На главную страницу движения "В защиту детства"
Исследования

Книжная полка

Единый государственный экзамен. «Белая книга»

В конце февраля, когда я писал эту рецензию, в новостях прошли сообщения, что в Конституционный суд России поступило несколько исковых заявлений от родителей школьников о незаконности проведения ЕГЭ в нашей стране, во всяком случае в этом году. Подумалось: ну слава Богу! Наконец-то! Проснулся, может быть, и не таких уж богатырских сил исполненный, но всё-таки… Народ наконец-то проснулся.

Наша-то интеллигенция и не засыпала, во всяком случае на этом направлении. Свидетельством тому выпущенная факультетом журналистики МГУ «Белая книга», посвящённая ЕГЭ в целом и ЕГЭ по литературе в частности.

Почему «Белая книга»? Что такое «Белая книга»?

К сожалению, в современном употреблении это понятие сплошь и рядом размывается, вбирая в себя различные смыслы. А в изначальном своём значении Белая книга, White paper, пришла к нам из всё тех же англо­язычных стран. Там это означает официальное письменное сообщение, которое поясняет политику государства, или справочный документ для заинтересованных лиц, причём такие документы могут стать основой для принятия решений.

К счастью, составители «Белой книги» о ЕГЭ — профессора МГУ В.Я. Линков и В.А. Недзвецкий, старший преподаватель факультета журналистики МГУ И.В. Петровицкая — сохранили устоявшее значение понятия. Ими собраны десятки материалов о пресловутой реформе российского образования (разумеется, и о ЕГЭ), помещённых в периодике, в Интернете, прозвучавших на радио и телевидении. Картина получилась впечатляющая (хотя составители справедливо отмечают: “Эта книга могла быть в десять раз толще”). Представлена объективная и всесторонняя профессиональная и общественная оценка той образовательной реформы, которая уже даже не предлагается, а попросту насильственно вталкивается в нашу жизнь.

Прекрасно зная, что демагогические ухищрения не способны привести к созиданию, следуя, несмотря ни на что, правилам честной полемики, сразу отведу один известный довод, кажущийся весомым нашим чиновным оппонентам и их сторонникам. Есть мнение, что с ЕГЭ борются прежде всего преподаватели крупнейших, так сказать, престижных российских вузов с МГУ во главе. Что, мол, введение ЕГЭ лишает обильной кормушки сонмище репетиторов, а также разрушает насквозь коррумпированную систему поступления в эти вузы. Но, во-первых, даже на уровне ЕГЭ-эксперимента в неисчислимом стане репетиторов возникло лишь оптимистическое оживление при, между прочим, довольно кислых видах на содержание такого репетиторства (оно воленс-ноленс становится лишь натаскиванием, а не формой систематизации и углубления знаний). Во-вторых, конкретно об МГУ. У меня есть личный, не совсем мажорный опыт общения с приёмной комиссией этого учебного заведения. Да, очевидно, в МГУ со вступительными экзаменами не всё гладко. Но когда я вижу, кто ходит в выпускниках МГУ, как-то успокаиваюсь. Что бы там ни говорили, школа МГУ делает что-то хорошее даже с “блатными”. А обвинять во всех посткоммунистических прегрешениях, в этом безбрежном океане коррупции, заполонившем ныне Россию, только МГУ — это, знаете ли, всё равно что бранить высококлассный «мерседес» за то, что он плохо едет по заболоченной местности. Давайте вначале дороги построим!

Книга, подготовленная в МГУ, этот МГУ совсем не выгораживает. Она предлагает многообразный материал, со всей ясностью показывающий, почему в нынешнем своём виде реформа российского образования превращается в похоронный по отношению к самому образованию ритуал.

В книге несколько разделов — «ЕГЭ в школьном образовании», «ЕГЭ: коррупция, нарушения», «Альтернативы ЕГЭ», «Болонская система в российских вузах» и, наконец, самый для нас важный раздел — «ЕГЭ и место русской литературы в школе».

Скажу честно, может быть, эту «Белую книгу» читать всем российским словесникам и не обязательно, но важно знать, что она существует. Ещё более важно отправить соответствующее количество её экземпляров в Конституционный суд в подкрепление родительских исков, а основной тираж разослать по нашим директивным кабинетам, ведь там тоже сидят граждане, имеющие детей — школьников и студентов. Разослать, несмотря на то что в тех кругах в докризисный, во всяком случае, период укоренилась мода учить своих детей за рубежом или, на худой конец, в закрытых учебных заведениях. Но закрытые учебные заведения исчерпывающе оценены не только в анекдотах, но и в воспоминаниях о них, а про зарубеж сейчас вообще ноу коммент.

Главное — не отступать! Позади ладно бы Москва — ведь вся Россия!

Хотя всё-таки неотступно, подогреваемо фактами ощущение, что нашу Россию так или иначе повалят. Не кризис, не падение цен на углеводороды, а именно все эти нынешние посткоммунисты, все эти чубайсята — непотопляемые и неунывающие ребята. Те, которые знают всё, ничего толком не умея. Те, перед лицом которых в необъяснимом, да уже и скучном даже параличе находится наша верховная и вроде бы без запинки красноречивая власть.

Когда недавно в разговоре я вновь вспомнил свой любимый афоризм-аксиому нашего великого императора Александра III: “У России есть только два союзника — её армия и её флот”, мой друг мудро дополнил: “Третий верный союзник России — её образование”. И вот сейчас мы все этого союзника бездарно, а если начистоту сказать — попросту подло предаём.

Сергей Дмитренко

 

«Приложение к «Первому сентября». Литература2009. № 7.

Исследования