Не опубликовано.

 

ПЕРЕЧИТЫВАЯ «МОЛОДУЮ ГВАРДИЮ»...

С.В. Багоцкий

 

24 декабря 2001 года исполнилось сто лет со дня рождения Александра Александровича Фадеева (1901-1956).

При ближайшем рассмотрении фигура этого выдающегося писателя принимает какие-то странные очертания. С одной стороны, - А.А. Фадеев - крупнейший представитель официального идеологического истеблишмента, не за страх, а за совесть преданный Коммунистической партии, Советскому государству и лично И.В. Сталину. С другой стороны, сочинения, написанные А.А. Фадеевым, несли в себе Нечто, что вызывало в верхах явное неудовольствие. Так, было подвергнуто критике 1-е издание “Молодой гвардии”. А идею недописанного Фадеевым романа “Черная металлургия” реализовал В. Дудинцев, написавший подвергнутый суровой критике роман “Не хлебом единым”. Воистину, прямо рок какой-то! А.А. Фадеев искренне хочет воспеть советскую действительность, а из-под пера выходит явная крамола.  

Все это, несомненно, указывает на глубокую внутреннюю раздвоенность признанного лидера литературы социалистического реализма, в конце концов, приведшую его к трагическому концу. И, одновременно, позволяет увидеть в книгах Фадеева чрезвычайно глубокое содержание, недоступное как горячим поклонникам социалистического реализма, так и столь же горячим борцам с этим литературным течением.

“Молодую гвардию” А.А. Фадеев написал очень быстро, на едином дыхании. Самое яркое впечатление от романа - какое-то очень личное отношение автора к своим героям. Нельзя отделаться от впечатления, что роман автобиографичен, но не в прямом смысле, а так, как автобиографичны романы Л.Н. Толстого, где за каждым событием чувствуется глубокий пласт личных воспоминаний.

Нетрудно догадаться, что для А.А. Фадеева “Молодая гвардия” была книгой о собственной юности, о дальневосточном подполье, о своих друзьях, вместе с которыми он боролся за Советскую власть. Именно этим и объясняется такое увлечение Фадеева новым романом и любовь к его героям.

И здесь пролегла первая полоса конфликта между А.А. Фадеевым и официальной идеологией. Герои “Молодой гвардии” не вполне укладывались в высочайше утвержденный эталон идеальных комсомольцев. Главная крамола была в том, что юные герои “Молодой гвардии” боролись с фашистами, не ожидая на это указаний со стороны попечительного начальства.

Столп Административно-Командной системы может, в принципе, согласиться с мыслью, что будущее - за капитализмом, а не за социализмом. Сплошь и рядом наблюдаем мы сие в наши дни. В определенной ситуации Столп не прочь превратиться в буржуа. Но подлинную дрожь в коленках вызывает у столпа мысль о том, что может быть, народ и сам, без начальства и буржуев способен устроить свою судьбу и при этом вовсе не на капиталистический лад.

Бр-р!! Об этом лучше не думать!

Молодые люди, которые вместе с Фадеевым боролись в дальневосточном подполье, слишком сильно напоминали лучшую часть современных “неформалов”. И это сходство передалось героям “Молодой гвардии”. Фадеев блестяще показал, какое огромное удовольствие вызывала у героев САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ деятельность на благо своей страны.

В первом издании “Молодой гвардии” Фадеев намеренно вывел из игры партийное подполье. Взрослые подпольщики, профессиональные и непрофессиональные партийные работники, пали жертвой своего неумения разбираться в людях. Во-втором издании под давлением высочайшей критики Фадеев изменил сюжет, показав и работу партийного подполья.

Писателю, описывающему реальные исторические события, нельзя давать слишком много воли своей фантазии. Ведь за описываемыми событиями стоят конкретные люди. И если в Краснодоне действовало партийное подполье, то не показать его в романе было бы по меньшей мере бестактно. Но в художественном отношении переработанный роман проиграл. Проиграл он и с идеологической точки зрения: самостоятельная борьба с захватчиками гораздо ярче иллюстрирует идейно-политический облик советской молодежи, чем выполнение вышестоящих указаний. Однако с точки зрения Столпа Административно-командной системы самостоятельность - это очень большое зло.

Один такой Столп вывден в романе. Это - Евгений Стахович - почти профессиональный комсомольский работник. Именно Стахович, не выдержав пыток, выдает молодогвардейцев. Запас прочности молодого функционера оказался намного ниже, чем у его не приобщенных к сферам сверстникам. В какой-то степени Стахович оказался аналогом далекого от народа “гнилого интеллигента” Мечика из “Разгрома”.

По нормам Административно-командной системы молодежь должна воспринимать комсомольского работника как образец для подражания. Стахович явно не может служить таким образцом. И это - непростительный грех А.А. Фадеева перед Административно-командной системой.

Неблагоприятная тень, которую отбрасывает Стахович на сословие комсомольских функционеров в какой-то степени компенсируется образом Олега Кошевого. Но только отчасти. Олег живет значительно дальше от Сфер, чем Стахович и считать его настоящим функционером пока рано. Между Олегом и его сверстниками нет той, пока еще незримой стены, за которой не без душевного комфорта разместился Стахович.

Олег Кошевой - это комсомольских вожак, а Стахович - комсомольский функционер. А это две большие разницы.

Является ли автор “Молодой гвардии” прототипом кого-либо из героев романа, На первый взгляд, это незаметно. Но давайте воспользуемся дедуктивным методом Великого Сыщика и попробуем вычислить автора среди героев романа. Для этого разумно использовать следующий алгоритм: найдем Любимую Героиню Фадеева, прототипом которого должна была быть Любимая Девушка, и поищем Фадеева среди ее поклонников.

Девушка, которую Фадеев любил в годы своей юности, могла быть прототипом только Ульяны Громовой.

Улю любят два героя “Молодой гвардии”.

Фигура почти счастливого соперника Анатолия Попова какая-то проходная. Этот, несомненно, очень положительный молодой человек, не наделен какими-то особенно яркими чертами, позволяющими объяснить Улин выбор. Более того, создается впечатление, что Фадееву неприятно писать о взаимоотношениях Анатолия и Ули. Похоже на то, что прототип Анатолия Попова действительно существовал в дальневосточном подполье, но им, увы, был не Фадеев.          

Остается... Стахович!

Первая реакция на такой вывод - не может быть! Каким же чувством отвращения к самому себе, к своей жизни должен был обладать писатель, какие муки совести он должен был испытывать, если он изобразил себя в столь неприглядном виде. На такое, был, пожалуй, способен только один русский писатель - Лев Толстой.

Все герои “Молодой гвардии” - это реальные люди, жившие в Краснодоне. За одним единственным исключением: человека, по имени Евгений Стахович, в Краснодоне не было. Волею автора он был перенесен в шахтерский городок из другого мира - мира преуспевающих московских идеологических функционеров, в котором жил Генеральный секретарь Союза писателей СССР А.А. Фадеев. Жизнь в этом мире заставляла отрекаться от впавших в немилость лучших друзей, а иногда и просто предавать их.

В том кругу, где вращался А.А. Фадеев, было немало заведомых негодяев, делавших карьеру на расправах с честными людьми и не испытывавших по этому поводу ни малейших угрызений совести. А.А. Фадеев таким не был. Он был в высшей степени порядочным человеком, в меру своих возможностей пытавшимся если не противостоять происходящему, то хотя бы как-то его сгладить. И в отличии от многих других, Фадеев так и не смог успокоить свою совесть ни красивыми фразами о долге перед Партией и Народом, ни рассуждениями о том, что другие, на его месте нанесли бы значительно больший вред людям, ни, наконец, алкогольными излишествами.

Стахович - это беспощадная самооценка Фадеева.

Стахович, в общем, порядочный человек. Лишь тот, кто выдержал страшные пытки, не предав своих друзей, имеет право бросить в него камень. Но бывают ситуации, когда обычной порядочности оказывается мало. Граф Вронский был порядочный человек, но Анну Каренину он погубил, так же, как Стахович погубил Улю. Разница лишь в том, что в 20-м веке подобные сюжеты разыгрываются в гораздо более жестоком обрамлении. 

В романе очень четко и логично показана последовательность событий, приведших к падению Стаховича. Вначале это невинная попытка перехитрить врага, разыграв перед ним комедию. Комедия не удалась и враг понял, что Стахович лихорадочно ищет пути избежать своей участи и может проявить слабину. Палачи стали уделять ему особое внимание. В результате Стахович выдал Сергея Тюленина. Комсомольский функционер Стахович подсознательно делил окружающих его людей на разные сорта: хулиган Сергей Тюленин распологался в его глазах где-то между вторым и третьим сортом. Очередность выдачи молодогвардейцев четко соответствовала сложившейся в сознании Стаховича иерархической лестнице. И каждая очередная названная фамилия удваивала активность палачей, чувствовавших, что жертва поддается.

В ситуации, в которой оказался Стахович, малейший компромисс, малейшая уступка злу, обрекают человека на нравственную гибель, не спасая от гибель физической.

В какой-то момент Уля остается последним членом “Молодой гвардии”, которую не выдал Стахович. Фадеев гуманно освобождает своего героя от необходимости сделать последний шаг в бездну. Но это уже не имеет значения. Немцы поняли, из кого состоит таинственная подпольная организация, и забирают всех краснодонских старшеклассников подряд. В руки врага попадает и Уля.

Фадеев не мог не чувствовать, что его положение в идеологическом истеблишменте во многом напоминает положение Стаховича в немецкой тюрьмы и на некоторые компромиссы со злом он уже пошел. В некотором смысле положение Фадеева было еще труднее. В конце концов, немцы бы враги, с которыми нужно было просто бороться, в то время, как Административно-Командная система конца 30-х годов была извращенной, но, по-видимому, в данных исторических обстоятельствах неизбежной формой развития советского строя, к которому Фадеев был нерасторжимо привязан воспоминаниями о юности, из-за которых он, собственно, и написал “Молодую гвардию”. У Стаховича в принципе был выбор - выдавать или не выдавать своих товарищей. Фадеев предавал свою юность при любом выборе, кроме того, который он сделал в самом конце жизни.

Всю жизнь А.А. Фадеев преклонялся перед Львом Николаевичем Толстым. И нельзя не поразиться, насколько похожи друг на друга два этих писателя. Оба они очень “домашние”. Вспомним, с какой любовью описана семья Ростовых, семья Щербацких и сравним их с семьей Кошевых, с семьей Вали Борц. И “Война и мир”, и “Молодая гвардия” с неопровержимостью доказывают: победа над врагом начинается в семье. В семье, где вырастают такие люди, как Андрей Болконский и Олег Кошевой, Николай Ростов и Сергей Тюленин. Настоящие мужчины появляются лишь там, где есть настоящие женщины.

Л.Н. Толстой чрезвычайно скептически относится к стремлению начальственных лиц руководить ходом событий. Вспомним, как вел себя мудрый Кутузов в время сражения. Как ни странно, но ратующий в своих речах об укреплении партийного руководства литературой А.А. Фадеев придерживается совершенно тех же взглядов. Сопротивление захватчикам в “Молодой гвардии” - это стихийный, если так можно выразиться, “геологический” процесс. Руководить этим процессом бессмысленно и невозможно. Именно стихийность и “всюдность” сопротивления в конечном итоге и обеспечивает победу русского хаоса над немецким “орднунгом”.

Из подобных взглядов вырастает полупрезрительное отношение обеих авторов ко всякого рода начальству и вообще, к далеким от реальной жизни людям, таким, как Каренин, Вронский, Мечик, Стахович. Эта точка зрения во многих случаях несправедлива, но она, несомненно, свидетельствует о глубоком внутреннем демократизме обеих авторов.

И, наконец, и Толстой и Фадеев - это люди с больной совестью, склонные обвинять в пороках окружающего мира не столько окружающих, сколько самих себя.

Беспощадный суд над собою составляет главное содержание произведений Л.Н. Толстого. Автобиографические черты несут многие его герои: Андрей Болконский, Пьер Безухов, Николай Ростов, Константин Левин, Алексей Вронский, Дмитрий Нехлюдов. По-существу, все эти герои изображают собой разные стороны личности самого Толстого, иногда весьма неблаговидные.

Лев Толстой был строг к людям, но, в отличие от многих других индивидуумов, любящих рассуждать на морально-этические темы, к себе он был гораздо строже, чем к другим. И лишь в последнем романе “Воскресение” князю Нехлюдову, воплотившему в себе грехи графа Л.Н. Толстого, даруется шанс на новую жизнь.

В “Молодой гвардии” ученик Льва Толстого Александр Фадеев, Генеральный секретарь Союза писателей СССР, член ЦК КПСС, депутат, лауреат и прочее, предстал пред строгим и нелицеприятным судом собственной совести. Свидетелями обвинения стали друзья далекой юности и их героически погибшие сверстники из Краснодона.

Вынесенный себе приговор А.А. Фадеев привел в исполнение 12 мая 1956 года. Своего “Воскресения” он так и не написал...