Не опубликовано.

 

МУДРЫЙ СКАЗОЧНИК.

С.В. Багоцкий

 

2 апреля 2005 года мировая общественность отметила 200 лет со дня рождения Ганса Христиана Андерсена.

Он родился в маленькой стране, когда-то давным-давно бывшей сердцем созданной викингами Великой Северной Державы. В свои лучшие дни Дания включала в свой состав Швецию, Норвегию, Гренландию, Исландию. За пять веков до Колумба датские мореплаватели высадились на Американском континенте.

Но в 19 веке все осталось в прошлом. Дания стала мирной, относительно благополучной и провинциальной страной, не претендующей на значтельное место ни в мировой политике, ни в мировой культуре. В Дании не было ни острых соцальных конфликтов, ни бескомпромиссных идейных споров, ни, по-видимому, сколь-нибудь значтельного интереса к тому, что происходит за границами страны.

Но, тем не менее, в 1830-х годов в провинциальной Дании начали свой творческий путь два Великих Человека, открывших новые пути в мировой культуре: философ Серен Кьеркегор и писатель Ганс Христиан Андерсен.

С. Кьеркегор открыл для мировой философской мысли глубины и противоречия человеческой психики. Потенциальные возможности, заложенные в его идеях, блистательно раскрыл Федор Михайлович Достоевский.   

Похоже на то, что в центре внимания Андерсена стояли те же проблемы. Но исследовал он совершенно по-другому: не в философских трактатах, как Кьеркегор, и не в романах, как Ф.М. Достоевский, а в сказках.

Дети, как известно, очень любят сказки. Даже и в том возрасте, когда уже понимают, что баба Яга, Кащей Бессмертный и прочие подобные персонажи на самом деле не существуют.  И, если честно говорить, столь любимая юношеством научная фантастика – это тоже сказка, разница лишь в том, что Баба-Яга летает не в ступе, а в ракете с фотонным двигателем.

Взрослые люди тоже с удовольствием читают сказки. Во-первых, потому, что их сюжеты обычно занимательны. А во-вторых, потому, что сказка может нести в себе очень глубокое содержание. Это поняли немецкие писатели-романтики начала 19 века: Э.Т.А. Гофман, братья Гримм и другие. Но только Ганс Христиан Андерсен показал, что сказки могут быть по настоящему большой литературой, позволяющей глубже понять обычную жизнь. В том числе и ее политическую составляющую. И как-то так получилось, что при чтении многих сказок Андерсена сама собой вспоминается наша российская действительность.

Мечтавший о халяве Большой Клаус прикончил своих кормильцев - четырех лошадей, убил топором любимую бабушку и в заключении сам залез в мешок, в котором его сбросили в реку. Читая такое, мы сразу вспоминаем советского обывателя, мечтавшего жить «как за океаном» и аплодировавшего политическим силам, которые разрушили его кормильца - народное хозяйство СССР и убили его заботливую бабушку - Советскую власть. Совершенно справедливо сказал по этому поводу современный поэт:

И не ждите жалости, вы же сами, голуби,

Захотели шалостей в рыночном раю,

А теперь, пожалуйста, хоть топитесь в проруби,

Или суйте голову умную в петлю. 

Как ни удивительно, но Г.Х. Андерсен предсказал появление… современного российского телевидения! Не верите – прочтите:

Жил-был тролль, злой-презлой, сущий дьявол! Как-то раз он был в особенно хорошем настроении, потому что смастерил зеркало, отражаясь в котором, все доброе и прекрасное почти исчезало, а все плохое и безобразное, напротив, бросалось в глаза и выглядело еще отвратительней. Красивейшие виды, отразившись в нем, казались вареным шпинатом, а лучшие из людей – уродами; или же чудилось, будто люди эти стоят вверх ногами, а живота у них вовсе нет! Лица в этом зеркале искажались до того, что их нельзя было узнать, а если у кого на лице сидела веснушка, она расплывалась во весь нос или щеку. Тролля все это очень потешало. Когда человеку приходила в голову добрая благостная мысль, зеркало тотчас строило рожу, а тролль не мог удержаться от хохота, так он радовался своей забавной выдумке. Ученики тролля – а у него была своя школа, - рассказывали о зеркале, как о каком-то чуде.

Только теперь, - говорили они, - можно видеть людей, да и весь мир такими, какие они на самом деле!    

Зеркало тролля работает сегодня на полную мощность, денно и нощно пичкая наших детей всякой гадостью! И, главное, сооблазняя красивой жизнью в мертвых чертогах Снежной Королевы. Можно разбить (запретить) зеркало, но проблемы это не решит – осколки попадут в глаза и в сердца людям и ситуация станет еще опаснее.    

Реальностью современной Росси стала андерсеновская девочка со спичками, замерзшая от голода в Новогоднюю ночь. Впрочем, в нашей стране можно замерзнуть не только на улице, но и в собственном доме. И не только в Корякском автономном округе.

Из утиного яйца вылупился необычный птенец: гадкий утенок, объект для всеобщих насмешек и издевательств. А потом птенец стал прекрасным лебедем. О чем эта сказка? Наверное, о судьбе незаурядного человека в мещанской среде. Ведь мещанину так приятно ощущать и демонстрировать свое превосходство над кем-то. Например, над тем, кто слаб и беспомощен. Или «не такой, как все». Вспомним, с каким восторгом смаковал советский обыватель истории про незадачливого студента кулинарного техникума, которые рассказывал с эстрады будущий радетель российской демократии Геннадий Хазанов.         

В сказке про подаренного китайскому императору Соловья обсуждается популярный в 20 веке вопрос о том, чем Человек отличается от Компьютера и можно ли построить такие компьютеры, которые превзойдут и вытеснят людей. И дается грамотный ответ: в принципе можно, но бессмысленно. Ибо настоящий Соловей живет, а искусственный – функционирует. А разного рода механические и электронные игрушки строят для того, чтобы они функционировали и только для этого. 

 Что касается живого соловья, высокий повелитель мой, и вы, милостивые господа, то никогда ведь нельзя знать заранее, что именно он споет. А у искусственного все известно наперед, и можно даже отдать себе полный отчет в его искусстве. Этого соловья можно разобрать и показать его внутреннее устройство – оно плод человеческого ума.  

Во всех учебниках по социальной психологии цитируется работа С.  Эша «Studies of interdependence and conformity» (1956 г.). Восьми людям задавался вопрос, черная перед вами фигурка или белая. Но коварный экспериментатор договорился с семью участникам опыта о том, что черную фигурку они назовут белой. Что ответить восьмой участник опыта: то, что видит, или то, что слышит. Оказалось, что в большинстве случаев он повторяет то, что слышит.

Из этого опыта выросли многочисленные лестные для сознания образованцев фразы о «конформизме» среднего человека и о том, что психология настоящих интеллигентов принцпиально иная. Ибо они «нонконформисты» и стадным инстинктам неподвластны.

К сожалению, авторы трудов по социальной психологии напрочь забывают, что более чем за сто лет до Эша этот опыт описал Ганс Христиан Андерсен в своей сказке о новом платье короля. И объяснил его результаты значительно более грамотно. Единственным человеком, сказавшим, что король гол, оказался мальчик, которому нечего было терять. А придворные, восхищавшиеся прекрасным нарядом, боялись за свое общественное положение и поэтому беззастенчиво врали друг другу. Надо думать, каждый из придворных хорошо представлял, какую радость испытают сотоварищи, узнав о его «несоответствии». И поэтому предпочитал помалкивать.

Конформизм – это не свойство человеческого сознания, это следствие определенных отношений между людьми: отношений конкуренции, формирующей озабоченность своим социальным статусом. Этот вывод сделал в свое время Г.Х. Андерсен, придав выполненной сто с лишним лет спустя экспериментальной работе достойное логическое завершение. 

Увы, но конформизм весьма распространен и среди интеллигенции тоже. Тому в истории мы тьму примеров видим.     

И еще один важный вывод из сказки про голого короля: долго обманывать народ невозможно. Даже используя самые современные политтехнологии. Обязательно найдется кто-то, кому нечего терять, и кто скажет, что «Король-то голый!» 

Создается впечатление, что многие проблемы современного мира мудрый сказочник видел куда глубже, чем наши мелкотравчатые современники. Поэтому чтение его книг будет полезно и для детей, и для взрослых. Хотя с первого взгляда кажется, что сказка – это несерьезно.