На главную страницу движения "В защиту детства"
Литература и искусство

-------------------------------------------------------------------------------------------

ИТОГИ КОНКУРСА

«ЗЕМЛЯ. ПРИРОДА. РОДИНА. БУДУЩЕЕ»:

2005 год.

ПРОЗА:

1 место:

ИГНАТОВА Ксения, 8 кл., гимн. 13, гор. Пенза

за рассказ «СБЫВШЕЕСЯ ЖЕЛАНИЕ»

2 место

БАГАЕВА Зарина, 11 кл., шк. 1, пос Вырица Ленинградской обл.

За фантастический рассказ «МИР ЗА ОКНОМ»

ГОЛУБЕВА Настя, 8 кл., Калужская обл., гор. Жуков, шк. 2

За сказку «КУЗЬМИЧЕВ РУЧЕЙ» и фантастический рассказ «ВОЗВРАЩЕНИЕ».

КАБЕРГИН Александр, 1 кл., Университетский лицей, гор. Петрозаводск

За сказку «СКАЗКА О ТОМ, КАК ЗВЕРИ И ПТИЦЫ ВОЙНУ ОСТАНОВИЛИ»

МЕРКУЛОВА Наташа, 10 кл., шк. 35, гор. Саранск.

За рассказ «ВЕЧНОЕ ПРЕЗРЕНИЕ К ЛЮДЯМ».

РУБАКОВА Соня, 8 кл., гимназия, гор. Северск, Томская обл.

За путевые заметки «У ОЗЕРА»

ФИЛИППОВА Оля, 11 кл., шк. 1, пос. Вырица, Ленинградской обл.

За фантастический рассказ «СУХАЯ ЖИЗНЬ». 

ЯКУШКИНА Наташа, 10 кл., гор. Северск, Томская обл., шк. 84.

За фантастический рассказ «НЕДЕЛЯ»

Грамоты:

БИТКОВА Алена, 10 кл, шк. (№ неизвестен), гор. Саров, Нижегородская обл.

За рассказ «КУДА ПРИВОДЯТ МЕЧТЫ»

БУГАЕНКО Маша, 10 кл., шк. 1, гор. Пущино-на Оке, Московская обл.

За очерк «ЭКОПОЛИСУ - ЖИТЬ»

ДЕМИДЕНКО Владимир, 7 кл., гимн. 1567, гор. Москва

За очерк «ЛЮДИ И ПРИРОДА»

КИСЛОВА Маша, 9 кл., шк. с. Синда, Хабаровский край

За рассказ «СЕМЬЯ»

КРЫЛОВА Аня, 11 кл., гимн. 2, гор. Мурманск.

За рассказы «МАЛЕНЬКИЙ МАГ МИШКА», «14:14»

СУПЕРШТЕЙН Аня, 7 кл., гимн. 1567, гор. Москва

За рассказ «ДЕРЕВЯННАЯ ЛЮБОВЬ»

ТКАЛИЧЕВА Надя, 9 кл., шк. с. Большое, Белгородская обл.

За фантастический рассказ «КАРМИЛОВОЕ НЕБО»

ТУГУТАЕВА Алена, 9 кл., шк. с. Бол. Улуй, Красноярского края

За фантастический рассказ «НАШЕ БУДУЩЕЕ»

ЧИЖЕВСКАЯ Аня, 11 кл., шк. 1, пос. Вырица Ленинградской обл.

За сказку «КАК БЕЛЫЙ СНЕГ БЫЛ ЗАНЕСЕН В КРАСНУЮ КНИГУ»

СТИХИ:

1 место:

ШИКИНА Галя, 7 кл., шк. 15, гор. Владимир

за стихотворение «ЗА ЧТО?!!»

2 место:

МАЛЬЦЕВА Света, 7 кл., шк. 492, гор. Москва

За стихотворения «МНЕ СЛИШКОМ РАНО БЫТЬ ДРУГОЙ...», «Я ОДНА СРЕДИ ТЕМ СВОИХ...»

НИКОЛЕНКО Настя, 9 кл., шк. 72, гор. Владивосток

За стихотворения «РУСЬ» и «КИБЕР-ДУША».

ФАНДЕЕВА Алена, 9 кл., шк. 81, гор. Новосибирск

За стихотворение «НЕ ОБЕЩАЙ!»

ХРАПОНОВА Оля, 10 кл., шк. 4, гор. Обнинск, Калужской обл.

За стихотворения «НИЩАЯ РОССИЯ», «КОГДА ЖЕ МИР ДОБРЕЕ БУДЕТ»

Грамоты:

АРТЕМЬЕВ Виталий, 8 кл., шк. пос. Куриеки, Карелия.

За цикл стихов

БАРАНОВА Лариса, 9 кл, шк. 81, гор. Новосибирск

За стихотворение «ПОЧЕМУ ТАК ВАЖНА НАША ПРОШЛАЯ ЖИЗНЬ...»

ГОЛУБЕВА Яна, 11 кл., шк. 41, гор. Кострома

За стихотворения «УТОПИЯ МИРОВ БОЛЬШИХ...», «СТЕНА»

КАЗАНЦЕВА Марина, 10 кл., шк. № 2, с. Ермаковское, Красноярского края.

За цикл стихов

КУЗНЕЦОВА Катя, 10 кл., гимн. 6, гор. Алатырь, Чувашия.

За цикл стихов

МЕРКУЛОВА Наташа, 10 кл., шк. 35, гор. Саранск

За стихотворение «ИГРА»

ПЕРМИНОВА Нина, 6 кл., шк. села Иштан Томской обл..

За стихотворение «ЖИЛА БЫЛА ЛЯГУШКА...»

ЧИЖЕВСКАЯ Ана, 11 кл., шк. 1, пос. Вырица Ленинградской обл.

За стихотворение «ЛАНДЫШИ, ЛОШАДЬ, ЦВЕТЫ...»

ШЕРЕМЕТА Лариса, 10 кл., шк. 81, гор. Новосибирск

За стихотворение «РОДИНА»

 

ЗА АКТИВНОЕ УЧАСТИЕ В КОНКУРСЕ

НАГРАДИТЬ ПОЧЕТНЫМИ ГРАМОТАМИ

 

СРЕДНЮЮ ШКОЛУ № 1 ПОС. ВЫРИЦА ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛ.

СРЕДНЮЮ ШКОЛУ № 81 ГОР. НОВОСИБИРСКА

ГИМНАЗИЮ № 1567, ГОР. МОСКВА

СРЕДНЮЮ ШКОЛУ № 1 ГОР. ПУЩИНО-НА ОКЕ МОСКОВСКОЙ ОБЛ.

СРЕДНЮЮ ШКОЛУ ПОС. КУРИЕКИ, КАРЕЛИЯ

СРЕДНЮЮ ШКОЛУ СЕЛА БОЛЬШОЕ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛ.

СРЕДНЮЮ ШКОЛУ № 3 ГОР, ПЕТРОЗАВОДСК, КАРЕЛИЯ

СРЕДНЮЮ ШКОЛУ № 196 ГОР. СЕВЕРСК ТОМСКАЯ ОБЛ.

СРЕДНЮЮ ШКОЛУ № 492, ГОР. МОСКВА

СРЕДНЮЮ ШКОЛУ № 15 СТАНИЦА РОГОВСКАЯ КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ.

----------------------------------------------------------------------------------------

ЛУЧШИЕ РАБОТЫ.

----------------------------------------------------------------------------------------

Ксения Игнатова

СБЫВШЕЕСЯ ЖЕЛАНИЕ.

В семье Кира все готовились к празднику – ко дню рождения Кира.

Ему исполнилось 11 лет, но выглядел он как маленький ребенок! Его старшая сестра Кира – совсем обыкновенная, ничем не отличающаяся от других девочек и мальчиков. Лишь один Кир ощущает себя не таким, как все. Бедняга немощен и болен.

Брат и сестра никогда не ссорятся, ведь Кира должна помогать брату, который порой не находит сил. Чтобы подняться на ноги. Возможно. На детей действует магия имен, сближающая их и не дающая возможности сильному бросить слабого... Что бы это ни было, оно помогает им заботиться друг о друге, и каждый это делает по своему.

Так они и дожили до следующих событий, изменивших многое в их жизни.

...Брат и сестра сидели в комнате и рисовали. Кира переводила голубоглазых кукол в тетрадь и искоса поглядывала на мальчика, думая о том, какую бы из них подарить Киру. Он с трудом выводил на бумаге нечто среднее между человеком и червяком, заштриховывал силуэт серым или синим цветом. Кир видел рисунки девочки, сравнивал со своими каракулями и расстраивался. Кира ежеминутно подбадривала брата, отчего мальчику становилось все хуже. 

Жалость, с какой к нему относились родные, оставляла глубокие раны в его сердце. Киру было трудно смотреть на то, как из-за него мучались другие, ведь и им приходилось нелегко. Всем было тяжело. И все из-за того, что семья Кира, как, впрочем, и многие другие семьи, проживала под землей, в самых настоящих катакомбах. Виной всему этому были многочисленные войны, начавшиеся еще до рождения кира. Бедные люди годами не бывали на свежем воздухе, не видели солнечного света, облаков, грозовых туч, радуги, не ощущали дуновения ветра, прикосновения капель дождя. Подземельная болезнь грозила пробраться в будущем в каждый дом, как уже пробралась в будущем в семью Кира. Она убивала радость жизни, отнимала последние силы. Но чем меньше оставалось у Кира жизненных сил, тем сильнее было желание увидеть мир, который пока оставался для него неведомым. Он часто стал задумываться об облике этого прозрачного недосягаемого мира. Мальчик видел необычайных животных. какие никогда не могли очутиться под землей. Представлял себе многое-многое, но ничего не знал об этом мире. И он поведал сестре о своем желании выбраться на поверхность. Он понимал. что ему не одолеть пути, даже если бы он и знал этот самый путь.

Ты не доберешься, - воскликнула Кира.

Доберусь, доберусь, - шептал Кир, шикая на сестру: он хотел сохранить все в тайне от взрослых.

Я была наверху, там так холодно! Милый братик, давай лучше поиграем во что-нибудь.

Девочка съежилась и обхватила Кира ручками.э Она ужасно боялась этого воздуха, от которого у нее тогда перехватило дыхание, огромного простора, окружавшего со всех сторон, от него некуда было спрятаться, он был повсюду... После пребывания там, наверху, ей еще долго снились кошмары, где на нее нападали деревья-гиганты и она тонула в ледяных сугробах...

Дети собрались. Пришлось надеть все самые теплые вещи.

- Если мы не найдем выход? – сомневалась Кира. Тогда что?

- Найдем, непременно найдем.

И они вышли тайком из квартиры родителей.

Как они пробрались в маленький темный лаз, и сами не понимали. Кир почувствовал. Что больше идти не может, его силы иссякли. Тут ребята совсем отчаялись. Мальчик бесшумно опустился на пол, слезы выступили на его глазах.

Ты что плачешь? Плачешь? Не может быть. У тебя такой сильный характер... Встань! – скомандовала сестра, поднимая брата.

Мальчик уже держался на ногах из последних сил, но тут до детей донесся прохладный ветерок. Они стали оглядываться и вдруг, высоко над головой, Кира увидела серый клок неба. Кир вначале не понял. Что это такое, только рнстинктивно догадывался: это – оно.

Вон! Вон оно! – вскрикнула Кира и весело закивала головкой.

Идем! Ты идешь со мной?

Глаза Кира пылали, пылали щеки, он весь пылал. Неизвестно откуда взялась нечеловеческая сила, которая с невероятной быстротой подняла мальчика. Он стал карабкаться по стене, расцарапывая руки об острые камни. Он почувствовал под собой ступени и пополз по ним. Никакой усталости уже не было в его теле.

Внизу сестра прыгала, пыталась достать до кочки, чтобы взобраться за братом. Наконец. ей это удалось.

Кир задыхался от радости, от яркого солнечного света, от воздуха, какого он никогда еще не вдыхал. Воздух был особенный, необычайный, ничем не похожий на воздух подземелья. 

Глазам детей предстала безжизненная равнина. Далеко-далеко виднелись деревья, оголенные и черные, с обугленными ветками. И больше ничего. Лишь эт деревья, тусклое серое небо, припорошенная снегом земля, кллочки высушенной бурой травы... На брата и сестру быстро надвигалась рваная туча. Постепенно она затягивала все пространство, становилось темно, пасмурно  и душно.

Вдруг на маленькой кочке, освещенной последними лучами садящегося солнца, Кир заметил крохотную ящерку. Она грелась на теплом камушке – беззащитное существо посреди огромного поля.

- Бедняга, - сказал Кир, указывая сестре на ящерку. – Сколько их таких осталось?

Кира тихонько подошла и осторожно протянула к ней ладонь. Ящерка, почувствовав тепло от руки девочки, скользнула на ее палец и затаилась.

- Я и не знала, что здесь есть живые существа. Я думаю, земля не так уж и плоха, если на этом огромном просторе могут жить вот они, - говорила Кира, - почему мы живем там? Там. глубоко?...

- Наш дом – это поверхность Земли, - бодрым голосом воскликнул Кир, - это не недра, это поверхность! Мы будем жить здесь, несмотря ни на что, ведь нет другого места для людей.

Он выкрикивал слова так, что в каждом из них слышалась удивительная решительность.

- Я почти одержал победу над болезнью, сестренка. Теперь мне поможет лишь этот мир!..

Ребята отпустили ящерку. Виляя длинным хвостиком, она скрылась в трещинке, какими была покрыта почва.

Видишь, Кир, - обратилась девочка, - она убежала, а завтра с первым лучиком она опять появится тут. Так и мы. И сейчас мы пойдем назад. И сейчас мы пойдем назад, но обязательно возвратимся. И тогда все вместе постараемся помочь земле, а потом она поможет нам.

Хоть земля и казалась разоренной и обессиленной, она все равно обладала способностью завораживать.

И дети, пораженные этой картиной, еще долго стояли, замерзали, но уйти не могли.

А в семье Кира продолжалась подготовка к празднику – ко дню его рождения.

---

Зарина Багаева

МИР ЗА ОКНОМ.

Всему приходит свой логический конец. Мы не вправе останавливать время. Оно само знает свой срок. Прошедшее необратимо, а грядущее – неизвестно, - таков закон Высшей Силы, но в последнее время мы не часто следуем такого рода законам. У нас просто нет этого самого времени. Ведь век высоких технологий – это не просто увеличение скорости передачи информации, это еще когда одной рукой берешь свою первую книгу и учишься читать по слогам, а второй – подписываешь контракт на получение элитного места на кладбище, и именно сегодня, а то завтра цены могут неожиданно подскочить.

 

Ей было уже не восемнадцать, а двадцать пять, и она знала свою работу, а также компанию, которой управляла вот уже три года. Это была американская компания по разработке новых компьютерных технологий, применяемых во всех областях, от самых персональных, до самых глобальных. «PREFERENCE» - это название звучало везде и всюду, оставляя своим конкурентам лишь тень слабой надежды на возможное соперничество.

Франческа Лоренц – наследница огромного состояния  владелица контрольного пакета акций, доставшихся ей в результате смерти ее родителей ровно три года назад – уверенно вошла в свой кабинет. Закрыв за собой дверь и бросив мимолетный взгляд на вид из окна небоскреба, она устало опустилась в свое любимое кресло. Уже прошло немало времни, а ощущение присутствия отца все еще наполняло каждый уголок этой комнаты. Может поэтому она так любила засиживаться на работе, перечитывая отчеты и вспоминая те редкие моменты, когда ей удавалось сходить с ним, например, в парк,  то, как она огорчалась, когда у него не было возможности даже просто позвонить домой из-за какой-нибудь важной встречи.  Только ласковые слова любимой мамы могли приободрить Франческу. Мама... Она не часто бывала в этом кабинете, но ее присутствие чувствовалось везде, где был отец – они были единым целым. 

Было уже около двенадцати ночи. Франческа все еще сидела в кресле, повернувшись спиной к письменному столу и задумчиво глядела на сотни огоньков, зажегшихся на черном покрывале города. Хочешь не хочешь, а домой надо было собираться – на завтра назначена важная встреча  неплохо быо бы отдохнуть, хоть немного. Она остается на своем месте и, уже полностью погруженная в свои мысли, стеклянным взглядом смотрит в окно. Настенные часы пробили половину первого. Да что это?! Что могло заставить Франческу Лоренц, ту, которая привыкла дорожить каждой минутой, засдеться до ночи, не взяв в руки ни одной бумаги  не сделав ни единого звонка? На лице ее читалась какая-то внутренняя борьба, и холодящее нервы напряжение сквозило в каждой клеточке ее кожи.

Пронзительный сигнал мобильного был как свежий ветер в лицо, потому как заставил Франческу выйти из оцепенения. Нажав кнопку «принять» она услышала в трубке знакомый приятный голос:   

Франческа... – конечно же, это был Стив, еще с детства ставший ее лучшим другом. – Эй! Ты меня слышишь? Ты где?

Привет, Стив. Я еще на работе, но уже собираюсь домой. Безумно устала. Жавай созвонимся утром, а то я боюсь уснуть прямо в кабинете.

О кей, только, пожалуйста, возьм такси, уснуть за рулем – не самое приятное, а главное, это так не практично! – Он всегда подтрунивал над ней, как над бизнесс-леди, потому что знал ее еще девчонкой.

Практично это будет или нет, но я отключаюсь. До связи. – В сущности, Франческа врала – ей совершенно не хотелось спать. Наоборот, мысль  доме будоражила ее – слишком тяжелое решение придется принять этой ночью.

Когда она подъехала к своему особняку, то еще мнут пять сидела в машине, положив руки на руль. В доме было тихо и это неприятно давило на слух. Поднявшись в свою комнату, Франческа устало бросила на кресло сумочку и пиджак. Горячая ванна немного успокоила ее.

Она стояла перед зеркалом, расчесывая свои чудесные волосы, когда заметила белого голубя на раме окна с уличной стороны. Это зрелище заворожило ее,  она нечаянно опрокинула хрупкую бутылочку со своими духами, которая поспешила разбиться, тем самым заполнив всю комнату цветочным запахом. Но только она направилась к окну – звонок... взгляд на часы – 3.00... Нет! Время пришло. Рука сама потянулась к трубке.

- Я слушаю, - было трудно придать голосу хоть сколько-нибудь бодрости, - Мистер...

- Никаких лишних слов, мисс Лоренц, только «да» или «нет».

К горлу подступил комок и говорить было практическ невозможно.

- ... Да, - она хотела добавть еще что-то, но в трубке послышались короткие гудки.

«Все, с этим кончено, нужно перестать думать о том, правильно ли поступила или нет  постараться уснуть», - решила она выключая ночник на тумбочке. Сон ее стал нервным.

 

Люди шли на нее толпами, на них было страшно смотреть, потому что лица их были искажены злостью. Отовсюду слышалось: «Убийца, убийца, это ты во всем виновата, ты поплатишься за все, что натворила!» Бежать было некуда, - всюду темнота, и эти глаза, пропитанные болью и ненавистью. «Нет! Нет! – кричала Франческа, - Послушайте, я не хотела...» Она очнулась, вся дрожа, с заплаканными глазами  именно очнулась, потому как кто-то настойчиво тряс ее. Открыв глаза, она увидела, что лежит на холодной земле, над ней склонился какой-то человек, настоячиво пытающийся оттащить ее в сторону. Отовсюду слышался оглушительный грохот. Сказать, что Франческа была в шоке, было не сказать ничего. Она даже не могла пошевелиться – настолько была ошарашена. Незнакомец, оставив попытку поднять Франческу на ноги, поднял ее на руки и буквально понесся прочь от того места, где она очнулась. Его рвение было ясным – секунд через пять там что-то разорвалось.    

- Что это? - наивно и беспомощно спросила Франческа. Незнакомец посмотрел на нее угрюмо и раздраженно. 

- Что-что! – передразнил ее он. – Неужели не ясно, что в этой ззоне сегодня опаснее всего?! Первый день, что ли живете? Честное слово! Еще бы несколько секунд – и от вас ничего не осталось!

Франческа только открыла рот, чтобы что-то возразить, но Незнакомец. Вглядевшись в нее, стал как-то странно меняться в лице. Его глаза стали похожи на те,что она видела в своем сне-кошмаре.

- Вы... вы... – ему не хватило воздуха, - Франческа Лоренц – глава компании «PREFERENCE», та, которая десять лет назад подписала контракт с секретной правительственной организацией по разработке новейшего оружия, якобы в целях обороны?!

- Я – да, но какие десять лет, о чем вы говорите? Где я и кто вы? – привести свои мысли в порядок было практическ невозможно, хотя постепенно одна невероятнейшая мысль стала прокрадываться в ее сознание. Франческа гнала ее, но ее новый знакомый подтвердил ее опасения.

- Вы там и видите, во что превратился мир через десять лет по вашей вине!

 

Незнакомец был примерно ее возраста, возможно, на два или три года старше, с черными волосами и черными глазами. Таким лицом можно было бы залюбоваться, но не в этой ситуации, так как сейчас оно выражало боль, страдание и напряжение.

- Меня зовут Стэнли, если вам интересною просто Стэнли, - буркнул он, а потом, подумав немного, добавил:     

- Пора уходить отсюда, это не самое безопасное место.

У Франчески в голове все перемешалось, она точно знала только две вещи – этот человек пережил многое и знает, что говорит, и то, что она должна, обязана их спасти. Стэнли вел ее за руку – каждый сантиметр земли был опасной зоной. Он обернулся, в его взгляде уже не было того раздражения и злости, которые можно было понять. Теперь он видел перед собой потерянную и сбитую с толка молодую девушку, которую он не так давно вырвал из лап смерти, даже не подозревая, кто это.

Они шли довольно долго, то прячась за глыбы камней, то ползком пробираясь по сырой земле. Но вдруг все было кончено. То, что увидела Франческа, нельзя было сравнить ни с каким кошмаром. Это были «они» - киборги в обличии людей со стеклянными холодными глазами! Отступать было некуда, их целые полчища. Неожиданно Стэнли резким рывком повернул Франческу к себе лицом, в руке у него было что-то, напоминающее мни-пульт с двумя кнопками.

- Возьми это, когда я скажу, нажми вот эту кнопку – он указал на кнопку, - этим самым ты создашь невидимое защитное поле – единственное средство защиты от «них», я его изобрел и есть только один экземпляр, так что не смей спорить.       

- Нет!!! А ты?! Я не могу! Нет, нет, нет... – у нее началась истерика.

- Стэнли силком сунул ей в руку пульт и нажал кнопку. Когда она взглянула в его глаза, то поймала его ответный взгляд – уверенный, успокаивающий.

- Я тебе верю. – Это было последнее, что он сказал перед тем. как столкнул сопротивляющуюся Франческу в какой-то ров – это было единственным способом спасти ее. Она упала и потеряла сознание. Но на этот раз кошмаров не было. Вообще ничего не было.

 

Она очнулась с ужасной болью в голове все в той же яме, только теперь грохота взрывов и криков людей не было слышно. Первое, что Франческа почувствовала, - пульт, зажатый в руке. Когда она отключила его и поднесла к глазам, то увидела, что на нем было выцарапано имя «Стэнли». С большим трудом, но ей удалось выбраться из ямы. В голову ударила кровь. От того, что она увидела, к горлу подступил комок и ее начало тошнить. Смерть, смерть везде – они были мертвы, все люди и... и он! Его глаза были закрыты, но лицо не выражало страха, он был спокоен. И, главное, он поверил ей. Франческа больше не могла этого выносить, она разрыдалась. Теперь она была одна-одинешенька в целом мире среди этих машин. Вдруг ее затылок почувствовал что-то холодное. Обернувшись, она увидела одного из «них», он направил на нее оружие. Его взгляд не выражал ничего, кроме безразличного холода. Секунда... выстрел... конец.

 

Франческа вздохнула так, словно не дышала целую вечность и открыла глаза... Она стоит перед зеркалом и держит в руках рпсческу, цветочный запах разбитых духов наполняет комнату. Что это? Сон? Реальность? Но она же стоит! «Показалось! Показалось! Показалось!!!» - она истерично со слезами на глазах убеждала саму себя. Вдруг из ее другой разжавшейся руки выпало что-то маленькое – тот самый пульт.

«Стэнли», - прочитала она, понимая, что все это значит. – Значит, ты веришь мне!?   

Тишину разбил визжащий звук телефона. Все повторяется.

Но Франческа не берет трубку, она видит голубя на окне.

---

Настя Голубева

КУЗЬМИЧЕВ РУЧЕЙ.

Под горой возле нашей деревни течет ручей. Он течет там давно, сколько я себя помню, сколько живет на свете моя бабушка... наверное, он бил под горой всегда, даже когда в деревне были были дома, крытые соломой, и церковь, - а ей уже 300 лет – была совсем иной. Люди всегда любили и почитали родник, счтали его святым и целебным. Действительно, вода в нем очень вкусная: нагнештся летом к чистому холоду ручья и чувствуешь, как пахнет от него снегом, свежестью, кромешной тьмой подземных глубин, где века жила вода своей подземной жизнью – журчала, скрытая от глаз, перетекала с камня на камень.

Склон над ручьем такой крутой, что кажется непроходимым. Особенно, если смотришь сверху, с горы. Склон порос молодыми березами, рябинами и дикой клубникой. Там-то, где клубника особенно густо сплелась с мышиным горошком, живет под старым пнем домовой Кузьмич. Домовой-то домовой по профессии, только с недавних пор дома у него не стало – непутевый хозяин родного дома Кузьмича как-то по пьяному делу спалил свою избу, сам едва спасся, теперь жил в бане, ну, а там, известное дело, хозяйничал Банник, так что Кузьмичу туда хода не было. Вот и стал Кузьмич бездомным – поселился под старым пнем недалеко от родного пепелища (может, восстановит хозяин избу, тогда и домовой вернется, а пока ждать надо...).

Так и стал Кузьмич родник охранять вместо дома, без работы-то трудовому домовому никак нельзя. Кузьмич со своей горки, из зарослей травы смотрит – посмотрит, и все замечает, и всех в деревне знает. Вот и приехал к ручью тракторист Виктор: на тракторе приехал, однако тихого места не потревожил – трактор в стороне поставил, пипил, дальше поехал, по делам. Вот Вера за водой пришла. «Она хоть и на лето к бабушке приезжает, и все равно наша, считай, деревенская – деревню любит, да и род ее здесь испокон веку жил, многих помню», - думает Кузьмич, подымливая махоркой. Вот Ахат на мотоцикле подрулил. «Ахат недавно тут, дачник, дачу тут построил, но человек хороший, уважительный, всем старикам деревенским первый помошник – и сейчас воду в баке не для себя повезет, для Куземиных, точно», - продолжает наблюдения домовой.

И так каждый день. Неспешная и бесхитростная работа у Кузьмича. И к размышленям располагающая. По тому, как человек за водой идет, характер человека угадать можно: кто суетливый, кто неспешный, кто веселый, а кто хозяйственный. Хорошие люди живут в деревне.

Кузьмич смотрел-смотрел на деревенскую жизнь, а к обеду притомился. Разленся на травке, носом в голубое летнее небо уткнулся, в пахнущую травяным соком и лопухами теплынь. Хо-ро-шо-о... Вдруг чуткий нос Кузьмича уловил какой-то посторонний запах – бензином, вроде, потянуло, да вроде чем-то еще, недеревенский какой-то запах, дальней дорогой, может, городом... Приподнялся Кузьмич на локте, смотрит из своего травяного убежища – какой-то незнакомый человек на машине подъехал, ведро красное, нарядное, из багажника достал, к роднику идет. Незнакомец к ручью подошел, постоял, покурил, окурок в ручей бросил и стал воду набирать. Набрал и к машине потащил. «Это он машину у ручья мыть собрался», - с ужасом догадался Кузьмич. Незнакомец же включил в машине музыку погромче и окатил машину из ведра. От нее сразу же побежали мутные зловодные ручейки. Музыка гремела, машина становилась все чище, горели солнцем отмытые бока автомобиля, а по ручью уже плыли разноцветные разводы машинного масла. С ужасом разбегались от них люгушки. Ящерицы таращили глаза на облитую ядовитой грязью траву. Всем казалось, что вот сейчас появится кто-нибудь из друзей родника – Виктор, Ахат, родители Веры приедут – прекратят бесчинство. Но никого поблизости не было. По клубничному склону метался Кузьмич – то, что он видел, было хуже пожара! Дом сгорел из-за глупости человеческой, а этот (по всему видно) был умный, городской (в понимании бедного Кузьмича все люди из города должны быть умными).

Наконец, кошмар закончился. Незнакомец сел в отмытую до блеска машину и уехал, напоследок выбросив в ручей грязеую ветошь и пару бутылок из-под пива. Одна бутылка ударилась о камень и со звоном разбилась. «Все, удрался», - с облегчением вздохнул домовой. Но как же плачевно теперь выглядел ручей: грязный, воняющий машинным маслом и бензином, с острым осколком стекла, поблескивающим в холодной воде.

Домовой подошел к ручью, вытащил из него ком грязной ветоши и заплакал. Сколько жил на свете Кузьмич, не встречал он такого изувера, чтобы поднял руку на ручей, откуда все воду берут. Ручей для пользы людской и радости природой создан.

Постоял домовой над ручьем, как солдат, пришедшй с войны, над родным пепелищем, а потом принялся за работу. Перво-наперво собрал осколки стекла, зачем вычерпал грязную водуи убрал из ручья камни, пахнущие бензином. Потом принялся за бережок: притащил откуда-то консервную банку и принялся ею воду носить – траву на берегу отмывать. Может, что и не так делал Кузьмич (он впервые спасал ручей), но его старания помогли. Ядовитый запах стал слабее, вода больше не сверкала разноцветными химическми развоами. А вот и первая лягушка прискакала: долго сидела на берегу, втягивая запахи, присматриваясь к обстановке, поняла, что безопасно, нырнула в ручей и забилась под камень. Ручей снова был чист, как утром, как год и сто лет назад. Кузьмич был счастлив! Если бы он был поэтом, он бы сочинил стихи  об этом счастливом дне, а так он просто подумал о своих односельчанах, о том, что когда они вечером придут к ручью за водой, все будет, как прежде. А он, Кузьмич, всегда будет помогать ручью, если что... Ну, если еще кто-то обидит ручей. Но в душе Кузьмич надеялся, что такого безобразия еще долго не случится, может, даже никогда.          

Настя Голубева

ВОЗВРАЩЕНИЕ.

Мерно гудели приборы корабля. Из дальнего путешествия за пределы Солнечной системы возвращалась домой, на Землю, космическая экспедиция. На корабле все, включая лабораторных животных, были здоровы, приборы работали нормально – лишь радиосвязь несколько недель назад отказала из-за того, что в корабль врезался неведомо откуда взявшийся контейнер с космическим мусором (в последнее время космос вообще был сильно захламлен).Радиосвязь с землей отсутствовала, но экипаж это не тревожило. Дорога домой из космических глубин казалась радостной и легкой. 

Командир сидел у приборов центрального поста и смотрел на Землю. Пока она казалась прозрачной голубой звездочкой в бархатной тьме космоса. Как бриллиант. Командир Удивился такому сравнению. Лн никогда не был поэтом. Даже в детстве он не писал стихов. (Он тогда писал фантастические рассказы о космосе. Дело давнее, он не любил вспоминать об этом).

Он все-так вспомнил. В детстве он любил прозрачные камушки в Алмазном фонде. Тогда из своего подмосковного городка их класс ездил в Москву, в Кремль. Холодный сентябрьский воздух, ясное небо над Александлровским садом. Купим клубничное мороженое, пойдем в Алмазный фонд... Может, там я ей расскажу, что Земля из космоса похожа на синий прозрачный камушек на черном бархате. Красиво.»

Командир взглянул на часы: через час обед, потом – отдых. Можно будет вздремнуть минут двести, а когда проснемся, до Земли останется чуть больше пяти часов. Начнется ответственная работа – торможение, посадка. Садиться предстоит на новом космодроме в Тихом океане. Прилетим в лето – пальмы, атоллы, океан.

Синева океана приблизилась, быстро заполняя все видимое пространство. Плескалась вокруг насыщенно-синяя вода, а посадочная полоса для космического челнока была прозрачной и гладкой. Корабль стремительно, чуть подрагивая, пробежал по полосе. Остановились. «Вот мы и дома!», - подумалось каждому. Посадочная полоса была пустынна, никто не бежал к кораблю, ни души не было и вокруг огромного термнала управления полетами. Где все? Экипаж вышел на горячие плиты полосы – вот они, все семеро, стоят в тени корабля. На фоне черного бока корабля выделяются оранжевые скафандры.

Вместе они в главный зал терминала управления полетами. Нкого. Лишь из динамка доносился бесстрастный голос: «Земля вызывает корабль... Земля вызывает корабль...». Непонимание происходящего и предчувствие беды овладело каждым. Командир включил компьютер, «Новости Интернета» сообщали: «29 июля 2178 года, 23 часа 15 минут. Как уже сообщалось, неизвестная болезнь, распространившаяся из-за повреждения контейнера с бактериологическим оружием, охватывает все новые регионы на всех континентах. Эпидемия началась повсеместно, от...». На этом новостная строка обрывалась. Словно у кого-то невидимомго не хватило сил ее набрать.

А сегодня уже 14 августа. Это значит, что международные новости не обновлялись почти три недели. Все стало понятно. Земная цивилизация, вероятно, перестала существовать.

Экран погас. Семеро космонавтов стояли, как пораженные громом. Каждый думал о своих близких. Пришло понимание непоправимости случившегося. Командир смотрел на погасший экран и видел мысленным взглядом своего отца, сидящего с удочками на берегу Оки; дочку, какой они с женой провожали в первый класс; друзей по университету... Их никого нет? Их нет и не будет. Не будет Оки и осеннего Александровского сада, не будет больше межзвездных полетов, ничего и никого! Да и сами космонавты, вероятно, обречены. Человечество, научившееся жить в мире, оказалось заложником накопленного на Земле смертоносного оружия. Роковая случайность – нарушение герметичности всего одного контейнера со смертельной заразой, погубила Человечество.

«Командир, проснитесь же, нас вызывает Земля», - раздался над головою голос радиоинженера. – «Проснитесь! Мы установили надежную связь с Землей». Мгновенно очнувшись от сна, командир подумал: «Как неловко, заснул на рабочем месте. Такой стыд... И счастье... Ведь это был только сон, жуткий сон». А вслух он уверенно сказал» «Экипажу занять места согласно штатному расписанию. Готовимся к посадке. Повторяю...».

Родная планета жжала возвращения экспедиции. Корабль мчался сквозь вечное безмолвие к сверкавшей под лучами Солнца Земле.

---

Александр Кабергин

СКАЗКА О ТОМ, КАК ЗВЕРИ И ПТИЦЫ ВОЙНУ ОСТАНОВИЛИ.

То в одном, то в другом месте, в разных странах люди воевали между собой. Одни солдаты погибали, другие становились калеками, на месте когда-то красивых городов оставались развалины. Горели от взрывов и леса.

И вот однажды собрались вместе звери и птицы, стали думать, что делать.

Заплакали птицы:

- Мы улетаем от огня, а наши гнезда с птенчиками сгорают. Боимся мы теперь новые гнезда вить.

Жалуются лисицы и волки:

- Наши детишки из норы вылезать боятся, потому что очень страшно взрывы грохочут.

Другие звери тоже жалуются, что лес горит, что негде жить стало и нечего есть.

Стали думать, как мир вернуть. И придумали.

   Поползли кроты туда, где пушки стояли, прорыли под ними глубокий туннель и когда тяжелые пушки в него провалились, лисы с волками их сверху землей засыпали. Стаи птиц полетели на аэродромы. Как только увидят, что самолет к взлету готовится, так сразу налетают тучей. Летчик неба не видит и управлять самолетом не может. Мыши своими острыми зубами все провода перегрызли, а крысы – все патроны перепортили. Белки побежали к танкам, натолкали в дула шишек и камней. Колючие ежи проткнули шины у автомобилей, пауки оплели липкой паутиной прицелы автоматов. Даже маленькие муравьи без отдыха носили и носили песчинки, заталкивали их в механизмы и те ломались.

   Задумались люди: что же мы делаем, если даже у природы нет больше сил терпеть это??? Собрали все оружие, переплавили его и сделали лопаты, трактора, строительные краны и другие полезные вещи и машины. Стали заново налаживать мирную жизнь.

   На обгоревшие леса пролился дождь, смыл с уцелевших деревьев сажу, напоил землю и вновь зазеленела трава, проросли молодые деревца. Птицы свили гнезда и отложили яички. Лес наполнился ароматом цветов и щебетом птиц. Наступила мирная, и, поэтому прекрасная, жизнь.

---

Наташа Меркулова

ВЕЧНОЕ ПРЕЗРЕНИЕ К ЛЮДЯМ.

   Свободный творец,

   Я выше животных, я выше людей.

   Скажу - и никто не услышит речей.

   Стремясь к облакам, я росла одиноко.

   Поэтому  выросла так невысоко.

   Я жажду... Небесного жажду огня,

   Чтоб он поразил, уничтожил меня.

 

Вечернее одиночество в мягком уютном кресле. Полумрак, негромкая музыка, знакомая и давно любимая. Мелодия, в которой помнишь каждое движение ритма, каждую интонацию… Мелодия, похожая на неторопливую беседу со старым другом. На разговор ни о чем, в котором собеседники понимают друг друга почти без слов. И посторонний слушатель не в состоянии угадать за случайными фразами, больше похожими на невнятное бормотание, глубокую душевную давнюю связь незнакомых ему людей… Тени вокруг, в глазах усталость, а по городу бесшумно шагает прекрасная девушка – ночь. Прозрачный туман прячет от холода ее тонкие нежные руки. И вот она бежит по глухим переулкам и, быстро поднявшись по пыльной и гулкой лестнице, влетает ко мне в комнату, радостно распахнув дверь. Я гашу свет, и девушка – ночь кладет свои нежные ладони мне на плечи, а я так беззаботно и легко попадаю в ее ласку, как в чудный сон…

Мое беззаботное спокойствие прервал внезапный скрип двери. Это моя милая и, казалось бы, все понимающая мамочка пришла пожелать мне спокойной ночи. Она села ко мне на кровать и нежно погладила своей заботливой рукой по голове. От ее ласки мне стало тепло и хорошо, и я решила открыть ей свою душу и рассказать о том, что со мной происходит. Нет, я не хотела ругаться с ней или навязывать свою точку зрения, я просто хотела, чтобы она узнала мое мнение по этому поводу. Я заранее знала, что она не сможет понять меня и все закончится  далеко не так, как хотелось бы, и я уже почти передумала начать разговор, но что-то подтолкнуло меня, и я всё-таки  начала:  

 - Мам, возможно, ты можешь меня не понять, но я прошу тебя хотя бы выслушать. Понимаешь, мое маленькое, но очень чувствительное сердце полно беспокойства и тревог: происходящее в наше время безжалостно заставляет его стонать от боли и разочарования.

Я сидела и пыталась уловить мамин взгляд. В этот момент я впервые в жизни  почувствовала, как важно уметь читать мысли. Те секунды, которые прошли с тех пор, как я заговорила с ней, казались мне вечностью. Она неторопливо перевела свой взгляд на меня и, как ни странно, улыбнулась.

- Милая, все мы когда-то проходим через это, ты далеко не первая. А происходит это потому, что сердце -  нечто большее, чем просто разум, его нельзя переубедить, внушить ему что-то. Сердце остается чистым и светлым навсегда, несмотря ни на что. Но какая невиданная сила нарушает твое спокойствие?

Я была удивлена таким поворотом событий. Мама еще никогда не уделяла мне столько внимания. Нет, она, конечно, любит меня, и я это знаю, но у нее не всегда получается уделить мне столько внимания, сколько бы мне хотелось.

- Возможно ты будешь удивлена,- продолжала я, - но эта невиданная сила – состояние нашей всеми любимой страны.

Ее лицо резко изменилось. Оно посерьёзнело, и я поняла, что ошиблась, решившись поделиться с ней своими мыслями. Всего одна единственная фраза изменила все. Перевернула с ног на голову. Но это почему-то не остановило меня. И даже наоборот, я продолжила с еще большим энтузиазмом.

- Удивлена? Да ты только посмотри вокруг! Что ты видишь? Разруху, крах, конец всему! Но самое ужасное – это полное безразличие людей к происходящему, и именно это вселяет в мою душу леденящий ужас. Ведь именно это безразличие и делает нас беззащитными перед обстоятельствами, по сравнению с другими государствами. Скажи, пожалуйста, ну чем мы хуже их? Неужели правду говорят, что у народа то правительство, которое он заслуживает. Нет, это не правда…Неправда ведь?

Того, что произошло дальше, я не ожидала даже от своей мамы.  Она в одно мгновение развеяла крик моей души, не оставив и следа от моей прежней доверенности к ней. На её серьёзном лице снова появилась улыбка, но уже не такая как прежде, она могла выражать лишь насмешку: 

- А ты у меня, оказывается, не совсем взрослая и далеко не все еще можешь понять. Послушай, на сегодняшний день Россия из 150 стран мира находится где - то месте так на сотом. А почему? Да потому что слишком уж много осталось в нашей стране пережитков старого, и слишком мало решено нашим современным правительством новых, накатившихся на нас проблем. Конечно, печально, но власти не боятся ни нашего общества, ни народа. И потому не стесняются. Они говорят, что в России живет «правильный» народ, очевидно, потому что им править легко, и они правы.

- А я не хочу так жить! Не хочу подчиняться чьим-то законам! Помнишь, когда я была маленькая, ты постоянно приводила мне в пример одну фразу  древнего философа? Помнишь: «Мудрый творит законы, а глупый ограничивается ими»?

- Причем здесь это? Милая моя, пойми же ты, Россия никогда не сможет расстаться с иллюзиями интеллектуалов «периода застоя», руководителей государства времен Горбачева и демократов эпохи Ельцина. Ты должна понять, что в современном мире Россия никому кроме нас не нужна и только мешает тем, кто определяет пути ее развития. Нашу страну терпят только потому, что ее разрушение все еще остается значительно большей опасностью, чем ее существование.

- Но я не хочу, чтобы так было! Ведь человек - творец жизни, а не бог.

- Перестань, не глупи. Все равно ведь уступишь, так уж лучше уступить сейчас, чем потом раскаиваться. И вообще, уже поздно, тебе спать пора!

На этом иссякла последняя капля в чаше моего терпения. Я рывком вскочила с кровати, отбросила подушку в сторону, и почувствовала, что постепенно начинаю задыхаться от обиды и огорчения. У меня появилось ощущение, что еще одна секунда, и я не смогу себя остановить, еще мгновение, и слезы брызнут у меня из глаз. Я глубоко вздохнула, сдерживая себя,…и…по моей пылающей щеке скатилась слеза. И все…Тишина, и ни каких чувств. Как - будто в этой слезе выразилась вся горечь обиды, все, за что я так долго, но безуспешно боролась.

- Я ненавижу тебя! Ненавижу людей! Потому что вы не хотите думать о своем будущем! Считаете, что за вас все решено. Вы живете «как принято», по шаблону. Спроси у любого: как ты будешь жить? И он тебе ответит: выучусь, найду работу, куплю квартиру, женюсь, выйду замуж, заведу детей...

- Во-первых, прекрати орать, а во-вторых, если ты еще не повзрослела и не поняла, что именно на этом и основано нормальное общество, то я объясню тебе:  это его фундамент, его основа!

- Если ты согласна жить по шаблону, то я нет! Я за нормальный выбор человека! Пусть он удалится в пустыню, отправится в путешествие, останется наедине с собой, но найдет свой путь. Пусть он рушит фундамент и создает новый образ современной России, мощного и сильного государства, на которое бы равнялись все страны мира. Такой образ мне нравится больше! Пусть он не получится именно таким, зато какое удовольствие от создания чего-то нового, лучшего, уникального! Раса творцов! Вот о чем я мечтаю: люди - боги, которые избавились от предрассудков и создают что-то новое, они живут во имя  государства и упиваются жизнью. В этой жизни, созданной самими людьми, были бы другие законы, другие морали, и никто и никогда бы не посмел убить себя - убить бога. Да разве и были бы вообще убийства? Разве можно убить создателя жизни?!

- Глупенькая, ты не понимаешь, что говоришь!

- Да, это моя мечта, создать из нашей увядающей страны, но именно из нашей, а не из какой-либо другой, мощное государство, которое могло бы стать достойным конкурентом для других стран. Осуществится ли она, моя заветная мечта? Не знаю.  Но я точно знаю, что русский человек – это нечто, что должно превзойти. Пусть сейчас таких, как я, мало! Но я верю, что найдётся много сторонников моих «бредовых идей». Но для того, чтобы создавать новое, нужно разрушать старое. Поэтому я и ненавижу старую мораль. Люди ее берегут, чтобы постоянно ею прикрываться. Многих гениев называли аморальными. Почему? Увидели нечто «аморальное»: « Ах! Фи! это безнравственно, это цинично». А для чего сказали? Почему? Думают: посмотрите какие мы гуманные! Даже когда раскаиваются, молятся, думают: «Какой я нравственный! Люди в наше время презрительно относятся ко всем творцам: ах! Ты сочиняешь стихи? Пишешь музыку? Рисуешь? А когда деньги зарабатывать начнешь? Поэтому я ненавижу большинство. Поэтому я ненавижу современность. Я буду творить, буду сочинять, писать. Я знаю, что это единственное, чем я живу. И если у меня не получится, хотя я уверена, что получится, я умру. Быть выше стада овец! Вечное презрение к людям! Создание своих законов! Создание своей жизни! Создание Новой России! Новой Цивилизации! -  Вот девизы моей жизни! Вот какую Россию я вижу!!!

- Да что с тобой сегодня? Что ты несешь? Живи, как все! Прекрати фантазировать и марш в постель!

- А я и живу, как все…когда-нибудь будут жить…

 

P.S. Мама, я ненавижу не тебя, а ту идею, которую ты любишь. Это идея большинства, а я его ненавижу!!!

 

---

---

Соня Рубакова

У ОЗЕРА. ЗАПИСКИ ПУТЕШЕСТВЕННИКА.

ВСТУПЛЕНИЕ.

Все маленькие дети очень любят слушать сказки. Ведь именно они – добрые, волшебные, веселые – позволяют фантазировать, воображать, мечтать. Но я сказки не любила – я как-то сразу поняла, что все, что в них описано, - не по настоящему.  Другое дело, когда моя мама рассказывала мне о моих путешествиях.  В моем воображении вырастали фантастические города и пейзажи... И все это на самом деле где-то есть! Я даже в самых смелых своих мечтах не могла представить, что смогу увидеть все это своими собственными глазами.

Но вот я выросла и мечты стали реальностью. Я побывала во многих местах: на украине, в Москве, в Петербурге, на Черном море...

А чтобы впечатления о поездках сохранились в моей памяти, и я могла бы, как мама, делиться потом воспомнаниями, я во всех своих путешествиях вела дневники, где записывала все то, что меня удивило, заинтересовало, восхитило; описывала картина природы и характеры встретившихся мне людей. 

17 июля 2003 года.

Я очень много слышала о Байкале, о его красоте, и мне, конечно, не терпелось увидеть его. Первый раз я увидела озеро, когда еще ехала в поезде. Я сидела у окна и, не отрываясь, глядела на серебряную водную гладь, мелькавшую за деревьями и скалами.

Я думала, что, как только выйду из поезда, сразу могу познакомиться с Байкалом поближе. Но всему свое время.

Мы приехали в город Слюдянку. И первое, что меня удивило – ассортимент товаров на привокзальном базарчике. Там торговали только двумя продуктами: клубникой и омулем – байкальской рыбой. Но зато какая это была клубника? И какой это был омуль! Клубника очень крупная, спелая, ярко-малиновая, как атласная. Омуль же был так разнообразен, что просто глаза разбегались: вяленый, копченый, соленый. Сладкий аромат ягод и возбуждающий аппетит запах рыбы так манили, что мы не удержались и сразу же купили и то, и другое.

К зданию интерната, где мы должны были поселиться, пришлось идти через весь город Слюдянку. Я шла и размышляла над двумя вопросами: почему город называется Слюдянка и почему вообще это город? Ведь в нем всего четыре улицы! Причем только половина домой кирпичные, в несколько этажей, остальные маленькие, деревянные. Машин на улицах совсем мало, зато много деревьев.

Так, мы прибыли в Интернат. Я долго бегала по этажам и коридорам, разыскивая свою комнату. Наконец, мне это удалось. Моя соседка Лена оказалась очень общительной и веселой,  мы с ней быстро подружились.

В хлопотах быстро пролетел день, а к Байкалу мы так и не вышли. Но нам пообещали. Что завтра мы увидим это чудесное озеро. А пока – любуемся прекрасным пейзажем, открывающимся из нашего окна: нам видна огромная гора, поросшая темными елями. Гора так близко от нас, что мы видим ель, высокую и пышную, которая венчает гору. Как корона – растет на самой вершине.   

18 июля 2003 г.

После обеда вожатые повели нас к Байкалу. Все ребята нашего отряда очень радовались, особенно мы с Леной. К озеру шли недолго, а когда вышли на берег, то застыли, сраженные красотой и величием Байкала. Вода была очень спокойной и казалась бесконечной. У берега она была темная, но чем дальше уходила к горизонту, тем светлее становилась водная гладь. И там, далеко, она сливалась с почти белым небом. А вокруг озера возвышались мрачные горы Саяны, они словно оберегали, защищали Байкал. Это было так красиво! Я с трудом оторвалась от этой дивной картины и глагула под ноги. Почти все камни блестели серебром, переливались на солнце. Я подняла небольшой камушек и улыбнулась. У нас на Томи тоже встречаются подобные камни. Конечно, это не серебро, а слюда – блестящий, прозрачный минерал. Теперь я смогла ответить на мучивший меня вопрос о названии города. Все очень просто: слюда – Слюдянка.

В этом день мы еще раз вышли к Байкалу, но уже вечером. Озеро было совсем другим! Яркое заходящее солнце держало в своих теплых лучах-ладонях прозрачную каплю – Байкал. Золотые блики плясали на поверности воды, а небо было нежно-фиалкового света, только вокруг солнца становилось светло-розовым. Саяны перестали казаться мрачными, они посветлели так. что можно было разглядеть каждую ель, каждый камень.

23 июля 2003 г.

Сегодня – предпоследний день нашего пребывания на Байкале. Организаторы устроли нам сюрприз: прогулку по Байкалу на катере. День выдался прохладный, хмурый, небо затянуло серыми облаками. Но не отменять же поездку! Мы всем отрядом вместе с вожатым сели в красивый белый катер и отчалили. Поскольку дул ледяной ветер, логчнее было бы спуститься в каюту. Но ведь тогда я пропущу самое интересное! Нет, пусть я замерзну, но шанс полюбоваться с катера Байкалом я не упущу!

Мы проплывали мимо высоких Саян, заросших елями, мимо небольших деревень. Дул сильный ветер, озеро словно кипело, волны бушевали и рьяно бились о борт катера. Небо, все пепельно-серое, тоже двигалось, будто соревновалось с водой в скорости. Я поняла, что до сих пор восхищалась озером, многоого не зная о нем. Лишь сейчас я увидела его главную силу, мощную силу Байкала. Она была здесь во всем: в его бесконечности и бездонности, в его кристально чистой воде, в его прекрасных берегах, в сильныхи красивых людях, которые умеют ценить и беречь то, что подарила им природа.

Смотрю на воду и само собой рождаются строки:

 

Ледяной воды потоки,

Брызг и пены грозный шквал,

Да, жемчужина Востока, -

Это озеро Байкал.

 

Ветер, душу леденящий,

Все сметает на пути,

Гнев Байкала настоящий,

От Байкала не уйти.

 

Он бывает и спокоен,

И воды недвижна гладь.

Горд, что чести удостоен

Он Россию украшать.

 

Мы доплыли до цели нашей прогулки и причалили к берегу. Перед нами – железная дорога. Но не обчная, а старинная, построенная еще в XIX веке. Надо сказать. Что выглядела дорога совсем новой – не скажешь, что ей больше 100 лет. Мы прошли немного вдоль рельсов и даже углубились в тоннель. В нем было очень страшно и до того темно, что я не видела ни рельсов, ни шпал под ногами.

Мы вышли на небольшую полянку, поросшую травой. Взрослые стали разжигать костер, а мы спустились вниз к озеру. Как раз выглянуло солнце, потеплело, у ребят поднялось настроение. Все веселились, прыгали по берегу, радовались солнцу. А я сидела и думала: как прекрасен этот мир! Прекрасен потому, что есть это озеро – чудо природы, есть эт замечательные ребята, с которыми я подружилась. Есть мой дом в Юрге, по которому я уже скучаю и в который скоро вернусь...

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

И вот я дома. На память о Байкале остались фотографии, сувениры, письма друзей. А главное – мои воспоминания. Теперь я рассказываю о Байкале своей младщей сестренке. Она, так же, как и я, не верит в сказки. И с удовольствием слушает мои рассказы, просит повторять их вновь и вновь. И мы мечтаем, что скоро, когда она немного подрастет, мы отправимся путешествовать с ней вместе, и тогда уже долгими зимними вечерами будем рассказывать маме о наших приключениях.       

 

Примечание: из-за чрезмерно большого объема рукописи из нее приводятся лишь отрывки.

---

Оля Филиппова

СУХАЯ ЖИЗНЬ.

- Тут темно.

- Не бойся.

- Я не боюсь.

- Боишься.

- Нет.

- Здесь поначалу все боятся.

- А я – нет...

- Ну, ладно, я чувствую, сейчас уже поздно, поговорим завтра. Спи спокойно.

- Я не могу.

- Прижми лепестки к бутону плотно, вот так.

- Не трогай!

- Да что ты, я же хочу помочь, я ты дерешься...

- Я не...

- Что-о-о? Ты девочка?

- Да.

- А почему молчала?

- Давай спать.

- Теперь я не усну.

- ...

- Ты уже спишь?

- ...

- И я буду.

- «Солнце, как интересно, какая она, видела ли небо, а звезды... ветер, я помню... спрошу завтра...»

 

- Да проснись же ты!

- М-м-м...

- Открой лепестки, это сведет меня с ума!

- В чем дело, ещще так рано, я...

- В чем?! Да неужели ты не слышишь?!

- Что?

- Молчи! Теперь?

- Да.

- Что да? Объясни, что а шепот сзади, вверху, слева, справа от меня?!

- Все просто: сзади – ромашка, вверху – желтый одуванчик, а по бокам – две незабудки, они всегда просыпаются раньше всех и тихонько непчутся между собой.

- Я от их шепота заснуть не могу.

- Если так, то давай поговорим. Тебе, наверное, одиноко без Мамы.

- ...

- Ты что? Не плачь...

- М-мама почти умерла...

- Замолчи!!! Этого не может быть. Ты врешь! Я не верю.

- Это правда. Каждый день она дышит все реже и реже, ее глаза затянуты липким серым туманом, ее тело изъкдкно шахтами, огромные рвы и плотины тянутся бесконечным шрамом по ее лицу, вода превратилась в жижу с отвратительным запахом хлора, а...

Нет, не надо больше, иначе мой стебель разорвется на части!

- А колокольчики...

- Как?

- Ко-ло-коль-чики, такие, как я, фиолетовые поля, которые целует ветер, и бабочки чуть чуть слышно надушены пыльцой.

- Бабочки, поля?

- Ты никогда не видела поля?

- Нет.

- Откуда же тебя принесли, если не с поля?!!

- Там, где я родилась, все на многие мили заковано в толстый панцирь асфальта, где стальные гиганты обжигают огненным паром, убивая все на своем пути, где задыхаешься от пыли без капли влаги, где за нем наступает день, а ночь сковывает хрустальными иглами нестерпимого холода...

- Нет, не надо больше, теперь ты в безопасности, и я с тобой, ты никогда, слышишь, никогда не вернешься туда, я обещаю.

- Спасибо, пожалуйста, расскажи мне о поле и цветах.

- Хорошо, но при обном условии.

- Каком?

- Если ты позже расскажешь мне о себе.

Я стану дождем, я слезы пролью,

И тогда ты поймешь, как я люблю.

Я так подарю всю нежность свою,

И ты поймешь, как я люблю.

- Согласна.

 

- Почему ты смеешься? Разве я рассказываю шутки?

- Нет, но я боюсь, что все твои прекрасные рассказы – просто выдумка, мираж над оранжевым маревом пустыни...

- Выдумка. Мираж?! Неужели ты думаешь, что я способен выбумать хрустальный перезвон горного ключа, разбивающего бриллианты капель на миллиарды кристаллов, чистых. Как слезы росы, и свежих, как дыхание вьюги?!!! Я сотни раз видел, как огненный пастух поднимается на востоке и день до вечера пасет своих белоснежных ягнят. А ночь опускает на поля тяжелый бархат занавеса, и куда ни взглянешь, во всей его непостижимой глубине будто жемчуг горит холодным, стальным огнем.

Ты решила, что можешь обвинить меня во вранье, когда я видел и слышал, как раскалываются небеса, будто огромная колесница катится над землей, а грохот ее колес и топот лошадей наполняют все вокруг ужасным громом, и неистовый кучер хлещет своих коней чудовищной плетью, огненной веной отпечатывающейся на стонущем, рыдающем теле неба.

- Так скажи еще раз, что я лжец!

- Не хочу!!!

- Говори, если действтельно так думаешь!

- Нет...

- Значит – лгунья здесь ты!

- Не удивительно, что ты не видела Солнца и колокольчиков, таких, как я – фиолетовых и звонких, ты не видела поля и бабочек – всего самого прекрасного, что есть у Матери! Еще скажи, что ты и ее никогда не видела!

- Не видела!

- Замолчи! Ты врешь сама себе! Как же твои рассказы, что ей очень плохо?

- Это действительно так!

- Так ты видела, или нет?

- Я...

- Да или нет?!!

- Нет...

- Ты, ты...

- Я слепа, я не могу видеть...

- А как же твои рассказы об ужасе наружней жизни, ты их придумала? Умоляю – скажи, да!

- Увы, все. Что я рассказала, правда, то, что я слепа, не мешает моему слуху.

- Не понмаю.

- Ко мне часто прилетает шмель, толстый такой, тяжелый, садится ко мне на лист  долго качается вверх, вниз... Я спрашивала его, что он видит вокруг, и какая я. Но на второй вопрос я так и не получила ответа... жаль... А в один день он не прилетел ко мне, но я не переставала ждать, ведь он был моим единственным другом, а потом меня принесли сюда и, думаю, что мы больше не встретимся...

- Я верю тебе, и давай не будем больше ссориться.

- Я рада, что ты сказала об этом.

- ...

- Что это?

- Где?

- Слышишь?

- Шорох?

- Да.

- Это Он.

- Кто?

- Он – это тот, кто собрал и хранит нас здесь.

- Ты думаешь, он - к нам.

- Думаю – да, ведь над тобой еще нет имени.

- Имени? Чьего?

- Твоего, конечно, глупая!

- И нисколечки я не глупая, просто правила этого странного заведения мне не понятны.

- Тише, сейчас откроет.

- Почему ты молчишь?

- ...

- Что за надпись он прикрепил над моим бутоном?

- ...

- Скажи, ведь ты умеешь разбирать буквы, как меня зовут?

- Там нет букв.

- А что же?

- Номер 1683.

- И что это значит?

- Что Мать действительно близка к смерти!!!

- Как? Не понимаю.

- Если ты 1683 экземпляр и все остальные похожи на тебя, то Ваша планета уже не нужна Вселенной, она изрыгнет ее из своего чрева...

- Так кто же я, кто?...

- Я точно не знаю, но на вид...

- Говори всю правду, я не обижусь...

- Ты словно тень, не цветок, а только его очертания, на свету твоя чернота отливает нежно- стальным блеском...

- Я, Я не могу поверить. В чем я виновата? Значит, из-за меня погибнет все?

 

- Нет,не погибнет. Видите, доктор Райс, если грамоотно вести скрещивание между двумя этми видами, то в третьем поколении мы получим удивительно красивые, изящные и, главное, совершенно здоровые растения, это должно спасти вид от вымирания!

 

- Теперь я поняла и постараюсь сделать все, чтобы Ваш проект осуществился в ближайшее время.

- Спасибо.

 

- Мы станем теперь одним целым, и я обещаю, что ты увидишь небо, и Солнце поцелует тебя нежно. Я люблю тебя!

- И я тебя ЛЮБЛЮ!

---

Наташа Якушкина

НЕДЕЛЯ.

Эд был человеком, добывшим последний баррель нефти на Земле. Случилось это 12 часов назад на тайном, давно законсервированном месторождении на Юге США. В обстановке глубочайшей секретности жидкость слили в подземные цистерны, а персонал отправили в отпуск на неопределенное время. Эд умудрился прихватить с собой около литра черного золота, несмотря на дотошный досмотр.

Сейчас банка с последней нефтью стояла на столике его яхты, а яхта дрейфовала вдоль побережья Флориды. Эл смотрел, как медленно колышется вязкая жидкость и думал о судьбе мира. Мотор его яхты работал. Конечно, на воде. Уже лет 20 сжигать нефть в двигателях считалось уголовным преступлением. Однако это лишь ненадолго отдалило сегодняшний день. Сейчас Америка начинает продавать запасы и поправит свою экономику. Хоть это, - горько улыбнулся Эд и отправился спать.

 

Рассвет наступил в положенное время, но Эд его проспал. Такого с ним никогда не случалось. Он чувствовал немоверную апатию и желание спать. Дотянувшись до радио, он покрутил настройку, чтобы послушать новости. Работали все станции и все передавали одно и то же. Говорили о том, что с полночи по всей Земле начали исчезать животные. Первым это заметил персонал зоопарков. Звери просто растворялись в воздухе – слоны, тигры, кролики... Уже созданы Комиссии по расследованию этого феномена... Данные, полученные со спутников. Указывают на то, что исчезновение животных носит всеобщий характер.

Эд выключил станцию и вышел на палубу. Он не поверил ни единому слову – наверное, это грандиозный розыгрыш. Когда в небе Эд увидел парящего альбатроса, то усмехнулся и сел за свои любимые удочки. И за какие-то два часа наловил себе отличный ужин.

 

На следующее утро Эда разбудили яркие лучи солнца, бьющие прямо в окно. Посмотрев на радио, он решил его пока не включать. Эд пошел на мостик, чтобы проверить автопилот. До приборов он не дошел.

Океан был похож на зеркало – ни единой морщинки на поверхности. Воздух застыл, как сироп. На мачтах яхты не было ни одной птицы, хотя берег был недалеко. Возможно, надвигался шторм, но нигде до самого горизонта на небе не было ни единого облачка. Эдом овладело смутное беспокойство, сон как рукой сняло. Он зашел в каюту и, затаив дыхание, включил радио.    

«...нец света! Пятый день!! Идет обратный отсчет... – вопил канал спорта. Эд похолодел. Он понял, что это уже не розыгрыш. Опрокинув столик, он кинулся к книжной полке. Библия стояла во втором ряду. Эд выхватил ее дрожащими руками. Это было одно из тех иллюстрированных изданий, которые легко и доступно объясняли все вопросы веры. Теория сотворения мира заставила Эда застонать и прислониться к проему. Не может быть!!! Усилием воли он заставил себя успокоиться и думать четко. Что ему известно? То, что вчера исчезли все животные. Но, по Библии, вместе с животными был создан и человек, а с людьми пока еще ничего не случилось. Разве что все напуганы и наверняка начнутся массовые беспорядки. Сегодня, судя по новостям, пропали рыбы и птицы, что говорит в пользу Библии, но... Что, если это новое биологическое оружие, по чьей-то преступной халатности оказавшееся вне пробирки? Нет, исчезновение началось на всей планете одновременно, так что не сходится. Значит, Дарвин все-таки ошибался и люди произошли не от обезьян. Это радует, - попытался развеселить себя Эд. Не вышло. Так, как размышления ни к чему не привели, Эд решил не делать поспешных выводов и ненужных действий. В первую очередь он решил на всякий случай отплыть подальше от берега (вдруг все-таки зараза). Затем он возьмет удочки и попытается наловить рыбы. Если рыбы нет, то сегодня ночью он спать не будет. В Библии говорится, что на четвертый день Бог сотворил Солнце, Луну и звезды. Эд собирался следить за небом с вечера и надеялся увидеть завтра восход Солнца.  

 

Посреди затихшего, безмолвного океана замерла яхта. Едва различимая на фоне сгущающихся сумерек. Угрюмо обвисли паруса, не скрипели снасти, волны не бились о борт. Казалось, все вокруг замерло в ожидании чего-то очень важного. Нарушив общую картину неподвижности, на самом носу яхты встряхнулся Эд, отгоняя от себя сонливость. Не поймав ничего за весь день. Эд разозлился и очень испугался. Сорвав злость на удочке, он немного успокоился и, перекусив консервами, стал ждать полуночи.

Радио Эд больше не включал, ему надоело слушать истеричных корреспондентов и безумных проповедников, призывавш8их всех очиститься и покаяться. Выйдя на палубу, Эд наблюдал, как солнце медленно скрывается за горизонтом. Возможно, он видел эту картину в последний раз. Его переполняла горечь и обида. Почему конец света выпал именно тогда, когда у него все так хорошо. Никогда еще пророчества не сбывались. Почему сейчас? Неужели человечество уже достигло конечной стадии развития и перейдет на какую-то другую? Или цивилизация настолько навредила Земле, что природа исправляет свою ошибку? Стоп.

Эд ринулся в каюту. Нефть в банке была такой же неподвижной, как сам океан. Нефть. То, благодаря чему цивилизация развивается так стремительно... до сегодняшнего дня. Неужели последние извлеченные капли «крови Земли» щапустили отсчет дней? Не может быть. Эд стоял на банке и лихорадочно думал. Чем больше, тем сильнее он убеждался в своей правоте.

- Может, еще не поздно... Может, еще совсем не поздно!!! – заорал Эд, схватил банку и выбежал на палубу. Сорвав крышку, он что есть силы махнул банкой в сторону океана. Черные блестящие капли вером разлетелись по воздуху и без всплесков осели на воду. Вслед полетела банка. Но она не подеяла даже легкой ряби.

Вот так! Только так! – Эд бессвязно кричал что-то еще, бегал по палубе и размахивал руками. Со стороны он выглядел, как стопроцентно буйнопомешанный. Довольно скоро он выдохся и лег на носу яхты. Лежа на спине, он смотрел в звездное небо и готовился встретить судьбу.

 

Эд разлепил глаза и посмотрел вверх. Кромешная тьма. Он содрогнулся – несмотря на вроде безоблачную ночь, на небе не было ни Луны, ни так ему знакомой звездной россыпи. Его дорогие часы, кторые пару дней назад потеряют всякую ценность, показывали начало первого. Эд понял, что проиграл. Оставалась последняя надежда на плотный облачный покров. Медленно поднявшись, Эд проковылял на мостик и включил радио. Через минуту он его выключил. Очень долго стоял около приборов, словно о чем-то думал. Но в голове не было ни одной мысли. Вздрогнув, Эд пошел в каюту. Оставалось одно – опустошить весь свой мини-бар, и тогда все, что произошло, покажется дурным сном.

 

Вынырнув из обрывочного бессмысленного сна, Эд обнаружил себя на полу в своей каюте. Вокруг валялись аустые бутылки и смятая одежда. Морщась от головной боли, Эд неуклюже поднялся. В глазах у него двоилось, пол под его ногами покачивался, но, что самое удивительное, из окна лился яркий солнечный свет. Мгновенно протрезвев, Эд бросился на палубу. Выскочив на воздух. он замер, его слезящиеся глаза неотрывно смотрели на на яркий ослепляющий контур солнца. Такого прекрасного солнца ему видеть не приходилось. Налетевший порыв ветра взъерошил и без того растрепанные волосы Эда. Подгоняемые ветром волны неустанно бились в борт и раскачивали яхту. Боковым зрением Эд уловил движение в воде и успел заметить серо-синий бок какой-то рыбины. Эд рассмеялся и облегченно выдохнул. Все вернулось на свои места. Земля, преподав урок провинившимся детям, вновь стала безмолвной наблюдательницей человеческих деяний.

Эд стоял за штурвалом в рубке, его пальцы отбивали на пластике веселый мотив, из радиостанции доносились сбивчивые теории и гипотезы случившегося. Эд с улыбкой смотрел на расстилающийся перед ним океан. Яхта держала курс домой.       

---------------------------------------------------------------------

Галя Шикина

ЗА ЧТО?!

 

Чистое небо, хрустальные птичьи трели...

Яркая трава щекочет босые ноги...

Между землей и небом стоит Девочка,

Хрупкая, беззащитная, тонкая.

На русых косичках, на круглой головке

Пышный венок из листьев и полевых цветов.

Сарафанчик зеленый из трав душистых,

И глаз – малахиты со странным ласковым блеском.

И, казалось бы, нет милее создания,

Но внезапно подули ветры жестокие в лицо девочке,

Из укрытий подземных ужасные чудища вышли,

Звали чудищ людьми. Они в руки камней набрали,

И обрушились на несчастную глыбы страшные...

А Девочка убежала в слезах растрепанная,

В первый раз камень по лицу попал – боль адская.

Много лет прошло разрушения.

И под солнцем возникла Она, как Ангел,

Высокая Девушка в платье зеленом,

Да с грустным взглядом глаз малахитовых.

Но не рыцари смелые вышли навстречу ей,

А люди, те самые варвары черствые.

И целый рой стрел полетел вслед уходящей.

Бесы яростные против Светлого Ангела.

Ушла, исчезла Дева – оставила

Лишь прядь русых волос на скрюченной ветке.

Солнце красное взошло над планетой,

Осветило лучами ту, которую унизили –

Женщину бледную в рясе зеленой,

С огненным шрамом на щеке серой от горя,

Да с горьким взглядом глаз малахитовых.

Шла Она, босая, по пыльной дороге

И нашла не свет, а лишь тех, от кого беды терпела.

А люди снова ее обманули – избили, не зная жалости.

Много лет с той поры утекло, как ручей...

Росли здания высотные, заводы...

Машины понеслись по грязным улицам.

И с горы смотрела на горести

Старуха страшная в лохмотьях зеленых,

С венком увядших пожухлых цветов на главе

Да с мутным взглядом глаз малахитовых.

Упала на колени Старуха грязная,

Дыша тяжело, зарыдала отчаянно,

И горькие слезы катились по шрамам, царапинам...

Взмахнула Старуха рукам тощими

И крикнула людям хохочущим: «Стойте!

Ну что я вам сделала, слабая тонкая Девочка?!

Зачем на помошницу руку вы подняли, Я невиновна!

Вы стали зверями, нет, хуже! За что?»

Старуха по грязи валяясь, со впалыми скулами

И выть и рыдать будет, долю свою проклиная.

Не греет Ее злое черное солнце и хриплое пение птиц умирающих,

И тогда увидят убийцы Страшилище – кожа да кости

С седыми патлами и морщинами,

В зеленых тряпках с цветами черными

И мертвым взглядом глаз малахитовых.

Ну, может, хоть тогда они успокоятся,

Но будет уже слишком поздно, а пока...

Остается огромный знак вопроса: Как жить???

---

Света Мальцева

*  *  *

Мне слишком рано быть другой.

Прости, пожалуйста, забудь.

Мне стать ничей, мне быть чужой.

И, не спеша куда-нибудь,

Идти, идти: зачем, куда?

Взяв за руку свое молчанье,

И слушать ветер иногда,

В тревоге затаить дыханье.

Смотреть сквозь слезы и туман,

Не видеть снов, боясь проснуться,

Упасть в холодный океан,

Желая к небу прикоснуться.

Мечта пока еще жива,

Но ты спасти ее не сможешь,

Мне слишком мало слово «да»,

Мне слишком много слова «тоже».

---

Света Мальцева

*  *  *

Я одна среди тем своих,

Когда по лагерю бродят тени.

В тумане ветра никто из них

Не расслышит моих откровений,

Рассердившись на свет луны,

Тупики расставляет ветер,

Сон исчез в лабиринте волны,

Разговоры пойманы в сети.

Я – застывшая ветра слеза,

Я – невидима и забыта,

Я – не пойманная звезда,

Я твоя, я здесь, я убита.

---

Настя Николенко
РУСЬ.


Куда несешься Русь лихая!?
Ты за собою жжешь мосты.
В любовь ты веришь как слепая,
и ничего не видишь ты!
Не видишь кто он - твой мучитель,
Не видишь кто убийца твой.
Не знаешь кто он - твой спаситель,
Не знаешь кто он - твой герой.
                           2003
---

Настя Николенко

КИБЕР-ДУША.

 

Смешались плоть и провода,
Смешались виртуальность и душа.
Смешались нервы и металлы,
Смешалось все...
В глазах лишь боль немая.
И сердце - огненый кристалл
во мне лишь тихо замирает.
В тумане где-то,
В тишине мерцает
Моя реальная звезда....
                               2003

---

 

---

Алена Фандеева

НЕ ОБЕЩАЙ.

 

Меж берегов стремительного века

Всплывают дни, как отсветы зари.

Не обещай добра для человека,

А просто если сможешь, сотвори!

Всё будет в жизни: ясный день и вьюга,

И зной, и родниковая вода.

Не обещай в беде припомнить друга,

А просто другом будь ему всегда.

Судьба любовью одарит безмерно,

И озарит, и осчастливит путь.

Не обещай в любви остаться верным,

А просто полюби и верным будь.

---

Оля Храпонова

НИЩАЯ РОССИЯ.

 

Россияне добры по природе,

И добрей не отыщещь народ,

Но нужда теперь многих изводит,

Кто сейчас Христа ради дает?!

 

Всюду нищие толпами бродят,

Даже дети с простертой рукой.

Кто поможет нам, Русь? Но уходит

От ответа она, как немой.

 

И глаза опустив виновато,

Мимо нищих проходишь и ты.

Дай ответ мне, Россия родная,

Что теперь происходит, скажи?!

 

И проходят сограждане мимо:

По делам, просто так, и без дел...

Неужели, Заступник Незримый,

Ты не видишь чинуш беспредел?!

 

Вот бредет мимо трассы старушка –

Не положен «бесплатный» билет.

Заменили ей льготы деньгами,

Ну а денег чрез день уже нет.

 

На лекарство, на хлеб и на транспорт

Денег нет, денег нет, денег нет!..

Но скажи нам, Россия, когда же

В том туннеле покажется свет?!

 

И еще со времен Горбачева

Русь корсетом стянули навек,

Я другой и не знаю России,

Где настолько без прав человек!

 

Сводит злоба мне скулы худые:

Бог наш глух, в раж вошел Сатана!

Светоч славы стяжала Россия,

Нынче гибнет бесславно она.

---

Оля Храпонова

КОГДА ЖЕ МИР ДОБРЕЕ БУДЕТ?

 

Среди заснеженных берез,

В снегу тяжелом утопая,

Стоял олень, высок и горд,

Луну рогами подпирая.

 

Стоял он, словно исполин,

Как будто памятник природе,

А в это время за кустом

Охотник смерть держал на взводе.

 

Рассеял выстрел тишину –

Он гулким эхом отозвался.

И уронил олень Луну...

В снегу лишь след ее остался.

 

Он падал на кровавый снег

И, смерти все еще не веря,

Глядел он, словно человек,

На набегающего «зверя».

 

Стоял олень, высок и горд,

В снегу по сердце утопая,

Собой закрыл он горизонт,

Один природу защищая.

 

Скатилась под гору Луна,

И тьма оленя не разбудит.

А я хочу спросить людей:

«Когда же мир добрее будет?»

---

Оля Храпонова

Перевод стихотворения И.В. Гете «Нашел».

 

В прохладе густого леса

Ходил я, чего-то искал...

И вдруг среди зарослей буйных

Растущий цветок увидал.

 

И был он прекраснее неба,

Сияющий, как звезда,

И был он такой красивый,

Как будто любимой глаза.

 

К нему протянул я руку,

Но тихо он так сказал:

«Неужто меня ты сломаешь,

Чтоб я через час завял?»

 

Я выкопал вместе с корнями

Питомца прохладных рос,

И в сад у красивого дома

Его я в ладонях отнес.

 

Я посадил его снова

В нашем прекрасном саду,

И он с каждым годом все краше

Цветет у всех на виду.

---

 

 

Литература и искусство