ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ ПИСАРЕВ.

 

Так уж получилось, что наука в России стала развиваться значительно позже, чем на Западе. Трагическая история заставляла наших предков относиться к естественнонаучным занятиям как к пустой забаве. Наиболее талантливые люди становились воинами, защищающими Родину, мастерами, кующими оружие, и живущими в далеких скитах святыми подвижниками, чей образ жизни каждодневно напоминал о нравственных нормах и чье слово в лихую годину звало на бой.

Наука в России появилась только после реформ Петра I. Вначале ею занимались приглашенные в Россию немцы. Но уже в середине 18 века сын поморского крестьянина Михайло Ломоносов становится одним из крупнейших ученых мира. 

М.В. Ломоносов не оставил учеников, способных если и не превзойти своего учителя, то хотя бы приблизиться к его уровню. Ученые такого класса появились в России только во второй половине 19 века. Сначала в химии, а потом и в других науках. И уже к концу 19 века Россия вошла в число крупнейших научных держав мира.

Отцами-основателями российской науки можно считать трех выдающихся деятелей. Двух первых угадать нетрудно. Это царь-преобразователь Петр I и Михаил Васильевич Ломоносов. А о третьем вспоминают редко. Тем более, что сам он естественнонаучных трудов не писал и в лабораториях не работал. Хотя и внес исключительный вклад в становление российской науки.

Итак, Дмитрий Иванович Писарев...

Он родился 170 лет назад, 14 октября 1840 года в небогатом имении своих родителей на юге Орловской губернии. И эта, казалось бы, частная деталь, уже наводит на размышления.

Расцвет русской литературы в первой половине 19 века связан с Санкт-Петербургом и Москвой. Но в середине столетия за перо берутся орловские помещики: И.С. Тургенев, А.Ф. Писемский, Н.С. Лесков, Ф.И. Тютчев, А.А. Фет и другие. И в верховьях Оки возникает новый литературный центр России.   

Тому было несколько причин. С одной стороны, чисто филологическая. Территория Орловской области была, по-видимому, центром формирования современного русского языка. Русский язык здесь наиболее правильный и наиболее богатый. О чем напоминает пассажирам монумент на платформе орловского вокзала с выбитыми на нем словами И.С. Тургенева. Их, конечно, мог написать лишь писатель, родившийся в Орловской губернии.

А с другой стороны, богатые почвы Орловской губернии прямо стимулировали помещиков жить в усадьбе и заниматься хозяйством. Мало-мальски способный человек, имевший поместье на болотистых тверских землях, ехал делать карьеру в столицу, ограничивая взаимоотношения с крестьянами регулярно получаемым оброком. А орловский помещик никуда не ехал, занимаясь хозяйством. Реальную жизнь крестьян он, разумеется, знал очень хорошо и именно поэтому мог писать такие книги, как «Записки охотника».

Большое количество просвещенных и культурных людей, живших в усадьбах и общавшихся друг с другом, сформировали культурную среду, обеспечившую мощный литературный взлет.

Выходец из небогатой помещичьей семьи Д.И. Писарев несомненно обладал всеми отличительными чертами «орловской литературной школы». Исключительное богатство и яркость языка, глубина мыслей, увлекательность изложения роднят Д.И. Писарева с такими его земляками, как И.С. Тургеневым, Н.С. Лесковым, А.А. Фетом, И.А. Буниным, Г.В. Плехановым, Л.Н. Андреевым.

Но это по форме. А вот содержание произведений Д.И. Писарева для орловского помещика было совершенно нетипичным. Волею судеб помещичий сын Дмитрий Писарев становится крупнейшим левым публицистом России, кровожадным литературным критиком, обругавшим (о, ужас!), самого Александра Сергеевича Пушкина, властителем дум молодого поколения разночинцев и объектом возмущения со стороны респектабельных людей «своего круга».

Публицистическая деятельность Д.И. Писарева приходится на 60-е годы 19 века. Только что уничтожено крепостное право, проводится военная и судебная реформы. Казалось бы, все прекрасно. Но и пределы преобразований уже видны. Ясно, что Конституции (о которой, наряду с севрюжиной с хреном, так долго мечтала интеллигенция) не будет. А о Российской Республике и думать было нечего.

Общественный подъем спадает. Выходят из игры два самых крупных публициста левого направления: отправлен в Сибирь Н.Г. Чернышевский, умирает от чахотки в 25 лет Н.А. Добролюбов. А их соратники по журналу «Современник» не могут предложить левой общественности привлекательных идей. Поэтому левая общественность начинает уделять все большее внимание конкуренту «Современника» - журналу «Русское слово». Именно сюда с естественной целью заработать немного денег и принес однажды свою статью студент Историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета Митя Писарев. Это, казалось бы, вполне житейское событие, определило и судьбу Д.И. Писарева, и судьбу журнала «Русское слово» (после блестящего взлета закрытого властями в 1866 году) и, в значительной степени, будущее российской науки.

Д.И. Писарев очень быстро становится ведущим автором «Русского слова» и самым популярным публицистом России. Несмотря даже на то, что в 1862 году за контакты с молодыми людьми, занимавшимися нелегальной деятельностью, Д.И. Писарев был арестован и более четырех лет провел в Петропавловской крепости. Что, впрочем, благоприятно сказалось на его творческих достижениях: в камере-одиночке ничего не отвлекало от работы. Не было проблем и с публикацией - из тюрьмы статьи достаточно быстро попадали в редакцию и доходили до подписчиков без задержки.

В своих статьях Д.И. Писарев продолжал дело Н.Г. Чернышевского и Н.А. Добролюбова. Но не просто продолжал, а расставлял акценты по новому. К перспективам грядущей революции Писарев относился более сдержано, чем Чернышевский. Для Д.И. Писарева революция - печальная необходимость, без которой иной раз нельзя обойтись. Но мирное развитие страны (при прочих равных условиях) казалось ему более предпочтительным.

Главная задача, которую решал своими статьями Д.И. Писарев, - использование революционной энергии разночинной молодежи для модернизации страны, для превращения России в страну с передовой техникой, использующей самые передовые технологии. А это немыслимо без развития точных и естественных наук, которые Писарев очень уважал. И силой своего выдающегося таланта прививал это уважение российскому юношеству из семей священнослужителей и прочих разночинцев. Именно Д.И. Писарев впервые в истории России сумел столь высоко поднять авторитет естественных наук, оценив не только их практическую пользу, но и мировоззренческое значение. Что и принесло к концу 19 века богатые плоды. А ведь еще во времена А.С. Грибоедова химик и ботаник князь Федор воспринимался как огородное чучело и никак не мог служить предметом подражания для уважающего себя молодого человека.

«Любя природу, я рано почувствовал стремление к познанию ее, но осмыслилось это стремление после того, как я прочел Писарева...» - писал в своих воспоминаниях выдающийся биохимик академик А.Н. Бах. То же самое могут сказать и многие другие выдающиеся русские ученые.  Среди первого поколения подростков и юношей, зачитывавщихся статьями Д.И. Писарева были К.А. Тимирязев, В.В. Докучаев, И.И. Мечников, Н.Е. Жуковский, И.П. Павлов. И очень многие не столь знаменитые люди, ставшие Мастерами в своем деле.

Любому педагогу, как школьному, так и ВУЗовскому, очень поучительно прочесть большую статью Д.И. Писарева «Наша университетская наука». Она представляет собой редкое сочетание двух жанров - публицистической статьи и блестящей автобиографической повести, описывающей поиск талантливым юношей своего места в жизни. И содержащей попутно весьма ядовитые характеристики учебного и научно-исследовательского процесса в ВУЗе. Разделавшись с ВУЗовской педагогикой, Писарев лихо принимается за школьную, не оставляя от нее камня на камне и убедительно показывая, что современная ему школа воспитывает безинициативных и безответственных чиновников, неспособных решать задачи модернизации страны.

Впрочем, некоторые мысли Д.И. Писарева о школьном образовании выглядят уж чрезмерно круто. Например, мысль о бессмысленности преподавания истории в школе. Хотя аргументы, которые приводит Писарев в пользу своей точки зрения, достаточно разумны. И, надо думать, когда-нибудь помогут улучшить преподавание истории в школе.

Д.И. Писарев рассматривает вечную для педагогики проблему соотношение общего образования, профессионального образования и воспитания в работе школы. И, вопреки принятым в современном российском обществе взглядам, ставит на первое место общее образование. Стержнем общего образования Д.И. Писарев предлагает сделать естественные науки. Во-первых, потому, что они дают надежную методологию познания действительности. Во-вторых, потому, что они интереснее для подростков, чем гуманитарные науки и в большей степени способствуют их интеллектуальному развитию. И, конечно, потому что естественные науки являются фундаментом технического прогресса и успешного развития страны.

Часть идей Д.И. Писарева была позже реализована советской школой. Но далеко не в полной мере и не с должной эффективностью.

Сегодня популярны другие подходы. В большом количестве произносятся слова о «гуманитаризации образования», о том, что школа должна давать «знания, нужные в жизни» (то есть, профессиональные знания и знания о том, куда и как надевать презерватив), о том, что не нужно перегружать учащихся никому не нужными науками. Поэтому статья Д.И. Писарева и по сей день остается более, чем актуальной.

«Наша университетская наука» относится, без сомнения, к золотым страницам мировой педагогической мысли. Нельзя избавиться от ощущения, что перед нами - черновик проекта Национальной концепции развития образования, которую Государственная Дума примет в 2020 году. Вместе с пакетом Законов и Постановлений, направленных на реализацию будущей Программы опережающего развития России.

Д.И. Писареву часто ставили в упрек его крайне непочтительное отношение к искусству вообще и к Александру Сергеевичу Пушкину в частности. За что Д.И. Писарева иногда называли идейным предшественником китайских хунвейбинов. Думаю, что такое сравнение неуместно: Д.И. Писарев вызывал огонь на себя, а хунвейбины самоутверждались, издеваясь над беспомощными «очкариками».

Как это ни кажется странным на первый взгляд, борьба Писарева с искусством порождалась чрезвычайно серьезным к искусству отношением. Д.И. Писарев очень уважал искусство, пробуждающее людей, вдохновляющее их на деятельность, направленную на переустройство мира. И потому глубоко презирал искусство, погружающее людей в спячку, отвлекающее их от познания и переустройства окружающего мира. Нередко Писарев был несправедлив, в частности, по отношению к А.С. Пушкину. Это объяснимо: для того, чтобы в полной мере оценить творчество Александра Сергеевича, нужно быть достаточно зрелым человеком. Лет этак за сорок. А Писарев погиб в двадцать семь лет, сохранив в своем характере многие черты подростка. Так же, как и М.Ю. Лермонтов. Поэтому-то юношество разных эпох и зачитывается сочинениями Лермонтова и Писарева.

Не проходят и аналогии с дискуссиями о «физиках и лириках», популярными в 60-х годах 20-го века. Слишком явственно стояло за этими дискуссиями мелочное самолюбие представителей разных групп интеллигенции, озабоченных завоеванием и сохранением собственного привилегированного положения, а не судьбою страны. И далеко не случайно взлет популярности точных наук в 60-х годах очень быстро пошел на спад и поколение подростков 50-х - 60-х годов 20 века, выросшее в очень благоприятных условиях, почти не проявило себя ни в науке, ни в литературе, ни в искусстве. Прежде всего, потому, что не было Больших Идей, вдохновлявших на Славные Дела. Были лишь «идейки». А вот следующее поколение, родившееся после 1953 года, оказалось куда более интересным.

Что же касается Александра Сергеевича Пушкина, то я не думаю, что он бы обиделся, прочитав статьи Д.И. Писарева. Пушкин был умным человеком. Наверное, он назвал бы сурового критика «другом Митей» и пригласил выпить несколько бокалов пунша. 

Д.И. Писарев одним из первых познакомил российского читателя с трудами Ч. Дарвина и немало способствовал росту их популярности в России. Особенно среди молодежи, придерживающейся левых взглядов, так называемых «нигилистов». По поводу увлекающихся дарвинизмом нигилистов (и, разумеется, против их идеолога Д.И. Писарева) несколько позже крайне непочтительно писал А.К. Толстой в стихотворном послании цензору М.Н. Лонгинову. Впрочем, эти претензии к небритым нигилистам были незаслуженными: нигилисты взяли из дарвинизма в общем-то гуманную идею эволюции естественным путем без вмешательства высшей силы. А цивилизованных британских джентльменов и, несколько позже, надевших черные мундиры германских лавочников, в дарвинизме более привлекали другие идеи: идеи уничтожения слабых и выживания сильных.

Как в 19 веке, так и в наши дни критики расизма в качестве главного аргумента приводят мысль об интеллектуальном равенстве людей всех рас. Писарев очень четко увидел уязвимость подобной аргументации. А вдруг завтра обнаружится, что белые и негры действительно неравны в интеллектуальном отношении? Значит ли это, что неграми можно торговать, как скотиной? Или, хотя бы, подвергать расовой дискриминации?

- Нет, не значит! - бескомпромиссно отвечал Д.И. Писарев в статье «Посмотрим!». Ибо там, где существует угнетение человека человеком, где существуют люди первого и второго сорта, невозможна нормальная жизнь. И для тех, кто внизу, и для тех, кто наверху. Не может быть свободным народ, угнетающий другие народы или же часть населения своей собственной страны! Поэтому борьба против расового, национального и иного угнетения необходима и естественна для любого порядочного человека.

Разумеется, мысли о превосходстве белых людей над неграми никак не украшают Д.И. Писарева. Но гораздо важнее мысль о том, что даже если такое превосходство и существует, расистские выводы из этого никак не следуют. И на данные по IQ у представителей разных рас прогрессивному человечеству следует смотреть спокойно - эти данные ничего принципиально не меняют.

В конце 1866 года, отсидев в крепости четыре с половиной года, Писарев вышел на свободу. Россия была уже другой. Общественный подъем закончился. После покушения на Александра II в апреле 1866 года ведущие левые журналы «Современник» и «Русское слово» были закрыты. Разумеется, многие журналы и теперь почитали за честь опубликовать статью Д.И. Писарева. Но работалось плохо - окружающая действительность никак не вдохновляла. Сказывалась и усталость, накопившаяся за годы интенсивной работы. Все чаще и чаще Писарев говорил, что в тюрьме ему было гораздо лучше, чем на свободе.

16 июня 1868 года в возрасте 27 с половиной лет Д.И. Писарев утонул, купаясь в Балтийском море.

 

Сегодня сочинения Д.И. Писарева непопулярны. Но я не сомневаюсь, что через несколько лет Дмитрий Иванович вновь станет одним из наиболее читаемых авторов. И благодарная Россия по достоинству оценит его как Главного Идеолога Опережающего развития страны. 

 

 

к.б.н. С.В. Багоцкий