II. Ювенальная атака

 

Проект Закона о Ювенальной юстиции (ЮЮ) был внесен в Госдуму в декабре 2000 г., а в октябре прошлого, 2010 г.),  снят с рассмотрения. Без сомнения, имело значение то сопротивление, которое все эти годы шло в обществе. Но радоваться рано по двум причинам.

Во-первых, его сняли с рассмотрения, но не устранили попытки и даже непосредственные действия по внедрению в практику многих регионов самой ювенальной системы (ЮС). В частности, в 18 регионах он официально проходил экспериментальную обкатку, поэтому там научились действовать в соответствии с ее предписаниями.

Во-вторых, власти постоянно демонстрируют нам умение проводить свои замыслы в жизнь «не мытьем, так катаньем». И сейчас вылезает новый монстр: Форсайт-проект «Стратегия – 2030», и в его рамках - «Детство-2030».

 

Суть ювенальной системы иллюстрируется рядом публикаций на эту тему.

 

Бедность не порок?

О том, что из семьи дзержинца Сергея Пчелинцева забрали детей, знает уже вся страна

Впрочем, сейчас этим никого не удивишь – каждый день по телевизору мелькают сообщения, что очередную непутевую маму лишили чад, что вновь из неблагополучного гнезда спасли птенцов. При этом камера бесстрастно выхватывает самые неприглядные подробности чужой непростой жизни, оставляя за кадром причины трагедии. И только догадываться остается – действительно выжжена эта чужая жизнь огнем пагубных страстей или ее сначала загнали в угол жестокие обстоятельства, а потом сравняла с землей бюрократическая машина?

Причем еще совсем недавно догадываться никто как будто и не пытался – раз компетентные люди приняли решение избавить чьих-то малышей от домашних опасностей, значит, есть на то основание – пьяницы у них родители или садисты. Но чем чаще на просторах России происходили случаи изъятия ребятишек из семей, тем больше недоумения возникало у окружающих. То в одном, то в другом городе раздавались голоса: «А у Ивановых-то за что?», «А Петровы-то чем провинились?». Люди пытались найти логическое объяснение происходящему и открывали для себя, что сейчас в Госдуме как раз идет бурная законотворческая деятельность по вопросам семьи, детства и материнства. На данный момент не только принят в первом чтении законопроект «О ювенальной юстиции», но и утверждена целая система поправок в действующее законодательство.

По стране пошла общественная волна против нововведений. Прошедший январь буквально взорвался протестными пикетами в Новосибирске, Нижневартовске, Калининграде, Владимире, Ульяновске. 13 февраля против ювенальной юстиции протестовали в Петербурге, 26-го – у нас в Нижнем Новгороде. Что конкретно так напугало людей?

С одной стороны, ювенальная юстиция – система правосудия для несовершеннолетних – теоретически не представляет общественной опасности. Наоборот, она должна сделать механизм исправления и наказания человечнее для подростков, провинившихся перед уголовным кодексом.

Как лев бросается ювенальная модель и на защиту пострадавших детей. В том числе и тех, кто пострадал от собственных родителей. Вот тут-то и прячется та закавыка, которая заставила многих и многих россиян высказаться против ювенальной юстиции. От каких страданий общество должно во что бы то ни стало избавлять чьих-то ребятишек? Где та грань, когда государство вправе вмешаться в жизнь семьи, разлучить детей с родителями?

Жизнь показывает, что часто чиновники спешат избавить малышей от родительской бедности, эвакуируют их из нищего, но родного дома. Ярким примером здесь может быть не только случай Пчелинцева, но и история матери четырех детей, жительницы города Колпино, что под Питером, Веры Камкиной. Эта женщина в одночасье осиротела и овдовела, а на работу с полуторагодовалым младшим малышом на руках не очень-то устроишься. У Камкиной накопился долг за несчастную комнату в коммуналке, которую чиновники, кстати, тоже поставили матери в упрек, – мало у вас, дескать, спальных мест.

В детском доме гораздо больше. И забрали всех четверых ребятишек – чтоб пожили те, как люди, в комфорте, в казенных хоромах.

Камкина не сдалась, написала открытое письмо и губернатору, и президенту. И о Пчелинцеве страна узнала благодаря его активной жизненной позиции. Поможет ли им огласка – это уже второй вопрос. Выкарабкаться из нищеты, выполнить вмиг все претензии детозащитников – фокус трудновыполнимый. Но эти-то хотя бы, как та лягушка, молотят лапками жижу обстоятельств, надеясь сбить их в комок и выпрыгнуть. А сколько людей, потеряв таким же вот образом детей, сразу сдаются и тонут в своих бедах?

В группе риска – большинство семей, в которых больше троих детей. «Репортер» уже писал о том, что многодетные в современной России, как правило, обречены на бедность («Никто не поможет» – июль, 2009; «Жмемся мы друг к дружке, чтоб теплее стало» – сентябрь, 2009). На примере героев этих статей, семьи Сажиных, мы попытались показать, как безнадежно положение тех, кто отваживается рожать, не имея за душой ни копейки на черный день.

У Сажиных, кстати, сейчас дела обстоят чуть получше. Нашлись добрые люди, которые периодически наведываются в глухой медвежий угол, где, кроме Сажиных, зимой никто и не живет, – вокруг их развалюшки только дачи. Наведываются с гостинцами – вроде, не голодают теперь наши чумазики.

Ходили к ним и официальные визитеры, с инспекциями. Поджимали губы, качали головами, морщили носы – «пахнет!». А еще бы и не пахло – десять горшков в избе! Не будешь же младенцев ночью на мороз по нужде высаживать.

Не понимают. Таинственные бумаги заполняют. Говорят: «Если не исправите, то...». Сажины уж стали стараться дверь лишний раз не открывать. А как снегом их завалило – вроде, и гостей незваных не стало. Кто в такую непогодь попрется инспектировать через сугробы? Теперь, видимо, до весны…

Среди чиновников почему-то (а почему, кстати, с бюджетными-то зарплатами?) практически нет людей малоимущих. Поэтому, наверное, им трудно понять, что бедность – она всегда неприглядна. «Чистенько, но бедненько» – значит, не так уж и бедненько. Потому что чистота требует не только усердия, но и денег. Когда их нет на самый захудалый ремонт – неоткуда и чистоте взяться. А где возьмет лишние средства семья, в которой единственный добытчик приносит в дом тысяч десять, и все это богатство делится на пятерых, семерых, десятерых?

Понятное дело, инспектора шокирует, в каких условиях у неких Петровых дети живут. Но ведь это их, Петровых, дети. Можно ли их отбирать только за то, что родители не научились на 10 тысяч справить евроремонт и наладить диетическое питание?

Проблема острая, и говорят о ней сейчас на самом высоком уровне. Вот буквально на днях высказался председатель Совета Федерации Сергей Миронов в эфире радио Финам FМ: «У нас 25 миллионов бедных людей. Неужели мы у всех детей будем отнимать?»

В том же ключе выступила председатель правления Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, Марина Гордеева: «Бывает, что ребенка нельзя не забрать из семьи. Но не факт, что это всегда будет правильным и гуманным решением. Создавайте лучше в каждом районе центры помощи семьям. Большинство проблем наших детей и родителей имеют социальные причины: бедность, безработица, недоступность медицинской и юридической помощи. Вот с этого надо начинать».

Золотые слова сказал для информационно-политического портала «Русская линия» московский священник, митрофорный протоиерей Димитрий Смирнов: «Проблема, о которой мы с вами говорим, решается очень просто, я бы даже сказал, элементарно. В любом детском доме дети обходятся государству в 25 тысяч рублей в месяц.

Поэтому, если у матери четыре ребенка, давайте ей сто тысяч рублей в месяц и не надо забирать детей у матери. Некоторые утверждают, что бедная мать может пропить эти деньги. Но, к сожалению, я знаю много случаев, когда детей отбирают у людей бедных, но совершенно непьющих и даже работающих. К сожалению, изъятие детей из бедных семей уже превратилось в систему. С этой целью в нашей стране создается ювенальная юстиция – чудовищный аппарат по разрушению семей. Если у чиновника отнять его детей и внуков, тогда он почувствует чужую боль. Наши чиновники – это бессовестные люди, они совсем обезумели».

Самое смешное, что эту радикальную позицию невольно разделяет горячий сторонник ювенальной юстиции, член общественной палаты Олег Зыков: «Обыватели считают, что ювенальная юстиция – это такой зверь, который будет вламываться в семьи и отбирать детей с целью шантажа. Людей можно понять: мы не живем в правовом государстве, а только это декларируем. Люди не верят в то, что нами правят законы, – и законы нами действительно не правят».

Между тем прецедентов неадекватного изъятия детей из семей все больше. Это засвидетельствовала на образовательном сайте «Кирилл и Мефодий» и Любовь Качесова, представитель некоммерческого партнерства «Родительский комитет», которое оказывает в таких случаях юридическую поддержку. Любовь Ивановна поведала, кстати, историю, в которой после суда дети вернулись в родительский дом. Но дождался их только отец – мама умерла через месяц после изъятия.

Это нормально, да? На войне как на войне?

Евгения ПАВЛЫЧЕВА.

«Репортер и время» № 9 (532),

Дзержинск, 2010г.

 

Бедность в РФ

По даннымРосстата, в первом квартале 2010 г. прожиточный минимум в России составлял 5 518 рублей на одного человека в месяц (в том числе для трудоспособного населения - 5 956 рублей, для пенсионеров - 4 395 рублей, для детей - 5 312 рубля). Однако доходы 14,7% россиян были ниже этого уровня, и таким образом за чертой бедности оказались 20,6 млн человек.

* * *

Примечательно, что почти год назад – еще до экономического кризиса – известный политолог, профессор Евгений Гонтмахер высказывал опасения, что социальная политика в России ведет к полной деградации и вырождению малообеспеченных слоев населения, количество которых, по данным ученых из Института Социологии РАН, тогда составляло 43%.

Выступая на презентации доклада Института Социологии РАН в июле 2009-го года, он отмечал, данные этого учреждения вызывает значительно большую степень доверия, чем официальные цифры, базирующиеся на таком сомнительном показателе, как «прожиточный минимум».

«Бедность – понятие более широкое, которое нельзя определять доступностью какого-то продуктового набора. Это социально-культурное понятие, которое опирается на принятые обществом стандарты благополучия. Поэтому вывод, сделанный учеными РАН о том, что более 40 процентов россиян являются людьми бедными, кажется неоспоримым фактом. То, что большинству жителей страны в настоящее время стали доступными мобильные телефоны, не должно позволять делать вывод о победе над бедностью и резкому повышению уровня жизни», – отмечал Евгений Гонтмахер.

 

Потребуем от власти!

Граждане! Вы знаете, что такое ювенальная система?

Это система «защиты прав детей» по европейскому образцу, которую сейчас вводят в России (вводят «тихой сапой», втайне от народа). Это грубое вмешательство государства в дела семьи.

Это – отнятие детей у родителей.

Органы опеки получают огромные полномочия. Они могут отобрать у вас ребенка («изъять из семьи», как они изящно выражаются) буквально за что угодно. Например, за то, что у вас в холодильнике при проверке не оказалось апельсинов. (Перечень «необходимых» продуктов они устанавливают сами). Или за то, что у ребенка «недостаточно игрушек». (Сколько игрушек «достаточно», определяют тоже они сами). Или за то, что вы приучаете ребенка помогать по дому. (Это на их языке называется «эксплуатация детского труда»). Любой синяк на ребенке (а где вы видели ребенка, чтобы вырос без синяков?) – любой синяк объявляется «следами побоев» и «семейным насилием». Ну а уж если ребенок скажет, что вы его шлепаете или ставите в угол! – это вообще почти подсудное дело.

Неприкосновенность жилища для них не существует: они просто приходят «проверить условия содержания ребенка», а если вы откажетесь их впустить, то сам отказ становится основанием для «изъятия». Причем забрать ребенка они могут и без вашего ведома – прямо из школы или детского сада. Встречаться с «изъятым» ребенком родителям зачастую не разрешается.

Что будет с этими детьми дальше?

Их помещают в детские дома. Что такое нынешние детдома – вы знаете: нищие, полуголодные, то и дело горят. Денег на них у государства нет и не прибавится от введения ювенальной юстиции. Она вообще не нацелена на то, чтобы что-то улучшать, – только на то, чтобы карать... Детские дома уже сейчас переполнены, и тем более не вместят всех «изъятых» детей. Куда же их девать?

Их будут отдавать на усыновление.

Правда, нормальной российской семье взять ребенка из детдома – дело практически безнадежное. Органы опеки требуют кучу всяких справок, долго мурыжат усыновителей по разным комиссиям и в конце концов отказывают (мо­ти­ви­руя это, разумеется, «заботой об интересах ребенка»). Знающие люди подсказывают: вопрос решается взяткой. Сумма составляет порядка 30 000 долларов за одного ребенка. По сути это не что иное, как торговля детьми.

Покупателями чаще всего выступают американцы или другие богатые иностранцы. Что ждет этих детей – вы тоже знаете: регулярно приходят сообщения о том, как «добрые» американцы забивают приемных детей до смерти. А от многтх детей, усыновленных за рубеж, вообще никаких следов найти не удалось. Живы они или нет – неизвестно. Зато известно, что в операциях по пересадке органов - за рубежом большие успехи.

Есть и российские семьи, которым дают даже не одного ребенка, а десять и более. Сейчас это называется «се­мей­ные детские дома» и «патронатные семьи». Но это, наверно, какие-то «особы, приближённые» к нынешней власти. Им даже платят «за воспитание детей», по 6 000 р. в месяц на каждого ребенка (это при том, что родным родителям даже жалкое 200-рублевое пособие дают еле-еле!). Они, как правило, фермеры, и приемные дети обрабатывают их немаленькое хозяйство (но это «эксплуатацией детского труда» почему-то не считается!).

Кому это нужно?

Во-первых, Путину и Медведеву – чтобы красиво выглядеть перед «мировым сообществом».

Во-вторых, тем, кто делает бизнес на детях, – чиновникам из органов опеки. Ну и тем, кто покупает, тоже.

В-третьих. Многие молодые семьи, наслушавшись предвыборных речей Путина о «поддержке многодетных семей», «материнском капитале» и тому подобном, решили завести еще одного ребенка. А ведь Запад дал нашим властям четкое указание: в России должно остаться не более 50 миллионов населения. Вот и приходится принимать меры, чтобы демографическая ситуация не слишком улучшалась.

В-четвертых, ювенальная юстиция дает еще один рычаг для управления нами. Уже сейчас есть случаи, когда коммунальные службы шантажируют жильцов: «Не погасите долг по квартплате – сообщим в органы опеки, и у вас детей заберут!»

Вы нам не верите? Вы думаете, мы вас пугаем?

Действительно, в это невозможно поверить. Но тем не менее это подтверждают факты.

Обратите внимание, как много стало телепередач о том, как у родителей забирают детей. Присмотритесь к этим передачам повнимательнее – и вы увидите подтверждения всему, что мы написали. Только не верьте, когда говорят: мол, забирают у родителей-алкоголиков. Мы лично знаем конкретные примеры таких «изъятий» и можем поручиться: отбирают и у непьющих, нормальных, заботливых родителей. Отобрать могут у любого.

Мы, комсомольцы, бьем тревогу. Мы молоды, мы мечтаем о счастье, мы хотим растить детей в любви и заботе, – и совсем не хотим, чтобы какой-то чиновник их у нас отобрал. А разве вы этого хотите?!

Давайте же все вместе потребуем от власти:

Прекратите произвол в отношении наших детей!

Саровская организация СКМ

 

 

 «Детозащита» по евростандарту

Дело Натальи Захаровой

При просмотре материалов дел, связанных с произволом нашими отечественных детозащитничков, иногда создается впечатление, что заполняли протоколы и осуществляли юридические деяния не живые, пусть даже бессовестные и безответственные люди, а ожившие персонажи Кафки и Гашека. Чего стоит, например, обвинение «душили дочь колючей проволокой» (интересно, а сама инспекторша по делам несовершеннолетних госпожа Головченко, обвинившая в этом семью Лапиных, имеет железные лапы, необходимые для осуществления подобного деяния?), изъятия детей по принципу «чисто, но бедно» (дело Пчелинцева), аргументы, типа «в квартире не окончен ремонт, в комнате стоит ведро с клеем для обоев - это угрожает жизни и здоровью детей» (дело Кузнецовых), «нет специализированных детских кроватей / кровати есть, но не специализированные - это угрожает жизни и здоровью детей» (дело Кузнецовых, дело Волковых). Когда знакомишься с материалами по делу Натальи Захаровой, такого впечатления, уже не возникает. Не возникает, потому что, это уже не Гашек и Кафка, это уже Оруэл и Брэдбэри.

Итак, в 1993 году Наталья Захарова вышла замуж за французского стоматолога Патрика Уари и перебралась во Францию. Вскоре оказалось, что муженек приятен в общении примерно как бормашина. Последовал развод. Суд оставил ребенка у матери, отец имел право видеться с ним. Но в 1998 году трехлетняя Маша вернулась со свидания с папашей вся покрытая синяками. Мать подала в суд, и судья принял решение, которое ему самому, видимо, показалось соломоновым: «В связи с тем, что отец уличен в насилии над ребенком и обвиняет в этом мать, ребенка надо немедленно поместить вне зоны семейного конфликта». В дальнейшем французские ювеналы обвинили Захарову еще и в том, что она испытывает «патологическую, удушающую любовь к дочери»(!), а также, как описывала Захарова в своем интервью, «если на свиданиях я пыталась приласкать Машу, надзиратель меня одергивала и кричала: «Вы подавляете ребенка своей любовью!» А вот другие обвинения: как я посмела купить дочке платьице - точную копию своего, почему я передала Маше рисунок, на котором изобразила ее похожей на себя?»

В итоге Маша сменила несколько патронажных семей и в настоящее время находится в интернате закрытого типа. Как-никак, удушающая материнская любовь - это страшно. Нужно сделать все, чтобы защитить ребенка от такой беды. Причем если сначала матери еще давали (раз в месяц, не чаще) свидания с дочерью, то затем на Захарову было возбуждено уголовное дело за попытку поджога квартиры мужа. Следует отметить, что, по данным Французской правозащитной организации Stop Violence дело, мягко говоря, могло быть сфабриковано. Прийти к такому выводу не очень трудно, если учесть, что, во-первых, в момент поджога Захарова звонила (и этот факт зафиксирован в материалах дела) по телефону из своей квартиры, и, во-вторых, как вполне аргументировано пояснила сама Захарова (http://www.newsru.com/world/03oct2001/zaharova_podrobnosti.html), в тот день (день поджога) ее бывший муж встречался с их дочерью Машей. Ни одна мать не стала бы рисковать жизнью своего ребенка, устраивая пожар в доме, где он находится. Тем не менее, в июле 2006 года был вынесен приговор - 3 года тюремного заключения. Несчастной матери пришлось, чтобы не сесть в тюрьму, бежать из Франции. С тех пор она могла общаться с дочерью только по телефону. Причем не чаще, чем раз в месяц, и под контролем «детозащитников».

1 сентября 2008 года Наталье Захаровой пришла СМС от дочери: «Немедленно звони Патрику! (это папашу так зовут - А.З.) Я хочу приехать в Россию. Звони немедленно. Немедленно!» После того, как Маша совершила подобное преступление - отправила СМС - «детозащитники» больше не позволяли ей пользоваться телефоном. Ни разу.

Наталья продолжала судиться за право быть вместе с дочерью. 5 октября 2010 года российский суд вынес решение о восстановление ее родительских прав. В декабре 2010 года Наталья вылетела для участия в очередном судебном разбирательстве по поводу судьбы дочери во Францию, и, как сообщила Наталья Захарова корреспонденту ИТАР-ТАСС в день ареста по телефону, «в министерстве юстиции Франции меня заверили, что в случае приглашения для рассмотрения моего дела, которое исходит от французской стороны, меня не должны арестовывать на территории Франции, куда я прибыла в середине декабря. Однако меня пригласили в суд, где и задержали трое полицейских прямо в здании суда, затем отвезли в отделение полиции, а теперь везут к прокурору, который должен решить - должна ли я отбывать наказание во французской тюрьме или оставаться на свободе, поскольку я прибыла сюда на основании гарантий со стороны Минюста Франции для участия в слушании моего дела, которое было отложено с 11 на 25 января».

В настоящее время Захарова находится за решеткой в женской тюрьме во Флери-Мерожи. Такое преступление, как «удушающая материнская любовь», должно быть строго наказано. А что до гарантий Минюста, то, как говорил Арамис, «слово честного человека, подобно золоту, когда он собирается сдержать его, и разящей стали, когда он не собирается».

Такая вот она и есть, ювенальная юстиция на своей исторической родине. Прошу любить и жаловать. Как мы видим, даже нашим «детозащитникам» до евростандарта еще далеко, но впрочем, все необходимые законодательные меры в РФ еще не приняты, так что возможности для роста имеются!

А. Зимбовский

 

Ювенальная атака – 2

Российским семьям готовят ювенальный ад. Итоги прошедшей 9 ноября в Москве российско-французской конференции «Защита детей от насилия», организованной уполномоченным при президенте РФ по правам ребенка, посольством Франции в России, Советом Европы и Детским Фондом ООН (ЮНИСЕФ), свидетельствуют о том, что щупальца международного ювенального спрута уже вплотную подобрались к нашему обществу.

В этой связи нельзя не отметить исключительно высокий представительный состав участников состоявшегося мероприятия. Достаточно сказать, что в нем приняли участие посол Франции в России г-н Жан де Глиниасти, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов, заместитель Генерального секретаря Совета Европы г-жа Мод де Бур-Букиккио, представитель Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в РФ г-н Бертран Бейнвель, советник президента РФ Вениамин Яковлев, заместитель председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Наталья Карпович, представители российских и французских министерств и ведомств, структур Совета Европы, фонда ЮНИСЕФ и многие другие.

Сама конференция проходила в закрытом режиме: состав ее участников был утвержден заранее и состоял в основном из омбудсменов субъектов РФ (мероприятие проходило в рамках их съезда), в то время как заинтересованные представители общественных объединений на нее допущены не были.

Как и полагается респектабельным форумам подобного рода, официально заявленные цели и риторика присутствующих были просто обречены на то, чтобы выглядеть в глазах неискушенных российских обывателей исключительно благородно. Ведь факты насилия и жесткого обращения с детьми не могут оставить равнодушным любого нормального человека. Однако более детальное ознакомление с характером выступлений участников и основными тезисами, озвученными на ней, заставляют вспомнить сразу два крылатых изречения – «дьявол кроется в деталях» и «благими намерениями может быть вымощена дорога в ад».

В данном случае трудно избавиться от ощущения, что адепты либеральной трактовки прав ребенка в случае последовательной и системной реализации основных ее постулатов уготовили российским семьям настоящий «ювенальный ад».

О чем же конкретно говорили участники данного форума? Выступившая на конференции г-жа Мод де Бур-Букиккио сообщила присутствующим, что борьба с насилием является политическим приоритетом Совета Европы, и подчеркнула, что в силу ст. 19 Конвенции ООН о правах ребенка и стандартов СЕ под насилием понимаются все формы нарушения прав детей. Если кто-то поспешил подумать, что представитель Совета Европы начала клеймить позором власть предержащих в России, которые недостаточно эффективно борются с безработицей и выплачивают мизерные пособия на детей, остающихся фактически без средств к существованию после увольнения их родителей, то он заблуждается. Нет, из ее выступления напрашивается вывод, что карающая десница международных радетелей за соблюдение прав детей в первую очередь должна обрушиться на головы самих родителей, поскольку они замечены в проявлении жестокости по отношению к своим чадам.

Зам. Генерального секретаря СЕ напомнила, что российские власти успели подписаться под Конвенцией ООН о правах ребенка и ратифицировали Европейскую социальную Хартию, а значит, теперь должны выполнять свои международные обязательства. Для этого, по ее словам, необходимо привести национальное законодательство в соответствие с международными нормами. В частности, добиться запрета телесных наказаний на уровне законодательства и выполнять не только эти международные документы, но и Европейскую конвенцию о защите прав человека, т. к. Европейский суд по правам человека распространяет на ребенка все права, которыми наделены взрослые люди в Европе.

Для тех, кто не понял, что подразумевает данный пассаж в стиле европейского бюрократического канцелярита, поясним, что отныне даже не просто легкий шлепок по мягкому месту нашкодившего сорванца (который, допустим, несмотря на многочисленные предупреждения и увещевания родителей, раз за разом упорно норовит перебежать проезжую часть на красный свет светофора), но даже угроза его применения будут расцениваться как факт жестокого обращения с ребенком – со всеми печальными вытекающими последствиями, вплоть до лишения родительских прав по отношению к «злостным рецидивистам».

В ходе выступлений других ораторов участникам конференции был последовательно оглашен весь список родительских «жестокостей», подлежащих полному искоренению. В их числе – физическое, психическое и духовное насилие, пренебрежительное отношение, плохое обращение, лишения и наказания в воспитательных целях, а также невнимание к ребенку, конфликты родителей и др. Как нетрудно понять, под такое предельно расширительное толкование понятия насилия в семье могут подпадать практически все методы и способы дисциплинирующего воздействия родителей на своих детей. Т. е. отныне любой взрослый должен тысячу раз подумать, прежде чем он отважится произнести при свидетелях сакраментальное «Не будешь делать уроки – останешься без сладкого». Причем чисто теоретически он не сможет даже просто попросить своего ребенка сделать что-либо – даже без упоминания о возможном наказании, потому что и в этом случае все равно останется возможность обвинить папу или маму в использовании своего родительского авторитета как средства психологического давления на «неокрепшее сознание» ребенка с целью добиться нужной поведенческой реакции с его стороны. Таким образом, родительская власть, даже применяемая в разумных пределах, по сути, объявляется вне закона, и ставится задача просто «ликвидировать ее как класс». К чему это может привести в смысле социализации подрастающего поколения, догадаться нетрудно.

Среди прочих ювенальных перлов выступавших обращают на себя внимание следующие. Оказывается, правосудие по отношению к детям – это более широкое понятие, чем ювенальная юстиция, т. к., согласно практике ЕСПЧ и специальных директив СЕ по этому вопросу, дети, обладая теми же правами, что и взрослые, должны иметь доступ к органам правосудия, чтобы непосредственно обращаться с жалобами на нарушения своих прав (в этом месте становится особенно жалко Павлика Морозова, который не дожил до этих «райских дней»). Представители ЮНИСЕФ в своих выступлениях указывали на необходимость создания в России национальной системы сбора данных в отношении детей.

Выступающие с российской стороны повторяли вслед за западными коллегами, что в России нужна система раннего выявления семейного неблагополучия и что для этого необходимо ввести систему государственного сопровождения семьи, а также создать банки данных (в т. ч. в органах полиции) о людях, которые не привлекались к ответственности, но у которых были замечены проблемы с детьми. Для этих целей необходимо принять ряд законов: об усилении наказаний за насилие в отношении детей, об автоматическом лишении родительских прав осужденных матерей, о государственной системе сопровождения семьи и т. д.

Заметим, что создание данных на неблагополучные семьи выходит за пределы полномочий органов полиции и заставляет их заниматься антиконституционной деятельностью по сбору и использованию информации о частной жизни граждан, не находящихся в конфликте с законом, попирая конституционный принцип презумпции невиновности.

Что же касается «сопровождения семьи», то существующий в настоящее время проект «Государственная система сопровождения семьи в России» хотя формально и провозглашает необходимость сохранения и поддержки семьи, на самом деле представляет собой ювенальную систему западного образца, когда всевластный и никому не подотчетный федеральный координационный орган по вопросам семьи и детей вправе через свои органы давать обязательные предписания родителям, невыполнение которых влечет лишение родительских прав, т. е. является органом превентивного правосудия вместо ювенальных судов, которые «не прошли» в нашей стране по причине активного протеста населения.

По мнению директора Института демографических исследований Игоря Белобородова: «Особую тревогу вызывает участие в подобных форумах многих известных личностей. Одной из заметных фигур на конференции стал посол Франции в России... Никто не заинтересован в сильной, мощной и крепкой России. А вот в том, чтобы ее ослабить, есть очень много заинтересованных. ...На парламентских слушаниях по теме ювенальной юстиции в Думе на первых рядах сидят иностранные граждане. Нигде – ни в Швейцарии, ни в той же Франции – даже по существующему этикету гражданам России не дадут возможность сидеть на первых рядах. Принятие важных внутренних и внешнеполитических решений должно зависеть только от граждан России и их представителей в парламенте. У нас же получается «страна перевернутых ценностей и смыслов»...

Давайте посмотрим на опыт Франции, чтобы понять, нужно ли нам его перенимать... В качестве примера можно привести нашумевшую историю российской актрисы Натальи Захаровой, которая проживала во Франции и у которой была после развода отобрана дочь (по причине «захватнической, удушающей любви матери к своему ребенку», как мотивируется это решение в экспертном заключении психолога приюта, куда была помещена дочь актрисы.Прим. KM.RU). Говорить о социальном благополучии этой российской матери, как мне представляется, совершенно излишне: ведь Наталья Захарова не просто социально благополучна, но и социально успешна. Но во Франции у социально успешного человека забирают ребенка. То же самое хотят сделать и в России. Я надеюсь, что не получится...

Что касается системы сбора информации по неблагополучным семьям, которая также обсуждалась в ходе последней конференции в Москве, то я рассматриваю это как дискриминацию целых слоев граждан по совершенно надуманному и непонятно кем созданному критерию. Вообще, по моему мнению, насилие в отношении детей исходит сегодня в первую очередь от уполномоченных по правам ребенка, органов опеки и некоторых руководителей детских домов. И чтобы попытаться обосновать готовящееся драконовское ущемление прав человека, кому-то приходится апеллировать к общепринятым вещам: дескать, «мы против насилия».

Да сотрудники ювенальных структур и апологеты всяких драконовских мер в обсуждаемой сфере – это первые насильники в нашей стране! Потому что в России уже есть сотни пострадавших детей, оторванных от своих родителей. Плюс запущена огромная информационная машина и выделены большие бюджеты. В итоге все это повлияет на показатели рождаемости в еще более худшую сторону. В той же Франции коренные французы, убегая от ювенальных служб, уже переезжают с места на место, а если это не получается, то они просто не рожают. Они просто боятся рожать – даже те, кто хочет иметь детей. Как можно назвать людей, которые способны отнять ребенка у родной матери или отца, думайте сами. Но мне кажется, что слово «насильники» здесь вполне подходит.

Кирилл Говоров

Источник: KMnews. Опубликовано в газМысль» № 1 (327) за 2011г.

 

Бедность? Не сметь жаловаться!

Поправка в Семейный кодекс

Зря говорят, что наше правительство не слушает голоса народа. Слушает и даже реагирует. Причем правильно. То есть в своих интересах. Вот сейчас граждане возмущаются, что цены растут, детей, если есть, прокормить трудно. Как государство поступит? Правильно.

На 11 февраля в Государственной Думе назначено рассмотрение законопроекта 304472-5. Указанный законопроект предполагает внести в Семейный кодекс следующее изменение. К пункту 1 ст. 80 п. 1 Семейного Кодекса РФ: «Родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Порядок и форма предоставления содержания несовершеннолетним детям определяются родителями самостоятельно». Добавляется: «Содержание ребенка включает расходы, направленные на удовлетворение его физических, интеллектуальных, психических, духовных и нравственных потребностей, в том числе расходы на питание, одежду, обувь, другие предметы первой необходимости (средства ухода, санитарии и гигиены, предметы мягкого инвентаря, хозяйственного обихода и т.д.), обеспечение прав ребенка на жилье, образование, медицинское обслуживание, отдых и оздоровление и т.д.»

«Закон не предусматривает каких-либо специальных условий для возникновения обязанности по содержанию (например, наличие у родителей необходимых средств, трудоспособность и дееспособность родителей и др.)+. - комментирует поправку президент Центра «Гражданская позиция», эксперт по вопросам защиты прав человека, Р. В. Латыпов, - Иными словами, на законодательном уровне создаются правовые основания для лишения детей права жить со своими родителями в связи с бедностью последних. Причем вне зависимости от причины бедности: являются ли родители безработными, попали ли в трудную жизненную ситуацию или лишены возможности работать в силу состояния здоровья (тяжелое заболевание, инвалидность).

Фактически, это дискриминационный законопроект, направленный в первую очередь против малоимущих семей, которым вместо поддержки и помощи предлагаются новые санкции за «неисполнение обязанности по содержанию ребенка». Применение закона приведет к тому, что родителей будут лишать детей только за то, что они бедные и не могут купить ребенку апельсинов, т.е. на языке чиновников «уклоняются от выполнения обязанностей родителей +»

В общем, попробуй, после принятия данной поправки, заяви, что денег на детей не хватает, а тем более пособие там потребуй. Детей прокормить, причем по высшему стандарту не можешь? Говоришь об этом? Сам виноват - сам признал. Отберем! В детдоме финансирование на детей найдется (выделяется от нескольких тысяч, до миллиона в год на каждого в зависимости от региона), а что говорят, что эти деньги совсем малость до детей не доходят, так это гнусные сплетни. А уж если учесть, цены на усыновление с одной стороны, и то, что по этому закону можно законно изъять ребенка из любой семьи (по крайне мере, если не учитывать 10% самых богатых семей), то не закон, а лепота получается, для определенной части госаппарата конечно!

А. Зимбовский

 

 

III. Чудовище, рожденное

 «разумом по-капиталистически»

 

Концепция «Детство 2030», которую собираются презентовать Госсовету, относится к так называемым форсайт-проектам. Это особая методика долгосрочного прогнозирования технологического или социального развития в разных сферах. Название переводится с английского как «взгляд в будущее». Она появилась в 60-х годах прошлого века в Америке. Основное отличие форсайт-проекта от обычного прогнозирования – довольно широкий круг экспертов, которых привлекают к работе. Например, в Японии, где тоже применяют эту методику, в проекте может быть задействовано до 10 тысяч специалистов. Российский форсайт – «Детство 2030» - был разработан по инициативе Общественной палаты в 2008 году. Ее авторами и лоббистами значатся глава фонда «Мое поколение», по совместительству руководитель Аппарата Общественной палаты РФ Алина Федоровна Радченко, член Общественной палаты нарколог Олег Зыков, а в Госдуме депутаты Екатерина Лахова и Наталья Карпович. Проект был представлен в 2010 году на Всемирной универсальной выставке ЭКСПО в Шанхае в павильоне России как новейшее ее инновационное достижение.

Рубрика «Кстати» на радио «Вести ФМ»

 

«Детство-2030» - прогнозируемое убийство будущего

Навязывая обществу Форсайт-проект «Детство-2030», его авторы исходят из убеждения, что общество и дальше будет идти  по капиталистическому пути и предлагают соответствующие рецепты. Наиболее очевидным это становится на примере отношения к институту семьи.  Лоббисты проекта считают, что многие семьи не смогут и не захотят уделять необходимого внимания детям. И вместо того, чтобы решать вопрос о такой организации  жизни в обществе, при которой общество заботится о семье,  как это должно быть при социализме и было в СССР, а требования к членам семьи предполагают их высокую ответственность друг перед другом и детьми, в первую очередь, – предлагают якобы «соломинку» для воспитания детей вне семьи, подталкивая сам институт семьи к дальнейшей деградации и разрушению. То же можно сказать и о других «смелых начинаниях» проекта, рожденных, как думается, отнюдь не от непонимания последствий.

В настоящее время, не проводя глубокого собственного анализа, ограничимся лишь предложением мнения ряда авторов, справедливо и категорически оппонирующих этому форсайт-проекту.

 Прогнозировать завтрашний день в расчете на капитализм и готовить юное поколение  «для рынка» –  значит,  заведомо,  лишать молодежь и всю страну достойного будущего.

Адрес сайта проекта http://www.detstvo2030.ru/

Н.Глаголева

 

Ювенальный фашизм

В этом году планируется подписание проекта президентом Медведевым, что станет основой официального курса развития страны. И можно будет с полной уверенностью говорить о наступлении в России «фашизма», перед которым даже гитлеровский национал-социализм  покажется царством справедливости и гуманности.

Цель проекта: выращивание из наших детей «конкурентоспособного человеческого капитала». В полном соответсвии с «рыночными» подходами, человек воспринимается не как цель и смысл развития общества, а как «человеческий капитал» — то есть, некая материализованная стоимость, которая при соответствующих инвестициях может приносить своим владельцам более высокую прибыль. Корову, чтобы доилась, надо кормить. Форсайт-проект как раз и намечает как готовить к этой роли «человеческий материал» наших детей, которые к 2030-му году станут годными для эксплуатации.

Вот лишь некоторые их предложения.

«2023 год. Робот-ребенок — робот, который способен имитировать поведение настоящего ребенка. Подобные разработки ведутся с 90-х годов прошлого века. В 2007 году университете города Осака (Osaka University) японские разработчики представили опытный экземпляр андроида, который способен имитировать поведение 5-летнего ребенка. Японские исследователи обещают, что через 15-16 лет данные разработки будут массово интегрированы в общество — в программы по подготовке родителей, для продажи тем, кто не хочет или не может иметь настоящих детей и т.д. Внедрение роботов-детей в общество (когда есть возможность заказать и купить себе робота-ребенка) с одной стороны, может привести к развитию систем компетентного родительства — на роботе удобно тренироваться быть мамой и папой, с другой стороны — может привести к сокращению числа желающих рожать настоящих детей

«Необходимо ввести систему компетентного родительства. Родители должны регулярно проходить программы повышения своей компетентности. Это связано с тем, что родители должны быть готовы к быстрому изменению своих детей, и при этом оставаться любящими, понимающими и поддерживающими…. Например, ребенок сбежал из дома в школу. Его родители имеют низкую квалификационную оценку — „не справляются с родительскими обязанностями“. В таком случае, ребенок может жить в центральном офисе до тех пор, пока родители не пройдут соответствующие тренинги и не приобретут необходимую компетенцию».

„Внедрение нанотехнологий должно еще больше расширить глубину ее проникновения в повседневную жизнь населения. Должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими сетями типа Internet. Наноэлектроника будет интегрироваться с биообъектами и обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности, улучшением качества жизни, и таким образом сокращать социальные расходы государства. Широкое распространение получат встроенные беспроводные наноэлектронные устройства, обеспечивающие постоянный контакт человека с окружающей его интеллектуальной средой, получат распространение средства прямого беспроводного контакта мозга человека с окружающими его предметами, транспортными средствами и другими людьми. Тиражи такой продукции превысят миллиарды штук в год из-за ее повсеместного распространения…»

Как видите, друзья нашей страны планируют избавиться в обозримом будущем от такого атавизма как семья. Там же (в проекте) можно наблюдать предложение заменить семью на некие „воспитательные сообщества“ и лишить родителей права воспитыват ь собственных детей, делегировав это право тем же „воспитательным сообществам“.

Если я правильно понял прогрессивную идею, детей будут изымать из семей на манер Древней Спарты, чтобы формированием полноценных граждан занимался не абы кто, а исключительно профессиональные педагоги.

Для реализации своего амбициозного проекта новаторы намерены создать „Комитет Детства“, который будет всем этим непотребством управлять. Что характерно, про этот же суперкомитет давно уже нам поют Астахов и Барщевский

Подписан проект благотворительным фондом „Моё Поколение“ (http://www.moe-pokolenie.ru/385/), там же указано, что в партнёрах проекта числится Общественная Палата Российской Федерации.

Знаете, я, конечно, не любитель теорий заговора. Как метко отметил один известный политик, люди, которые верят в мировые заговоры, никогда не пробовали собрать хотя бы три семьи на воскресный пикник.

Однако мне всё же крайне любопытно — насколько серьёзные люди стоят конкретно за этим документом. Потому что, когда я читаю, что тезис „родители любят своих детей“ — это всего лишь стереотип, у меня начинают шевелиться волосы пониже спины.

Я прошу владеющих вопросом читателей написать — откуда растут ноги у этой иезуитской презентации и каковы у этой чиновничей задумки шансы вырасти во что-нибудь материальное. Я всё же очень надеюсь, что весь этот план — не более чем чья-та шутка.

PS: Верховный суд утверждает, что Россия в настоящее время не готова к введению Ювенальной Юстиции (http://ruskline.ru/analitika/2010/04/21/yuvenalnaya_yusticiya_mnenie_eksperta/). Если я правильно понял суть статьи, это значит, что Павел Астахов, открывая очередной ювенальный суд в городе Азове, прямо нарушает конституцию.

PPS: Высокопоставленная чиновница негодует: сирот возвращают обратно в детские дома http://newsru.com/russia/23apr2010/backbabyboom.html. Мне очень любопытно: сколько детей было возвращено, а сколько — отобрано службой опеки? Судя по делу Вороновых и другим сводкам с фронта действий компрачикосов, увеличившееся число возвратов — целиком и полностью заслуга чиновников, которым стало страшно лишиться насиженных мест после закрытия детских домов.

Кстати, привожу любопытный рассказ из комментариев:

«Речь в форсайт-проекте идёт отнюдь не о мерах по обеспечению демографического подъёма, не о возобновлении системы охраны детского здоровья с её ежегодными диспансеризациями, бесплатным детским спортом и почти бесплатным отдыхом. И уж, тем более, не о комплексе мер, способствующих нравственному оздоровлению, патриотическому воспитанию, духовному и культурному росту подрастающего поколения.

Официальной целью проекта является „смена идеологии и парадигмы в обществе“, ибо „пришло время сменить приоритеты, отношение к теме и проблемам детства, изменить существующие в общественном сознании, но уже устаревшие позиции“. Под „устаревшими“ и „мешающими развитию“ детей понимается ВСЕ традиционные подходы к воспитанию и образованию ребёнка.

То, что родители любят своих детей и что дети должны расти в семьях, объявлено безнадёжно устаревшими стереотипами, как и контроль и присмотр со стороны взрослых. „Оградительность“ от потенциального зла ложных ценностей, дурной компании, наркотиков, разврата и т.д. по мнению авторов форсайт-проекта, является несовременной. Обшая направленность („дискурс“) на «компетентное» и «прикольное» детство. Т.е. ребёнок имеет право сам «всё попробовать» и выбрать, что ему больше нравится — все согласно «передовому западному опыту».

Утверждается, что «нуклеарная» (обычная) семья безнадёжно устарела, и уже к середине 2020-х должна уступить место законодательно уравненным с нею в правах «новым формам» совместной жизни — «множественным», «гостевым» и другим, в т.ч. однополым, современным семьям. Поэтому вместо семейного (а затем и школьного) воспитания предлагается, чтобы дети вырастали вне семьи — «в многообразной среде различных воспитательных сообществ, клубов, детских организаций и др.», как «в развитых странах».

Проект по реализации всей этой чудовищной идеологии изложен красивыми и на первый взгляд не страшными словами и состоит из множества подпроектов — сразу и не разберёшься, что к чему ( «прикольное детство», «компетентное детство»).

Но наглядной иллюстрацией его является открыто публикуемая расписанная по годам «Дорожная карта-2030», где по каждой сфере жизни чётко разложено, что если будут введены предлагаемые проектом инновации, произойдёт «позитивный сценарий», а если нет — то «сценарий негативный». Ознакомившись с этим документом, убеждаешься, что и внедряемая в стране «ювенальная система», и программы по ограничению рождаемости («Планирование семьи»), и вводимый под видом борьбы с «жестоким отношением к детям» фактический запрет на родительское воспитание, и целенаправленное растление детей с очередными попытками введения в школе «секспросвещения», и принятие за «новую норму» сексуальных извращений в рамках навязчивой программы «толерантности» и пр. — все это части единой реальности, очерченной в форсайт-проекте».

http://www.detirf.org/news/134/

 

Настал решающий момент

Такое ощущение, что устроенные в последние дни межнациональные конфликты имеют ещё и другую цель - отвлечь внимание общества от реализации поистине дьявольского плана, который планируется ускоренно ввести, пока страна будет «переваривать» межнациональные разборки и гулять новогодние праздники.

Одно из двух: либо нас всех торопятся поскорее уничтожить, либо хотят, чтобы страна взорвалась. Пока внимание общества приковано к межнациональным конфликтам, за нашей спиной в обстановке полной информационной блокады готовится не просто принятие ювенальной юстиции. Форсайт-проект «Детство 2030» - это еще круче, чем ювенальная юстиция! Поскольку волна родительского протеста не была бесплодной и продвижение ювенальной юстиции через Госдуму удалось остановить, они решили пойти другим путем...

10 декабря в Минрегионразвития состоялась Всероссийская конференция по ювенальной юстиции. Проводятся съезды уполномоченных по правам ребенка, обсуждение новых «законодательных инициатив» идет во всех органах власти. В конце декабря состоится российско-американская комиссия по защите детей. Общественная палата обсуждает пакет «законодательных инициатив», означающий радикальное изменение нашей жизни через призму «защиты детей» без участия родителей. Фактически уже создана и активно лоббируется правовая база для вмешательства различных государственных структур в дела семьи...

Это разрушение семьи в России. Информационную блокаду нужно прорвать. Если промолчим, то как потом будем оправдываться перед нашими детьми? (Уже сейчас в пилотных регионах России, где работает ювенальная юстиция, родители должны будут платить ежемесячно 26000 рублей за каждого изъятого ребенка. При отсутствии такой возможности по суду будет изыматься движимое и недвижимое имущество. Вот это бизнес! 10 изъятых детей в детдоме и 260000 рублей ежемесячно падает на счет детского дома без малейшего напряжения для госбюджета!!!). И если бы только в этом было дело...

Несмотря на то, что 8 октября 2010 г. под давлением общественного мнения Госдума РФ отклонила законопроект «О ювенальных судах», остались в силе все остальные законодательные инициативы разрушения института семьи в России, а значит - уничтожения России как государства.

Существует хорошо известный воровской приём отвлечения внимания, когда под дверь намеченной жертвы подбрасывают дохлую кошку, и пока по этому поводу на лестнице идёт обсуждение и выяснение отношений с соседями, из квартиры через окно выносят всё ценное. Уж не такую ли «дохлую кошку» хочет нам подбросить разнообразное политическое жульё?!

27-28 ноября 2010 г. в Санкт-Петербурге прошел Всероссийский социальный форум, якобы, по «Защите детей», на котором прозвенели первые «звоночки» нового курса развития России. На нём предложен целый пакет законов, позволяющих под предлогом «защиты детей от насилия» разрушить любую семью и отобрать у неё детей. Кроме того, от имени Общественной Палаты лоббируется в качестве основы для развития России на ближайшие 20 лет в сфере детской политики так называемый «Форсайт-проект «Детство-2030», перед которым даже программы германских нацистов выглядят вполне невинно.

В этом проекте:

- лицензия на родительство: «Родители должны регулярно проходить программы повышения своей компетентности». Если «родители имеют низкую квалификационную оценку» - они лишаются родительских прав, ребенок помещается в приют;

 - принудительная стерилизация некомпетентных родителей, взамен предлагается «ребенок-робот, который способен имитировать поведение настоящего ребенка. Подобные разработки, которые ведутся с 90-х годов прошлого века, будут массово интегрированы в общество - в программы по подготовке родителей, для продажи тем, кто не хочет или не может иметь настоящих детей».

 - повсеместное введение неких психологических Центров - чтобы дети свои проблемы рассказывали не маме и папе, а именно в этих Центрах. В будущем эти Центры станут называться «воспитательные сообщества», в которых будет происходить выращивание «конкурентоспособного человеческого капитала»;

 - принудительная чипизация: способности ребенка предлагается «увеличивать за счет генной модификации и чипизации», «Должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими сетями. Наноэлектроника будет интегрироваться с биообъектами ( людьми) и обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности, улучшением качества жизни, и таким образом сокращать социальные расходы государства»;

 - введение обязательного уровня материального обеспечения, несоответствие которому повлечёт изъятие детей по бедности (или невыдачу лицензии на родительство), так как «бедность осложняет воспитание детей, ограничивая родительские возможности по созданию насыщенной развивающей среды вокруг ребенка»;

 - введение принудительной вакцинации и сексуального «просвещения»

Уже 27 декабря 2010 года эти предложения и «законодательные инициативы» планируется рассмотреть на Госсовете (тема Госсовета была изменена в связи с событиями на Манежной площади – ред.). Если Президент их одобрит и подпишет, именно этот «инновационный курс» развития России будет принят.

Мы не должны этого допустить! Настал решающий момент, когда народ должен высказать своё истинное отношение к такому «развитию страны» и переломить ситуацию!

А.Разумовский

 

Заключение. Король безобразно гол!

Вот уж поистине «Сказка о голом короле» («Новое платье короля»). Мракобесы и двоечники, захватившие власть в стране, дорушивают до основания все, что создано трудом многих предшествующих поколений, нагло обманывая нас словами о какой-то модернизации и инновациях, при этом на всех парах разгоняя корабль с нашими детьми на борту в пучину бед и бедствий, к пустынным берегам беззнания и неумения, в мир одиночества и бездушия, где все человекообразные будут иногда оказывать кому-то возмездные услуги, насколько хватит их скудных знаний и столь же скудных остатков (после лицензирования семей и чипизации индивидов) человечности и душевности. А мы, к нашему огромному стыду, непростительно позволяем себя дурачить и, главное, обрезать пути в будущее подрастающему поколению нашей страны.

Чтобы состоялись те, кому нынче и семьдесят, и пятьдесят – их деды и отцы, их страна – не постояли за ценой и обеспечили своим детям жизнь, в которой можно было реализовать свои способности и стать нужным, полезным семье и обществу человеком. Мы же, нынешние, в лучшем случае молча смотрим, а то и хлопаем в ладоши голым королям, бесстыдно вышагивающим перед нами нагишом, прикрываясь байками о нанопокрывалах.

 

Мы с вами, конечно, однозначно за развитие техники и передовых технологий. Но без реальной заботы общества об образовании и воспитании каждого его члена, без взаимоотношений в обществе, побуждающих каждого трудиться для блага всех, то есть без движения к социализму – это обман народа и дальнейшее все ускоряющееся, трагическое падение страны в глубочайшую пропасть.

КС ДЗД