На главную страницу движения "В защиту детства"
Исследования

 

 

 

ПО СЛЕДАМ СЕРГЕЯ ЧЕКМАРЕВА.

Клавдия Котова

 

Имя Сергея Чекмарева широко известно по всей стране, но особенно дорого оно молодежи Башкирии, считающей поэта своим земляком, так как именно здесь он нашел то, "чего всю жизнь искал".

Старейший русский писатель Константин Федин назвал его "одним из самых ярких сыновей нашего времени". Он сказал, что "это поэт, каких немного сейчас и какие нам нужны до зарезу".

Первый биограф Сергея Чекмарева Стелла Ильинична Ильичева в предисловии к книге "Была весна" пишет:

"Где-то в далеких просторах вселенной умирают звезды, но их живой и яркий свет еще долго посылает нам свои прямые и сильные лучи... Есть люди, похожие на звезды. Человека уже нет, но его горевшее при жизни сердце продолжает излучать животворное тепло, свой чистый немеркнущий свет. Таким был Сергей Чекмарев".

В Южной Башкирии, в Хайбуллинском и Зианчуринском районах, на небольшом расстоянии друг от друга возвышаются четыре памятника поэту. Его именем названы школы и школьные музеи. Естественно возникает вопрос: какой подвиг совершил этот человек?

Трудно ответить на него в двух словах. Но если вдуматься, то вся его жизнь была подвигом - подвигом души, подвигом высокой нравственности, благородства, подвигом труда, беззаветного служения Родине.

Биография Сергея Чекмарева очень коротка. Родился в Москве в 1910 году в семье зубного техника, учился в школе, был активистом, бегал на литературные вечера, хорошо знал русскую и зарубежную литературу, любил Маяковского и Фета. В 1929 году поступил в сельскохозяйственный институт. Учился сначала в Воронеже, затем в Москве. По окончании вуза ему как талантливому молодому специалисту предоставляют место в аспирантуре, но Сергей отказывается. Не соглашается он работать и в тресте в Москве, потому что не хочет "сидеть в каменной коробке и скрипеть пером". И выбирает "далекую Башкирию".

Здесь он работает старшим зоотехником Таналыкского совхоза Хайбуллинского района, а затем тоже старшим зоотехником совхоза "Иняк" Зианчуринского района. Содержательна и многообразна деятельность Чекмарева на Урале. Он читает лекции на курсах колхозников-животноводов, руководит комсомольским политкружком, проводит беседы, выпускает стенгазеты, организует выступления художественной самодеятельности.

Сергей Чекмарев воспринимается нами не как герой далекого прошлого, а как наш современник, как очень близкий и дорогой человек, старший товарищ, ровесник.

В нашей Сибайской школе № 2 стало хорошей традицией ежегодное проведение литературных вечеров, читательских конференций, посвященных С. Чекмареву, организация походов по чекмаревским местам Башкирии, встречи с людьми, знавшими этого замечательного человека.

В Сибае жили Салим Шарипович Каримов, который работал секретарем комсомольской организации в совхозе "Иняк" Зианчуринского района вместе с Чекмаревым, и Дарья Алексеевна Иванова, нянчившая Славика в семье Чекмаревых. Эти люди были первыми "чекмаревцами", которых мы встретили. Их воспоминания, рассказы были чрезвычайно интересны для нас, и с тех пор они всегда были нашими желанными гостями и почетными членами Совета школьного музея имени С. Чекмарева. Эти люди помогли нам составить маршрут первого похода "По следам С. Чекмарева", подсказали, с кем можно встретиться, где и что посмотреть.

Летом 1974 и 1978 годов были организованы первые наши экспедиции. Ребята (учащиеся 9-го класса) побывали в деревне Богачевка, где в 1932 году начинал свою работу Чекмарев, посетили поселок Подольский (центральную усадьбу совхоза "Таналык"), где в 1972 году по инициативе профсоюзной организации и администрации совхоза был установлен памятник поэту. Автор памятника - ленинградский скульптор Николаев. На постаменте слова, дорогие каждому подольцу:

Не надо сердиться, ветер!

Ты знаешь, что мир велик,-

Не только Москва на свете,

Существует и Таналык.

Этот памятник производит самое сильное впечатление из всех, какие поставлены С. Чекмареву. Скульптор сумел передать характер человека целеустремленного и в то же время показал его обаяние, душевную мягкость, гуманность. Здесь наши учащиеся встретились с Василием Егоровичем Дроботом, работавшим веттехником с Чекмаревым. Василий Егорович сказал, что до и после него он не встречал такого образованного, преданного своему делу человека, настоящего вожака молодежи.

В 1932 году Сергей уезжает из Баймака, потому что его призывают в армию. Но из-за слабого зрения его освобождают от военной службы. Теперь он мог бы вернуться в Москву, не отрабатывая обязательных двух лет. И вот на станции Карталы в 180 километрах от Магнитогорска в ожидании попутной машины Сергей размышляет над сложившейся ситуацией. Среди раздумий он слышит шум приближающегося поезда. Это состав "Магнитогорск - Москва". На какое-то мгновение у него появляется желание уехать в Москву - к книгам, свежим газетам, журналам, театрам и музеям. Но как же долг и совесть? Он понимает, что если сейчас уедет, то "что же со степью будет тогда?". И продолжает: "У меня никогда не хватит духу, ни сердце, ни совесть мне не велят - покинуть степь, гурты, Гнедуху и голубые глаза телят". Эти строки отчетливо дают понять, что решение остаться в Башкирии - не вынужденная жертва. Сердце не позволяет поэту оставить эти места. Работа в совхозе становится внутренней необходимостью. Он пишет:

Среди снежинок шелковых,

В нагроможденье скал,

Я только здесь нашел себе,

Чего всю жизнь искал...

Чекмарев едет в Инякский совхоз, живет в деревне Ибряево, где находится центральная усадьба совхоза, но здесь ему удалось прожить недолго. 11 мая 1933 года при переправе через реку Большая Сурень он погибает при невыясненных обстоятельствах. Где похоронен, точно неизвестно. Поэтому особенно пронзительно звучат его слова, сказанные им еще на практике в Уральской области:

Ты думаешь: "Письма в реке утонули,

А наше суровое время не терпит.

Его погубили кулацкие пули,

Его засосали уральские степи.

И снова молчанье под белою крышей,

Лишь кони проносятся ночью безвестной.

И что закричал он - никто не услышал,

И где похоронен он - неизвестно".

В этом стихотворении Чекмарев предсказал свою трагическую судьбу, свою смерть. Такое предвидение дается только большим поэтам. Там, где погиб С. Чекмарев, сейчас установлен памятник. Увековечили это место ученики 51-й Оренбургской школы. Он представляет собой гранитный обелиск, на лицевой стороне которого высечен профиль поэта.

Мы встретились со многими людьми, знавшими С. Чекмарева, и все отзывались о нем с глубоким уважением и любовью. В народе живет о нем добрая память.

В результате походов и поисков мы собрали большой интересный материал о жизни и творчестве поэта. Это очерк московского журналиста Е. Маркина "Иду на бой", "Утро поэта" - рассказ сестры Нины Ивановны о жизни Сергея в 1926-1929 годы, "Рядом с Сергеем Чекмаревым" - воспоминания товарища по институту К. Акопяна, рассказ Ивана Гаврилова, жителя деревни Сулеймановка, который делал попытки спасти Сергея в момент его смерти.

Мы вели переписку с сестрой поэта Лидией Ивановной Чекмаревой, проживающей в Москве, а через нее познакомились с братом поэта Анатолием Ивановичем Чекмаревым. Они подарили школе книги о своем замечательном брате, редкие фотоснимки семьи Чекмаревых, автографы поэта, его портрет, нигде не публиковавшиеся стихотворения Сергея, шарады из его рукописных журналов. Собранные материалы мы поместили в школьный краеведческий музей, где открыт раздел "По следам Сергея Чекмарева". В музее имеются все издания книг поэта, повесть башкирского писателя А. Абдуллина "Не забывай меня, солнце" и его одноименная пьеса, книга первого биографа поэта С. И. Ильичевой "Сергей Чекмарев", а также периодические издания (газеты, журналы) с материалами о Чекмареве. Уникальным экспонатом музея является магнитофонная лента с записью живых голосов людей, которые так или иначе причастны к судьбе Сергея Чекмарева и к его поэзии.

Летом 1979 года гостем нашего города был брат поэта А. И. Чекмарев, который приехал из Москвы, чтобы посетить места, где жил, работал и боролся Сергей. Вот что он рассказал: "Сережа был нашим старшим братом. И всегда, как в раннем детстве, так и в последующие годы ему принадлежала среди нас ведущая роль. Такое положение он занимал не только благодаря своему старшинству, но, главным образом, благодаря своей одаренности, своим организаторским способностям. С ранних лет он не терпел безделья, бездумных игр. Общаясь с нами, он постоянно вовлекал нас в разнообразные интересные занятия, организовывал семейные конкурсы, викторины, шахматные турниры. Он очень много читал и приобщал нас к чтению. Самого его порой нельзя было оторвать от книги. У Сережи, постоянно занятого, углубленного в книги, всегда находилось время для нас, чтобы давать хорошие полезные советы, немало времени уделял нашим повседневным делам и занятиям.

На наши недостатки он не сердился, а старался воздействовать на них иронией, обнажая их смешные стороны. Остроумие и юмор вообще были характерной его чертой, сопутствовавшей всей его жизни, помогая даже в трудные минуты, что видно из опубликованных произведений. Когда Сережа находился с нами, нам с ним никогда не было скучно и тоскливо. А в дальнейшем при расставании с ним самым радостным событием для нас было получение от него писем, таких душевных и остроумных, тех самых писем, многие из которых вошли в его изданные книги. Сергей всегда был для нас настоящим душевным другом, воспитывающим в нас лучшие чувства и устремления".

"Всему, даже нам с тобою придет черед умереть. И только красивой песне дано без конца звенеть", - так писал С. Чекмарев незадолго до смерти. Его красивая песня оборвалась в самом начале жизни - более 60 лет тому назад. Но она с особой силой зазвучала в нашей поэзии и в сердцах наших современников, обретая вторую жизнь для себя и для ее автора.

В Башкирии учреждена литературная премия имени Сергея Чекмарева, которая присуждается молодым талантливым писателям. Первым лауреатом этой премии стал Азат Абдуллин, уроженец деревни Ибряево, где погиб Чекмарев. С детства Азат слышал рассказы о русском джигите. Став известным писателем, он посвятил ему книгу "Не забывай меня, солнце". Многие писатели стали лауреатами этой премии.

Гостями нашего музея были многочисленные делегации школьников, студентов, учителей, писателей, артистов, жителей не только нашего города, но и республики.

В марте 1985 года музей посетила делегация писателей из разных республик. Народный поэт Туркмении Каюм Тангрыкулиев сказал: "Делаете огромное дело. Большое спасибо за Чекмарева!" В ноябре 1999 года из Москвы приезжала группа кинодокументалистов под руководством С. Павловой-Ильичевой для съемки фильма о жизни поэта. Гости из Москвы были в нашей школе, посетили картинную галерею, вели съемки в литературно-краеведческом музее имени С. Чекмарева, выезжали на съемки в Баймакский, Хайбуллинский, Зианчуринский районы, где он жил и работал. "Очень растрогана и восхищена тем, с какой любовью и вдохновением, на каком высоком уровне проводится популяризация творчества Чекмарева. Создатели и работники музея делают важнейшее дело для духовного развития посетителей",- отметила С. Павлова-Ильичева.

В творчестве Сергея Чекмарева удивительным образом соединились и нашли отражение лучшие традиции русской классической литературы. Прежде всего это Пушкинское светлое, оптимистическое восприятие жизни, какой бы она ни была. Белинский, характеризуя творчество Пушкина, писал: "Он взял эту жизнь, как она есть, не отвлекая от нее только поэтических мгновений, взял ее со всем холодом, со всею прозою и пошлостью, потому что для истинного художника, где жизнь, там и поэзия". Эта же особенность пронизывает и все творчество Сергея Чекмарева. Он воспринимает жизнь как данность, как дар свыше и благословляет всякое ее проявление. Так воспринимал жизнь и А. Блок:

Узнаю тебя, жизнь, принимаю

И приветствую звоном щита.

Поэтому в творчестве С. Чекмарева нет уныния, тоски, безнадежности, жалоб на жизнь и уж тем более озлобленности, хотя причин для этого было немало. Достаточно вспомнить его троекратное поступление в институт, блестящие результаты экзаменов и отказ в приеме "за отсутствием мест". Чекмарев пишет:

Я верю, я охотно верю

В людскую светлую судьбу.

Нет места в человеке зверю,

Как нету мест в МВТУ.

Интеллигент, москвич, воспитанный на книгах, газетах, журналах, кино, оказавшись в глухой башкирской деревне, далеко от цивилизации, "он находит поэзию и романтику в самых будничных прозаических обстоятельствах" (С. Ильичева). В Ибряеве он издает рукописный журнал "Буран". В предисловии к нему Чекмарев пишет:

Многие люди говорят -

И, кажется, это правда,

Что в Москве световые рекламы горят,

Издается газета "Правда".

Но в Ибряеве, здесь у нас,

Таких вещей не бывает,

Лишь кривит луна свой единственный глаз

Да буран завывает.

В чем же дело? Бумага бар*,

Чернил около литра.

Давай и здесь издавать журнал,

Это не очень хитро.

Обращаясь к любимой женщине, которая из Башкирии рвалась в Москву, С. Чекмарев говорит:

Скажи мне, неужели ты со скукой смотришь на небо,

И жизнь тебя измучила и кажется сера?

И как в реку бросаются, не глядя, хоть куда-нибудь

Бежать тебе хотелося из этого села?

-----------------

* Бар - есть (башк.)

А мне минуты кажутся чудесными и гордыми,

По книгам буквы ползают, беснуется метель,

И лошади проносятся с опущенными мордами,

И избы озаряются улыбками детей.

По "точкам" путешествовать, не брезговать помоями,

С директорами ссориться, с кобылами дружить -

Не знаю, как по-твоему, но, Тонечка, по-моему,

Все это, вместе взятое, и означает жить.

Девизом Чекмарева стали перефразированные им слова Некрасова:

Мне борьба поможет быть поэтом,

Мне стихи помогут быть борцом.

Таким он был не на словах, а на деле. В его жизни и творчестве нашли отражение поэзия и романтика целого поколения. Важно не то, когда, в какое время жил человек, а то, каким он был, к чему стремился, как относился к людям, что оставил после себя.

С. Чекмарев при жизни не печатал своих произведений. Скромный и взыскательный к себе, он считал, что талант его "не созрел пока". "Первую половину жизни я буду писать для себя, вторую для всех..." - так говорил он незадолго до смерти. Однако то, что он написал для себя, дорого, ценно и значительно для всех. Лучшие стихи Чекмарева были написаны в Башкирии. Александр Блок утверждал: "Чем сильнее лирический поэт, тем полнее судьба его отражается в стихах". Стихи, письма, дневники Сергея Чекмарева волнуют, как и сама его жизнь, полная мужества, глубокого драматизма и подлинной поэзии.

Окружающий поэта материальный мир Чекмарев воспринимает как единый, живой, одухотворенный организм, и сам ощущает себя частью этого мира. Это традиция Ф. Тютчева, в стихах которого природа очеловечена, она космически масштабна и в то же время внутренне близка человеку:

В ней есть душа,

В ней есть свобода,

В ней есть любовь,

В ней есть язык.

Нет непроходимой грани между природой и человеком. Стихи Чекмарева имеют конкретных адресатов. Они обращены к дорогим и близким ему людям, к силам природы: ветру, степи, метели. Поэт ведет "дружеский разговор" с трамваем, автобусом, поездом.

Особенно трогательно отношение Чекмарева к животным. Если Есенин назвал животных "братьями нашими меньшими", то у Чекмарева такого деления нет. Читая его стихи, видишь "чистый и теплый хлев", "милую морду овечью" и "голубые глаза телят".

"Размышления на станции Карталы" начинаются так:

И вот я поэт, почитатель Фета,

Вхожу на станцию Карталы,

Раскрываю дверь буфета,

Молча оглядываю столы.

Почему Фет? Конечно, это имя взято не случайно, не только для рифмы. Поэт не разбрасывается словами, у него очень богатая лексика. Рифма несет большую смысловую нагрузку. А Фет для него - это образец высокой Поэзии, поэт большой эмоциональной силы, который сумел мастерски передавать оттенки чувств, настроений, умел "уловить неуловимое".

Подобно Тютчеву Чекмарев одушевлял природу. Стихи его очень музыкальны. Уже самим подбором звуков, инструментовкой он создает у нас то или иное настроение. Достаточно вспомнить:

...Я рад сегодня облаку,

Морозу, снегу, инею, сверканию луча...

Какое счастье это вот - идти с тобою об руку,

Идти с тобой и чувствовать касание плеча.

Умение одной художественной деталью передать состояние человека, состояние счастья - это признак большого таланта. Стихи Чекмарева поражают своим лиризмом, задушевностью, музыкальностью, образностью.

Вначале он подражал Маяковскому, даже располагал стихи "лесенкой". Но постепенно преодолевает это подражание и вырабатывает свой стиль, свой чекмаревский поэтический почерк. Пример тому - стихотворение "Пушистый снег", посвященное Тоне. Для Сергея Чекмарева Тоня была своего рода Прекрасной Дамой, воплощением женственности, красоты, любви. Его всепоглощающее чувство к Тоне не знало границ, захватило все его существо, хотя та не отвечала ему взаимностью. Она любила другого человека, который оставил ее с ребенком. Как ни тяжело было Сергею, он стремился вернуть Тоне веру в будущее, оберегал свою любовь и пронес ее через "насмешки товарищей" и "сутолоку групп", через недовольство родителей. Это требовало больших душевных сил. Из этих переживаний и рождается стихотворение "Пушистый снег", которое, по существу, является песней. Оно написано под музыку движения саней по зимней дороге, по чистому снегу, в такт перестуку лошадиных копыт. И все это тонко, изящно, филигранно. А в подтексте чувствуется боль, страдание, тоска и глубокое чувство любви и верности.

Пушистый снег,

Пушистый снег,

Пушистый снег валится,

Несутся сани, как во сне,

И все в глазах двоится.

Вот сосенки,

Вот сосенки,

Вот сосенки направо,

А ты грустишь о Тосенке...

Какой чудак ты, право!

А ну пугни,

А ну пугни,

А ну пугни Гнедуху!

Пониже голову пригни,

Помчимся что есть духу.

Ведь хорошо,

Ведь хорошо,

Ведь хорошо в снегу быть,

Осыпал белый порошок

Твои глаза и губы.

На сердце снег,

На сердце снег,

На сердце снег садится.

Храни в груди веселый смех,

Он в жизни пригодится.

Ах, этот напевный, почти частушечный чекмаревский стиль! Так не писал никто - ни до, ни после С. Чекмарева.

Сергей Есенин говорил: "Образ рвется с языка". Вслед за Есениным это мог бы повторить и Сергей Чекмарев. Вот он пишет из Ибряева в Москву:

Здесь мы в шубе из мохнатых гор

И в теплой лесной фуфайке.

Это художественный образ, в основе которого лежит сравнение. Но когда едешь из Кугарчей в Ибряево и на протяжении двадцати километров видишь гряду гор, покрытых кудрявой растительностью (в основном - дубами), где половина горы - "лысая", то действительно создается впечатление, что это шуба, вывернутая наизнанку, мехом наверх, накинутая на одно плечо. И тогда понимаешь, что эти образы реальны. Стихи Чекмарева "оживают" в этих краях.

Сергей Чекмарев хорошо знал башкирский язык и поэтому легко вводил башкирские слова в свои стихи. На станции Карталы, зайдя в буфет и не имея денег на обед, он довольствуется чаем без сахара и, главное, не унывает:

Что же! Чай густой и горячий,

Лэкин карманда акса юк! -

В переводе на русский это значит,

Что деньгам приходит каюк.

И это далеко не единственный пример.

Трудно однозначно оценить жизнь и творчество Сергея Чекмарева, дать общее определение жанру его произведений, но совершенно ясно одно: его стихи, письма, дневники - это исповедь души прекрасного человека, умного, доброго, мужественного, искреннего, целеустремленного, талантливого, человека, чья жизнь была подвигом и стала "возвышающим примером для подражания".

 

 

Исследования