На главную страницу движения "В защиту детства"
Исследования

Коса прошлась по детству

Все опаснее становится лето для детского отдыха

 

В ДЕТСКОМ оздоровительном лагере на Азове погибли дети. Шестеро школьников в возрасте 8, 10, 12 и 15 лет, а также 27-летний учитель, пытавшийся их спасти, утонули, когда купались на Ейской косе. Ребят затянуло в море сильное течение. Спасти удалось двоих, сейчас они находятся в больнице, их жизни ничто не угрожает.
Все пострадавшие – ученики мос­ковской школы №1065. Группа из    70 человек, из которых 63 – дети, ученики этой школы, приехала на отдых в оздоровительный лагерь «Азов». В минувшую среду ребята в сопровождении 7 воспитателей выехали на экскурсию на остров. Там взрослые разрешили детям искупаться, хотя место это не приспособлено для купания. Через какое-то время (не сразу!) воспитали заметили, что несколько человек отсутствуют. Начались поиски. А унесенных в море детей спасли посторонние, ставшие свидетелями ЧП, в частности капитан катера.
Возбуждено уголовное дело по статье «причинение смерти по неос­торожности двум и более лицам». Дмитрий Медведев, выразивший соболезнования родным и близким погибших, поручил генеральному прокурору Юрию Чайке провести проверку организации детского отдыха в лагере «Азов», а также в других учреждениях Краснодарского края. Местные власти рапортуют, что родителям погибших детей обеспечат бесплатный перелет до Ейска.
Безусловно, все обстоятельства трагедии необходимо тщательно выявить, виновные в гибели детей должны понести наказание. Появилась информация, что взрослые не слишком-то следили на острове за своими подопечными. Экспертиза подтвердила наличие алкоголя в крови троих воспитателей. Пока неясно, кто работал в качестве воспитателей: лагерные вожатые или приехавшие с детьми из Москвы учителя. По крайней мере, погибший при попытке спасти детей Виталий Морозов был преподавателем ОБЖ в школе №1065. А разрешение купаться дала завуч школы. Но уже очевидно: никакие, даже самые элементарные меры по обеспечению безопасности в ходе экскурсии соблюдены не были. И ни уголовные дела, ни соболезнования и компенсации не вернут детских жизней.
Не менее страшно, что это ЧП хотя и самое масштабное по количеству жертв, но далеко не единственное в ряду подобных. Так, 25 июня в Саратовской области в бассейне детского оздоровительного лагеря «Чистые ключи» погиб 12-летний мальчик. Только спустя 30 минут после начала купания отсутствие ребенка заметила воспитатель.
Лагерь «Чистые ключи» «прославился» после того, как из него сбежали десять детей, воспитанников интерната. Когда детей обнаружили в 50 км от лагеря, они рассказали о своем тамошнем житье-бытье. По их словам, в лагере им даже постельного белья не выдали. Проверка показала, что условия пребывания в «Чистых ключах» не только не оздоравливают, а вообще опасны для жизни. Его территория не огорожена, на ней много полуразрушенных зданий, да и остальные «пригодными для жизни» можно назвать с большой натяжкой. В день приезда комиссии детей вместо горячего обеда кормили «полдником», потому что в лагере отключили-де электричество. Ну а главное – взрослые никак не занимались детьми, что в результате окончилось массовым побегом и гибелью ребенка.
…24 июня под Омском «КамАЗ» врезался в автобус, перевозивший детей в лагерь в Омской области. В результате аварии погибли двое взрослых и девочка, еще 18 детей были доставлены в городскую больницу.
…Настоящие бои с участием подростков из трудового лагеря «Новое поколение» развернулись в Ленинградской области. Ребята из лагеря повадились на находящееся по соседству частное клубничное поле за ягодами. Во время такого «визита» сторожа начали стрелять в воздух, а потом избили двух 15-летних девочек, не успевших убежать. Обе получили сотрясение мозга и другие травмы. Затем около сотни подростков, желающих отомстить обидчикам, вернулись на поле. К этому времени туда уже прибыл наряд милиции, предотвративший развитие конфликта. Причем все это происходило ночью, когда воспитанники лагеря должны были спать. Что же в это время делали их наставники и воспитатели? В ходе проверки выяснилось, что вместо 130 человек здесь находится 200 ребят, а воспитатели не имеют профессиональной подготовки для работы с «трудными детьми».
…Ну а уж отравления некачественными продуктами в детских лагерях стали обыденной реальностью. Пос­ле каждого случая таких отравлений объявляется «тотальная проверка». Но ничего принципиально не меняется: ЧП повторяются из года в год, из смены в смену. 5 июля произошло отравление в лагере «Саяны» близ Ангарска. Двенадцать детей и один взрослый госпитализированы в инфекционную клиническую больницу Иркутской области с жалобами на боль в животе.
В лагере «Звездный» в Рязанской области 1 июля 2010 года было зарегистрировано 20 случаев пищевой инфекции у 18 детей и двух вожатых.
В Астраханской области по факту массового отравления детей проводится проверка. В Приволжском районе с 29 июня по 3 июля госпитализированы в инфекционную больницу с признаками острой кишечной инфекции 14 ребят в возрасте от 7 до 14 лет. И это только несколько из огромного числа подобных происшествий.

НО КАК ЖЕ так получается? Комплексные проверки проводятся, грозные слова в адрес нарушителей произносятся, а дети в лагерях продолжают болеть, травиться, а то и гибнуть.
Очевидно, дело в кризисе, охватившем систему летнего отдыха детей, созданную в Советском Союзе. Причем кризис этот (как и в промышленности, образовании, науке, здравоохранении) глобальный. А каждая конкретная проверка позволяет (и это в лучшем случае) заткнуть только конкретную «дыру».
Раньше подавляющее большинство летних пионерских лагерей были ведомственными: их содержали заводы, предприятия, учреждения для детей собственных сотрудников. Естественно, все были самым прямым образом заинтересованы, чтобы дети отдыхали в хороших условиях, чтобы нормально питались, чтобы было им интересно и весело, чтобы научились в лагере чему-нибудь полезному.
Наверняка многие наши читатели еще хорошо помнят свое пионерлагерное детство. Мое, например, пришлось на 80-е годы. Только кружков в наших лагерях было с полтора десятка – от выжигания и танцев до авиамодельных и «охоты на лис». И еще: путевки стоили или совсем недорого, или вообще доставались бесплатно, потому что оплачивали их профсоюзы.
Почему же такая разница? Тогда главными в лагере были дети. Теперь главное – деньги. А значит, на детях надо заработать. На всем же остальном (кружках, условиях жизни, профессиональных воспитателях, качестве питания) сэкономить. Конечно, это не означает, что хороших детских лагерей не осталось. Но хорошие, увы, и обходятся в «хорошую» сумму. И потому недоступны для абсолютного большинства: ведь взять эти средства можно только с родителей. Но у многих ли из них есть такие деньги?
Вот и выкручиваются кто как может. Местные власти, на которые переложена ответственность за детский отдых, немногое способны обеспечить на 106 рублей, которые выделяют в день на ребенка. На такие деньги и впрямь нормальной едой не накормишь, какие уж тут кружки! 
Решила полюбопытствовать, что стало с моими любимыми лагерями сегодня – теми самыми, которые в 80-е годы принимали каждую смену сотни ребятишек. Один из них, «Альбатрос», нынче, правда, находится за границей – в Латвии. Но судьба его, по-моему, достаточно типичная, хотя далеко еще не самая печальная. «Альбатрос» был лагерем Рижского радиозавода имени Попова, находится он на берегу Балтийского моря, в сосновом лесу. Завод процветал и мог позволить своим детям   полноценный отдых.
С развалом СССР Рижский радиозавод практически прекратил свое существование. Лагерь постигла та же участь. Долгие годы «Альбатрос» не действовал: разве что сдавал помещения в аренду под отдых. В 2006 году один из совладельцев того, что от завода осталось, решил возродить лагерь. В прошлом году состоялось знаменательное событие: лагерь впервые за все эти годы принял большую группу детей – 180 человек, причем из Москвы. Естественно, не бесплатно. В мое время каждую смену в «Альбатросе» отдыхало под тысячу ребят почти или совсем бесплатно.
 Ныне в духе времени на первом месте, конечно, деньги, а не дети. «Уже через два года я ожидаю первой прибыли», – говорил год назад хозяин лагеря. Может, потому и смены здесь теперь не наши пионерские 26-дневные, а нынешние капиталистические – 8-дневные. На большее даже у относительно состоятельных родителей, видимо, не хватает средств.
Другой лагерь моего детства – подмосковный «Солнечный», когда-то принадлежавший «Гидропроекту», – сохранился. Вот только «Гидропроекту» он больше не принадлежит. В том числе и в результате чубайсовских реформ. В 2005 году лагерь, как и другое имущество «Гидропроекта», продали. Сейчас в «Солнечный» может поехать любой желающий, если у его родителей есть на это средства, и немаленькие.
Впрочем, как выясняется, и большие суммы, заплаченные за путевки, – отнюдь не гарантия полноценного и безопасного отдыха детей, когда разрушена система, в том числе и государственного контроля. К тому же государству не до таких мелочей. Это в далеком мае 1945 года отчеты по организации детского отдыха шли в центральных газетах наравне с последними, победными сводками с фронтов. Тогда у еще не вышедшей из военного лихолетья страны хватало и ума, и средств, и совести, чтобы позаботиться о своих детях, своем будущем.
Если бы власти страны действительно намеревались изменить ситуацию с массовым детским отдыхом, прежде всего необходимо было возродить государственную систему. В правительстве РФ есть по крайней мере три министерства, для которых детский отдых – профильная тема: Минсоцздравразвития, Министерство спорта, туризма и молодежной политики и Министерство образования и науки. Но этим бюрократическим монстрам, естественно, не до того – слишком разнообразные и неопределенные функции на них возлагаются. Да и куда интереснее (а заодно и выгоднее) для чиновников ездить за госсчет, скажем, в Ванкувер, нежели заниматься организацией летнего, в том числе и спортивного, досуга школьников.
Отдельная тема деятельность ФНПР, которая, так сказать, наследовала собственность советских профсоюзов, созданную на взносы миллионов советских тружеников. Но наследовать обязанности, в том числе и по организации детского отдыха, не спешит. Да и какие такие обязанности, если подавляющее большинство ставших частными предприятий просто «сбросили» с себя невыгодную социалку, в том числе и детские лагеря отдыха.
 Вот и получается, что, кроме родителей, никто ничего детям не дол­жен. И на высоком государственном уровне о них вспоминают или для «красивых отчетов», или после драматических событий, как нынешнее на Азове. А потом забывают – до очередных отчетов и трагедий.

Екатерина ПОЛЬГУЕВА.

«Советская Россия» 2010. 10 июля.

 

Исследования