На главную страницу движения "В защиту детства"
Литература и искусство

СТРОИТЕЛЬ НОВОЙ ЖИЗНИ

(К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ С.И. ЧЕКМАРЕВА)

 

В середине 1950-х годов крестьянская семья, жившая в Башкирской деревне, переезжала в новый дом. Разбирая вещи, хозяева обнаружили пожелтевшую от времени тетрадь с записями и стихами. Старые люди предположили, что эта тетрадь могла принадлежать молодому зоотехнику, приехавшему работать в деревню в начале 1930-х годов и погибшему в результате несчастного случая. Так оно и оказалось. Тетрадь была передана в районную газету. Стихи немедленно напечатали, а рукопись выслали в журнал «Новый мир».             

Редакцию «Нового мира» долгие годы возглавляли выдающиеся поэты А.Т. Твардовский и К.М. Симонов. И к стихам, публикуемым на страницах этого журнала, предъявлялись очень высокие требования. Однако присланная из Башкирии рукопись давно погибшего автора была немедленно опубликована (разумеется, со значительными сокращениями, связанными с ограниченностью журнального объема). По заданию редакции предисловие к ней написал молодой, но начинающий приобретать все большую и большую известность поэт Евгений Евтушенко.

А затем тетрадь превратилась в книгу, которая неоднократно переиздавалась и была удостоена Премии Ленинского Комсомола. Ее автор Сергей Иванович Чекмарев родился 100 лет назад 13 января 1910 года. «Первую половину жизни я буду писать для себя, вторую – для читателей»,  - писал он в своем дневнике. К сожалению, второй половины жизни у него не было: Чекмарев прожил 23 года и только через 23 года после гибели поэта его стихи, написанные почти исключительно для себя, стали известны читателям.  

Сергей Чекмарев родился в Москве в семье врача. Он был старшим ребенком в многодетной семье и с детства привык заботиться о братьях и сестрах, защищать их и утешать, выдумывать для них всякие игры, сказки, интересные истории. Наверное, с этого и начался его путь в литературу.

 После окончания школы С. Чекмарев пытался поступить в МВТУ, что не удалось из-за  сомнительного социального происхождения. Однако никаких обид на Советскую власть у Чекмарева не осталось. Он решает стать зоотехником. Закончив Сельскохозяйственный институт, Сергей Чекмарев работает в Башкирии главным зоотехником совхоза, по сути дела, создавая совхоз с нуля. 11 мая 1933 года С.И. Чекмарев был найден мертвым в реке. Причину гибели установить не удалось.      

Дневник и стихи Сергея Чекмарева являются, несомненно, выдающимся историческим памятником, который очень много рассказывает нам о поколении, вошедшем в большую жизнь в начале 1930-х годов. Читая воспоминания о ровеснике Чекмарева, выдающемся физике академике Льве Давыдовиче Ландау, мы видим, насколько они похожи. И во взглядах на жизнь и в стиле поведения. Оба они воспринимали себя строителями новой жизни и тем были счастливы.

Давайте попробуем разобраться с тем, какое место в советской литературе занимал Сергей Чекмарев. И с тем, справедлива ли вообще такая постановка вопроса? Ведь широкая общественность часто смотрит сверху вниз на непрофессиональных и, тем более, на не публикующихся и не стремящихся публиковаться писателей, презрительно именуя их «графоманами». При этом обычно забывают, что настоящие графоманы пишут потому, что к ним является Муза. Поэтому именно они и формируют облик литературы своего времени. В отличие от борзописцев, которые пишут ради славы и денег, подстраиваясь под сложившуюся коньюнктуру.

Глубокие социально-экономические преобразования начала 1930-х годов выдвинули на первые роли в российской поэзии группу очень молодых и талантливых литераторов, таких, как Павел Васильев, Борис Корнилов, Ярослав Смеляков, Николай Дементьев, Муса Джалиль. По-видимому, их главная литературная заслуга заключается в том, что они взломали традиционный барьер между социальной тематикой и любовной лирикой. Что возможно лишь в том случае, когда исчезает грань между жизнью общественной и жизнью личной. По характеру своего творчества Сергей Чекмарев несомненно принадлежит к этой группе, хотя никогда не был лично знаком с перечисленными выше авторами.   

Стихи и прозаические тексты С. Чекмарева можно узнать сразу. Его литературный стиль, пожалуй, лучше всего охарактеризован в «Плутишкиной сказке» В. Озерова: «Истории эти были такие, что никогда нельзя было понять, правду говорит Кот или только сочиняет, а, может, и просто шутит. Понять это было трудно по той причине, что у Ирискина было какое-то странное свойство – даже если он просто шутил, потом вдруг как-то оказывалось, что все сказанное – чистая правда».

Удивительно (хотя и закономерно), но через несколько месяцев после гибели С.И. Чекмарева тематику и стиль его стихов воспроизведет Ярослав Смеляков. «Любку» будет читать и переписывать в тетрадки вся страна. При этом стихов Чекмарева Я. Смеляков, конечно, знать никак не мог.

Со стихами С. Чекмарева и Я. Смелякова в отечественной поэзии по-видимому впервые появляется смех сквозь слезы.

Даже обычные письма Чекмарева насыщены яркими запоминающими оборотами, которые могут вызвать зависть у самого В.С. Черномырдина. Например:

«Кирпич, щебень и мусор цветут под окнами».  

«Теперь ни одна корова не посмотрит на меня укоризненно».

«Зори цветут малиновыми кустами и Солнце дисковой бороной ходит по небу…».

«Лежат в поле пласты, навороченные плугом, лежат и сохнут, как от любви».

«И сами люди кажутся немного смущенным, а выпитые поллитра придают им  совестливость и предупредительность».

В Башкирии Сергей Чекмарев считается почти что национальным героем. Как в советское, так и в послесоветское время. Антикоммунистическая кампания не сумела уничтожить память о поэте и любовь к его творчеству. Ни у этнических башкир, ни у живущих в Башкирии русских. С.И. Чекмареву сооружено несколько памятников, его именем названы улицы, школы. Учреждена Республиканская литературная премия имени Чекмарева. Ее первым лауреатом стал драматург Азат Абдуллин, написавший о Сергее Чекмареве пьесу и повесть «Не забывай меня, солнце». Повесть начиналась словами

«Каждый год, как только наступала весна, мы, деревенские мальчишки, бежали на курган в полуверсте от нашего аула. Там цвели первые подснежники. Там мы встречались с весной.

Однажды на южном склоне кургана мое детское внимание привлек небольшой позеленевший камень. На нем чьей-то рукой были нацарапаны слова: «Здесь похоронен…». Дальше нельзя было разобрать – камень упал в Землю и его разъедала вода.

Помню, я спросил у матери «Что это был за человек?» Она сказала, что это был русский джигит, работал у нас в совхозе и, говорили, будто писал стихи, а погиб он во время паводка, еще до войны.».

Ключевые слова в этом отрывке «русский джигит». С.И. Чекмарев был одним из тех людей, которые своим самоотверженным трудом создавали и крепили великую многонациональную страну, называвшуюся Союзом Советских Социалистических Республик. В этой стране русский народ был старшим братом и, как старший брат в большой семье, думал не столько о своих правах, сколько о своих обязанностях.

Через 23 года после гибели у Чекмарева началась вторая жизнь. А через несколько лет - и третья. На этот раз в Китайской Народной Республике. В 1962 году китайская печать опубликовала дневники и стихи погибшего в результате несчастного случая 22-х летнего солдата Народно-освободительной армии Китая Лэй Фэна. После этого учиться у Лэй Фэна призвал китайскую молодежь сам Председатель Мао. Лэй Фэн становится, и, несмотря на крутые повороты истории, по сей день остается национальным героем Китая.

Похоже на то, что мысль развернуть пропагандистскую кампанию вокруг Лэй Фэна и его произведений была порождена популярностью творчества и личности С.И. Чекмарева в СССР. Китайскому руководству нужен был такой же молодой герой.

Психологически Лэй Фэн не похож на Чекмарева. Трагедия, пережитая в детстве (его мать покончила с собой после того, как ее изнасиловал помещик) наложила на Лэй Фэна очень сильный отпечаток. Отсюда – выходящая за пределы разумного ненависть к классовым врагам и преданность Председателю Мао. А у С. Чекмарева нет ненависти. Для него классовые враги – это досадная помеха, которую нужно устранить для того, чтобы построить счастливую жизнь. Нет в рукописях Чекмарева и деклараций преданности тем или иным политическим лидерам.    

Лэй Фэн был Бойцом, Сергей Чекмарев – Строителем. Лэй Фэн ставил общественное выше личного, для Сергея Чекмарева общественное было личным. В этом – принципиальная разница между ними.

Кем бы стал С.И. Чекмарев, если бы не погиб? Он, несомненно, обладал всеми задатками для того, чтобы стать крупным писателем. Но, скорее всего, его будущее было бы другим. И это будущее описал упомянутый выше драматург Азат Абдуллин.

Русскому читателю А. Абдуллин известен тремя пьесами: «Не забывай меня, Солнце»,  «Тринадцатый председатель» и «Последний патриарх». Читая эти произведения одно за другим, понимаешь, что перед нами трилогия, описывающая одного и того же человека в молодости, в зрелом возрасте и старости. И то, что в первой пьесе его зовут Сергей Чекмарев, а во второй и третьей пьесах - Мурат Сагадеев, не имеет ровно никакого значения.    

По логике жизни Сергей Чекмарев должен был стать очень незаурядным председателем колхоза, способным практически с нуля поднять развалившееся хозяйство. Вполне возможно, что в его жизни могли произойти те трагические события, которые происходили в жизни Мурата Сагадеева. А могли и не произойти. Но в любом случае на склоне жизни Последний Патриарх сказал бы свое жесткое и решительное «Нет!» чиновникам, прозрачно намекающим на то, что пора распускать колхозы. Так же, как и в пьесе.

Ну а стихи…  Мы знаем, что директор подмосковного совхоза «Вороново» Герой Социалистического Труда Е.М. Гончаров был талантливым скульптором.  Одно другому не мешает.

 

Движение «В защиту детства» ежегодно проводят конкурс литературного творчества школьников «Земля. Природа. Родина. Будущее». В этом году конкурс посвящен 100-летию со дня рождения С.И. Чекмарева.

 

К.б.н. С.В. Багоцкий

 

Стихи С. Чекмарева:

 

ОДИН К ОДНОМУ

Бывало, студент пройдет стороной

И скажет, этак, рассеянно:

- «Вот тут бы, мол, диском, а тут бороной» -

А поле уже засеяно.

Бывало, студент, поглядит за столбы,

Заглянет за две перекладины:

- Да, мол у вас здесь хороший бык…

…А бык, то, выходит, кладенный.

Теперь мы изъездили весь Казахстан

И сторону знаем Кавказскую,

И эти рассказы у вас на устах

Нам кажутся детскою сказкою.

Теперь недаром: один к одному

Сияют зари излучины,

Овечье «бя» и коровье «му»

До точки нами изучены.

Недаром мы гнали стада за версту,

Недаром в навозе марались,

Под теплою шерстью слушали звук

Артерии феморалис.

Недаром над нами бродила Луна,

Лучами беля, как известкой,

Она нам, корова, как песня, родна,

Как пальцы свои, известна.

По синему небу плывут облака,

Корова жует и думает:

«Сердитые люди отняли телка,

В овсяной соломе мало белка

И жизнь моя очень угрюмая…»

Я запахом талого сена дышу,

Я знаю тоску коровью,

И я не чернилами это пишу,

А собственной сердца кровью.

И я говорю: растай, тоска,

Коровья печаль, затихни,

В ВУЗе, где мелом стучит доска,

Учится зоотехник.

Он пишет конспекты, листает тома,

Льет кислоту в бюретки,

Он готовится силу ума

На службу отдать пятилетке.

И он придет среди пыльных степей,

Среди леска поределого

Строить силосные башни тебе

И заново мир переделывать.

 

 

 

 

 

Литература и искусство