На главную страницу движения "В защиту детства"
Исследования

Left.ru Rambler's Top100

Ирина Маленко

Сюшка и Дюшка

Жили-были на свете два братика, Сюшка и Дюшка. Вообще-то Сюшку звали Васей, но мама привыкла называть его Васюшей, а потом - и Сюшей, и сам он тоже к этому привык. А Дюшку вообще-то звали Фиделем, но мама звала его Федей, Федюшей. Отсюда и Дюшка.

Сюшка был русоголовый и голубоглазый. А Дюшка - рыжий с серыми, как сталь глазами. Сюшка был на 15 месяцев старше Дюшки.

Кроме того, у них были еще и другие имена. У Сюшки - Шейн, а у Дюшки - Лиам. Так их звал папа. Почему? А потому, что папа у них был ирландец, а мама - русская. Когда Сюшка и Дюшка были еще совсем маленькие, они не знали, что такое разные национальности, но быстро поняли, что мама говорит с ними на одном языке, а папа и все остальные - на другом.

«Car, car!” - радовался Сюшка, увидев игрушечную машинку. «Машинка- говорила ему мама. Хотя он точно знал, что она знает и понимает слово «car».

Сюшка не мог понять, зачем называть одну и ту же вещь разными именами, а вот Дюшке это даже нравилось. Может, потому что мама пела ему каждый вечер перед сном «В лесу родилась елочка» - и пока не спела, он засыпать отказывался.

Кроме машинок, Сюшка очень любил книжки. Этого не понимали его друзья по улице. Большинство мальчишек, с которыми дружили Сюшка и Дюшка, книжек не читали - потому что им не читали их родители, а на завтрак ели не горячую манную кашу с маслом, а сухие чипсы и бутерброды. (Которые папа называл «сэндвичами».) Не любили они и фрукты с овощами - и даже не знали, как многие из них выглядят, хотя в магазинах все они продавались. Они легко принимали ревень за лук, а черешню знали только сушеную, которой украшают здесь готовые торты. Дюшка, который обожал свежую черешню, чуть не плакал, но так и смог их уговорить ее попробовать. А еще их друзья не знали, как называются растущие на их улице деревья и цветы, никогда не видели, как растут грибы (хотя в горах, которые окружали с двух сторон их городок, летом грибов было полным-полно) и не могли показать на карте даже свою родную страну.

Сюшка с Дюшкой все это умели и удивлялись: ведь это же так легко! И так интересно! Гораздо интереснее, чем. с утра до вечера валяться на диване у телевизора, кидать монетки в «однорукого бандита» в игорном зале, бить соседям - тем, что построже - окна, клянчить у родителей карманные деньги или «для смеха» вызывать «скорую помощь», чтобы забросать санитаров камнями.

Вы скажете, как же тогда Сюшка и Дюшка вообще могли дружить с другими ребятами, раз у них было так мало с ними общего. Дело в том, что, кроме чтения книжек, Сюшка и Дюшка еще очень здорово играли в футбол!...

...- Мама, а почему это ты знаешь все названия деревьев, птиц и цветов, а мамы Кирана и Колина не знают? - спросил однажды Дюшка.

- Все очень просто, Дюш, - сказала мама в ответ, - У меня был дедушка, который в детстве водил меня в лес, показывал разные растения, деревья, животных. А еще у нас был свой сад и свой огород, и я видела, как растут там фрукты и овощи. Ну и, наконец, самое главное - в том, что я ходила в хорошую школу в Советском Союзе.

-А что это такое - Советский Союз?

-Это моя страна. Страна, где я родилась и выросла.

-А когда мы туда поедем?

-Мы не можем туда поехать, Дюша, потому что ее больше нет.

-Как нет? Ты же, мама, показывала мне на карте, откуда ты. Куда же она делась?

-Ее уничтожили нехорошие люди. Такие, которые не хотели, чтобы маленькие мальчики и девочки читали умные книжки и много знали.

-А почему?

-Потому что они сами знали очень мало, а делать вообще ничего не умели, только много говорить, - и терпеть не могли тех, кто знал и умел больше них.

-А твой дедушка был хороший?

-Очень хороший, Дюша. Сюшу назвали в честь него.

-А меня в честь кого назвали?

-А тебя назвали в честь другого дедушки - дедушки Фиделя, который живет на далеком красивом острове Куба, где растут пальмы, где теплое море, и где все дети любят читать книжки. Дедушка Фидель борется с нехорошими людьми, которые хотят уничтожить и его страну. А теперь скажи-ка ты мне, почему ты любишь читать книжки? Вот недавно мы с тобой читали книжку про Маугли. А ведь Киран и Колин сказали тебе, что можно было просто фильм «Книга джунглей» посмотреть. «Классный такой фильм!», - сказали они.

-Не знаю, мам, но мой Маугли - который у меня в голове после того, как мы с тобой читали книжку, - совсем-совсем не такой, как в кино. И если бы я посмотрел кино, а книжку не знал, то у меня никогда бы не было своего Маугли, понимаешь? Я хочу сам воображать, какие были Маугли, Багира и Балу, и не хочу, чтобы за меня кто-то это решал!....

... Всем остальным ребятам с их улицы подарки приносил Санта Клаус на Рождество. А Дюшке с Сюшкой повезло: хотя и Санта их тоже не забывал (благодаря ирландской бабушке Берни), но под Новый год к ним приходил еще и таинственный русский Дед Мороз со своей внучкой Снегурочкой.

Сюшка с Дюшкой много раз пытались увидеть его, но это им так и не удавалось: мама говорила, что если они будут все время смотреть под елку, то Дед Мороз подумает, что подарки слишком уж их интересуют, не станет ждать и улетит в Москву.

Подарки Дед Мороз приносил строго в полночь по московскому времени, когда в их городке было только 9 часов вечера, и они собирались в постель. « А ну, быстренько чистить зубы, ребята, а то весь год будете ходить с желтыми!» - говорила мама и уводила их в ванную. А когда они возвращались в комнату, там уже было темно, горела разноцветными огоньками елка, а под елкой лежали таинственные пакеты… В комнате никого не было, папа курил внизу на кухне, а мама только что была с ними в ванной, - значить, действительно, у них опять побывал Дед Мороз!

Больше всего Сюшка любил лежать в постели и смотреть на разноцветные тени, которые бросали на потолок елочные огоньки. Они казались живыми, и казалось, что можно было услышать шаги деда Мороза в шелесте гирлянд елочного «дождя».

-Дюшка, а Дюшка, - сказал он брату под Новый год, лежа вечером в постели (в этот вечер мама всегда посылала их выспаться перед праздником заранее, часов в 7 ). - Я в этом году не хочу, чтобы Дед Мороз приносил мне подарки. Ну, разве что одну маленькую, хорошенькую car….

-А почему, Сюш?

-А я лучше попрошу у него, чтобы он свозил меня в Советский Союз! Ведь Дед Мороз все может!

-И я тоже! Я тоже хочу в Советский Союз!

-Тогда давай скажем ему, чтобы он оставил подарки кому-нибудь другому, а нас с тобой отвез бы туда, хоть на парочку часов!

-Давай!

И оба братишки крепко зажмурились и начали мысленно разговаривать с дедушкой Морозом.

-Дедушка Мороз, я тебя не поздно прошу? Я знаю, что уже просил у тебя car... извини, машинку! Но я передумал, машинку пусть мне мама на день рождения подарит, а сейчас можно нам с Дюшкой побывать в Советском Союзе? Ну пожалуйста? Ведь ты же все можешь!- думал Сюшка.

- Дедушка Мороз, я знаю, что не всегда себя хорошо вел в этом году. Вчера, например, оттаскал за хвост нашего кота Филю. Но я извинюсьперед Филей, я его «Вискас» угощу, завтра же, обещаю тебе! Только пожалуйста, возьми нас с Сюшкой в Советский Союз! Ведь ты же, наверно, все равно понесешь подарки туда ребятам... - твердил мысленно Дюшка.

...В комнате было тихо и тепло, только позванивал слегка колокольчики на елке, - это, наверно, проказник кот Филя спрятался опять под ней и дергал ее потихоньку за ветки. Дюшка уже собирался выпрыгнуть из постели, чтобы его оттуда вытащить, как вдруг он увидел, что на полу около елки кто-то сидит.

Это был старый дедушка, в стеганой ватной куртке, валяных ботинках на резиновой подошве и в шапке-ушанке с опущенными вниз ушами. Неужели сам Дед Мороз? Вот только бороды у него не было. Да и Снегурочки поблизости что-то не видно...

Дюшка зажмурился и еще раз открыл глаза. Но дедушка не исчезн поправлял их елку и вешал на нее новые игрушки. Таких Дюшка никогда не видел. Они были картонные и из ваты, а еще дедушка вешал на их с Сюшкой елку яблоки и конфеты на ниточках.

-Сюш, ты спишь? - пронзительно прошептал Дюшка на всю комнату.

-Нет, не сплю - так же пронзительно прошептал ему в ответ Сюшка.

-Видишь дедушку?

Вижу.

- А кто это и что он здесь делает?

-Давай его спросим!

-Давай! Спроси его ты, а? - Дюшка все-таки был маленький и решил, что старший брат должен быть его храбрее.

-Дедушка, а дедушка! Вы Дедушка Мороз? - спросил Сюшка незнакомого дедушку. Тот обернулся. У него были голубые, цвета васильков глаза, и добрая улыбка.

-Нет, я не дедушка Мороз. Я ваш прадедушка Василий Никитич. Дедушка Вася. Тебя назвали в честь меня.

-Дедушка Вася, но ты же давно умер! Нам мама рассказывала.

Дедушка немного помрачнел, как будто ему напомнили о чем.-то неприятном.

-Вы же меня видите? Разговариваете со мной? Значит, я живой. Сегодня же новогодняя ночь, ребята! А под Новый год еще и не такое бывает.

-Сюшка, он не может быть мертвым! Помнишь, как мама говорила, что когда видишь во сне того, кто умер, он никогда не глядит на тебя прямо, все время глаза отводит. А этот дедушка смотрит прямо на нас!

-Но мы же не спим? Не можем же мы с тобой спать и оба видеть один и тот же сон?

Сюшка набрался храбрости, вылез из постели, подошел к дедушке и ущипнул его за руку.

-Ай! Больно! - сказал дедушка, улыбаясь.

-Дюшка, не бойся, он не мертвый!

-А пусть он сначала докажет, что он и вправду дедушка Вася!- Дюшка все еще не доверял незнакомому дедушке, неизвестно как оказавшемуся у них в комнате. И правильно, конечно, делал.

-Как же вам доказать, ребята? Вам ваша мама рассказывала, как однажды мы с ней пошли в парк кататься на качелях, и я ее потерял? Все оглядел вокруг, а ее нету! Перепугался страшно. И тут мне бабушка Зоя говорит: «Вася, да ты что? Маринка же на руках у тебя сидит!»

-Рассказывала! - хором закричали мальчики.

-А как мы с ней и с ее дядей, моим сыном Сашей ездили за грибами на 132-ой километр и как нашли 23 белых гриба на полянке?

-Рассказывала!

-А как у нас был старый голубь Глухарь, которому было 17 лет, и он уже летать не мог, но прибегал домой по забору?

-Рассказывала!

-Ну вот, видите... А теперь лучше вы скажите мне, рабята, о чем. это вы тут загадывали, когда я пришел?

-Понимаешь, дедушка Вася, мы с Дюшкой хотим побывать в Советском Союзе. А мама сказала, что мы никак не можем туда поэать потому, что его больше нет.

Дедушка тихо засмеялся. Смех его был похож на звон колокольчиков на елке.

- Нет? А я, по-вашему, к вам пришел откуда?

-Ой, дедушка, а можно нам с тобой туда? Ну хоть на часочек!

-Вот только и на часочек вам можно... - вздохнул дедушка. - Не пришло еще то время, когда будет можно на подольше, озорники. К Новому году домой вернетесь.

-Ура-а-а-а! - закричали ребята, не обратив внимания на эти последние его слова.

Дедушка Вася посадил их к себе на закорки - не знаю, как, но мальчики уместились там оба. И полетели!...

Дедушка не махал крыльями, как птица, и у него не было пропеллера, как у Карлсона. И все-таки они именно летели. Все выше, выше, вот уже не видно дома, но вокруг почему-то тепло, как летом, и пахнет сиренью и жасмином. Все голубое-голубое, но ничего не видно,- ни облаков, ни земли.

И вдруг- толчок, и сразу стало холодно! Да еще как! Правда, на Сюшке и на Дюшке неведомо как оказались теплые пальто, меховые шапки, шарфы рукавички и даже валенки, которые они до этого видели только на картинках, но щеки и уши жгло морозом! Таким морозом, которого они никогда не пробовали.

-Ребята, опустите уши на шапках, а то замерзнете! - сказал им дедушка. - Вы же с вашим Гольфстримом непривычные к нормальной зиме!

Только тут они заметили, что сидят в огромных деревянных санях, которые дедушка везет за веревочку. По ослепительно белому, сверкающему снегу - такому сверкающему, что казалось, даже фонари на улицах были излишни! Вокруг была черная ночь, но было совсем не страшно. И не только из-за сверкающего белого снега: из печных труб маленьких деревянных домиков на улице валил дым, из некоторых приоткрытых (от печки внутри такого дома, как рассказывала им мама, иногда даже в самый мороз становилось слишком жарко!) дверей сладко пахло пирогами, а самое главное - вокруг были люди.

Улыбающиеся, спокойные, неторопливые, они шли по улице. Кто-то, как дедушка Вася, вез за собой санки с ребятишками, кто-то нес сумку с апельсинами к новогоднему столу, кто-то в последную минуту тащил домой елку... И на лицах у этих взрослых людей было написано такое, что дома, в Ирландии, перед Новым годом чувствовали только они, дети (Да и то не все). Ожидание чуда. И глубокая вера в то, что оно обязательно будет, и что это в их силах - любое чудо сделать былью!

Дюшка И Сюшка почувствовали это оба одновременно, хотя они еще и были маленькие для таких философских мыслей, а потому не могли выразить их словами.

Люди здесь совершенно не боялись друг друга. Никто не ждал, что на него набросится хулиган в подворотне вечером. Ни у кого не было оружия, даже у милиционеров в тулупах и валенках, не говоря уже о людях с красными повязками на рукавах, которые небольшими группами прогуливались по улице, смотря, все ли там в порядке.

-Это дружинники, - сказал им дедушка. - Они обыкновенные люди, рабочие, инженеры, и так далее. Помогают милиции следить за порядком.

Сюшка вспомнил полицейских с автоматами за плечами, прогуливающихся по улицам их родного городка. Вспомнил, как стреляют пластиковыми пулями. Вспомнил и «дружинников» в Белфасте, где жила их тетя: те ловили особо уже зарвавшихся торговцев наркотиками, угонщиков автомобилей и прочую подобную публику, увозили их в укромные места и стреляли им по коленам, в наказание. Потому что полиция ничего с ними делать не хотела и не могла. Вспомнил, как горят по ночам подожженные машины на улицах - это хулиганы накатались на украденном и стремятся «уничтожить следы»... Вспомнил и вздохнул.

-Дедушка, а что у вас делают с дилерами? Тоже стреляют им по коленкам?

-С кем? - не понял дедушка.

-Ну, с теми, кто продает наркотики детям около школы.

-Какие наркотики, Вася, ты что? Да еще детям? Да за такие вещи надо просто расстреливать, а не по коленкам! Наркотики? Бог с тобой, у нас и взрослых-то наркоманов раз-два и обчелся! Я вот 70 лет прожил, а знал только одного....

А еще, понял из дедушкиных рассказов Сюшка, - людей здесь учили, что хулиганам надо давать отпор, и что их нечего бояться, потому что они сами - трусы. И действительно, так оно и есть. Поэтому их здесь и было так мало.

- Ребята, держитесь покрепче!- сказал дедушка. - сейчас мы с вами поедем вниз с горы. Вы ведь никогда еще на санках с горы не ездили?

Нет, конечно!

Дедушка сел на сани сзади, а Сюшку и Дюшку посадил впереди себя. Взялся за верервку, чтобы управлять – «рулить». И - понеслись! У ребят захватило дух. Да, много повидал Сюшка в своей жизни, даже на мини-мотоцикле по фермерскому полю катался с Колином (мама не знает об этом, а то она бы на него ругалась - она говорит, что это очень опасно), но так здорово, как было на санках с горы, не было ему еще никогда! Жаль, что у них в Ирландии почти никогда не бывает снега…

Внизу улица кончалась. У последнего на ней дома горел одинокий желтый уличный фонарь. Перед домом росли две яблони (конечно, сейчас, зимоы, не было видно, что это яблони, но Дюшка помнил это из маминых рассказов). Окна у дома были закрыты странными деревянными дверцами, которые мама называла «ставни».

- Это наш дом, - сказал дедушка. - Заходите.

Домик был маленький, деревянный, в два окна с улицы и в три - со двора. Внутри, как и предчувствовали мальчики, было очень жарко. Топилась огромная, в пол-кухни, печь. Из нее вытаскивала пироги пожилая женщина с добрым лицом.

-Это бабушка Зоя, - сказал дедушка Вася.

-Бабушка Зоя? А разве она не...,- начал было Дюшка, но Сюшка дернул его за рукав:

-Молчи!

Мама рассказывала им, что бабушка Зоя сломала ногу и больше не встает с постели. А эта бабушка была совсем еще не старая - и очень бодрая.

-Сейчас я вас накормлю, ребята!- сказала она. Казалось, она совсем им не удивилась, словно даже ждала их.

В небольшой комнате - примерно в половину той, в котороы жиили Сюшка с Дюшкой - стоял стол, книжныи шкаф, проигрыватель, комод, телевизор на тумбочке, 2 постели и 2 складных кресла-кровати. На самой большой постели горкой стояли подушки. В углу около телевизора примостилась елка - огромная, живая, благоухающая так вкусно, что трещало за ушами (где-то слышал Сюшка такое выражение). На ней висели те самые необычные игрушки, которые вешал на их с Дюшкой елку дедушка Вася: конфеты и яблоки на веревочках. А разницветные гирлянды лампочек были намного красивее, чем. у них дома!

Около печки в комнате сидела маленькая - не старше Сюшки - девочка и играла в куклы. Нет, не в Барби и даже не в обыкновенные куклы из магазина, которых у нее было, впрочем, хоть пруд пруди (они лежали в уголке на кресле-кровати), а в вырезанные из журналов и в нарисованные кем-то бумажные фигурки, которым она давал самые причудливые имена и с которыми она разыгрывала самые необыкновенные истории.

-Я - капитан звездолета!- представилась им она. - А вы хотите записаться в мою команду?

Девочка была ужасно знакомая, хотя они ее раньше никогда не виделина им сразу понравилась. На ней не было помады и туши, и ногти и волосы у нее были некрашенные, не то, что у девчонок на их улице. И играла она в космонавтов и в благородных разбойников, а не в «Секс в городе».

-Не узнали?- шепнул Сюшке дедушка на ухо, - Это же ваша мама Марина, только маленькая! Но ты ей не говори, кто вы, ладно? Она пока мечтает уехать в Африку бороться за независимость Южной Родезии и Намибии и говорит, что детей у нее никогда не будет!

Пораженный Сюшка молчал. Да нет, не может такого быть... Но ведь действительно, у нее мамины глаза, И даже родинка на щеке на том же месте, что у мамы. А Дюшка, который дедушку не слышал, тем временем уже вовсю вербовал новых партизан для борьбы с расистами Иана Смита в ее отряд из ее коробки с вырезками...

У Маринки было столько книжек, что у Сюшки разбежались глаза, когда она начала их ему показывать. И даже был книжный шкаф, хотя в комнате было совсем мало места. У них дома во всем городке настоящий книжный шкаф был только у одного профессора! Он наугад раскрыл одну из Маринкиных книжек и прочел вот что:

«РАЗГОВОР С СЫНОМ»

Мой сын! Послушай мой рассказ
О
нашей Родине, о нас,
О тех, кто много лет назад,
Подняв Москву и Петроград,
Под красным знаменем в бою
Свободу отстоял свою
И отдал молодость борьбе,
Чтоб хорошо жилось тебе!

Ты ходишь в школу, в третий класс,
Как тысячи детей.
Немало школьников у нас,
И каждый - грамотей!

А раньше, много лет назад,
Страною правил царь.
И были не у всех ребят
Тетрадки и букварь.

Учились дети богачей:
Сынки купцов, дворян.
Не много в школы шло детей
Рабочих и крестьян.

Из года в год мужик пахал,
И сеял, и молол,
А хлеб мужицкий попадал
К
помещику на стол.

Трудился из последних сил,
Недоедал бедняк,
А барин досыта кормил...
Охотничьих собак.

На сотни верст - леса, поля,
Равнины и луга,
А все - помещичья земля,
Где ни ступи нога!

В лугах - господская трава,
В лесах - господские дрова,
На всем лежит запрет.
А барин знай себе живет
Н
а свой помещичий доход,
сладко ест, и сладко пьет -
Ему и горя нет!

А в городах из года в год,
До гроба, весь свой век,
Работал также на господ
Рабочий человек.

Стоит рабочий у станка,
У доменной печи,
Стоит столяр у верстака -
Работай и молчи!

А если станет невтерпеж,
В сердцах сожмешь кулак,
Прибавки требовать пойдешь,
Поднимешь красный флаг -
Жандармы схватят, изобьют,
Узнаешь, где острог
И
как колодники поют,
Когда их путь далек...

Но были люди на земле,
Что думали о тех,
Кому живется в кабале
Н
а свете хуже всех.

Они бежали из тюрьмы,
Чтоб свой народ вести,
Чтоб вековое царство тьмы
С
лица земли смести.

Они хотели, чтоб народ
Б
ыл сыт, обут, одет
И не работал на господ,
Как было сотни лет.

Чтоб и свободна и сильна,
Среди соседей-стран,
Стояла первая страна
Рабочих и крестьян!

Ничто - ни ссылка, ни острог,
Ни тяжкий гнет оков, -
Никто не мог - ни царь, ни бог -
Сломить большевиков!

И тот, кто жизнь в борьбе провел,
Кто испытал нужду,
На штурм дворцов народ повел
В
семнадцатом году.

Все то, что грезится другим,
У нас в стране сбылось,
И это нам с тобой самим
У
видеть довелось.

Ты посмотри по сторонам.
Все это - наше, это – нам:
И горы, и луга...
На сотни верст - леса, поля,
И все - народная земля,
Где ни ступи нога!

Цветут сады не для господ -
Они для нас цветут!
И во дворце не граф живет,
А школьники живут.

И из мешков зерно бежит
Н
е в закрома купцу.
И Днепрогэс принадлежит
Н
е частному лицу.

Мы сеем хлеб, броню куем,
Мы в шахтах уголь достаем,
В дома проводим газ,
И этот уголь, эта рожь,
И газ, и дом, где ты живешь,
И все вокруг - для нас!

Все то, что делает завод,
Все то, что фабрика дает,
Чем Родина горда,
Чем мы сильны на страх врагам,
Все это - наше, это – нам
Н
авечно! Навсегда!

Смотри, шагает генерал!
Служить народу рад,
Он возле Смольного стоял,
Вернувшись с баррикад.

Он был юнцом в тот грозный час,
Он был безус, но смел,
И революции приказ
Он выполнить сумел.

Смотри, выходит из ворот
Московского Кремля,
По Красной площади идет
Знакомая моя.

Она профессор, депутат
О
т города Орла,
Где раньше, много лет назад,
Кухаркою была.

Смотри, три школьника идут!
Их летом ждет Артек.
Один - латыш, другой – якут,
А третий друг - узбек.

Они равны, они дружны,
У них один отряд.
Сражались рядом в дни войны
Отцы троих ребят.

Великий Ленин наш народ
В
одну семью сплотил.
И наш народ теперь не тот,
Каким он раньше был!

Не сосчитать всех гроз, всех бед,
Что мы перенесли,
Но день за днем мы столько лет
Б
оролись и росли.

В пустынях строил города
Советский человек;
Ему послушная, вода
Меняла русла рек.

В труде не покладая рук
Он
чудеса творил.
А сколько он постиг наук!
А сколько тайн открыл!

Он превращал руду в металл
Д
ля славных, честных дел.
Свой труд, свой дом он защищал
И
защитить сумел.

И в битвах не было преград,
Которых бы не брал
Советской Армии солдат,
Советский генерал!

Живи, учись, гордись, мой сын,
Что ты советский гражданин,
И, в жизни выбрав путь,
Везде: в сраженьях и в труде,
Всегда: и в счастье и в беде,
Отчизне верен будь!

Не забывай, что ты рожден,
Товарищ молодой,
Под сенью ленинских знамен,
Под красною звездой.

Нас наша Партия ведет,
И с ней народ един,
Советской Родины народ -
Могучий исполин.

Мы далеко вперед глядим,
Мы видим цель свою,
И то, что мы создать хотим,
Мы общей волей создадим
В
своем родном краю!

«Сергеи Михалков» было написано на книжке...

Сюшка понял не все, но даже то, что он понял, глубоко потрясло его.

Он встал и пошел на кухню к дедушке.

-Дедушка Вася, а дедушка Вася!- потянул он его за рукав.

-Что тебе, Вася?- дедушка выгребал золу из печки и подбрасывал в нее новые поленья.

-Дедушка, а ты правда все это помнишь - и как жилось при царе, и революцию, и войну? Расскажи нам, а?

(окончание следует)

 

 

 

Исследования