Образование

для рынка или для человека?

От редакции: 18 января в Госдуме прошли Общественные слушания, по теме «Две концепции федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»: сравнительный анализ». Сравнению подверлись концепции проекта закона, предложенного Министерством образования, и альтернативного проекта коллектива депутатов под ру ководством председателя движения «Образования для всех», зам руководителя Комитета по образованию ГД Олега Николаевича Смолина. Ниже приводятся выступления на слушаниях (в сокращении), опубликованые в газете «Мысль» №2.

Во вступительном слове депутат ГД от КПРФ Мельников И.И., в частности, сказал: Сильнейший удар был нанесен в 2004 году с принятием закона №122 «О монетизации льгот».удалили статью, которая содержала гарантии приоритетности образования. Было исключено положение о запрете на сокращения бюджетных мест в вузах. И многое другое.

Потом была вторая «ударная волна». Закон об автономных учреждениях поставил образовательные учреждения перед выбором: либо гарантии, в том числе финансирования, либо «свободы». Нам удалось добиться, чтобы переход в форму АУ был добровольным. Выяснилось, что никто особо и не имеет желания переходить в навязываемую властью форму «АУ» (перешло всего 4 образовательных учреждения – ред.).

Тогда был задействован другой сценарий: силовой. Был принят ФЗ №83 об изменении статуса бюджетных учреждений, а по сути – превращения их в рыночные структуры, главная цель которых: любой ценой заработать средства. 

Вопрос – зачем?

Во-первых, экономический аспект: борьба за собственность. Тут колоссальные объемы «не освоенного».

Во-вторых, прагматический аспект: освобождение государства от обязательств.

В-третьих, культурный аспект: желание настроить систему в полной мере на западный манер. Считают, что достаточно растить потребителей товаров и услуг, хорошее образование будет только для элиты.

Два лозунга фактически являются знаменами двух рассматриваемых концепций. Закон власти идет под флагом: «Образование для рынка», наш закон под знаменем «Образование для человека».

С докладом выступил О.Н. СМОЛИН, зам. председателя Комитета по образованию Госдумы, доктор философских наук, президент общества «Знание России» и председатель движения «Образование для всех» . Он провел сравнительный анализ двух проектов по ряду позиций.

 Образование не может жить без денег. Каким будет бюджет образования? Правительство молчит. Мы из опыта знаем, что ни одна страна не смогла провести модернизацию, если она тратила на образование меньше 7 процентов от ВВП. Именно такими были наши расходы в 1970 году, в 50-е годы даже 10 процентов, и такие расходы имеют те страны, которые действительно намерены модернизироваться.

Налоги. Во всем мире образование не платит налогов или почти не платит. Правительство с 2002 года решило, что образование должно платить налоги наравне с коммерческими компаниями. Мы требуем вернуть положение о том, что в части, используемой на нужды просвещения, образовательные учреждения налогов не платят.

Статус педагогов. Правительственный законопроект об этом не говорит. Наш законопроект требует, чтобы заработная плата педагогических работников была выше средней заработной платы по стране и даже выше, чем в промышленных отраслях народного хозяйства. Сейчас в России это лишь 64 процента от средней зарплаты по стране! Скажем, в США это – 129 процентов.

Стипендии студентов вузов, ссузов, учащихся ПТУ. По сравнению с так называемой «проклятой эпохой застоя», студенческая стипендия по отношению к прожиточному минимуму упала примерно в 4 раза, стипендия в техникуме – примерно в 8 раз, в ПТУ – примерно в 11 раз. Мы требуем, чтобы социальная стипендия была на уровне прожиточного минимума.

Сейчас предлагают новую версию стандарта, когда обязательным остаются четыре предмета, а именно – Россия в мире, ОБЖ, физкультура и реализация индивидуального проекта.

Что касается физики, химии, биологии, литературы, все это резко сокращается, правда, разрешают изучать два иностранных языка. На одной конференции услышал от доцента вуза фразу: «Раб должен быть здоров и знать язык своего хозяина».

Мы требуем также, чтобы статус учреждений и педагогов дополнительного образования был таким же, как статус учреждения и педагогов, которые осуществляют основные образовательные программы. Потому что без дополнительного образования многостороннее развитие личности невозможно. Правительство молчит.

Государственная информационная политика сейчас является средством развращения населения. Мы требуем восстановить государственный образовательный канал и поддерживать государством все каналы, которые будут заниматься не развращением, а просвещением населения.

Когда нам говорят, что в стране для учителя, воспитателя, профессора, студента нет денег, мы отвечаем: тогда это страна без будущего. В свою очередь мы хотим спросить правительство, почему 85 процентов всех российских антикризисных денег, гигантских денег, достались избранному бизнесу и избранным крупным банкам? Мы хотим спросить: почему власти обещают повышать заработную плату в ближайшее время только силовикам? Мы рады, что лейтенант полиции будет получать 32 тысячи рублей, но хотим понять, когда будет получать столько же, если не учитель, то хотя бы профессор? Даже профессор получает 22 тысячи рублей из бюджета РФ. Мы строим государство знаний или полицейское государство?

За что авторы правительственного проекта так не любят начальное профессиональное образование? Как уровень, начальное профессиональное образование ликвидируется. За что авторы правительственного проекта так не любят сельского учителя? Ему предлагают урезать последние оставшиеся льготы. За что авторы правительственного законопроекта так не любят вузы? Они предлагают поменять структуру вузов, при этом вузам предстоит массовая реструктуризация. Будут потеряны научные школы, преподавательский опыт, закрыты кафедры. Зачем понижать образовательный потенциал нашей страны? За что авторы правительственного законопроекта так не любят инвалидов? Их всего 1% от студентов, им предлагают ликвидировать льготы. Количество студентов-инвалидов сократится в четыре-пять раз.

Пока же хочу сказать вам главное: правительственный законопроект продолжает и ухудшает существующий губительный курс.

Г.Г. Малинецкий, вице-президент Нанотехнологического общества России, профессор МФТИ, Академии госслужбы при президенте РФ и Бауманского института. Когда Россия занималась модернизацией в конце ХVIII века – был создан Московский государственный университет. Когда Россия осваивала огромные пространства Сибири – был создан Казанский университет. Когда Россия вырывалась вперед – был создан физтех, который позволил нам полвека прожить в мире.

Какой же вуз является символом нынешней власти? Это Высшая школа экономики, которая направлена на то, чтобы учить людей отбирать у всех и делить между немногими.

Второе – это вал катастроф. Обращу внимание, что ученые Российской академии в 2008 году предсказывали и пожары 2010 года, и семь лет назад говорилось, что Саяно-Шушенская ГЭС и ряд других гидрообъектов находятся в катастрофической ситуации. Это не было услышано.

В этом году я был потрясен, что студенты шестого курса Бауманского института, факультет фундаментальных наук, не знают, что такое закон Ома.

У нас произошла образовательная катастрофа. Курс должен был быть взят на деколонизацию школы.

Ш. Вердиханов, депутат Мособлдумы, доцент Московского государственного областного педагогического института. Советская система образования по общим признаниям была одна из лучших в мире.

Казалось бы, государство, общество в целом должны быть заинтересованы в том, чтобы граждане были патриотами, образованными, масштабно мыслящими людьми. Но надо подходить с классовых позиций. Нужно ли олигархам, власть придержащим, так называемому мировому правительству, чтобы люди не из их среды, а из бедных, которых у нас большинство, логически рассуждали, ставили вопросы и находили на них ответы? Нет, не нужно, для них это смерти подобно.

Президент много говорит об инновациях. Но три года в Московской области не объявляется прием на первую специальность по таким дисциплинам, как физика и химия!

С.К. Комков, президент Всероссийского фонда образования, доктор педагогических наук. Я встречался с министром образовании Чехии. Об этом законопроекте он сказал: «Мы в ужасе от того, куда придет Россия. Система образования в России рухнет, лопнет как мыльный пузырь. Мы пытаемся всеми силами оградить себя от американского влияния, а вы лезете в эту ловушку».

Проект не просто ухудшает систему образования, он ее фактически разрушает. Этим законом закрепляется нормативно-подушевое финансирование, которое в условиях России приведет к фактическому уничтожению образования на огромных территориях, потому что Россия – это не мегаполисы, Россия – это огромные территории с маленькими населенными пунктами. Только за десять лет, с 2000-го по 2010 год в России было фактически уничтожены более 18 тысяч школ. Это настоящий образовательный геноцид.

А.В. Бузгалин, доктор экономических наук, профессор МГУ. Образование – это главный ресурс развития, если оно общедоступно. Это означает отказ от принципа: деньги следуют за учеником, ибо иначе мы закроем огромное количество школ. Это означает увеличение бюджетных мест в вузах. Это означает отказ от приоритета коммерческих целей в образовании. Сейчас все вузы любой ценой делают деньги, продавая в лучшем случае услуги образования, в худшем случае – дипломы.

Нынешняя власть слышет только тех, кто не боится...

И.П. Смирнов, член-корреспондент РАО. Идет упразднение всей системы начального профессионального образования (НПО), в которой обучаются самые обездоленные люди. И они такой возможности уже не получат.

В стране осталось 5 процентов высококвалифицированных рабочих! Теперь их не будет совсем.

И.П.Смирнов перечисляет организации, высказавшиеся против уничтожения НПО, и недоумевает: чего еще ждет министерство, чтобы положительно решить этот вопрос?

М.С. Лобанов, ассистент Механико-математического факультета МГУ, представитель Общественной инициативной группы студентов, аспирантов и сотрудников. Считаю, что обсуждение в коллективах зачастую должно вестись через голову руководства университетов. В тех учебных заведениях, где нет дееспособных профсоюзов, нужно такие профсоюзы создавать. Там, где есть профсоюзы, которые ничего не делают, нужно толкать эти профсоюзы к активной деятельности, чтобы они отстаивали наши интересы, самим вступать в эти профсоюзы, фактически вести агитационную и общественную работу.

Звучали предложения о еще большей радикальности неправительственного проекта и о необходимости, ничего не боясь, добиваться его принятия путем радикальных уличиных акций.

 Поддержим?

Опубликовано в газ. «Мысль» №2 (328) за 2011г.

 

 

Михаил Задорнов