Новости

ЕГЭ: ПАНАЦЕЯ или КАТАСТРОФА?

«Круглый стол» в Госдуме

Истину выясняли 23 июня участники «круглого стола» в Госдуме, организованного в экстренном порядке депутатами фракции КПРФ Иваном Ивановичем Мельниковым (заместителем председателя Госдумы, членом Комитета по образованию) и Олегом Николаевичем Смолиным (первым заместителем председателя думского Комитета по образованию, председателем движения «Образование – для всех»). Обсуждение сконцентрировалось на ситуации, сложившейся вокруг Единого государственного экзамена (ЕГЭ), и на законопроекте «О внесении изменений в статьи 15, 16 и 28 Закона РФ «Об образовании» и статьи 11 и 24 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» в части проведения вступительных испытаний в учреждения высшего и среднего профессионального образования», позволяющем выпускникам выбирать между традиционной формой сдачи выпускных экзаменов и ЕГЭ, а также исключающем из сферы ЕГЭ гуманитарные предметы, не поддающиеся формализации, – литературу, историю и обществознание. «Если законопроект не проходит, надо добиваться переноса введения ЕГЭ, по крайней мере, до 2011 года»,– считает О.Смолин.

Разговор откладывать было нельзя. Почти треть России всколыхнул бесчеловечный эксперимент под названием ЕГЭ, проведенный на живых людях, их судьбах и жизнях, волевым решением Минобрнауки. На защиту своих прав поднялись выпускники школ, осознавшие на заре жизненного пути, что в жестоком мире нужно бороться за себя и справедливость. Первыми в бой пошли юные жители Новокузнецка, воспротивившиеся положению подопытных кроликов.
На «круглый стол» приехал выпускник Новокузнецкой общеобразовательной школы Сергей Николаев, один из первых выступивший против ЕГЭ. Он полностью поддержал законопроект Смолина–Мельникова, отдельно отметив, что литература никак не вписывается в тесты и рассказал свою историю, как «егээшники» принуждали его писать сочинение по шаблону, а он сопротивлялся. У Сергея нет проблем с учебой, но уже возникли трения с местными властями, препятствовавшими ему и другим старшеклассникам  проведению пикетов и митингов. Но движение «Мы против ЕГЭ, против Андрея Фурсенко» было запущено. К нему подключились кемеровчане, москвичи, петербуржцы, калужане, челябинцы. Илья Бекбулатов (тоже участник «стола») из подмосковной школы солидарен с мнением протестующих сверстников. Выпускники связываются друг с другом через интернетовскую социальную сеть «ВКонтактеу» и намерены коллективно выступить за отмену ЕГЭ. Родители многих из них собирают подписи под обращением в Конституционный суд (КС) о нарушении их прав при проведении эксперимента помимо их воли. Более 60 тыс. выпускников заявили уже своем желании активно протестовать против ЕГЭ, свыше 70 тыс. подписей собрано под обращением в КС против «Рособрнадзора» (руководитель Любовь Глебова).
С каждым годом тема ЕГЭ все более обостряется, подчеркивал председательствовавший Смолин. Но высшие чиновники отворачиваются от мнения своих оппонентов, не потрудившись даже образовать экспертную комиссию по анализу итогов ЕГЭ, который еще до 2008 года проводился выборочно в отдельных школах и регионах. «Если власть и на этот раз не создаст независимую комиссию, то осенью мы сами ее создадим», – заявил Смолин и был поддержан подавляющим большинством участников «круглого стола». 
Как и много лет назад, Олег Николаевич выступает за свободу выбора,  против насильственного внедрения тестовой формы проверки знаний. За это высказываются все депутаты КПРФ, представители педагогической общественности и ученые. В Госдуме позицию Смолина–Мельникова задавили «единороссы», никогда не утруждавшие себя размышлениями о судьбах граждан. Не исключено, что «Единой России» придется перед народом объясняться, на каких основаниях был санкционирован всероссийский насильственный ЕГЭ-эксперимент над людьми.
 КПРФ за это время обрела тысячи сторонников. Люди убедились в правоте депутатов фракции. Пока федеральные власти делают вид, что ничего не происходит, а Л.Глебова благодушно утверждает, что ЕГЭ прошел без сбоев и состоялся как «инструмент объективной оценки качества знаний» КПРФ оперативно реагирует на настроения в обществе, взяв на себя миссию вывести дискуссию о ЕГЭ из подполья и поднять ее на высокий парламентский и гражданский уровень, чтобы, наконец, решить кто прав.
Но и здесь не обошлось без козней. За час до «круглого стола», когда в Госдуму стекались его участники, думский аппарат, контролируемый «Единой Россией», объявил, что заранее обещанная аудитория не будет предоставлена. Начались напряженные переговоры и уговоры, к которым подключились и вице-спикер  И.Мельников, и первый заместитель руководителя фракции КПРФ Сергей Решульский. Аудитория была открыта и «стол» заработал.  
Выступавшие отмечали, что ЕГЭ был всего лишь экспериментом (закон о ЕГЭ вводится с 1 января 2009 г., принят в феврале 2007 г.), но его результаты уже не важны. Они-то как раз и ошеломили общество не просто печальными, а даже трагическими последствиями, превзошедшими самые пессимистические прогнозы Смолина и его сторонников. И дело не только в том, что чуть ли не четверть выпускников РФ (сдавали ЕГЭ 97 тыс. человек) попала в разряд неуспевающих: «двойки» получили по литературе 25,3%, по математике – 23,5, по немецкому языку – 13,4, по химии – 11,6, по информатике – 11,4, по русскому языку – 11,2, по истории – 10%. Эксперимент оборвал жизнь двух молодых людей. Семнадцатилетний Дмитрий Разин из Череповца умер от нервного перенапряжения по дороге на экзамен, а пятнадцатилетняя Полина Белова из деревни Березник Вологодской области свела счеты с жизнью из-за ошибки в одном из тестовых заданий по математике. Полина была гордостью школы, числилась среди ста лучших учеников России, стала лауреатом Всероссийской олимпиады школьников «Первые шаги в науку» («Труд», 17 июня 2008 г.). Стрессовое состояние пережили многие школьники. До 20% потенциальных медалистов остались без наград. На Чукотке из-за компьютерного сбоя были перепутаны оценки, двоечники получили пятерки, отличники – двойки, после чего началось разбирательство.
Чиновники из Минобрнауки, упреждая скандальные для них последствия эксперимента, поспешили с выводом о том, что ЕГЭ объективно показал уровень знаний учащихся. С ними категорически не согласились московские коллеги. Они не верят, что 21,3% двоек по математике среди столичных выпускников – объективный результат и винят методистов, составивших некачественные контрольно-измерительные материалы.
О ЕГЭ неожиданно заговорили те, кто отмалчивался, полагая, что обойдется. Не обошлось. Практика вынуждает признать, что Смолин–Мельников были правы, когда опровергали доводы министра А.Фурсенко, президента РФ и их единомышленников о достоинствах ЕГЭ. Они толковали, что ЕГЭ проводится в развитых странах и Россия не должна отставать, что ЕГЭ облегчит нагрузку на выпускников, правильно оценит знания, обеспечит академическую мобильность и избавит процесс от коррупции.
Смолин утверждал обратное: экзамен-«угадайка» не оценит талантливых выпускников, что и подтвердил эксперимент; психологическое напряжение усилится – и это было подтверждено гибелью детей; отсутствие объективности – с этим сейчас соглашаются даже те, кто не собирался становиться на сторону депутата от КПРФ. Наконец, коррупция. ЕГЭ предоставил широчайшее поле для взяточничества. Пример – Татарстан, где принимавшие ЕГЭ брали по 5 тыс. руб. с носа за подтасовку результатов. Теперь там раскручивается уголовное дело, двое фигурантов взяты под стражу («Новые известия», 19.06. 2008). В других регионах отмечены иного рода финансовоемкие  «изобретения». Возможно, отдельные коррупционеры понесут наказание. Но в вузы придут молодые люди с фальшивыми оценками и займут не свои места в учебных аудиториях. Вот и вся объективность ЕГЭ! В СМИ сообщается, что до 20 тыс. апелляций подано по результатам ЕГЭ, удовлетворено около 7,5 тысячи. В любом случае, отмечает президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков, «это 20 тысяч сломанных судеб, это нервы, слезы, стрессы и подорванное здоровье».
Вывод Комкова: ЕГЭ – афера. Он – за идею Смолина–Мельникова о добровольности ЕГЭ и развенчивает призывы Фурсенко о необходимости РФ идти по стопам передовых стран, где действует ЕГЭ. Комков напомнил, что вся Европа переходит на иные формы проверки знаний учащихся, многие страны вообще отказываются от ЕГЭ, во Франции в 1968-м широко протестовали студенты против ЕГЭ, а американский мультимиллиардер Билл Гейтс сказал, что с ЕГЭ американская школа умерла, ибо стала выпускать болванов.
В «круглом столе» приняли участие депутаты Госдумы Нина Останина (КПРФ), Оксана Дмитриева, Иван Грачёв, директор Московского центра непрерывного математического образования Иван Ященко, главный редактор журнала «Педагогическое измерение» Вадим Аванесов, директор Центра экономики непрерывного образования Академии народного хозяйства при правительстве РФ Татьяна Клячко, председатель Ассоциации творческих учителей России, директор международной школы «Планета» Владимир Сорокин. Практически все они поддержали Смолина, его законопроект и демократические подходы к воспитанию и обучение молодежи. Открытым сторонником ЕГЭ назвал себя директор Московской средней общеобразовательной школы №1944 Вадим Жиравов. Он считает ЕГЭ верным способом объективной проверки знаний. Но, кажется, и его вера в ЕГЭ, как в панацею, была поколеблена после выступлений старшеклассника из Новокузнецка и других участников «стола».
Единое мнение собравшихся заключалось в том, что Госдума обязана рассмотреть законопроект Смолина–Мельникова, предоставить гражданам России самим решить, что им лучше – перейти на тесты с предварительным тренажем на поверхностную эрудицию или образовательный процесс подчинить развитию личности, творческих начал и способностей подрастающего поколения.
На этом обсуждение вопроса, как полагает Смолин, не завершено. Впереди много дебатов, активных действий. Главное – не отступать, подчеркивают Смолин и его коллеги по фракции КПРФ.

Галина Платова.
 [24/06/2008]