На главную страницу движения "В защиту детства"
Литература и искусство

 

Взято с сайта http://www.anti-glob.ru/  

 

Черная кошка

1.

По тихому, облитому дождем лесу шел человек. За плечами его висел мешок, в котором кто-то шевелился. Деревья смотрели ему в лицо и понимали, что мужчина недавно перенес огромное горе.
Он подошел к небольшой речке, которая синей лентой лежала на зеленом ковре травы. Затем раскрыл мешок. Оттуда вылезла черная кошка, понимающая, что сейчас будет что-то страшное. Зеленые, необыкновенно умные глаза посмотрели на хозяина и увидели скупую мужскую слезу на его щеке.
- Мурка, Мурка, что же мне с тобой делать? Утопить тебя я не могу. Но и оставить у себя - тоже. Я потерял все - и семью, и работу... Знаешь что? Отнесу-ка я тебя в деревню.
Хозяин взял кошку на руки. Шел он долго, пока не набрел на небольшую деревню. Маленькие домики запестрели на фоне желто-зеленого леса. В огородах горбатились люди.
- Вам кошечка не нужна? - спросил Иван Николаевич у женщины, ловко орудующей лопатой над картофельным полем.
- Да на что она мне? Свои две бегают, - ответила бойкая огородница. - Принесут котят, и тоже девать некуда - у каждого своей живности хватает.
Он поспрашивал у других жителей деревни. Безнадежно.
Среди еще зеленеющей травы сиротливо желтел намокший стог сена. Посадив кошку на стог, хозяин горько вздохнул:
- Жалко мне оставлять тебя, Мурочка. Но что я могу делать? Чем тебя кормить? Может быть, найдутся добрые люди, приютят тебя... Прощай!
Приехав в Москву, Иван Николаевич купил в ларьке бутылку водки. Быстро осушив ее, он облокотился на яркий рекламный щит, с которого весело глядел фарами роскошный автомобиль. Большими буквами красовалась надпись: «Купи свое счастье».
Посмотрев на рекламу, пьяный мужчина заплакал. Вокруг плыли серые лица прохожих, спешащих по своим делам или просто гуляющих. Никто не хотел понять его горя, а толстяк в малиновом пиджаке с руганью пнул его ногой.
Мужчина плакал.
Автомобиль, нарисованный на щите, был как две капли воды похож на тот, что месяц назад сбил его жену и шестилетнего сынишку. «Мерседес» на огромной скорости проехал дальше. Еще бы - его хозяин спешил на важную деловую встречу.
Кто-то из прохожих запомнил номер, и убийцу удалось задержать. Но суд оправдал «хозяина жизни». Видите ли, женщина с ребенком переходила дорогу в неположенном месте. Судья довольно унес в портмоне хрустящие зеленые бумажки с портретами первого американского президента, лицо которого стало свидетелем миллионов взяток. А богатей преспокойно сел в свой «Мерседес», да и был таков.
Вот какое «счастье» принес Ивану Николаевичу черный автомобиль. После похорон жены и сына он несколько дней пытался утопить горе в бутылке «беленькой». Потом пришел на работу - как выяснилось, лишь для того, чтобы узнать, что он уволен, и на его место уже взят другой человек. Не посчиталось начальство с его горем.
Но мужчина плакал не только от собственного несчастья. Он понял, что в это подлое время толстяки в малиновых пиджаках с толстыми портмоне действительно могут купить счастье. А такие, как он, обречены свое счастье продавать за жалкие гроши. Что одни приходят в этот мир, чтобы быть покупателями. А другие рождены быть товаром...
...Судьба уготовила Ивану Николаевичу еще много злоключений. Он не смог найти новую работу. Попытался обменять свою трехкомнатную квартиру на однокомнатную - ведь он остался один. Но был обманут ловкими мошенниками и пополнил многочисленную армию московских бомжей.

2.

Оставшись на стоге сена, черная кошка Мурка поняла, что ее бросают. Она пошла за уходящим хозяином, но вскоре отстала и остановилась, прорезывая даль огромными глазами-изумрудами.
Теперь она совсем одна. Никто ее не погладит, не скажет доброго слова. Вокруг простирается враждебный, полный горя и злобы мир.
В деревне кипела жизнь - хлопали двери, раздавался детский смех и плач. Кто-то ругался. Из одного окна раздавалась залихватская песенка. Мужчины и женщины носили ведра с картошкой, свеклой, морковью. Людям не было дела до того, что рядом сидела кошка, потерявшая хозяина - одинокое, беспомощное существо.
Кое-как подкрепившись из помойной кучи, Мурка пошла по лесной тропинке. Деревья проводили ее легким взмахом веток, и вскоре кошка исчезла в глубине желтеющих кущ.
Через несколько часов она вышла к небольшой железнодорожной станции. На платформе было многолюдно, вдали виднелись белые дома поселка. Уже смеркалось. Темнота медленно завоевывала и поселок, и станцию, и лес.
Сквозь сумерки прорезался яркий свет прожектора. Поезд приближался, и люди приготовились к штурму вагонов.
Увлеченная запахом рыбы из чьей-то сумки, Мурка последовала в вагон. В жуткой давке ей наступили на хвост. Люди толкали, пихали друг друга С трудом ей удалось оказаться внутри. Запах рыбы исчез. Она устроилась под сиденьем.
В вагоне царило оживление. Те, кому посчастливилось сесть, читали, вязали или разговаривали. Медлительные старики и старушки, не успевшие занять места, благодарили судьбу за то, что влезли в электричку, и глухо ворчали на молодежь - мол, никто не уступит место.
Сидящая с краю пожилая женщина, заметив Мурку, взяла ее на руки.
- Чья кошка? - спросила она.
- Небось, бездомная, - ответила ее соседка, сидящая в середке. - Кормить нечем, вот хозяева и бросают несчастных животных.
- Да, довели народ, люди даже кошку прокормить не могут, - мрачно произнесла пожилая женщина, доставая из сумки сосиску.
- Да потому, что правительство совсем с ума спятило, - ответила соседка, - цены выше крыши, тут не то что кошек, а и детей не прокормишь!
- Работать надо, а не правительство ругать! - вмешался сидящий напротив парень в куртке-косухе, нервно теребя длинные волосы, завязанные в хвост.
- Сынок, да разве ж мы не работаем? Я уже на пенсии, а все полы в супермаркете мою. На пенсию-то даже гостинца внукам не купишь, - ответила пожилая пассажирка.
- А вы что, хотите назад, в темное прошлое? - издевательски спросил юнец, трогая серьгу в носу.
- А что, нехай плохо было? - вмешалась стоящая рядом с парнем старушка. - И зарплаты на жизнь хватало, и цены не росли, и молодежь училась, а не болталась с побрякушками в носу.
- Да, и преступности такой не было, - продолжил беседу еще один пассажир. - У моего соседа сына на улице убили, а невеста его, бедняжка, покончила с собой.
За окном засветились огни станции. Женщина, накормившая кошку, и ее соседка вышли, а парень затеял спор со старушкой, севшей с ним рядом. Электричка тронулась. Вскоре в вагон вошли пожилой мужчина и толстая баба, облаченные в синюю форму.
- Приготовьте билеты! - раздался неприятный требовательный бабий крик. Люди начали рыться в сумках и карманах.
- Извините, пожалуйста, - прозвучал женский голос. - Я еду в гости к больному внуку и...
- Нет билета - платите штраф, - сухо оборвала ее контролерша с тупым выражением лица.
- Понимаете, я последние деньги истратила, чтобы фруктов купить внуку.
- Мне-то что? Ничего не хочу слышать! - повысила голос толстая баба. - Немедленно выходите, а то милицию вызову!
- Бог вас накажет, - горько промолвила бедная женщина, выходя из вагона.
Заметив Мурку, бессердечная контролерша подняла ее за шкирку:
- Чья кошка?
Ответа не последовало.
- За перевоз животных надо платить. А если хозяин не отзовется, я выкину эту кошку отсюда, - громогласно прорычала разъяренная блюстительница порядка. В следующую минуту она выбросила несчастное животное в окно.

3.

К счастью, Мурка не разбилась при падении и не попала под колеса электрички. Но ей было очень обидно.
В кромешной темноте горько рыдало небо. Деревья жалобно стонали от ветра и от ударов дождя, настолько сильного, что, казалось, небесные силы репетируют очередной Всемирный потоп.
Природа намного добрее людей. Она оплакивает горе всех живых существ. Сострадая, становится грустной и мрачной. И если стоит хорошая погода, значит, она радуется чьему-то счастью. А если радостей больше, чем печалей, то светит солнце и дует приятный ветерок. Но такие дни слишком редки в нашей стране. Чаще всего ее переполняет горе, и тогда стоит холодная погода, тучи заволакивают небо, идет дождь или снег.
Вдали горели огни подмосковного города. Кошка направилась туда, думая, что там светится ее родная Москва. Ей вспоминались счастливые вечера, когда она вместе с мальчиком смотрела на разноцветные окна соседних домов. Детская рука нежно ласкала ее, и она сладко засыпала на коленях маленького хозяина. Каким уютным и добрым казался ей тогда мир, состоящий из одного беззаботного двора! И каким бесконечным и злым он стал теперь!
До города еще далеко. А пока только несколько дач построились в ряд. Мурка перелезла через забор самого большого дома. Затем она через щель забралась в старый сарай и отдалась во власть Морфея.
Когда она проснулась, уже рассвело. Дождь прекратился - небо плакало сильно и долго, и, наконец, выплакало все слезные железы. Утро было ненастными прохладным.
Мурка вылезла из своего укрытия и осмотрелась. Сарай, в котором она пряталась от дождя, никак не вписывался в обстановку двора большого трехэтажного дома - все остальное было роскошным и ухоженным, как и положено на даче богатой семьи.
На резной деревянной скамейке возле клумбы сидела девочка в нарядном шелковом платье. Она кормила рыбой белого персидского котенка. Мурка посмотрела на ребенка печальными зелеными глазами, и девочка угостила ее, а затем, взяв на руки, погладила.
Из дома вышла мать девочки, и над двором раздался крик:
- Аня, ты почему так легко одета? Господи, что за грязную кошку ты нашла? Выброси ее сейчас же, а то лишай подцепишь. Сколько раз тебе можно говорить, чтоб ты не трогала грязных собак и кошек!
Девочка, душа которой еще не была отравлена ядом богатого высокомерия, попыталась робко возразить:
- Мам, и совсем она не грязная, а хорошая, ласковая. Давай оставим киску у себя, и она будет жить вместе с Маркизой. Они подружатся и будут вместе играть. Давай, мама.
Глаза женщины вспыхнули гневом:
- Что ты сказала? Взять в дом беспородную кошку? - закричала она. В следующий момент Мурка была грубо вырвана из детских рук и перелетела через забор. Она услышала плач девочки, которую мать за руку тащила в дом.
Огорченная такой жестокостью богатой дамы, Мурка побрела к городу. «Может, там я найду хозяина и приют», - подумалось ей.

4.

Небольшой подмосковный город показался кошке огромным и совсем не похожим на Москву. Ведь она видела в столице только родной двор.
Ей вспомнились звуки ее московского мирка - детский смех, хлопанье форточек, стук выбиваемого ковра, звон посуды, музыка старого пианино из соседского окна, трепетание белья на ветру, шелест листвы. Эти звуки, такие обычные, что мы их не замечаем, и в то же время такие приятные, когда мы возвращаемся в город, здесь тонули в грохоте автомобилей и беспорядочном гуле людских разговоров.
Машины и люди, суетясь, сновали туда-сюда. Открывались и закрывались двери магазинов и автобусов. Из каждой двери кто-то выходил, а кто-то, напротив, входил туда. Это движение людей и дверей продолжается каждое мгновение.
А ведь человеку нужна только одна дверь - в Счастье. Но никому ее не удается найти. Люди бесконечно отворяют двери суеты. Иногда кто-то увидит за одной из таких дверей красивое помещение, холодные стены которого стыдливо прикрыты роскошными коврами. И думают - вот оно, счастье. Но оказывается, что и эта дверь вела лишь в суету. А дверь в истинное счастье находится в неком идеальном мире, таинственном для обыденного сознания, потонувшего в бессмысленной суете.
Об этом думал человек лет тридцати трех, в синей куртке, одиноко сидящий на скамейке. Сегодня он снова вошел в дверь суеты. Офис редакции обставлен богатой мебелью и пальмами в горшках. За компьютером - сотрудник в элегантном костюме, холодно произносящий беспощадные слова:
- Вы понимаете, мы не можем взять Ваш рассказ. Да, он написан грамотно, но народу сейчас это не нужно. Вы лучше пишите о кровавых преступлениях, добавьте эротики и юмора, тогда и будем Вас публиковать.
- Неужели читатели не устали еще от этого? - возразил молодой писатель.
- Напротив, они устали от того, что все в литературе правильно и красиво, как было до перестройки. Публика любит совсем другое. Посмотрите, Валентин Петрович, что вокруг читают? Детективы, любовные романы, скандалы из жизни «звезд». А Вы живете в каком-то идеальном мире и создаете образы «тургеневских девушек». Ничего не поделаешь. Вынужден Вам отказать в публикации.
Теперь Валентин сидел на скамейке, грустно смотря на потоки машин. И тут он увидел черную кошку, одиноко бредущую мимо.
- Кис-кис-кис, - подозвал он. - Чья ты такая хорошая? Глазки-то какие грустные. Бездомная, наверно? Пойдем-ка со мной, составишь компанию моей рыжей Музе.
Писатель взял Мурку на руки, и через десять минут кошка уже рассматривала его комнату.

5.

В комнату льется мягкий свет из окна. Стены увешаны картинами. Книжные полки ломятся от книг в старинных и новых переплетах. Книги лежат и на тумбочке, и на спинке дивана. Старенький компьютер на столе окружен книгами, газетными вырезками и исписанными листами бумаги. На потрепанном диване спит, свернувшись в клубок, пушистый котенок. Таким предстало перед Муркой жилище ее нового хозяина.
В помещении - рабочий беспорядок, типичный для творческих людей. Валентин прекрасно знал - скоро жена приедет из командировки. И комната будет вычищена до блеска, книги робко встанут по полкам, а бумаги испуганно разбегутся по ящикам стола. И придется снова все разыскивать и раскладывать так, как нужно ему.
Подойдя к рыжему котенку, гостья облизала его с ног до головы. Раздалось нежное мурлыканье, и котенок начал ловить Муркин черный хвост.
- Вижу, вы с Музой уже подружились, - сказал Валентин. Затем он покормил животных и сел за стол. Бумаги ощутили теплое прикосновение человеческих рук. Писатель работал до вечера, а Мурка играла с рыжим котенком.
Две недели они жили счастливо. Писатель одаривал кошек разными вкусностями. Мурка относилась к маленькой кошечке по-матерински. Хозяин звал ее Черной Музой, а котенка - Рыжей Музой. А вечерами они все вместе сидели у окна, смотрели на светящиеся окна, и писатель беседовал с пушистыми друзьями:
- Вот, скажите мне, мои пушистые Музы, как мне поступить с героем? Пусть он женится на любимой девушке, или лучше отослать его в длительную командировку на Север? Ты, Рыжая Муза, маленькая еще, чтобы понять. А вот ты, Черненькая, наверно, что-то видела в жизни... Пока мои герои любят друг друга, а что же будет после свадьбы?
Валентин грустно вздохнул, предчувствуя, что скоро идиллия закончится.
И вот одним пасмурным утром раздался резкий звонок в дверь.
- Это Таня вернулась. Ну, мои бедные кошечки, держитесь. Разговор предстоит нелегкий, - печально проговорил хозяин.
Едва переступив порог комнаты, очень худая женщина с неестественно-рыжими волосами скорчила недовольную гримасу. Из тонких напомаженных губ полился ворчливый монолог:
- Ну и бардак ты здесь навел! Стоит мне уехать, и ты творишь в доме, что захочешь! Никакой аккуратности! Уехать никуда нельзя, хоть вечно дома сиди! Что за кавардак на столе? Куда ни глянь, везде твои бессмысленные бумажки! Что они дают нам, бумажки эти? Тебе не стыдно? У жены даже норковой шубы нет - опять всю зиму в искусственный мех кутаться! Вот у Лерки муж как муж - работает на стройке, больше тысячи баксов получает! Жена его не работает, а на «Тойоте» разъезжает! Вот и ты бросай свои рассказики да романчики и тоже иди на стройку!
Муж не успел и рта раскрыть, а она увидела черную кошку. Что тут началось!
- А это еще что такое?! Мало того, что превратил комнату в какой-то кабинет, еще и зоопарк здесь устроил! Ладно, завел одну кошку, я смирилась. А ты совершенно обнаглел и другую с помойки притащил!
Не успела Мурка и мяукнуть, а грубая рука уже схватила ее за шкирку. Женщина с яростью распахнула окно. Валентин едва успел остановить жену.
- Не трогай кошку! - сказал он. - Какое тебе дело? Я сам за ними ухаживаю.
- Что значит какое мне дело?! А кормишь ты их из нашего семейного бюджета! А у меня даже платья приличного нет!
- Дорогая, ты говоришь так, будто я вообще ничего не зарабатываю. Но ведь и у меня бывают гонорары. А одета ты вполне прилично, посмотри в зеркало. Многие женщины одеваются гораздо скромнее.
- Ладно, согрей мне чаю, - Татьяна сделала вид, что смирилась, и Валентин пошел на кухню.
На следующий день писателю необходимо было съездить в издательство. А у жены после командировки было два выходных дня.
Лишь только за мужем захлопнулась дверь, Татьяна вышвырнула Мурку на улицу. Даже в подъезде ей не дали спрятаться от непогоды, и весь день кошка провела под холодным осенним дождем.
Вернувшийся Валентин застал ее возле подъезда:
- Что ты здесь делаешь, моя хорошая? Мокнешь? Понимаю - эта рыжая стерва никак не успокоится.
Только он оказался в своей квартире с кошкой на руках - жена как с цепи сорвалась:
- Ты опять притащил эту оборванку! Забыл, что я тоже здесь живу? На мое мнение тебе плевать, да?
Мурка заметила, что обстановка в комнате изменилась. Со стола все слизано, со стула исчез пиджак хозяина и даже на тумбочке нет ни одной книги.
- А с моим мнением ты считаешься? - возразил муж. - Я работаю над статьей для «Литературного обозрения», а ты все мои материалы и черновики раскидала по ящикам. Теперь мне придется все это искать. Ты отняла у меня целый день работы. И неужели у тебя совсем нет жалости к животным?
- Ты еще пройдись по всему городу, собери всех бездомных кошек и притащи в нашу квартиру! - крикнула жена. - Я сказала, этой кошки здесь не будет. Ты меня знаешь!
- Знаю, что ты вредная. Такой ли ты была раньше, когда мы только поженились? Помнишь нашу свадьбу...
- Да будь проклята эта свадьба! - еще пуще завелась Татьяна. - Ты мне всю жизнь испортил! На твои мизерные гонорары ни машину не купишь, ни в Париж не слетаешь.
- Но, дорогая, мы же были в Геленджике.
- Да? Снимали грязный чулан, питались в дешевых столовых.
- Но ведь и в ресторан ходили. Ты забыла?
- Ах, да! Один раз! Нормальные люди в отелях и санаториях отдыхают, а не в жалкой халупе!
- А ты мне еще и работать не даешь, - упрекнул Валентин жену, - куда подевались вырезки из газеты?
- Выкинула в помойку!
- А ведь они нужны были мне для статьи, за которую, кстати, я должен получить гонорар!
Татьяна не унималась:
- Почему я должна терпеть на столе твои бумаги. Ты же знаешь, что я люблю, когда в доме идеальный порядок и красота. А ты стол бумагами завалил, стены картинами увешал.
- Но ведь эти картины и есть красота.
- Какая, к черту, красота? Дешевые подделки! Лучше ковер купить!
Писатель безнадежно махнул рукой. Он вспомнил скромную светловолосую девушку в белом платье на фоне зеленого леса. Такой он впервые увидел Татьяну. Кто мог предположить, что она превратится в эту худющую рыжую мегеру?
Следующие две недели Мурка ежедневно слышала, как хозяин и его жена переругиваются между собой. День начинался с ворчания, им же и заканчивался. И хотя хозяин постоянно заступался за своих подопечных, все же ей и Музе пришлось выдержать немало пинков. Счастливыми были только часы, когда злая женщина была на работе.
Но вот Валентину пришлось уехать в другой город на совещание писателей. Он предупредил жену:
- Обращайся с кошками хорошо. Если я приеду и увижу, что ты выгнала их - ты тоже покинешь мой дом.
Рыжая женщина только усмехнулась про себя. Как только хозяин уехал, она нашла большую сумку, в которой Мурке пришлось проехаться в другой конец города. Там Татьяна отнесла ее вместе с сумкой на помойку и только глухо проворчала, что «сумку жалко».
Там Мурка и задохнулась бы, но ей повезло: на ее мяуканье сбежались дети. Увидев шевелящуюся сумку, они расстегнули ее и выпустили кошку на свободу.

6.

До середины ноября Мурка прожила в подмосковном городе, питаясь чем попало и постоянно отбиваясь от наглых дворовых котов и злых мальчишек. Иногда она пряталась от холода и дождя в подъездах, но оттуда ее прогоняли сварливые жильцы. Попадались и добрые люди, которые кормили ее. Мурка пыталась найти писателя Валентина, и он тоже искал ее, даже объявление дал в газеты. Но не суждено было им больше встретиться.
На пасмурном небе отчетливо рисовался ажурный узор голых деревьев. Плыли черные тучи. Часто моросил дождь, но морозы еще не пришли. Это были последние умеренно-теплые дни уходящей осени. Вскоре ей на смену придет злая ведьма-зима. Она возьмет в плен города, и они почувствуют на своих запястьях обжигающие оковы льда. Зима будет хлестать их плетьми суровых вьюг и подвергнет пытке морозов. И страдающие города будут ждать зеленую, ласковую Освободительницу - весну. Но весна придет только тогда, когда они перестанут надеяться на возможность вырваться из плена холодной тюремщицы.
Однажды Мурку приласкала добрая женщина и угостила ее сосиской. В надежде обрести новую хозяйку кошка увязалась за ней. Вместе они дошли до автобусной остановки. Через несколько минут подъехал автобус на Москву.
Словно выдавливаемый из оболочки паштет, людская биомасса с шумом вылезала из автобуса. Затем, крича и толкаясь, ожидающие на остановке люди начали штурм дверей. В возникшей давке Мурку чуть не раздавили. Ей с трудом удалось войти в переполненный автобус, но добрую женщину она не нашла.
Сидя под сиденьем и не имея возможности оттуда вылезли, Мурка с грустью вспоминала последний разговор с хозяином, Иваном Николаевичем. Вспоминала, как сентябрьское утреннее солнце золотило макушки деревьев, как блестели на листьях капли свежего, еще теплого дождя, как печально было лицо Ивана Николаевича, когда он уходил.
А автобус мчался по залитой дождем мостовой мимо серых домов, обнаженных деревьев, вечно спешащих людей. В нем постоянно менялись люди. Кондукторша, напомнившая Мурке контролершу в электричке и жену писателя, все время орала на какого-нибудь пассажира.
Вдруг на одной остановке все вышли. Это был конечный пункт. Мурка тоже вылезла из автобуса. В этот момент она заметила добрую женщину. В некоторой надежде черная кошка увязалась за ней. Там вместе они вошли в троллейбус, идущий в центр Москвы.
Увидев Мурку, женщина удивилась: «Ты, кисонька, так и ехала вместе со мной?» И вновь дала кошке сосиску. Проглотив мясное изделие, Мурка заснула на сидении.
Проснулась она от того, что водитель выбросил ее из пустого троллейбуса. Женщина, конечно, давно ушла. На улице было шумно и многолюдно. А в воздухе кружился первый снег.

7.

Неприветливо встретила Мурку родная Москва. Небо сердито хмурилось. Разноцветные здания были окутаны густым туманом, среди которого летали крупные снежинки. Их становилось все больше и больше. Наконец, они окутали весь огромный город белой пеленой. Лишь вдали чернела уродливая фигура огромного памятника, возвышающегося над Москвой-рекой.
В домах загорались огни, а на улицах - фонари. Их свет отражался в еще не замерзших лужах. Множество рекламных огоньков окутывали шею Москвы, как будто вернулось из античных времен приносящее несчастье ожерелье Гармонии.
Мурка любила московские вечера. Она помнила любимую песню хозяина: «Он мне дорог с давних лет, и его светлее нет. Московских окон негасимый свет». Ей было бы хорошо, если б не пронизывающий холод.
Она забрела во двор большого дома. Ей хотелось зайти в какой-нибудь теплый, гостеприимный подъезд. Но все двери были заперты на кодовые замки и домофоны. Почувствовав смертельную усталость, он так и заснула на холодной земле.
Проснувшись на следующий день, кошка увидела, что на тротуарах и газонах лежит снег. Вокруг сновали люди. Все ее попытки приласкаться к ним были напрасны, ибо москвичи -жестокий и равнодушный народ. В огромном мегаполисе людям нет дела даже друг до друга - не то что до страдающего животного.
Мурка вышла из двора на улицу. Кругом слишком много проезжих дорог. По ним неустанно движутся разноцветные машины, грозящие ей смертью. Особенно кошка невзлюбила иномарки - они неслись с оглушительной скоростью, и ей несколько раз удавалось лишь чудом спастись от их жестоких, черных колес.
С великим трудом она прожила следующий месяц. Лишь изредка ей удавалось поспать в подъезде, увязавшись туда за кем-нибудь. Приходилось грызть промерзшую пищу в помойках и порой залезать на дерево, будучи окруженной конкурентами по промыслу - дворовыми собаками. А тут еще декабрь принес жуткие холода, и спасали только трубы теплотрассы.

8.

Люди начали готовится к встрече Нового года. В витринах фешенебельных магазинов появились нарядные елки, сверкающие разноцветными гирляндами. Люди ходили по улицам с коробками искусственных елок и стеклянных игрушек. Всех охватило предновогоднее настроение со свойственной праздничной суетой.
Однажды Мурка чуть не пострадала от одного злого человека в элегантном пальто. Он шел из супермаркета к машине. В руках его была картонная коробка, а из полиэтиленового пакета заманчиво пахло дорогой колбасой.
Мурка подошла к нему, приласкалась. Господин споткнулся о нее и растянулся на льду. В его коробке оказались елочные игрушки, которым пришлось встретить смерть. Кроме того, господин уронил пакет, испачкал роскошное пальто смесью соли и грязи, ушиб колено и посадил шишку на лоб. Да еще и трое веселых мальчишек злорадно расхохотались.
Разумеется, он был невероятно зол на бедную кошку, которая, в общем-то, была ни в чем не виновата. А та, схватив из кучи рассыпавшихся продуктов батон колбасы, бросилась наутек. Господин попытался ее догнать, но скользкий тротуар помешал этому намерению. И несчастный вновь шлепнулся, да прямо на осколки разбитых елочных украшений, порезав и перчатки, и ладони. Мальчишки захохотали еще громче. Грязно ругаясь, сердитый богач пригрозил им кулаком. Детвора бросилась бежать. При попытке догнать дерзких он опять поскользнулся, и зад сердитого богача снова почувствовал удар об асфальт. Пока он поднимался, кто-то унес пакет с оставшимися продуктами.
- И все, блин, из-за проклятой кошки! - выругался господин, потирая одновременно лоб и зад. Из подворотни доносился звонкий мальчишеский хохот.
По странному стечению обстоятельств, это был тот самый тип, который сбил хозяйку Мурки вместе с маленьким мальчиком. Просто богач решил, в виде исключения, самостоятельно совершить предновогодний шоппинг, кончившийся, как видно, не совсем благополучно.

9.

Перед самым Новым годом и без того сильные холода разъярились еще больше. Они несколько испортили людям предновогоднее веселое настроение. Казалось, температура близка к абсолютному нулю, и совсем скоро Москву накроет космический холод. Страдали скованные морозом деревья, страдали сиротливые собаки и кошки, страдали и люди, особенно бездомные.
Вот среди этого девятого круга Дантова ада идет скромная девушка с печальным лицом. Она не может даже заплакать - то ли потому, что для ее горя не хватит никаких слез, то ли оттого, что слезы сразу же превратятся в льдинки.
Сердце у нее доброе - она бросила Мурке кусок колбасы. Одета скромно - видно, что не из богатых.
Что ищешь ты, скромная девушка, в этом промерзшем городе? Счастья? Но его найти невозможно, как и подснежники среди зимы. Разве только в красивых сказках...
Вот стоят на трамвайной остановке две женщины, замерзшие и мечтающие поскорее скрыться в теплоту квартир. Одна из них рассказывает:
- Представляешь, моя сестра живет в Подмосковье и работает на фабрике игрушек. И зарплату им выплатили не деньгами, а куклами.
- А вот мы с подругой, - говорит вторая женщина, - летом были в одном подмосковном городе. Когда-то это был наукоград, а сейчас там все развалилось, сплошная нищета. Так вот, опоздали мы на последнюю электричку, решили скоротать ночь в скверике. В три часа ночи подъезжают грузовик и автобус. И к этому месту со всех концов города стекаются люди. Все везут коляски для сумок. Погружают коляски в грузовик, а сами садятся в автобус. Затем автобус и грузовик уехали. Мы не поняли, в чем дело. А потом, в утренней электричке, сидящий рядом с нами мужчина рассказал, что на их бывшем оборонном заводе зарплату выплачивают колясками. Хорошо еще, говорит, что транспорт предоставляют, чтобы везти продавать их в Москву. К семи часам они все как раз на рынке. Конверсия, блин.
- Да, кошмар, - ответила собеседница. - А моя соседка на рынке торгует. В любую погоду. Даже в этот холод. С завода сократили, и никуда устроиться не может - этим господам молодые нужны, да чтоб ноги от ушей. А что с нашим НИИ будет - вообще неизвестно. Зарплаты хватает как раз, чтобы за квартиру да за проездной заплатить.
Женщины сели в подъехавший автобус, а Мурка осталась одна. Ей стало холодно, и она побрела, куда глаза глядят. Так и дошла до полуразрушенного дома, глядевшего глазницами выбитых окон.

10.

Осторожно войдя в старый дом, Мурка обнаружила, что в нем находятся люди. Нет, это были не жильцы - тех давно уже выселили куда-то в Бутово. Сейчас дом стал пристанищем для бездомных людей.
Это была особая компания бомжей. Все они прежде были вполне интеллигентными людьми, только вот теперь их дипломы гнили на какой-нибудь из помоек. Среди них было несколько бывших инженеров, один когда-то был поэтом, супружеская пара - бывшие ученые. Они были счастливы и вполне довольны жизнью, покуда черная кошка «реформ» не перебежала им дорогу.
Сегодня одному из них повезло - удалось подзаработать. Он помогал торговцу на рынке рубить мясо и получил, помимо денег, хороший кусок свинины. И теперь все вместе жарили мясо на керосинке. Ведь газ в выселенном доме давно был отключен.
- А помнишь, Ваня, - сказал один бомж другому, - ты приезжал на наш завод с краткой командировкой. Как раз перед Новым годом. Нам уже не до работы, мы всем отделом сидели за столом, и тут ты приходишь.
- Да, как не помнить? Вы и меня за стол пригласили. Поговорили мы немного о полимерных материалах, да разговор этот не клеился - еще бы, праздник все-таки. Потом я к вам еще раз приезжал.
- Эх, а вот мы в нашем НИИ как справляли Новый год! В конференц-зале концерт, потом общий стол. Начальник тост произносил за наши научные успехи. В праздники даже он вдруг становился каким-то своим, родным. Помнишь, Маня? - обратился он к жене, - ты была нашей новой сотрудницей, и он с тобой танцевал. Но потом ты все-таки выбрала меня.
- Помню, - печально вздохнула еще не старая женщина в рваном пальтишке. - Вот жизнь была!
- А ведь я приезжал в ваш НИИ на один такой концерт. Читал стихи, - отозвался другой бродяга. И много где я бывал. А теперь кому я нужен?
- Эх, Маня, зря я тебя взял! - вздохнул бывший ученый. - Лучше бы ты вышла за начальника. Он теперь коммерческий директор. А мы с тобой - вот где.
- А вот моя жена погибла... - горько произнес мужчина, возившийся у керосинки, кутаясь в грязную телогрейку.
- Да, Вань, конечно, ужасно. Но ведь мы с тобой, а это главное. Еще Ларошфуко говорил: «Настоящая любовь встречается редко, а настоящая дружба - еще реже» - ответил бомж-поэт. - Мы встретились с тобой, как Данте с Вергилием и бродим вместе по лабиринтам ада, покуда неумолимая Атропос не перережет нити наших жизней.
Женщина улыбнулась:
- Кто бы слышал от бомжей такие речи?
- Ну и что, что мы бомжи, - ответил еще один человек из нищей компании, бывший учитель философии. - Многие философы были нищими, например, Сократ, Диоген.
- И все-таки, - мрачно усмехнулся ученый, - Диогену было легче - в Греции куда теплее.
- Все в мире относительно, - изрек философ, - в чем-то мы счастливее этих новых русских - за нами не охотится мафия и мы не озабочены мыслями, на что потратить деньги.
Все рассмеялись.
А Мурка, почуяв запах жареного мяса, робко подошла к людям. В фигуре бомжа, который возился у керосинки, ей показалось что-то до боли знакомое...
Женщина воскликнула:
- Ой, смотрите, какая кошечка к нам пришла. Иди-ка сюда, кис-кис.
Мужчина в телогрейке оторвал взгляд от керосинки. Взглянув на кошку, он удивленно воскликнул:
- Ой, ребята! Да это же, кажется, моя Мурочка!
Узнав Ивана Николаевича, черная кошка бросилась к нему и заглянула в лицо. В ее умных изумрудных глазах блестели слезы.
- Боже мой, откуда же ты взялась, дорогая? - он взял кошку на руки и прижал к себе. - Бедная моя кошечка! Как же ты меня нашла? Прости меня, Мурочка, прости, что оставил тебя тогда...
Иван Николаевич заплакал. А Мурка глядела на хозяина и мурлыкала.
- Бывают же такие встречи! - удивился бомж-поэт.
- А это точно твоя кошка? - спросил бывший ученый. - Мало ли похожих кошек.
- Нет, ребята, мою Мурочку ни с кем не спутаешь. Ни у какой другой кошки нет таких умных глаз. Посмотрите, она же все понимает. И как бросилась ко мне - сразу узнала!
Счастливый хозяин ласково гладил кошку и приговаривал:
- Прости меня, Мурка. Я тебя больше никогда не брошу. Бог даст, выживем как-нибудь...

      Елена Русич

 

Литература и искусство