На главную страницу движения "В защиту детства"
Исследования

 

Опубликовано в журнале «Коммунист». 2001. № 2. С. 115-124.

 

 

ПУТЬ РОССИИ В 21 ВЕК.

 

Как пред волшебным камнем на распутье

Остановился сказочный герой,,

Так и сейчас остановились люди:

Какую  выберут, какой пойдут тропой...

К. Приходовская

 

 

Россия сегодня на перепутье...  Или она превратится в сырьевой придаток развитых стран и будет тихо вымирать: или же ей еще раз удастся совершить “прыжок тигра” и вновь занять достойное место в мире.

В обычной ситуации стихия событий ведет страну по накатанной колее. И можно себе позволить положиться на эту стихию, воспетую классической либеральной политэкономией. Но вблизи от точки ветвления нужно вести себя совершенно по другому, всеми силами пытаясь направлять огромный корабль в нужном направлении.                                                 

А где оно, нужное направление? Куда мы сможем приплыть, если сделаем сегодня наилучший выбор? Какие у нас есть реальные альтернативы?

Первая альтернатива довольно очевидна: превращение России в слаборазвитую страну, поставляющую на мировой рынок сырье и служащей гигантской свалкой отходов “цивилизованного мира”. Если мы положимся на “стихийные силы” и не будем предпринимать решительных шагов, то скорее всего к этому и придем.

Вторая альтернатива - путь Северной Кореи времен Ким Ир Сена: закрыться от окружающего мира и развиваться самостоятельно. Как Япония до середины 19 века.

В краткосрочном и среднесрочном масштабе времени этот путь может быть полезен. Но в долговременной перспективе он окончится печально. В 21 веке ни одна страна мира не может позволить себе длительной изоляции без серьезного, может быть даже необратимого ущерба для собственного развития. Я уж не говорю о том, что глубокая изоляция потребует установления жесткого диктаторского режима со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Вряд ли можно считать полную изоляцию удачной альтернативой. Нужно думать о другом - как стать экономически сильной страной, не загораживаясь от мирового рынка, а выходя на него в качестве полноправного партнера, продающего не сырье, а такую продукцию, которой не стыдно было бы торговать высокоразвитой стране.

Чем же Россия может торговать на Мировом рынке?

Давайте зададим этот вопрос немного по другому: чем российские товары могут привлечь разборчивого западного покупателя?

Явно не дешевизной. Климат России требует больших затрат энергии на производство всего чего угодно. Уже поэтому товары, изготовленные в России при прочих равных условиях будут стоить дороже. Можно, конечно, поддерживать низкие цены за счет дешевой рабочей силы, но в конце концов это себе дороже обойдется: дешевая рабочая сила - тормоз технического прогресса.

Вряд ли сооблазнит зарубежного покупателя и качество российских товаров. Русский человек привык воспринимать технологические инструкции не как догму, а как руководство к действию. И относиться к ним творчески. Кроме того, отдельные россияне имеют пагубную привычку в рабочее время употреблять такие напитки, которые граждане других стран употребляют исключительно после работы. Все это никак не способствует высокому качеству российских товаров.

Можно, конечно, понадеяться на то, что суровая рука рынка перевоспитает русского человека. Но ни за немцем, ни за японцем, у которых пунктуальность является важнейшей составной частью национальной культуры, нам все равно не угнаться.

А, может быть, лучше не перевоспитывать россиян, а использовать  на благо Отечества то, в чем русский человек превосходит и немца, и японца. Для этого нужно сделать главную ставку на ОРИГИНАЛЬНОСТЬ российской продукции, ибо ничем другим отечественные товары не смогут привлечь западного покупателя.

Ни в цене, ни в качестве, русские товары в обозримом будущем не смогут конкурировать с зарубежными.  В такой ситуации у России остается единственный шанс: выбрасывать на мировой рынок ту продукцию, которую еще никто не догадался производить и производить этот товар до тех пор, пока нечто подобное не начнут производить немцы или японцы. А потом быстро переключаться на нечто еще более новое и оригинальное. Только такая стратегия позволит российским товарам завоевать западные рынки и обеспечить России достойное место в мировом разделении труда.

В свое время, развивая свою промышленность, японцы сделали ставку на закупку патентов за рубежом и усовершенствовании иностранных разработок. В 70-х - 80-х годах нередко приходилось слышать о том, что и России тоже нужно идти по этому пути. Давайте прикроем российскую науку и будем закупать западные лиценции. Такой подход отучит наших научных деятелей витать в облаках и заставит их задуматься о практических проблемах.

Идея заманчивая. Но не жизненная. Дело в том, что Россия - не Япония. Японская национальная культура коренным образом отличается от русской. Японцы склонны к скрупулезной работе, позволяющей доводить продукцию до блеска. Русские, увы, нет. И поэтому в роли усовершенствователя закупленных иностранных технологий они будут выглядеть грустно. Русский человек будет хорошо работать лишь под большую идею. А вылизывать мелочи за иностранцами - не для нашего менталитета!

Россия должна развиваться прямо противоположным путем - путем создания и внедрения собственных оригинальных разработок. Налаживать широкомасштабное производство в самой России при этом вовсе не обязательно - это можно сделать, например, в Китае на совместном предприятии. Китаец, в отличии от русского, аккуратен и привык все доделывать до конца.

Русский человек - плохой исполнитель, но прекрасный творец. И поэтому Россия должна стараться выбрасывать на мировой рынок то, что создается головой. Ибо то, что в России создается руками, никуда. к сожалению, не годится.

Опыт показывает, что Россия добивалась выдающихся успехов не тогда, когда копировались зарубежные разработки, а тогда, когда удавалось найти оригинальное, не имеющее мировых аналогов решение.

Перед Великой отечественной войной немцы довели до блеска бензиновый двигатель для своих танков. А советские конструкторы использовали принципиально новую идею - поставили на танки двигатель Дизеля. Поэтому-то советские танки, в ряде отношений уступая немецким из-за большого количества досадных мелочей, по большому счету превосходили их.

В 21 веке Россия должна попытаться занять место Мирового Опытного Завода, на котором опробываются новые конструкции и технологии. Других сильных альтернатив у России нет. Мы, конечно, можем подрабатывать в качестве “мирового извозчика”, перевозя грузы из Европы в Китай и Японию, можем и подторговывать сырьем. Но все это - побочные промыслы, которыми, конечно, не следует пренебрегать. Но делать на них главную ставку нельзя.

Совершенно очевидно, что полагаясь на невидимую руку рынка и только на нее, Россия никогда не придет к вожделенному состоянию Мирового Опытного Завода. Нужны серьезные и сознательные усилия как со стороны государства, так и со стороны структур гражданского общества. Потребуются немалые затраты без надежды на быструю отдачу. Но на это нужно идти, ибо скупой платит не просто дважды, но и многократно.

Что же нужно делать?

Во-первых, в стране должен быть создан эффективный механизм, поощряющий изобретальскую деятельность и необходимые структуры, позволяющие изобретателям быстро и эффективно решать возникающие организационные проблемы. Жалование, получаемое работниками этих структур, должно быть напрямую связано с доходами, получаемыми от внедрения изобретения в России или от продажи лицензий в другие страны.

Скупке за бесценок российских изобретений западными фирмами должен быть положен конец. Продажа российских “ноу-хау” за рубеж должна быть поставлена под жесткий государственный контроль.

Было бы, по-видимому, неплохо провести 2-3 показательных судебных процесса над лицами, по вине которых важные изобретения оказались потерянными для нашей страны. Строгое наказание, которому подвергнуться эти деятели, доставит народу большое удовольствие. А другим будет неповадно съедать изобретателей.

Во-вторых, должны быть сохранены и укреплены существующие в нашей стране островки высоких технологий. Часть предприятий военной промышленности должна постепенно перепрофилироваться на выпуск небольшими сериями принципиально новой высокотехнологичной продукции, не имеющей мировых аналогов. Эта продукция должна, в основном идти на экспорт.

Новая продукция - это всегда риск, а принципиально новая - риск в квадрате. Поэтому такие мероприятия должны быть в разумной степени экономически защищены на случай рыночной неудачи. Чтобы не боялись рисковать. Ведь тот, кто не рискует, тот не пьет шампанское.

На таких заводах должна быть отработана модель предприятия, ориентированного на быстрое налаживание выпуска сверхновой продукции, выявлены реальные проблемы, связанные с функционированием подобных предприятий, подбора персонала и управления им.

В-третьих, должны быть найдены эффективные пути для реализации интересных идей в сферах, не связанных с высокими технологиями. Нужно научиться использовать в производстве идеи и находки сотен тысяч и миллионов умельцев, которыми всегда была богата Земля Российская. Принести доход Отечеству может и какая-нибудь заводная хрюшка, с чавканьем поедающая помои из игрушечного корыта, а по завершению трапезы укладывающаяся в лужу. За недорогую цену западный покупатель ее с удовольствием купит.

Но главное даже не это. Изобретение игрушечных свиней поддерживает традиции технического творчества. И пусть даже от игрушечной свиньи будет полный убыток. Но зато сын ее изобретателя, помогавший своему отцу сконструировать животное, вырастет настоящим инженером! Прибыль, которую он принесет стране, многократно превзойдет убытки от нерентабельной свиньи.

Главным путем развития производства игрушечных хрюшек считают мелкий и средний бизнес. Пусть, дескать, человек с идеями создает собственное предприятие и реализует на нем свои идеи.

Собственный бизнес - это хорошо. Но только в том случае, если человек сочетает в одном лице талант изобретателя, талант руководителя и талант коммерсанта. В противном случае, разорение неизбежно. Более предпочтительна работа на фирму (государственную, частную или мафиозную) на правах более или менее свободного художника. Если у руководства фирмы хватит ума не давить на изобретателя, то и фирма внакладе не останется.

Такого рода коммерция в России пока еще не распространена. Ее следует создавть и развивать при активном участии государства.

Может показаться, что вышеперечисленные мероприятия будут автоматически осуществлены по мере развития рыночных механизмов. Ибо они, в конечном итоге выгодны для частного предпринимателя. Но это не совсем так. Перспектива получения быстрой прибыли от развития инфраструктуры работы с изобретателями, от сохранения высокотехнологичных предприятий, от развития “малого изобретательства” весьма проблематична. Тем не менее, эту работу необходимо вести НЕСМОТРЯ НА ЕЕ СЕГОДНЯШНЮЮ НЕРЕНТАБЕЛЬНОСТЬ. Формирование и поддержание традиций сегодня важнее сиюминутной прибыли. А если будут традиции, то и прибыль рано или поздно придет!

В-четвертых, Россия должна любой ценой сохранить высокий уровень образования, как среднего, так и высшего. И не просто сохранить, но и поднять.     

В настоящее время средняя и высшая школа в России дает обучающемуся юношеству достаточно высокий уровень знаний. Что же касается развития творческих способностей, и умения применять свои знания для решения практических проблем, то здесь достижения куда скромнее. И явно не соответствуют тем требованиям, которые предъявляет излагаемая в настоящей статье стратегия развития.

Мне бы не хотелось подробно обсуждать вопросы, связанные с реформой образования - это тема большой самостоятельной статьи. Отмечу лишь, что многие идеи реформаторов представляются мне по меньшей мере сомнительными. И я боюсь, что после завершения реформы какое-нибудь высокопоставленное лицо непременно произнесет историческую фразу “Мы хотели, как лучше, а получилось, как всегда!”

Потребности развития страны настоятельно требуют развивать школу преимущественно по политехническому пути с высоким уровнем преподавания точных и естественных наук. При этом следует, конечно, понимать, что в основе политехнизации лежит не приобретение профессии (для этого школа - не самое подходящее место), а формирование навыков анализа и решения проблем.

Высокий уровень образования россиян является важнейшим ресурсом для возрождения и развития страны. Соображения, изложенные выше, заставляют думать, что у России нет среднего пути: или она будет сверхдержавой, процветающей за счет высокого интеллекта своих граждан, либо же окончательно превратится в Верхнюю Вольту, но уже без ракет.

В пятых, должен быть принят комплекс мер, направленный на возрождение российского инженерного сообщества, сохранение и укрепление его традиций.

В Советском Союзе 30-х - 40-х годов инженер был одним из самых уважаемых людей. Падение престижа инженера началось, по-видимому, в 50-е годы. Тому было несколько причин. Сложившийся в СССР хозяйственный механизм слабо стимулировал внедрение новой техники, что никак не способствовало профессиональной самореализации инженеров. Кроме того, в конце 50-х - начале 60-х годов резко возрос престиж научных работников (прежде всего, физиков), на фоне которых инженеры сильно поблекли. А уж в 70-е годы, когда наиболее престижными стали сферы деятельности, связанные с поездками за границу, на инженеров вообще стали смотреть, как на неудачников.      

В 1960-х годах наступило перепроизводство инженеров. Тем не менее, число технических ВУЗов и объемы выпуска студентов все время нарастали. И в полном соответствии с экономическими законами зарплата инженеров упала до критического минимума. То же самое произошло и с престижем инженера. Мне вспоминается, как “Литературная газета” очень восхищалась трудолюбием инженера, занявшегося изготовлением кустарных корзиночек и приводила его в пример “бездельникам”, за  грошовую зарплату разрабатывающим новую технику.  Очень выразительный факт, характеризующий отношение общества к инженеру в 70-е годы.

Большинство причин, породивших кризис российского инженерного сообщества, носил объективный социально-экономический характер. Нельзя однако же не отметить, что определенная доля вины лежит и на самом инженерном сообществе, реагировавшим на происходящие события крайне вяло и пассивно, уподобившись баранам, которых ведут на убой.

Думаю, что главная вина инженерного сообщества, сделавшая его беззащитным, заключалась в негласном принятии концепции, согласно которой инженерных способностей... не существует. Понятие “талантливый инженер” исчезло. Критерием пригодности человека к учебе в техническом ВУЗе и последующей инженерной работе стало знание школьного курса математики и физики и умение решать типовые задачи из этого курса. Иными словами, инженер - это физик второго сорта.

Принятие этой концепции стало моральным поражением инженерно-технического сообщества. С него началась потеря профессионального самоуважения и воли к сопротивлению неблагоприятной коньюнктуре.

Первым шагом на пути возрождения инженерного сообщества должно стать решительное изменение отношения инженеров к самим себе и к своему труду. Техническая интеллигенция должна осознать себя как силу, с которой связано будущее страны. А широкие массы населения должны увидеть в ней такую силу.

Признаки поворота в осознании технической интеллигенции своей роли в обществе уже видны. Ярким свидетельством этого являются  статьи А. Трубицина в “Советской России”  и, несомненно, самое талантливое произведение русской литературы 1990-х годов “Плутишкина сказка” В. Озерова. Техническая интеллигенция становится сегодня одной из основных социальных сил, борющихся за экономически сильную и независимую Россию.

Нужно признать очевидный факт существования технических спрособностей и всерьез заняться работой с подростками, обладающими склонностью и способностями к технике. Когда-то в СССР такая работа была поставлена очень неплохо. А потом все начало хиреть.

На уроках в школе должны появиться конструкторские задачники с задачами типа  “... как  сделать устройство для...”, “...как, имея то-то и то-то, измерить какую-то величину...”.

Именно такого рода задачи по физике должны предлагаться на вступительных экзаменах в технические ВУЗы. А юноши и девушки, имеющие к окончанию школы практически значимые изобретения и вообще должны приниматься вне конкурса.

Кстати, предлагаемая нынешними реформаторами образования идея приема в ВУЗы на основании государственного тестирования окажется наиболее вредной именно для технических ВУЗов. Ибо школьная программа от техники очень далека. Впрочем, и другие ВУЗы тоже останутся внакладе.

В-шестых, в России должны сформироваться специфические, эффективные в российских условиях формы управления трудовыми коллективами. Причем, не коллективами исполнителей, а коллективами творцов.

Ни для кого не секрет, что приемы управления трудовыми коллективами, разработанные и используемые на Западе, в русских условиях работают плохо. Об этом много говорилось в художественной литературе еще начиная с 70-х годов (“Человек со стороны” И. Дворецкого, “Кафедра” И. Грековой). Тогда этот факт объяснялся исключительно несовершенством хозяйственного механизма в СССР, хотя умница И. Грекова сумела взглянуть на проблему гораздо глубже.    

Жители развитых стран Запада (про Японию я не говорю, это очень особый случай) приходят на работу зарабатывать деньги. А россияне на работе живут (вспомним “Служебный роман”). В процессе зарабатывания денег чисто функциональные отношения естественны, а в жизни - нет.

Можно сказать, что в России полезный продукт, производимой той или иной организацией является побочным результатом приятного времяпрепровождения на работе. Задача русского менеджера - организовать это времяпрепровождение таким образом, чтобы производство возможно большего количества полезного продукта возможно лучшего качества стало бы непременным атрибутом приятного времяпрепровождения в рабочее время.

В условиях России главной задачей менеджера становится не управление производственным процессом, а ТЕРПЕЛИВОЕ ВЫРАЩИВАНИЕ КОЛЛЕКТИВА, способного на славные дела. Это, в частности, очень хорошо понимал воспетый А. Марининой полковник Гордеев по прозвищу Колобок.

В настоящее время Россия отправляет молодых менеджеров учиться на Запад. Это, конечно, полезно. Но еще полезнее читать книги Антона Семеновича Макаренко и Александры Марининой. И не только читать, но и осмысливать прочитанное.

Механическое копирование западного опыта управления трудовыми коллективами  в российских условиях закончится все той же исторической фразой: “Мы хотели, как лучше....”

Нужно осмысливать практический опыт и создавать теорию управления, применимую в российских условиях. Эта работа в конечном итоге окажется полезной не только для России, но и для западных стран. Ведь в постиндустриальном мире грань между работой и приятном времяпропровождением будет становиться все более зыбкой.

Думается, что для развития российского менеджмента очень полезным окажется опыт бригад, работавших в советское время на коллективном подряде. Нужно будет научиться использовать этот опыт в небольших коллективах высококвалифицированных специалистов, налаживающих производство оригинальной продукции.

Возможности формирование подобного стиля управления в частном бизнесе на мой взгляд сомнительны. Не те нравы и не те традиции. Тем более в России, где частный капитал стремится к получению быстрой сверхприбыли и не склонен думать о завтрашнем дне. Будущее, по-видимому, за гибкими формами общественного сектора.

И, наконец, необходимо желание народа сделать Россию процветающей страной. И воля для того, чтобы превратить свои желания в реальность.

 

                                                               С.В. Багоцкий

 

 

От редакции:

 

Публикуя яркую и полезную статью тов. С.В. Багоцкого, мы бы хотели выразить уверенность в том, что у правящей элиты нашей страны той «воли», о которой пишет автор, нет. Эта политическая воля, это стремление к реалистическому созиданию должно быть присуще коммунистической оппозиции.

В печати раздавались призывы к тому, чтобы именно сейчас, пока есть время, пока мы не у власти, создать банк данных о «прорывных» изобретениях, технологиях, новых материалах, опытно-конструкторских разработках, которые могли бы обеспечить экономическую независимость державы, выход ее на мировой рынок как равноправного партнера, вырвать страну из болота. Но практически к этому никто не приступил. Мы ждем откликов читателей.

 

Исследования