КОММУНА «НЫРЯЛЬЩИКОВ»

 

Если, путь прорубая отцовским мечом,

Ты солёные слёзы на ус намотал,

Если в жарком бою испытал, что почём,

Значит, нужные книги ты в детстве читал!

                                   В.Высоцкий, «Баллада о борьбе»

Да, это очень важно, чтобы в 10-12-14 лет, когда формируется личность человека, ему в руки попали именно нужные книги. Нашему поколению – бывшим «детям социализма», детям 1960-х-70-х годов, в этом отношении чрезвычайно повезло. Мы много читали – больше, чем смотрели телевизор, и в этот ответственейший период детства и отрочества, после знакомства с Тимуром и его командой, Мальчишом-Кибальчишом, Незнайкой на Луне, осеевской Динкой мы путешествовали по всей Земле вместе с благородными и отважными героями Жюля Верна, плакали над судьбами Овода и декабристов из романа М. Марич «Северное сияние», мечтали о далёких звёздах со страниц «Туманности Андромеды», восхищались Данко, молодогвардейцами, Спартаком, потом – революционерами всех эпох, боровшимися за лучшее будущее человечества… Нынешним школьникам гораздо хуже. Мало того, что львиную долю их свободного времени поглощают компьютерные игры, часто жестокие и кровавые, приучающие детей к зрелищу насилия, убийства, к лужам крови и омерзительным чудовищам; мало того, что оставшееся время съедают не менее жестокие фильмы, – но даже те крохи, которые остаются для чтения, тратятся часто на бесполезную, а то и вредную литературную жвачку. Вместо рассказов о героических борцах за всеобщее счастье – детские детективы, вместо научной фантастики –фэнтези, триллеры, ведьмы, вампиры, маньяки и т.д., и т.п. Этому потоку новомодной дряни замшелые реставраторы попытались противопоставить вытащенную из пра-прабабушкиного сундука занафталиненную Чарскую, но хрен редьки не слаще. Собственно, литература и искусство для детей болеют теми же болезнями, что и современная культура для взрослых. Кстати, если надо доказать простую истину, что современный капитализм, как говорили классики, загнивает, достаточно указать на то, как гниёт и разлагается его культура…

Есть, конечно, альтернативная культура – пролетарская, культура антибуржуазного сопротивления. Здесь речь не о ней. Но и современные авторы, не считающие (и, во всяком случае, на объявляющие) себя коммунистами, изредка создают произведения, явно выламывающиеся из рамок буржуазной культуры. Гуманистическим содержанием наполнены вышедшие несколько лет назад кинофильмы «Чёрная молния» и «Реальная сказка». И очень интересным представляется новая серия романов Дмитрия Емца под общим названием ШНыр. Емец – автор многих романов в жанре фэнтези; он стал известен как отец «сериала» о Тане Гроттер – цикл откровенно подражательный сверхпопулярному тогда «Гарри Поттеру». И вот теперь – ШНныр. На данный момент опубликовано 6 книг сериала, и это, похоже, ещё не конец.

Что же это такое – ШНыр «Школа ныряльщиков». Он расположен в окрестностях Москвы и окружён волшебной оградой, которая впускает в него только тех, кто имеет на это право. Внутри ограды живут люди и… лошади, точнее, пегасы – дивные кони с огромными крыльями. В ШНыре, как и в любой школе, есть директор (директриса), преподаватели и ученики – 15-ти -18-ти лет. Они живут коммуной – автор никогда не упоминает этого слова, но, по существу, это коммуна и есть: у юных ныряльщиков всё общее – кроме, может быть, одежды и зубных щёток; питаются все вместе, и когда кому-то друзья или родственники присылают посылки с продуктами, всё делится поровну. Все виды работ – уход за пегасами, помощь на кухне и т.п. – выполняются по очереди. Никакой роскоши в принципе нет, образ жизни вполне аскетический, но новички быстро к этому привыкают... И эти порядки автором ничуть не осуждаются, а явно приветствуются.

Ныряют ребята (а также и преподаватели, и сама директриса) не в бассейн и не в реку, а в другое измерение, на так называемую «Двушку» – другую, юную, Землю, свободную от скверны, которой заражена наша планета. Попасть туда можно только верхом на пегасе. Он взлетает высоко в небо, потом складывает крылья, прикрывая ими седока, и мчится к земле, становясь при этом твёрже камня. Пегас и всадник пронзают беспрепятственно земную поверхность (это и есть «нырок») и оказываются в другом мире, в мире «Двушки», правда, не сразу, а еще и преодолев серьезные испытания. Здесь можно находиться очень недолго – 1-2 часа, иначе «ныряльщик» перегреется и погибнет, и за это время он должен успеть выполнить задание – найти «закладку», за которой его послали. «Закладка» – это особый камень, заключающий в себе волшебную силу. Один может принести исцеление недуга, другой – одарить каким-либо талантом... Они не только помогают людям, но и обновляют, оздоравливают нашу Землю. Важнейшее условие заключается в том, что «ныряльщик», нашедший и выкопавший «закладку», не может взять её себе: она всегда предназначается для других людей. Он рискует жизнью, преодолевает страдания ради тех, кого никогда не увидит. Он быстро кладёт её в сумку, не задерживая в руках, – иначе он с ней «сольётся», то есть сила камня перейдёт к нему, и он получит не предназначенный ему дар, а в этом случае в ШНыр он больше не сможет вернуться – ограда его не пропустит…

У обитателей ШНыра много злобных и мерзких врагов на земле. Между всей этой нечистью и ныряльщиками идёт настоящая война, есть убитые и раненые с обеих сторон. В общем, увлекательных приключений хоть отбавляй, романы читаются с напряжённым интересом.

В качестве недостатков этого цикла надо отметить некоторый налёт идеализма (что, как правило, характерно для жанра фэнтези). Но гуманистический пафос книг о ШНыре очевиден. И два упомянутых выше момента – альтруизм героев, бескорыстное «служение другим», с одной стороны, и ШНыр-коммуна, с другой, – не могут не радовать.

Видимо, общество начинает уставать от всеобщего чернушного вампиризма конъюнктурных издателей и продажных писателей и начинает тянуться к чему-то светлому и доброму. Ну, а что может быть светлее и добрее коммунизма?

В какой-то мере этот цикл Емца напоминает книги старого доброго жанра утопии. Когда-то, задолго до Маркса, писатели-утописты были провозвестниками, первыми идеологами социализма; после появления научной теории их значение прошло, и им на смену пришли научные фантасты (хотя и на рубеже 19-20 веков знаменитые романисты-утописты Моррис и Беллами сыграли определённую роль в популяризации социалистических и коммунистических идей). Высокая мечта породила утопию. Низкая антимечта породила антиутопию. Буржуазное стремление растоптать всякую высокую мечту и, тем более, её воплощение, привело к тому, что мы сейчас и наблюдаем: нигилизм в соединении с вампиризмом «готской» части молодёжи – крайняя форма из этого ряда. Всё это живёт на основе противоестественного для XX-XXI-го веков господства частной собственности.

Пока перегнивший империализм никак не уляжется в свой исторический гроб, научная фантастика временно отошла в сторону. Ибо мечта в таком обществе сверху не санкционирована. Но изменится общество, и советская научная фантастика, как высший продукт мировой научной фантастики, стоящей на плечах таких титанов как Жюль Верн, ещё породит своих потомков. Речь идёт о той научной фантастике, которая вслед за мечтой прорывалась в лучшее будущее человечества. И уже сейчас видно, что это не за горами.

В. БАСИСТОВА, 

Г.АЛЕХИН