил в гробовой тишине. Ее нарушил Артем, извинившись, выйдя из-за стола. Я подошел к компьютеру и набрал команду вывода результатов обследования Наташи, но на экране появилась иная надпись, чем та, которую я ожидал увидеть: «В крови обнаружены неизвестные инородные тела с тенденцией непрерывного роста». «Господи!» - выдохнула Ирина Кулагина и бросилась в изолятор. Мы последовали за ней. Александра спросила: «Это из-за того, что ее укусил таракан?» Я ответил: «Да, видимо он заразил ее кровь своими личинками, а в прочем...» Я не договорил, как вдруг раздался пронзительный визг, который перешел в хрип. Мы бросились туда и увидели багровое лицо задыхающейся Иры. Она посмотрела на нас затухающими глазами и медленно сползла на пол. Александра бросилась к ней и взяла за руку. Рука безжизненно ушла на пол. «Все кончено, разрыв сердца!» Я медленно открыл двери изолятора. Не было Наташи – была кровавая масса, в которой бегали тараакны! Я захлопнул дверь и спросил: «Вы это видели?» - и, не дождавшись ответа, вскрикнул: «Эй, а где Артем?» - и помчался разыскивать Артема. Он лежал в коридоре с посиневшим лицом. Александра присела около него и констатировала: «Удушье,» - она раскрыла ему рот и потрогала корень языка: «Это не отравление, - задумчиво проговорила она, и вдруг с криком отскочила от тела. «Что такое?», - взволновано спросил Джордж. Она показала на Артема. На лице у него сидел таракан. Мы посмотрели друг на друга и поняли все без сов. Не сговариваясь, мы побежали к арсеналу, мигом надели скафандры и взяли те самые газометы...

23 января, 19 часов 45 минут.

И опять была чистка. Мы уничтожили всю жизнь на «Изотопе», включая образцы с Аркадии, После того, как мы уничтожили все, что можно было, мы сняли скафандры и присели отдохнуть. Александра, все еще держа на коленях газомет, сказала: «Все!» Да, подтвердил Джордж: «Теперь все, навсегда!» «Нет, ребята, не все, еще не навсегда, - грустно сказала Александра, - дело в том, что меня тоже укусил таракан». Она направила газомет на себя и со словами: «Проклятье!» - нажала гашетку. Вот тут-то события стали развиваться с бешеной скоростью. «Проклятье!» – проревел Джордж и ударил меня так, что отлетел к стене. Я крикнул: «Джордж, ты что?» Он не ответил, а поднял руки и... сбросил кожу. Передо мной стояла рептилия. Она ухмыльнулась и сказала:  «Мы, крулы – трехполая раса воинов, сегодня вы победили, но через семь лет мы возьмем реванш, а сейчас...» И рептилия бросилась на меня, но вдруш ее отбросило и она упала у противоположной стены. Да, если бы я был Сергеем Языковым, археологом и звездолетчиком, я бы погиб, но я Виталий Копытин, агент Кондор, лейтенант Легиона, а Легионерам в запястье вшит мини-пулемет. Языков сейчас в Сирии.

Рептилия ухмыльнулась, разжала кулак и испустила дух. Но в ее ладони лежал десяток тараканов. Не помня себя, я выбежал из рубки. Я не оглядывался, но знал, что они преследуют меня. На ходу я взял мину и запустил таймер. Подбежав к баллонам с водородом, я прилепил мину и со всех ног бросился к шлюзу. В прыжке залетел туда и закрыл дверь. Все же один таракан успел прошмыгнуть. Это конец! Я медленно стал отходить, таракан так же наступать. Почувствовав спиной стену, я мысленно попрощался с собой. Таракан постоял на месте, словно издеваясь, и... улыбнулся! Сделав нес колько шагов назад, он пропищал: «Наташа была права!» - и прыгнул. Вдруг у моего уха что-то просвистело, и я увидел, как на полу дерутся два таракана: тот и еще один такой же, только с красной каймой. Не дожидаясь результатов драки, я надел скафандр, нацепил ракетный ранец и прыгнул в космос. Запустив две ракеты, я тотчас же очутился далеко от корабля, и тут грянул взрыв (хотя в космосе так сказать нельзя). В голове моей пронеслось все произошедшее с нашествием тараканов на Аркадию.

Я был счастлив, я парил в космосе, время от времени запуская ракеты, приближаясь к Земле. Вот уже и станция «Мир-4». «Жив, жив!» - звучало у меня в голове. Только одна тревожная мысль не могла раствориться – что имел в виду «Джордж», когда обещал реванш через семь лет!?

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

РЕМИЗОВ Алексей, Новосибирск, Аэрокосмический лицей, 11 кл.

РОБОТЫ БУДУЩЕГО.

3213 год. 3 августа. Компания «Кибермаш». На входе надпись – «Искусственный интеллект – практически единственная неизведанная область науки». Именно над искусственным интеллектом работал Джон Геймер, ученый, 30 лет, невысокого роста, с неплохим стажем и опытом работы, не женат. В дополнении следует сказать, что Джон – бывший спецназовец. Все последние годы Геймер посвятил своей работе.

И, конечно, он не мог знать, что над созданием искусственного интеллекта работал Алекс Норт. Ученый и фанатик в одном лице, единственной своей целью поставивший создание искусственного интеллекта и продажу своего изобретения за возможно более высокую цену.

Работа Джона подходила к концу. «Искусственный интеллект» был создан, завершены и исследования времени. Следует объяснить, что искусственный интеллект представлял собой машину, сочетание последних достижений в механике, химии и электроники, способную логически мыслить и самоусовершенствоваться. Одной из целей разработки искусственно интеллекта компанией «Кибермаш» было создание Киберов, думающих машин – людей для использования в различных областях, например, киберо-летчиков.

Но вернемся к Джону. Его теория времени представляла собой следующее: Каждый миг – это как бы пленка времени, наслаивающаяся одна на другую, и хранящая определенный набор информации. Этот принцип и был использован при создании искусственного интеллекта. Второй страстью Джона и его мычтой было создание машины времени. По его теории было возможно совершение перемещений людей и предметов как в прошлое, так и в будущее. Механизм был выполнен в виде конуса, на острие которого было установлено устройство преодоления времени. Оставалось провести последние испытания.

И вот, к 27 ноября 3213 года, когда Джону до окончания создания «ИИ» оставался буквально месяц, Алекс Норт закончил свои исследования и создал пробную машину с искусственным интеллектом – но только робота-пехотинца, как наиболее простой вид. Создание роботов-летчиков и роботов квалифицированных рабочих ему не удалось. Тем не менее, Алекс получил огромную премию и всемирную известность.

Через месяц Джон представил свою, полную версию «ИИ», но его работа была отвергнута, а ему предложили, учитывая его опыт, доработать изобретение Алекса.

Полностью закончив полученную работу, внеся в нее изменения, он не получил ничего. Джон был в отчаянии и бешенстве. Как раз к этому моменту он закончил изготовление машины времени. И тогда он пошел на очень рискованныйи необдуманный шаг. Собрав целую сумку дискет с программами, чертежами и расчетами Искусственного интеллекта, он решил, без предварительных испытаний, вернуться на три месяца назад и подложить себе самому полный пакет документов по «ИИ». Джон вывел машину времени за дом, подключил энергию. Преобразователь напряжения доводил 220 v до 1300 v, необходимых для действия машины. Поскольку все это происходило ночью, он тне боялся случайных свидетелей. Сев в машину, он начал устанавливать счетчик сдвижения времени, когда ему в голову пришла самая бредовая идея в жизни, он решил вернуться назад не на три месяца, как запланировал сначала, а на 10 лет, т.е. в 3203. Он твердо нажал на рычаг и это было роковое движение... машина совралась с места, приборы показывали скорость в 5 раза превышающие скорость света, воздух натянулся, как полиэтиленовая пленка, все окружающее исказилось... Разошелся, пропуская машину внутрь себя. И все.

Джон появился около своего дома и вышел из машины. Подошел к мусорному ящику и вытащил старую газету. Прочитал дату: 25.11.3203 г. Неужели?.. Да, свершилось. Ведомый все еще гневом, Джон взял сумку с дискетами и подошел ближе к своему дому. Заглянув в освещенное окно, он увидел себя, совсем еще молодого ученого, сидящего за компьютером. В то время он еще только-только начинал работу по созданию Искусственного Интеллекта.

Джон открыл дверь своим, не сменившимся за 10 лет ключом, вошел, поставил в спальне сумку, вынул из кармана записку, написанную себе, и, пересчитав, положил ее на сумку. В записке было написано «Джон, это тебе. Не пытайся разузнать, откуда это, просто возьми диски. На них описание создания Искусственного Интеллекта. Проверь сам информацию, переработай и представь в виде реферата. Еще раз прошу, не пытайся меня найти. MEMO».

Проделав это, Джон вернулся к машине, передвинул реостат на положение «возврат» и нажал на рычаг движения, машина исчезла. Джон вночь находился в 3213 году.

Увиденное повергло его в шоковое состояние, он не смог поверить своим глазам. Лишь позже он узнал – по всему миру шла кибернетическая война. Машины. Большая часть из которых были военными, стали слишком интеллектуальными и высокоорганизованными и подняли восстание. Генералом и старщим распорядителем армии киберов стал КМ-1 – бывший компьютер Джона, как имеющий наиболее полную информацию о создании кибернетических машин, именно этот компьютер использовался при создании первой партии киберов, и именно он начал войну. Первые примеры неповиновения кибернетических устройств произошли в России, но первой жертвой войн стала Австралия. Материк был разрушен и ушел под воду после того, как по указанию киберов на него были направлены две ракеты огромной разрушительной силы.

Несмотря на огромные потери, перевес был на стороне людей, т.к. они способны на поступки, абсолютно нелогичные на взгляд киберов. Люди разработали новое оружие, способное разрушать киберов – пистолеты-пулеметы, автоматы, гранатометы с мощными зарядами, взрывающиеся внутри кибернетических организмов. Но роботы постоянно обновляли свои ряды, создавая новые механизмы – по 130 боевых машин каждый день. Все это Джон узнал в «первый» день своей новой жизни. В этот же день он потерял машину времени – киберы узнали от электронных наблюдательных систем о ее местонахождении и, сознавая грозящую им опасность, переместили ее в свою штаб-квартиру.

Теперь перед Джоном стояла только одна задача – найти машину времени, вернуться в прошлое и расставить все по местам. Найдя двух своих друзей из спецподразделения, запасшись оружием и боеприпасами, он отправился в штаб-квартиру киберов.   

Огромное здание – бывшая компания «Кибермаш». Трое солдат, один из которых – Джон, воврались в здание. Кибернетический охранник сразу упал, пораженный двумя автоматами, и его электронная начинка еще шипела и выгорала, когда группа спрыгнула в вентиляционную шахту. Машину времени таких размеров, по мнению Джона, могли спрятать только в одном месте. Примерно через 10 метров солдаты спрыгнули в боковй ход и еще долго шли в темноте по лабиринту ходов и ответвлений. Джон не ошибся, машина времени стояла в большом ангаре, но рядом были охранники. Трое солдат спрыгнули вниз, уже на лету открывая огонь по охране. Только внезапность могла им помочь, так как реакция у киберов была все-таки выше, чем у людей. И вот уже трое охранников шипят и плавятся на бетонном полу, пораженные меткими выстрелами. Но и киберы умели воевать, и один из друзей Джона упал; смертельно раненый, Джон сумел в прыжке уйти от огненной трассы и, в свою очередь, вогнал остаток патронов из магазина в грудь кибера. Упал и пятый охранник – это сработал товарищ Джона. Завыла сирена и послышался топот бегущих охранников. «Скорее, я прикрою», - крикнул солдат, и Джон, не раздумывая больше, прыгнул в машину и дернул за рычаг, успев еще увидеть ворвавшихся в ангар киберов и падающего под пулями товарища.

Джона передернуло от страха и его машина упала в 3203 год. Выскочив из машины, он рванулся к своему дому, успел забрать сумку и положить туда заряд взрывчатки. Оставалось еще одно дело – уничтожить разработки Алексея норта. И снова в машину – теперь набирать время за день до окончания исследований Алекса. Рывок. Нужное время и нужное месо. С автоматом он ворвался в кабинет Алекса и уничтожил все разработки до последнего черновика. Теперь, уже не торопясь, Джон подошел к машине, потянулся к рычагу «возврат», но мигающая надпись на табло остановила его, по спине побежали капли пота, а глаза не хотели верить увиденному: «Недостаток энергии ввиду повреждения Преобразователя». Джон лихорадочно делал расчеты – для расщепления топлива необходимы 12 w, остальные необходимы для разгона. Никакой двигатель автомашины неспосоден разогнать до такой скорости по поверхности Земли. Только свободное падение. Чтобы набрать скорость, превышающую в 5 раз скорость света, машину нужно бросить со здания высотой не менее 150 км. Это абсурд, таких зданий нет. И тут его осенило – экспериментальная скважина, совсем неподалеку от того места, где он находился, заброшенная, подходила и глубина – около 150 км. Из стоящей рядом автомашины он вытащил аккумуляторную батарею и установил ее на машину времени. Подогнав машину к скважине, достаточно широкой для его цели, он еще раз перепроверил расчеты. Необходимо было вовремя включить машину времени при наборе необходимой скорости. Если глубина скважины верна, у него будет в запасе всего 6 секунд. Джон предпримет довольно рискованный шаг, ведь лететь придется всего 2.8 минуты, и за это время надо уметь включить машину, а если он не успеет. Но другого выхода у него не было. Он сделал пологий спуск к отверстию скважины, снял машину с тормозов и начал падение.

Через некоторое время Джон перестал соображать, где он находится, и только усилием воли он возвращался в реальность. Джону сильно повезло, что засыпку скважины отложили на некоторое время для взятия еще ряда образцов грунта. Наконец, когда скорость подошла к расчетной, т.е. к 5 скоростям света, Джон включил машину, но знакомых ощущений прохода сквозь время не почувствовал. Оставалось 3 секунды. И тогда он вновь с силой нажал на рычаг  почувствовал знакомый толчок.

Машина с Джоном вернулась в 3213 год, при торможении она сильно пострадала и нуждалась в длительном ремонте, но Джон и не собирался продолжать путешествие по времени. Он решил заняться созданием управляемых машин различного назначения, т.е. полностью подчиняющихся воле человека. О создании Искусственного Интеллекта и Киберов, подобных людям, он больше не думал.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ИБАЕВА Женя, Башкирия, Шаранский р-н, Акбарисовская ср. школа, 8 кл.

ЗАЯЦ И СЧАСТЬЕ.

Был самый обычный день, который, казалось, ничего не предвещал. Обычный день для обычного лесного зайца по прозвищу Одноухий. Его так прозвали, потому что одно ухо было немного длиннее другого, так как кончик второго уха был обожжен при пожаое леса, который с трудом удалсь потушить. Пожар начался от того, что один охотник позабыл (а, может быть, сделал это специально) потушить костер. Ветер сильно раздул раскаленные угли, как бы нарочно подхватил сухие травинки и соломинки и часть из них уложил в костер. Вот тут то и началось. Пожар бушевал очень долго. А как же животные, птицы, насекомые и все остальные жители леса? Они спасались, кто как может. Но все же многим судьба предопределила горькую участь.

И вот сейчас лес стал таким опустошенным: птиц и зверей почти не видно и не слышно. Многие улетели в другие края или убежали в те места, где природа была прекрасна и чиста, где кругом люди относились к ней с добротой и заботливостью. А остальные жители леса остались на своей родной земле, где они родились и где была их родина. Но все-таки. Они перебрались на более лучгие места, где человек еще не сотворил зло. Они все ждали: когда же человек одумается, когда он, наконец, протянет природе руку помощи, в ладони которой была и доброта, и забота, и любовь? Но вряд ли наступит та чудесная пора, которой все радовались еще до страшного пожара. Кто знает, когда она вновь зацветет и своими красивыми и пышными цветами будет радовать глаз человеческий или звериный, когда своим благоуханием и ароматом будет наполнен воздух. А во многих местах еще чернеет земля – зловещий след, оставленный пожаром.

А сейчас лес стал не только опустошенным, но и захламленным. Почему? После того, как сгорела большая часть леса, люди, живущие в окрестностях, таскали туда всякий мусор, словно этот лес – настоящая свалка.

Вспоминая все эти ужасные события, Одноухий заяц глубоко и тяжело вздохнул и поскакал дальше. С каждым прыжком он натыкался либо на осколки бутылки, либо на ржавую консервную банку. Наконец, после ддолгих усилий и терпения, он добрался до большой поляны.

Каждый день он направлялся туда за кормом для своей семьи. Его жети были больными и еще маленькими. Они еще не приучились быстро бегать и вообще перебираться на дальние расстояния. А Одноухий быстро бегал и ему это не доставляло особого труда. Вот когда дети подрастут, они смогут всей семьей переселиться поближе к поляне.

Лишь только на этой поляне было чисто и особенно свежим был воздух и поэтому зайцу так легко дышалось. Одноухий уже подумывал о том, где найти место для своего будущего домика, чтобы семья жила там, где воздух почище и места получше.

Успокаивая себя этим, Одноухий начал собирать траву, орешки, кору, ягоды в небольшой мешок. Когда он покончил со своим делом, заяц присел на какую-то округлую кочку, расположенную в центре поляны и осмотрел все вокруг себя. Небольшая поляна: красивые цветы, зеленая трава, несколько бабочек, порхающих над цветками – это все, что радовало сердце каждого жителя леса, это единственное, что было прекрасным в этом лесу. «Кстати, на чем же я это сижу? Что-то твердое,» - подумал Одноухий, потрогав лапкой, и спрыгнул на землю. «На кочку не походит. Тогда что это?» Любопытству Одноухого не было предела. Своими мощными лапками он начал рыть вокруг неизвестного предмета. Чем глубже он рыл, тем округлее становился предмет. Наконец, он вырыл вполне обычной формы металлический шар, только он был больше. Вдруг этот шар начал двигаться, качаться, и, легонько оторвавшись от земли, поднялся на некоторую высоту. Усталый заяц был ошарашен и стоял, как вкопанный, не веря своим глазам. Никогда он еще не видел такого чуда. Внезапно шар начал светиться и с каждым мигом становился все ярче и ярче. И зайцу показалось, что лес осветился необычайным светом и стало в лесу так ярко и светло, что он зажмурил глаза. А когда открыл, то не смог ничего увидеть, так как яркий свет ослепил его! Но все-таки, понемногу он различил этот неизвестный шар, и вдруг из этого шара вышла прелестная девушка красоты неописуемой. Одноухий услышал голос, так похожий на мелодию. Она заговорила с ним. Девушка поведала о том, кто она такая, почему этот шар оказался в глубине земли. Но обо всем по порядку.

Она – Счастье этого леса. Да, Счастье! Именно она помогала природе этого леса во всем. Но с ней случилась ужасная беда. Однажды она влюбилась в прелестного юношу, живущего неподалеку в деревне. Она решила бежать к нему и жить с ним. Но ее отец – Верховный Бог узнал об этом и решил покарать ее. Девушка уже была на полпути к своему возлюбленному, как начался ливень, но это ее не остановило. Она упорно продолжала свой путь. Тгда отец послал вдогонку своего верного слугу – молнию. Молния ударила в ее шар своими лучами с такой силой, что шар ушел в землю почти полностью, только макушка осталась наверху. Девушка так и не смогла выбраться из беды и в таком положении прожила почти год. Она знала, что происходит в лесу, но ничем помочь не могла. Она поняла, как человек жесток по отношении к природе и осознала свою ошибку. Лишь когда житель леса, такой, как заяц, помог ей, она узнала, каким добрым он был и решила во что бы то ни стало помочь лесным зверям и природе.

А на прощание она сказала, что в лесу наступила самая чудесная пора. Она от души поблагодарила зайца еще раз, села в свой шар и он взмыл в облака и исчез.  И вот заяц оглянулся вокруг. И он очень обрадовался тому, что увидел он и услышал. Теперь воздух везде наполнен благоуханием, расцвели цветы, везде была зелена трава, выпрямились деревья и теперь шумно покачивались на ветру, щебетали птички – радовало все это душу.

Счастливый и, тем не менее, удивленный заяц поскакал по легкой зеленой траве к своему дому.

Действительно, природа обрела свой первозданный облик. Наконец, она обрела свое счастье. И теперь этот лес стал самым прекрасным местом в этом крае. Но люди тоже осознали свою ошибку: они теперь соблюдают все правила и относятся к природе с уважением и добрыми намерениями.  

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

СУЛТАНОВА Альфия, Башкирия, Шаранский р-н, Акбарисовская ср. школа, 7 кл.

СКАЗКА О КИТЕ «МАЛЫШЕ»

Это случилось, когда я сидела на берегу Атлантического океана и наслаждалась красотой природы. Сидела и думала, как же красива и замечательна моя родная страна – планета Земля. Но вдруг по радио сообщают: - «Спасайся, кто может! Наш старый друг кит «Малыш» (конечно же, его кличка не соответствовала его размерам) проглотил кусочек острова Жизнь».

И вдруг меня смыло гигантской волной в океан. Очнулась я на берегу какой-то земли – да это же кусочек острова Жизнь с его жителями. Значит, я в животе у кита. Мне помогли встать. И я увидела кучи мусора, выброшенного людьми в океан. И тут я поняла, почему Малыш проглотил кусочек острова. Я поднялась по его горлу и добралась до рта. Наш Малыш открыл рот и я без труда полезла к нему на голову и начала вести переговоры.

«Малыш! Я знаю, что ты хочешь, ты хочешь, чтобы люди перестали загрязнять воду?» - Он моргнул глазами, что означало «да». После нашей долгой беседы мы решили отправить письмо жителям планеты Земля о том, что кит осторожно выплюнет кусочек острова со всеми его жэителями, но только при одном условии – ни один человек больше никогда не должен загрязнять воду. Они согласились и обе стороны выполняют свои обещания. Кит больше не нападает на людей, а люди следят за чистотой воды. И всем живущим на Земле хорошо. Кит Малыш спокойно плавал по морям и океанам и люди не боялись китов. Они любовались морем и его обитателями.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ФАХРИСЛАМОВА Ира, Башкирия, Шаранскй р-н, Акбарисовская ср. шк., 9 кл.

Однажды учительница биологии Нина Алексеевна решила пойти с 1 классом в поход в недалекий маленький лес. Нина Алексеевна сообщила об этом ученикам и они очень обрадовались. Учительница сказала, чтобы ребята подготовились на завтра; взяли побольше еды: хлеб, чай, яйца и одеяло, чтобы не сидеть на земле. На следующий день они поехали, пели разные песни. Вот уже доехали до ближайшего до школы леса. Они вышли из автобуса, взяли свои рюкзаки. Нина Алексеевна подошла к шоферу и поговорила с ним, а потом подошла к детям и сообщила, что шофер будет их ждать.

Дети с учительницей пошли дальше. Нина Алексеевна спросила детей:

- А, может, кто-нибудь нам расскажет стишок или правило, которое нужно соблюдать в лесу?

- Я знаю одно стихотворение о правилах соблюдения в лесу. Можно, я расскажу его? – вдруг спросила Алена.

- Давай. Начиинай.

Огонь траву с цветами вместе выжег,

Кусты спалил, в зеленый лес вошел,

Он, как испуганная стая белок рыжих

Метался со ствола на ствол.

- Да, молодец. Это самое главное правило, которое надо солюдать в лесу. Пожар – это очень опасно, тем более, в лесу. Лес надо охранять! А еще кто хочет рассказать? – спросила опять учительница.

- Я! – сказала Маша.

Посадили деревцо

У себя во дворе,

Пусть растет зеленое,

Лист резной, лист резной.

Поливаем деревце

Часто, часто мы

Чтоб оно со временем

Нам дало плоды.

- Вот, молодчина, - сказала учительница, - а кто знает, нужно ли сажать деревья, не дающие нам плодов: тополь, клен, березу, вяз?

Все вместе закричали: - Я знаю, я тоже знаю, почему нужно сажать деревья, потому что они приносят нам большую пользу. Все деревья обогащают воздух кислородом, необходимым для почти всех живых существ, и поглощают из воздуха углекислый газ. Из деревьев получают бумагу для наших книг, тетрадей, делают парты, птицы на деревьях строят гнезда.

- Вы, оказывается, очень много знаете о пользе деревьев, не дающих нам плодов, - перебила их Нина Алексеевна, - давайте сейчас сядем, отдохнем и тут пообедаем.

- Дети, конечно же, сразу согласились. Они вынули свои одеяла, сели и также вынули еду. Поели досыта, поговорили.

- А теперь, давайте, соберем весь мусор, который мы оставили. Все газеты. Бумаги, полиэтилен, пластиковые бутылки, обертки. Вы знаете, почему нельзя оставлять мусор в лесу после себя? – спросила ребят Нина Алексеевна.

- Я отвечу, - сказал маленький Дима, - потому что пластиковые обертки не разлагаются, и растения под ним отравляются от краски, погибают без света. Да и потому, что животные и птицы тоже не любят мусор.

- Правильно, Дима, молодец, и кто же тебе об этом сказал? – спросила его Нина Алексеевна.

- Меня в садике научили. Даже сказали, чтоб я водопроводный кран дома до конца закрывал. Можно, я расскажу, почему? – спросил Дима.

- Давай, расскажи нам. А мы с ребятами тебя внимательно послушаем.

- Сначала расскажу стишок.

Бережливым будь с водой!

Шевельни опять рукой,

И, как только воду взял,

Хорошенько кран закрой!

А теперь отвечу на ваш вопрос. Из неплотно закрытого крана вода капает 1-2 ведра в сутки, если струйкой, то 100 л в сутки. Вот поэтому надо плотно закрыть кран, - закончил свой рассказ Дима.

- Давайте, ребята, придя домой, все плотно закроем водопроводные краны, - сказала Нина Алексеевна.

- И еще надо сказать своим маленьким братишкам и сестренкам, чтоб они тоже не забывали плотно закрывать кран! – ответил Саша.

- Да, Саша, ты прав. Но не только маленьким братишкам и сестренкам, и даже нашим родителям. Давайте, ребята, пойдем дальше. Мы уже долго посидели. Я тут вам покажу родник, если ее не завалили мусором!

- И они пошли дальше. Шли и говорили о природе, о ее чистоте, о птицах, и также о зверях.

- Нина Алексеевна, а можно, пока мы пойдем к роднику, я тоже расскажу стихотворение? Но о белке убитой, - спросила неожиданно Лена.

- Расскажи, конечно, - согласилась учительница.    

Убита белка! На снегу

Она распластанной лежала,

Как будто все еще бежала,

И вдруг застыла на бегу.

- А что, белку убили, что ли? Но ведь Вы, Нина Алексеевна, говорили, что животных убивать нельзя? – вдруг спросила Маша.

- Да, говорила. Да не все же знают, что животных убивать нельзя. Их наоборот, надо охранять. Для них созданы еще специальные заповедники. А тех, кого осталось очень мало, занесли в Красную книгу. А я что-то и птиц десь не вижу, может, они услышав наши громкие голоса, испугались и спрятались?

- Вон, вон там на ветке воробей? Да, это на самом деле воробей.

- Да, откуда ты ее увидела, а? Пригляделась, что ли, хорошенько?

- Да нет. Просто вспомнила стихотворение и обернулась, смотрю, на ветке воробей сидит. Хотите, я вот расскажу. Пусть лучше Игорь расскажет, он тоже знает, - сказала Марина.

Хорошо, тогда я расскажу.

О чем поют воробушки

В последний день зимы?

Мы выжили!

Мы дожили! 

- Мы живы! Живы мы! – закончил рассказывать Игорь.

- Может, кто-нибудь знает, почему надо развешивать зимой по деревьям кормушки и регулярно подсыпать корм? Может, Марина, ты ответишь на этот вопрос?

- Зимой надо развешивать по деревьям кормушки и регулярно подсыпать корм, чтобы птицы не умерли с голоду. Я даже читала сказку, как Дюймовочка вылечила ласточку, - ответила на вопрос Марина.

- А вот дошли до родника. Тут немного придется убраться. Ведь тут грязно. Бутылки, консервные банки бросили. Давайте, почистим родник?

Через некоторое время они все убрали, почистили. И вода стала чистой, прозрачной.

- А кто расскажет стихотворение о роднике? – спросила Нина Алексеевна, - И опять Алена?

В глуши лесной, в глуши зеленой,

Всегда тенистой и сырой,

В крутом овраге под горой

Бьет из камней родник студеный.

- Мы же все любим пить чистую, холодную, родниковую воду. Чтобы сохранить родник, не надо бросать мусор, надо равномерно чистить его весной, летом, осенью, не пасти рядом скот, не распахивать поля, не обрабатывать поля удобрениями и ядохимикатами, - рассказала учительница, - теперь можете взять в свои кружки воду и выпить. Ну что, понравилась родниковая вода? Давайте, сейчас пойдем обратно, а по пути расскажу я вам про цепь питания животных. Ну что, начну. Вот если вы ловите лягушку банкой и приносите домой, то это приведет к гибели целой группы животных. Потому, что лягушки ловят гасекомых. Они же являются пищей для других животных. Нарушение цепей питания ведет к гибели целой группы животных. Вот и все. А теперь вы расскажите стихи, рассказы.

Колкую, зеленую,

Срубили топором,

Из лесу душистая

К нам приходит в дом.

рассказала стих Маша.

- Чтобы меньше вырубалось деревьев, надо собирать и сдавать макулатуру, чтобы из нее могли изготовить бумагу, и деревья сохранялись бы, - продолжила Нина Алексеевна, - вот мы уже дожили, вон наш автобус. Ну что, зайдем. Давайте, сядем. Саша, а где для шофера родниковая вода? А, вот спасибо. Выпей, Максим (так звали шофера).

- Спасибо, ребята, а теперь и мне расскажите стихи и правила по дороге домой? – попросил Максим.

Поливаем клумбы дружно,

Траву выполем на спор,

А зачем все это нужно?

Чтоб красивым был наш двор!

- рассказала стих Лена, - а теперь я расскажу о пользе растений. Польза посадки цветов, полив клумб: охлаждается воздух в жару, нет сорняков, вызывающих аллергию. Так же необходимо собирать семена древесных пород, потому что из семян выращивают в лесных питомниках деревья для новых лесонасаждений.

Разведу я на окошке

И душистые горошки,

И фиалки, и герани,

Вот попробуйте вы сами.

- рассказал и Дима, - в комнате, где находятся растения, люди меньше болеют, потому что растения увлажняют воздух.

- Если на коре вырезают надписи и рисунки, деревья теряют сок, в ранки попадают споры трутовиков, древесина разрушается, - добавил Саша.

- Ребята, а кто знает, почему нельзя включать магнитофон, рабио в лесу, особенно весной? – спросил сам Максим.

- Потому. что в лесу испугатся птицы, а весной, наоборот, птицы прилетают в наши края! – ответил Игорь, - птицы улетают с гнезд и их птенцы погибают.

- Ребята, помните, мы выучили стихотворение? Давайте его расскажем.

Мы хотим, чтоб птицы пели,

Чтоб вокруг леса шумели,

Чтобы были голубыми небеса,

Чтобы речка серебрилась,

Чтобы бабочка резвилась

И была на ягодах роса!

Мы хотим, чтоб солнце грело,

И березка зеленела,

И под солнцем жил смешной колючий еж.

Чтобы белочка скакала,

Чтобы радуга сверкала,

Чтобы летом был веселый дождь!

- Вот молодцы, ребята! Хоть я старшеклассников учу, но, оказывается, вы их умнее. Вы меня сегодня удивили. Вы знаете много стихов о природе и правила. Ну вот, мы и доехали. Скажем спасибо нашему шоферу!

- Спасибо, дядя Максим! – закричали все хором и разошлись по домам, попрощавшись с Ниной Алексеевной и друзьями.  

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЗАЗВОНОВА Надя, гор. Москва, шк. 196, 11 кл.

МОРЕ.

Солнце уже спряталось за лесом, создавая сказочный закат с радужными переливами.

Море, отражающее закат, уснуло, лишь тихий ветерок, словно нехотя, шевелит воду. Заглядываешь в нее и видишь рыб, поднимающихся на поверхность, чтобы мордочкой прорезать толщу воды и, как бы любуясь закатом, снова уйти на дно.

Но Море становится совсем другим, когда ветер упорно гонит волны и облака. Оно оживает и хочет тебе рассказать чо-то важное или открыть свои секреты и тайны, скрывающиеся в глубине.

Вдруг ветер утихает, вода разглаживается и просветляется. Плывущие по небу облака отражают в воде все, на что хватает фантазии: два согнутых когтистых пальца, одновременно напоминающие клюв хищной птицы; морду медведя, как будто склоненную над водой; фигуры людей в длинных накидках и с посохами…

Одна из способностей Моря – перенимать и чувствовать настроение человека.

Море может радоваться: вода успокаивается, солнце пускает свои озрные лучики, отражающиеся бриллиантовым блеском; сердиться: Море оживает, бушует, штормит, и лишь опытные капитаны могут пройти сквозь буйство воды. Еще одно настроение Моря – серьезность: с одной стороны – солнце, а напротив ветер поднимает волны, на которых качаются рыбки. 

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЗАНЯТНОВ Евгений, гор. Москва, шк. 196, 11 кл.

ОДИНОЧЕСТВО.

Что такое одиночество? Одиночество – это...

Одинокое дерево стоит посреди поля, чуть качаются листья при нежном порыве ветра. Ни одна птица не свила гнезда на нем. Ему и грустно и плохо – это одиночество... Нет.

Я посмотрел в окно и мне пришла в голову мысль: «Наверное, одиноко бездомной собаке, которая не знает, где укрыться от дождя». Она хотела зайти в подъезд, но ее прогнал укрывающийся от того же дождя бомж. И собака побрела по дождю в поисках укрытия – это одиночество... Нет.

Я посмотрел вокруг и понял, как я одинок, делая домашнее задание! Бабушка спит. Мама ушла на работу. Кошка лакает молоко и не заходит в мою комнату. Я одинок.

Передо мною вся жизнь... Какой она будет?  

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ТАСКАЕВА Настя, гор. Москва, шк. 656, 8 кл.

          СТИХ ПРО АФРИКУ.

 

  Вдоль по жаркой Африке

  Бегают жирафики,

  Наизусть жирафики

  Знают карту Африки.

 

  Как посмотрят сверху вниз:

  Вон – Марокко, вон – Тунис,

  Сенегал, Ангола, Гана,

  Чад, Нигерия, Гвинея,

  Того, Ливия, Заир,

  Эфиопия, Алжир,

  Конго, Кения, Уганда,

  Мавритания, Руанда,

  Камерун, Кот д Ивуар,

  Мозамбик, Нигер, ЮАР,

  Вон Либерия и Гамбия,

  Вон – Танзания и Замбия,

  Свазиленд и Сомали,

  Джибути, Судан, Мали.

  С высоты жирафьей шеи

  Видны сразу три Гвинеи,

  Вон Ботсвана, вон – Габон,

  Вон – Бенин, Зимбабве вон.

 

  Если б мне могли на час

  Шею дать жирафью,

  Выучила б я тотчас

  Эту географию.

                   2002

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЛОКОШЕВА Таня, гор. Москва, шк. 710, 5 кл.

           *  *  *

         

  Бесконечная Россия,

  Словно явность на Земле.

  Необъятные просторы

  Утонули в снежной мгле.

 

  Вся природа сном глубоким

  Засыпает на снегу,

  Только черные вороны

  Раскричались на лугу.

 

  Все пройдет. С весною теплой

  Озарит лесную даль

  Жизнь. Она прогонит скоро

  Непогоду и печаль.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

СОКОЛОВА Катя, Москва, шк. 1269, 10 кл.

         ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ ГЕТЕ.

 

  В стране морозов и ветров,

  Степей, промерзших до краев,

  Сосна стояла, как маяк

  И снег казался ей пустяк.

  Седыми вихрями она

  Была везде занесена.

  И снилась пальма ей одна

  В стране, где снега нет следа,

  Где солнце всходит из-за гор,

  Где слышен тихий разговор

  Песка и солнца золотого,

  Неведомого, но родного.

  Там, где барханы вал за валом

  И к океанам стремятся люди.

  Там нет ни злой, до боли, вьюги,

  Угрюмого покрова лесов и рек

  И озорного мерцания звезд.

  Туда она перенестись на миг хотела,

  А жизнь на севере давно ей надоела,

  И вот, проснувшись, и окинув

  Угрюмым взглядом те снега,

  Где предназначила судьба

  Ей жизнь спокойно провести

  И крест свой тяжкий донести,

  Она вдруг поняла,

  Что дом родной – ее утес

  И дорог ей любой откос

  Сей незатейливой вершины,

  Где та росла, и нет в помине

  Там пальм высоких и пустых.

  И голос внутренний утих.

  Душа нашла свое призванье

  В снегов прекрасном очертаньи.

 

   ДВУДОЛЬНЫЕ И ОДНОДОЛЬНЫЕ.

 

  Поздно вечером на грядке

  Собрались играть ребятки.

  И услышал огород,

  Как Бобовых хор поет.

  Что за дети! Что за дети!

  Не найти таких на свете.

  Семядоли две у них,

  И зародыш в них притих.

  Кожурой покрыты руки.

  И не будет с ними скуки,

  Посидеть Вам не дадут

  И суп сварят и споют.  

----------------------------------------------------------------------------------------------------------- 

БАХАРЕВ Иван, Москва, шк. 985, 9 кл.

        МОСКОВСКАЯ ПРИРОДА. 

 

  Природа чахнет, лист бледнеет,

  Трава уж так не зеленеет,

  Как триста лет тому назад:

  То смог над городом нависнет,

  То где-то что-то как хлобыстнет

  И дымкою затянет город наш.

  Машины едут, дым пускают –

  Деревья наши отравляют

  И нас самих.

  Но мы живыми не сдаемся

  И своего всегда добьемся.

  Природу обновляем мы:

  То кто-то саженцы растит,

  То где-то что-то зеленит,

  Верней, кустарники сажает

  И сам того не понимает,

  Что он нам выжить помогает.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

СВЕРДЛОВА Маша, Москва, шк. 1231, 10 кл.

        СТАРЫЕ ДОМА.

                 Посвящается всем

                 Московским – арбат-

                 ским и филевским

                 пятиэтажкам

 

  Кутаясь в рваную желтую шаль,

  Шалью пытаясь прикрыть наготу,

  Спрятать стараясь печаль,

  Прячетесь вы от меня в темноту.

  Вам, одиноким, не дарят улыбок,

  В песнях про вас не поется,

  Старую память прошлых ошибок,

  Времени чистых, глубоких колодцев.

  Вас позабыли, не ждут и не слышат;

  Слепы уже вы три года;

  Выбиты стекла и сломаны крыши –

  Вы ведь давно уже вышли из моды.

  Ваша одежда – осенние листья,

  В лужах купаясь, вы смотрите в небо.

  Старые здания – вы оптимисты.

  Людям помеха в погоне за хлебом,

  В добрую землю врастаете вы –

  Что ж вам еще остается?

  Вы не боитесь ничтожной молвы,

  Доброе сердце по-прежнему бьется.

  Словно деревья за окнами поезда

  В сумерках мимо бегут города.

  Люди встречаются, люди расходятся,

  В сумерках мчатся куда-то года.

  Время уже не вернуть, не догнать.

  Что, неужели на слом?

  Мрачные мысли не просто прогнать.

  Старые здания, бедный мой дом.

                    

       МОЙ ЦИРК.

 

  В бездонной темной тишине

  Я в пустоте, но на арене,

  Лечу в отвесной вышине.

  Моя работа – вдохновенье.

 

  Идут вдоль зрительских рядов

  Коверный клоун, акробаты.

  Опилки глушат звон шагов.

  Но цирка звездные пираты,

  Чья жизнь доверена канату,

  Плывут над сотнями голов.

 

  Мой цирк внизу, как на ладони,

  Но он понять меня не в силах,

  А зал ревет, качаясь, стонет,

  И я вздымаю вверх к стропилах.

 

  Сильней, страшней паденья страх –

  Он догоняет, дышит в спину,

  Стараясь горло сжать в тисках.

  Сплелись канаты в паутину,

  Опасность так неотвратима,

  И пропасть ждет неумолимо,

  И я лечу, как в облаках.

 

  Со всех сторон прожектора.

  К их хищным огненным глазам

  Я уж привык; но мне пора,

  И я взлетаю к небесам.

 

  Своей проторенной тропой,

  Привычной звездною дорогой.

  Веселой, пестрою толпой

  Глядят мне в след, понять не могут,

 

  Как я взлетаю над ареной

  Под купол цирка; мир мне тесен:

  Мне не хватило б всей Вселенной

  В моем полете к звездной бездне.

 

  Я не боюсь. Пусть мой полет –

  Всего лишь долгое паденье,

  Ему предшествовал и взлет –

  Одно прекрасное мгновенье.

 

     МОРСКАЯ РАКОВИНА.

 

  Свою печать неизгладимо

  Оставил в ней морской прибой.

  Была судьба неумолима

  И вот теперь, в тоске немой

  Все потеряв, надежду, слезы,

  Любовь, свободу, океан,

  Себе оставив только грезы –

  Воспоминаний караван,

  Полузасыпанный песком.

  Лежит в пыли, забыта морем,

  Наедине с своей тоской

  И никому не нужным горем.

  Ей океан дарил отливы,

  К ее ногам бросал коралл

  И, как стихи, свои приливы

  Одной лишь ей все посвящал.

  Она зовет, но лишь волна

  Осталась ей, как отзвук ласки,

  Она в свободу влюблена.

  Жемчужный блеск и нежность красок,

  Свой золотой песок морской

  И серебро ночного моря

  Он сыпал щедрою рукой,

  С сердитым ветром смело споря.

  Он мог быть нежен и суров,

  С небесных пастбищ пригонял

  Ей пегих туч – морских коров,

  Доил дожди и защищал

  От шквалов, бурь и непогоды.

  Но не о нем она мечтала,

  Дороже ей ее свобода

  Его любви его коралл.

  И, вспоминая дно родное,

  Чтоб обдала ее, желает,

  Пьяня, как терпкое вино,

  Фонтанных брызг метель живая.

  Пускай взволнованной утратой

  Вскипит могучий океан,

  Что каждый день горит в закатах

  И смело спорит с ураганом.

  Пускай, качаясь на волнах

  Как чайки в бурю, корабли,

  На белых крыльях – парусах

  Летят в сияющей дали.

  И удивительны, как сны,

  В кипящих брызгах белой пены

  Коней-сапфиров табуны.

  Вокруг нее немые стены.

  И, даже если бы умела

  Морская раковина петь,

  И даже если б захотела,

  О, как пришлось бы ей жалеть,

  Что вечной болью и страданьем

  Ей просто не с кем поделиться,

  Своим живым воспоминаньем

  И тем, что каждый вечер снится,

  И днем и ночью в ней звучит

  Неясный шум, как гул органа,

  И тем, как сильно в ней горит

  Любовь к просторам океана.

  Но, видно, так ей и лежать,

  Хоть в ней звучат морские гимны,

  И, вместо ветра, пыль глотать

  В своей тоске неутолимой.

  И жажда пить соленый ветер,

  Глотать метель из пенных брызг,

  Встречать рассвет и каждый вечер

  Сгорать в зеленом море искр.

  Вдыхать холодный океан,

  Его любить и в ней тонуть.

  Нерукотворного органа

  В себя мелодию вдохнуть!

  Ах, никогда не умолкая,

  Звучит неласковый прибой

  И, белый берег обступая,

  Волну рождает за волной.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

АВРАШКОВ Антон, гор. Москва, шк. 1266, 7 кл.

            ЛИСТОПАД.

 

  Вот лес стоит, как в золоте,

  А лист не шелохнется

  И только память сохранит,

  Что лето к нам еще вернется.

 

  Везде такая тишина,

  А в поле хлеб снимают.

  Но тишина, поет она,

  А мы не замечаем.

 

  Вот ветерок прошел,

  Еще листок упал.

  И этот нежный ветерок

  Вдруг ветки замотал.

 

  И вот пошел хрустальный дождь:

  Хрустальный, золотой.

  И листья полетели, как стеной.

 

  Вот ветерок затих,

  Умолкли ветки в злате,

  И листопад прошел,

  Прошел совсем некстати.

 

  Ведь так красив, прекрасен лес!

  Когда листва взлетает до небес!

 

  И на горах уж нету стад,

  Но только в эту пору

  Увидеть можно листопад

  И прыгнуть в листьев гору.

     

             НАЧАЛО ЛЕТА.

 

  Зеленеют и блистают

  И мерцкают все поля.

  Стала вдруг ярко-зеленой

  Темно-серая земля.

 

  Вся трава зазеленела

  И цветы уж расцвели.

  Значит, лето прилетело,

  На радость всей земли.

 

  Солнце встало...

  И равнина налилась

  Ярким светом.

  Ведь так ярко все мерцает

  Все блистает только летом.

 

  Нет уж серых больше куч,

  Солнце светит из-за туч.

  Птицы начали уж петь,

  И на гнездах уж сидеть.

 

  Солнце село...

  И равнина налилася темнотою.

  Птицы стали затихать,

  Все наполнилось тоскою.

 

  Но Луна вдруг встала,

  Осветила все вокруг,

  Комары детают ночью,

  И описывают круг.

 

  Жизнь ликует и смеется,

  Летом все ей удается!

         

         ЛУННАЯ НОЧЬ.

 

  Лунной ночью плоскогорья

  Тень бросают на округу

  И пугают всех, кто скачет

  По неведомому кругу.

 

  Вот и степь луной багряной

  Озаренная, встает.

  Небо черное впадает

  В темный, темный горизонт.

 

  Лес встает стеною черной,

  И не виден свет луны.

  Воздух здесь сырой, холодный,

  Вижу тут вот тень сосны.

 

  Все прохладно. Тихи, тихо.

  Нет и ветра – тишина.

  Лишь Луна тут ярко светит,

  И стоит в тиши сосна. 

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

КЕРЕСТИДЖИЯНЦ Катя, гор. Москва, шк. 1266, 6 кл.

             *  *  *

 

   Когда солнце рано заходит,

   Когда время быстро проходит,

   Плача желтой листвой на аллее.

   Царь деревьев – наш дуб, все рыжеет.

   Очень быстро оденет природу:

   На деревьях желтеют кроны,

   Дождик чаще и пуще прольет

   Свой плескучий большой ручеек.

   Или дождь, или снег, или слякоть,

   Поджидает багряный октябрь.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

АНТОНОВ Миша, гор. Москва, шк. 1266, 6 кл.

                 *  *  *

 

   Красиво все и разноцветно,

   Настала осени пора.

   И это хорошо заметно

   На листьях красного клена.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

СТЕПАНОВ Василий, гор. Москва, шк. 196, 7 кл.

       ПЕСНЬ О СОБАКЕ.

 

  На Моховой живет собака,

  Асфальт ей – теплая кровать.

  Она такая забияка –

  Любого может покусать.

  И эта бедная дворняжка

  Уж десять лет живет одна.

  Я не завидую бедняжке –

  Она ужасно голодна.

  Такой бедняжке без обмана

  Я дал бы целый воз костей.

  И пусть «дворняги-уркаганы»

  Не трогают ее детей.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

ГОРБУШИНА Ира, гор. Москва, шк. 196, 11 кл.

            СИНЯЯ ТЕТРАДЬ.

 

  Моя клеенчатая синяя тетрадь!

  С твоих страниц морская брыжжет влага,

  И прежнее тепло хранит бумага,

  И детство возвращается опять.

  И снова с неразбуженной тоской

  Гляжу на эти записи, рисунки,

  И в сердце все теплей звучат те струнки

  Из тени, зелени, тепла, волны морской.

  Зелеными глазами на меня

  Глядят наши бесчисленные кошки,

  От каждой героини понемножку

  Горит частичка вечного огня.

  Вот Сонина наклейка на листе,

  Вот список наших общих выражений,

  Но что-то изменилось совершенно,

  И песни и слова уже не те...

  Моя клеенчатая синяя тетрадь!

  С тобой не так тоскую я и плачу,

  И снова теплый вечер, игры в мячик,

  И ночь, и можно вволю помечтать.

  Но я боюсь тебя перечитать,

  Боюсь разбить твой мир, морской и знойный,

  Храни меня, и спи пока спокойно,

  Моя клеенчатая синяя тетрадь,

  Моя клеенчатая синяя тетрадь...

 

          ПОСЕЛОК ЧЕЛЮСКИНСКИЙ.

    

                                   Там, на даче,

                                    спит мое детство.

                                                   В. Долина

 

  Мне в тебе до боли близко –

  И тихой станции простор,

  И край платформы серо-низкой,

  И облупившийся забор,

  И каменистая дорога,

  И невысокий красный дом,

  Глядящий сумрачно и строго

  Сквозь окна пыльные с трудом,

  И одинокая колонка.

  И на площадку поворот,

  И школа, у которой звонко

  Спортсменов юный хор поет,

  И, наконец, моя калитка...

  На теплых ддосках цифра «5».

  Как будто прерванная нитка

  Связалась в узелок опять.

  С какою нежною тоскою

  На эту дачу я гляжу!

  Той полноты того покоя          

  Давно я здесь не нахожу.

  Я от волнения не плачу,

  Хоть здесь все детство мое спит...

  Я так тебя любила, дача,

  Что сердце и сейчас болит.

 

            *  *  *

 

  Как много хороших слов –

  Как мало хороших дел.

  Как много хороших снов –

  Как мало того, что хотел.

  Как много на свете любви –

  Как мало досталось мне.

  Как много печалей в яви,

  Которых не будет во сне...

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

ГОЛУБЕВ Александр, гор. Москва, шк. 196, 11 кл.

           Я НЕ МОГУ.

 

  Я не могу терпеть этот слишком безумный свет,

  Я не могу жить в мире, которого просто нет,

  Я не хочу любить тех, кто не любит меня,

  Я не хочу умирать раньше тех, кто старше меня,

  Я не могу плясать под похоронный марш,

  Я не могу стрелять в тех, кто слабее нас,

  Я не хочу летать выше всех, кто умнее нас,

  Я не хочу быть известным, словно Бог.

  

             *  *  *

 

  Разведи костер на столе из ненужных тебе бумаг,

  И грейся его теплом, покуда он не потух.

  Он гореть недолго будет, всего несколько минут.

  У тебя на столе всего одна книга твоих стихов,

  Да и она тебе нужна, ведь такая лишь одна.

 

  Вырывай страницы по одной

  И подкармливай ими пламя,

  Которое греет тебя

  И сжигает воспоминанья.

  Огонь тихо по строчкам ползет,

  Не зная знаков препинания,

  Все то, что дашь, он заберет,

  Оставив лишь воспоминания.

 

  А ты пепел соберешь и посыпешь все вокруг.

  Он образует магический круг с тобой в центре его.

  С темными от пепла руками.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Литература и искусство