На главную страницу движения "В защиту детства"
Исследования

------------------------------------------

БОРИС МИХАЙЛОВИЧ ГУНЬКО (1933-2006)

           СТИХИ.

------------------------------------------

          Б. Гунько

           *  *  *

 

  Когда коснеющий в пороке старый мир

  Уже готов был к самоисстребленью,

  Ему высокий Разум воскресил

  Из тьмы веков великую Идею.

 

  Не в первый раз, увы, не в первый раз 

  Она спасенье миру предлагала,

  И вряд ли ныне кто-нибудь из нас

  Укажет, где лежит ее начало.

 

  Еще Христос средь дикости людской

  Ее огнем сердца так жарко трогал,

  Что назван был восторженной толпой

  Спасителем, Мессией, Сыном Бога.

 

  Он говорил, что нужно жить любя,

  Что не дано спасения иного,

  Что путь единственный к спасению себя

  Лежит через спасение другого.

 

  И шли века. И зрела эта мысль.

  И увлекала в райскую нирвану.

  ...И вновь распят, он возносился ввысь

  Над страшным миром лжи и чистогана.

 

  И грянул век, когда не Бог, не Царь

  И не Герой, а труд животворящий

  В самом себе открыл дорогу в рай.

  И не в загробной жизни, в настоящей!

 

  И встал с колен великий мой народ,

  И сразу стал неповторимо молод.

  И властно устремили мир вперед

  Скрещенные над миром Серп и Молот.

 

  Тот новый Крест был прежнего Креста

  Преемником естественным и правым.

  И старый мир затеял неспроста

  Над ним свою коварную расправу.

 

  Не смог его он силой побороть

  И взял тогда иное направленье,

  Чтоб одолеть и дух его, и плоть

  До мелочей расчитанным растленьем.

 

  И он пустил свой трупный сладкий яд

  Рекою лжи в сознание народа.

  И был народ рекою той объят,

  Вдруг превращен в ничтожного урода.

 

  И весь великий труд бесчисленных веков,

  Созвездья подвигов и мысли исполинской,

  Послушно став страною дураков,

  Отдал народ за право жить по свински.

 

  И все, что знал, кощунственно забыл.

  И что любил, чему так жарко верил,

  В бреду кликушества попрал и оскорбил

  Бессмысленной, позорною изменой...

 

  И снова все сначала и сполна -

  Кровь, нищета, путь из баранов в люди,

  И, может быть, последняя война,

  После которой ничего не будет.

 

  И только через много тысяч лет,

  Когда туман иссякнет ядовитый,

  Возникнет жизнь и сумрачный рассвет

  Вновь позовет к страданиям и битвам.

 

  Все может быть... Но может и не быть.

  И никогда не вспыхнет факел Жизни,

  Коль столько раз мы не могли доплыть

  До благодатной тверди Коммунизма.

                                1998

------------------------------------------

          Б. Гунько

          *  *  *

 

   И вновь Христос ошибся в людях,

   И вновь распят.

   И вновь все тот же жребий будет

   Для тех, кто свят.

 

   И снова стыд объявлен хламом,

   И честь не в счет.

   И вновь кричат менялы в храмах:

   "На хоз-рас-чет!"

 

   И вновь Ученье вне закона,

   Оболган Бог.

   И человечность в шею гонят

   Мешок и рок.

 

   И выше всех приобретений

   В ходу старье:

   Ветхозаветный шелест денег

   И вопль: "Мое!"

 

   И вновь главенствует Хо-зя-ин!

   Не Друг, не Брат!

   И бескорыстье освистали,

   Ликует враг.

 

   И снова льется кровь народов

   Моей страны.

   И снова правят бал уроды -

   Пир Сатаны.

 

   И вновь на бедных и богатых

   Раздел судьбы.

   И значит, вновь возьмут когда-то

   Топор рабы.

 

   И значит, снова будет Чудо

   И Жизнь - вперед!

   И всецелующий Иуда -

   На эшафот!

-------------------------------------------

         Б. Гунько

         *  *  *

 

  Напрасно пламень льет с трибуны Цицерон,

  Напрасно в бой идут и праведник и воин,

  Напрасны подвиги, молитвы и закон -

  Народ имеет то, чего достоин он,

  И не получит то, чего он не достоин!

  НАРОД ИМЕЕТ ТО, ЧЕГО ДОСТОИН ОН!

 

  Но если твой народ, словно свинья в хлеву,

  Постыдно спит и сон его ужасен,

  И ты восстал, чтобы зажечь ему

  Свет истины высокой и прекрасной,

  А истина ему не по уму...

  УЖЕЛИ ТВОЙ ПОРЫВ НИКЧЕМЕН И НАПРАСЕН!?

 

  Нет! Не спеши сказать, что твой народ - навоз,

  Что бесполезно в нем пытаться сеять разум.

  Не от навоза ли пышней цветенье роз,

  Не в хрустале ль они не выжили ни разу?

  Сей, сеятель! Терпи! Вези свой тяжкий воз!

  ВЗОЙДЕТ СВЯТОЙ ПОСЕВ И ВОЗГОРИТСЯ РАЗУМ!

 

  Взойдет святой посев! И праведный народ

  Достоин станет лучшей, светлой доли.

  Пусть на него тогда сам дьявол нападет,

  Пусть он его лишить захочет воли, -

  Народ имеет то, чего достоин он,

  И ЖИТЬ В ЯРМЕ НЕ СТАНЕТ ТВОЙ НАРОД!

                                1993

-------------------------------------------

           Б. Гунько

            СТАЛИН.

 

  Москва стонала. В эти дни

  Одни печальные напевы

  Среди печальной тишины

  Страной печальною владели.

 

  Как будто в пламени сердец

  В одном отчаяньи угрюмом

  Одну печаль ковал кузнец,

  Тоской оттачивая думу.

 

  Как будто вдруг оборвалось,

  Как будто вдруг исчезло время,

  Лишь к праху скорбному лилось

  Людей растерянное племя.

 

  И в волнах скорби, гробу вслед

  На гребнях боли жгучей пеной

  Из душ выплескивалось: "Нет!" -

  Всей страстью человечьей веры.

 

  Нет! Не должны мы забывать,

  Как этим именем подняты,

  За нашу Землю умирать

  Шли в бой безвестные солдаты.

 

  Как возводили города,

  Как землю мертвую долбили,

  Как заменяло иногда

  Нам хлеб насущный это имя.

 

  Как в годы строек, в годы битв,

  Сильней земного притяженья,

  Увлек страну в один порыв

  Его державный гордый гений.

 

  Как круто мы шагали ввысь

  И жили - словно песню пели,

  И в жизни был высокий смысл

  И фантастические цели.

 

  Как трудно было, как порой

  Душа в борьбе рвалась на части.

  И все же реял над страной

  Огонь пленительного счастья.

 

  И вот он умер. В море слез

  Три дня тянулись к гробу люди

  И всех терзал один вопрос:

  "Что без Него мы делать будем?"

 

  Шептали бабушки: "Святой!",

  И кровь распарывала вены

  И била молотом: "А кто?

  А кто придет ему на смену?!"

 

  Как будто чувствовал народ,

  Что это горе - лишь предгорье,

  И, сколь оно ни страшно, ждет,

  Придет вослед ему другое...

                   1990-е годы   

------------------------------------------------

         Б. Гунько

         ОТЕЦ.

 

  Я пришел на могилу отца,

  Чтобы вспомнить и поклониться.

  Вот стою здесь - и не с лица,

  А из сердца слеза струится.

  Папа, милый! Прости меня,

  Что к тебе прихожу не часто.

  Я на фронте. Идет война.

  Лютый враг рвет страну на части.

  Папа, милый! Я был так мал,

  Когда в темную ночь глухую

  Тебя взяли... Я крепко спал,

  Не почувствовал поцелуя.

  А потом... У тебя - ГУЛАГ,

  Много лет лишенья свободы.

  Я не мог поверить никак

  В то, что ты был врагом народа.

  Мог бы душу себе сломать.

  Слава Богу, что смыслил мало.

  Помню, как убивалась мать,

  День и ночь прошенья писала.

  И всегда лишь один ответ,

  Хоть вяжи из веревки галстук:

  "Оснований к отмене нет,

  В преступленьях своих сознался".

  ...Умер Сталин. Пришел Хрущев.

  В простачка рядился Иуда.

  А потом... на Вождя пошел.

  Оболгал - и смолчали люди.

  Я не верил! Порой всердцах

  В драку лез с равнодушной мразью.

  Было два у меня отца,

  И обоих облили грязью.

  А еще, если вспомнить, дед

  Был отважный соратник Ленина,

  В тридцать пятом - и деда нет:

  Оказался в числе расстрелянных.

  Кто же крутит разбой в стране?

  Тут какая-то скрыта тайна.

  Лишь одно было ясно мне:

  Не виновен товарищ Сталин.

  В думах разум мутился мой.

  Написал письмо тебе в лагерь.

  Папа, милый! Не верь, родной,

  Обвинениям этим наглым!

  Надо мной смеялись друзья:

  "Подожди! Вернется папаша,

  Объяснит тебе роль Вождя,

  И поймешь ты, что правда - наша!"

  Ты вернулся. Я ждал с тоской

  От тебя ужасных рассказов,

  Что мол Сталин такой-сякой...

  Только ты не сказал ни разу

  Ничего худого о нем.

  А когда тебе намекали,

  Ты молчал, но таким огнем,

  На пигмеев глаза сверкали!

  Но однажды, как будто сор

  Из души моей выметая,

  Состоялся наш разговор.

  Каждый день его вспоминаю!

  Ты сказал мне: "Поверь, сынок, -

  Я прошел тяжелую школу.

  Много раз сломаться бы мог

  От обиды своей и горя.

  Я ведь был пред народом чист,

  А меня, как врага, сослали.

  Вот поробуй тут, удержись,

  Не скажи, что виновен Сталин!

  Мог бы с лютым спеться зверьем,

  Встать в шеренги всякого сброда,

  Если б только "свое - мое"

  Ставил выше судьбы народа.

  Вот сегодня твердят кругом

  Что был слишком жестоким Сталин.

  А я думаю о другом:

  Будь он мягче - что б с нами стало?

  Повторяют - ГУЛАГ! ГУЛАГ!

  Я то знаю, кто был в ГУЛАГе.

  В основном был заклятый враг -

  Бесноватый, жестокий, наглый.

  Правда, видел я и других,

  Попадались святые души.

  Но сажали-то их враги,

  Чтоб вернее страну разрушить!

  Помяни мое слово, сын, -

  Эта стая себя покажет,

  Еще бросятся злые псы

  На страну нашу в диком раже!

  С новой силой поднимут вой,

  Разведут клеветы болото,

  Чтоб топить в нем советский строй,

  Превратив людей в идиотов.

  А потом... Впрочем, что гадать!

  Нужно быть ко всему готовым.

  И к тому, чтобы жизнь отдать

  За великое и святое.

  Помни, сын мой, бесценна жизнь,

  Если есть в ней высокий подвиг.

  Помни: ГЛАВНОЕ - СОЦИАЛИЗМ!

  Без него - только ложь и подлость".

  Так сказал ты в тот день святой,

  Обрубив все сомненья разом.

  И до гроба поставил в строй

  Мое сердце, душу и разум.

  Только так! но откуда мне знать -

  Будь иною твоя позиция,

  Может быть, "демократом" стать

  Повелела бы мне амбиция?!

  И ходил бы я в подлецах

  С легомысленно-злой бравадой,

  Что обидели, мол, отца,

  И мне "этой страны" не надо.

  Как подумаю всякий раз,

  Стьынет дух от таких видений.

  Это ты меня, папа, спас,

  Бескорыстный мой добрый гений.

  Папа, милый! Клянусь тебе:

  Все исполню твои заветы,

  Как и ты, не согнусь в борьбе

  За победу Страны Советов.

  И пускай беснуется враг,

  Пусть лютуют его ОМОНы,

  Но взовьется наш красный флаг

  Над Москвою и Вашингтоном!

  Никогда не сломят меня

  Ни опасности, ни усталость.

  На передний рубеж огня

  Поднимает святая ярость.

  Мне не нужен иной удел,

  Мне с иной судьбой не ужиться.

  Правда столько нависло дел,

  Что порой голова кружится.

  Потому ты прости меня,

  Что к тебе прихожу не часто.

  Будет мир. А пока - война.

  Лютый враг рвет страну на части.

                         1997

------------------------------------------

          Б. Гунько

       ГОСПОДА РАБОЧИЕ.

 

  Господа рабочие, ИТР и прочие!

  Как там Ваши акции, ваучеры как?

  Вы ж такие львы были, когда рвались к прибыли,

  Что чуть не угробили бедных коммуняк!

 

  Господа рабочие, чем Вы озабочены?

  Видно, льются денежки бешеным дождем!?

  Чай, открыли лавочки Вы на те халявочки,

  Что вам напророчены свердловским вождем?!

 

  Господа рабочие, Вы ж теперь хозяема!

  Вот, небось, покушали, до упора, всласть!?

  Или Вас обставили, чуть Вы пасть раззявили

  На добро народное, чтоб его украсть?

 

  Господа рабочие! Коммуняк не слушайте!

  Хоть сто раз по морде Вас - за буржуя стой!

  Плюнет в морду - вытрите! Плюнет в душу - скушайте!

  Ничего, проглотите, вы ж народ простой!

 

  Коммуняки наглые, те, что машут флагами,

  Вам твердят про Родину. А на кой она?

  Вот набить утробину - это дело благое!

  А идеология быдлу на хрена?

 

  Господа рабочие! Вы ж теперь свободные

  Ото всех навязанных Вам когда-то прав.

  Потому не очень-то войне "Мама родная!"

  Будет жизнь голодная при крутых ворах!

 

  И не ждите жалости! Вы же сами, голуби

  Захотели шалостей в рыночном раю!

  А теперь, пожалуйста, хоть топитесь в проруби

  Иль хоть суйте голову "умную" в петлю!

 

  Ну а коль не нравится, так пора исправиться

  И буржую наглому наломать бока.

  Вновь под Красным Знаменем Родина-красавица

  Станет, как при Сталине, молода-крепка!

 

    И тогда завоеванный социализм,

    Как душу свою, береги.

    Ты ведь понял теперь, где кошмар, а где жизнь

    И куда тебя манят враги.

                                  май 1995

-------------------------------------------

          Б. Гунько

          *  *  *

 

  Я набил свой карман сторублевками -

  Нынче каждой - копейка цена -

  И пошел по Москве, где кремлевская

  Упирается в небо стена.

  За стеной палатища пышные.

  Там пирует кровавый злодей.

  А по улицам - нищие, нищие

  И стада равнодушных людей...

  Разодеты иные с иголочки.

  Им плевать на кромешный разор.

  Это - наши "московские сволочи",

  Это - наш неизбывный позор.

  Сколько их, солитерчиков сытеньких,

  Кровь сосущих из целой страны,

  Причитающих: "Мы вне политики!

  Лишь бы не было только войны!"

  Я глядел в их глазища бесстыжие,

  А потом на сирот и калек,

  И в душе оскорбленной, униженной,

  В страшном гневе восстал Человек.

  Сколько можно терпеть эту муку -

  Бесконечная нищих верста,

  И со всех сторон тянутся руки:

  "Помогите же ради Христа!

  Помогите! Я ранен под Харьковом!

  Помогите, чтоб выжить я мог!

  Помогите! Ведь кровью я харкаю!

  Помогите! Ведь я же без ног!"

  Но идут мимо них обыватели,

  Обходя, словно вражий редут,

  Респектабельно, важно, старательно

  Свои души в могилу несут.

  Может быть, так задумал заранее

  Всегубительный спрут-капитал,

  Чтобы тот, кто не дал подаяния

  Человека в себе потерял?

  Чтоб навеки столица проклятая

  Цитаделью кошмара была,

  Чтоб навеки Россию распятую

  Поглотила зловонная мгла...

  Я ходил, этим горем измученный,

  Опустел мой убогий карман.

  И я понял - нужна Революция,

  А не жалких подачек обман.

  Нужно нам не сидеть по каморочкам,

  Не глядеть, как ликует подлец.

  Нужно с лютой московскою сволочью

  Расквитаться за все наконец!

                               1998

------------------------------------------

         Б. Гунько

          *  *  *

 

  Зажигайте свечи и молитесь,

  Это лучше, чем блудить и красть.

  Только твердо знайте – небожитель

  Не прогонит воровскую власть!

 

  Подавайте нищим, подавайте,

  Бог за это Вам грехи скостит.

  Подавайте! Но не забывайте –

  Этим мир от горя не спасти.

 

  Ну а если Вы и в самом деле

  Захотели Правды и Добра –

  Лишь один есть путь к заветной цели,

  По нему давно пойти пора.

 

  Поднимайте Красные Знамена!

  Пусть от злобы задохнется враг.

  Поднимайте! Скоро миллионы

  Станут к нам под этот алый стяг!

 

  Скоро грянет вдохновенный выстрел

  Не одной, а тысячи «Аврор».

  Становись в шеренги коммунистов!

  Хватит свечек, псалтырей и нищих!

  Становись! Труба играет сбор!

                    1994

------------------------------------------

         Б. Гунько

          *  *  *

 

  Не погибнет Отечество наше.

  Не смирится с позорной судьбой.

  Всех Святых, на Руси воссиявших

  Я сегодня скликаю на бой!

 

  И в шеренги становятся россы,

  И плывут в облаках надо мной

  Саша Невский и Санька Матросов,

  И Гастелло, и Дмитрий Донской.

 

  И Панфилов идет, и Сусанин,

  Вся великая русская рать,

  Все святые идут вместе с нами

  Оскорбленную Русь защищать!

 

  Я их вижу, я чувствую сердцем

  Нас навеки связавшую нить,

  Не подвластную порче и смерти,

  Не дающую нам отступить.

 

  И в спокойствии ясном клянусь я,

  Что умоется кровью наш враг.

  Всех Святых, воссиявших над Русью,

  Надо мной развевается флаг!

                     3 октября 1993 г.

------------------------------------------

 

 

Исследования