Поговорим о сельской школе

 

Вместо эпиграфа народный анекдот:

«Образование в РФ скоро будет похоже на деревоперерабатывающий комбинат.

– Это почему?

– Принимать будут дубы, а выпускать липу».

Курганская область

Из-за сокращения количества учеников, около десяти малокомплектных школ в селах и деревнях были  закрыты в Курганской области в течение 2010 года. «За последние 10 лет количество учеников в Курганской области сократилось на 42%. Оптимизации, как и в прошлые годы, подвергнутся школы с очень низкой наполняемостью классов», – сообщал первый заместитель начальника областного управления образования  Курганской области Анатолий Дадонов  в 2010 году.

Переводить школьников будут в те школы, которые смогут получить соответствующую лицензию.  Предполагалось, что в 2010 году получать лицензии в области должны были 263 школы. На выполнение всех лицензионных требований по пожарной и санитарной безопасности учебным заведениям требовалось более 60 млн рублей. Денег на лицензирование учебных заведений в местных и областном бюджете не находилось. Даже с учетом софинансирования работ из областного и из местных бюджетов не хватало порядка 20 млн рублей.

В Курганской области сельские школы составляют 82 % от всех образовательных учреждений.

В  Курганской области насчитывается 322 населенных пункта, не имеющих учреждений культуры, в 83% этих сел и деревень нет и школы. Клубные учреждения нередко приобретают статус сезонных и закрываются с наступлением холодного времени вплоть до прихода летнего периода.

С точки зрения стратегии развития отечественного сельского хозяйства и сельского образования, сегодня очевидно: в механизме реализации национальных проектов западает стержневое звено. Это звено – сельская школа, точнее, ориентация ее деятельности на подготовку учащихся к жизни и труду на селе. Ни в одном из действующих сегодня государственных документов по модернизации образования перед сельской школой не ставится задача по подготовке учащихся к сельскохозяйственному труду, ее допрофессиональной и профессиональной подготовке. А это значит, что предпринимаемые сегодня гигантские усилия государства по инвестированию в АПК и образование не создадут реальных предпосылок для выхода агросферы и социальной сферы села из кризиса и для устойчивого развития сельских территорий. Ибо ключевым звеном всех реформ в аграрном и социальном секторах страны всегда были и будут квалифицированные специалисты.

За постперестроечные годы мы уже потеряли почти 35 тыс. деревень. Теперь это сплошная «мертвая зона».

Ежегодно в стране закрывается более 700 сельских школ.

В редакции федеральных газет в прошлом году рассылались письма от родителей и учителей  из села Барашково Варгашинского района Курганской области. Они писали, что бывший  начальник Главного управления образования области Борис Куган запланировал закрыть 11 сельских школ, в их числе и Барашковскую школу.

«Нам предложили возить ребятишек в другие школы, в  автобусах, да еще и по плохим дорогам. А ехать – более 15 км. У меня двое детей. Как же можно 6–8-летних детей каждый день отправлять по разбитым дорогам? Просим помочь».

«Мы не бараны, хотя и живем в Барашково, – писали сельчане. – Закрытие школ приведет к оттоку населения. Властям просто экономически выгоднее иметь автобус для транспортировки детей, чем тратиться на ремонт, отопление и оплату труда педагогов». Под письмом стояли десятки подписей.

Похоже, жители Барашково правы. В регионах власти повсеместно решили привлечь к образовательному процессу автобусы. Это намного дешевле. Только в 2010 году в Курганской области по селам было выделено 25 школьных автобусов.

Свердловская область

В соседней, Свердловской области губернатор Александр Мишарин на заседании президиума областного правительства заявил, что для оптимизации расходов придется сократить 130 сельских школ.

Вот что говорит по этому поводу  А.В. Иванов, доктор философских наук, профессор АГАУ.

Во-первых, лишение сельских учителей последних социальных льгот и подушное финансирование приведут к дальнейшей быстрой ликвидации сельских школ. Никакие местные бюджеты аграрных регионов  сельские школы не вытянут. Смерть сельской школы – это прямая смерть российского села. Даже слабенькая школа на селе лучше, чем мертвое село и мертвая земля.

Во-вторых, отсутствие денег у населения российской провинции (особенно в Сибири) обернется тем, что число осваиваемых предметов ужмется до самого минимума, а преподавать дисциплины на выбор в старших классах будут (вопреки всякой болтовне о профессионализации и творчестве) немногие учителя-многостаночники в ущерб качеству обучения и собственному здоровью.

В-третьих, разрыв между элитными вузами и школами богатых Москвы и Питера и образовательными учреждениями российской глубинки будет только нарастать, стимулируя бегство населения из той же Сибири и закрепляя ее колониальный статус. Нынешние образовательные реформы – это не просто сбрасывание образования с федерального бюджета; это преступное сбрасывание той же кормилицы Сибири с плеч России».

Нижегородская область (Александр Крылов)

В нашей стране принята «Концепция устойчивого развития сельских территорий РФ до 2020 года». В ней черным по белому обозначена одна из приоритетных ее задач: «…Стимулирование демографического роста и создание условий для переселения в сельскую местность». Как здравомыслящему человеку понять, что при этом за последние 16 лет в России закрыто 12 000 сельских школ? В рамках какой антинародной программы это произошло?

Раннее зимнее утро. Темень, снег, метель. По заснеженной, еще никем не протоптанной тропинке по деревне медленно пробирается мальчуган с увесистым ранцем на хрупких плечиках. Это первоклассник идет к автобусу: ему надо ехать на занятия в соседнее село. В родной деревне школу закрыли. В Лукояновском районе такими ежедневными пассажирами стали около двухсот из 847 деревенских ребятишек. Их из 25 родных деревень возят в 11 школ соседних поселений. Даже в пределах одного района масштаб немалый! Каков же первоначальный итог перевозки школьников в первые месяцы нашей традиционной натуральной и снежной в этом году зимы?

На буксире за трактором

Подвозят учеников 7 «Газелей» и 3 автобуса ПАЗ. Микроавтобусы не все новые, многие ходят по 5 и более лет, но опытные водители за ними постоянно следят, поэтому машины пока не требуют большого ремонта. Договоры на техническое обслуживание с местным автопредприятием имеются. Теплых гаражей у шоферов практически нет, работают они в холодном помещении или под открытым небом у дома. Дети садятся в холодный автобус – салон не успевает прогреваться. В сильный мороз мотор просто не заведешь. Получают водители, кстати, почему-то зарплату-минималку с небольшими доплатами, хотя преодолевают в день 150 – 170 км. Истинные подвижники! Да и как повышать им получку, когда преподаватели получают столько же? Все разговоры о повышении зарплаты учителям, ныне, правда, стихнувшие, оказались очередной чистейшей болтовней.

Немалая беда в состоянии межпоселковых дорог. В большинстве своем ремонта они не видели по 20 и более лет, со дня их построения. Но и с ямами за десятилетия все давно свыклись. Вот только снегопады и метели сразу же превращают дороги в ноль, в бездорожье. Выпавший в первые зимние дни 3 и 6 декабря снег засыпал сельские дороги, и сразу же для деревенских школьников наступили кратковременные каникулы. Из 200 учащихся единицы сумели попасть на занятия. Водители из Лопатина и Саврасова, например, рискнули отправиться в рейс по бездорожью и доставили детей в школу при помощи буксировки автобусов трактором.

3 декабря дороги не были прочищены в Разинской, Лопатинской и Маломамлеевской зонах. 6 декабря дороги в районе не чистились нигде. Были сорваны 10 рейсов пассажирского автопредприятия по маршрутам района. О каких школьниках может идти речь? Срывы занятий в первую декаду декабря от бездорожья были в Шандровской, Мамаломалеевской и Большемаресьевской школах. Очередной снегопад в конце декабря – и школьники Перемчалок, Владимировки, Пичингуш, Новосёлок, Мерлиновки и Большого Мамлеева существенно опоздали к началу занятий. Гололед 27декабря – и школьников Красной Поляны, Никулина и Чиргуш нет к началу занятий. И это все за один зимний месяц!

Январские и февральские вьюги добавили школьникам каникулярные дни. Дороги заметало. А если они и есть, то между деревнями, как правило, в один след. Со встречной ни за что не разъедешься. Надо распихивать снежные барханы в стороны. Даже федеральную трассу Нижний Новгород – Саранск дорожники чистят плохо, за что и получили в ноябре–январе солидные, вполне заслуженные три штрафа. Что же о деревнях говорить?

Господа! Россия не США, с которых у нас все копируется. Там нет такой зимы и бездорожья, а учеников в автобус берут из дома и привозят обратно прямо к крыльцу. Обеспечьте это, тогда и начнем спокойно обсуждать проблему укрупнения сельских школ.

И на елку опоздали…

А как дела с внеклассными мероприятиями? Попадали ли на них приезжие ученики? Как могут, выкручиваются здесь педагоги. В Саврасове часть школьников привозят первым рейсом рано, почти за час до занятий. В это время и начинают для них факультативы, кружки и спортивные секции. В Елфимове для внеклассных мероприятий определены вторник и четверг. В эти дни детей просто дольше задерживают в школе. В Лукояновской школе №1 стараются привозить детей на большие внеклассные мероприятия. Но не всех. На спортивные соревнования, например, везут только спортсменов. Болельщики из приезжих на такие мероприятия уже не попадают. Все школы возили детей на новогодние елки. Но детишки из Малой Поляны, например, на свою елку в Елфимове из-за бездорожья опоздали…

Давайте не будем кривить душой: для большинства «кочующих» детей двери на вечера и утренники, соревнования и праздники закрыты. Если родители постоянно заняты, мальчишек и девчонок воспитывать будет улица.

Бездорожье и здоровье

Заместитель директора Лукояновской школы №1 Надежда Александровна Дядякина поражается другому:

– Возила детей в автобусе на экскурсию. Многие из них, как оказалось, плохо переносят дорогу. Просятся сесть вперед, а там мест уже нет. И хотя раздала все таблетки от тошноты, которые приготовила для себя, но все равно детишки вылезали из автобуса с полными целлофановыми пакетиками, бледные, зеленые…Сопровождающая детей учительница Саврасовской школы Елена Викторовна Федорушкина раздает детям в автобусе конфетки-сосачки, а самую слабую девочку сажает вперед, где меньше тошнит. Представьте себе, что ей так ездить надо 9 или 11 лет! После этого останется ли она жить в родной деревеньке? Никогда. Сразу же после школы уедет и не вернется. И ребятишек своих увезет. Она не враг своим детям! А об этом кто-нибудь из чиновников с асфальта подумал?

Холодный автобус зимой, гарь, пыль летом, осенние дожди и грязь, завтраки и обеды не по режиму, каждодневный стресс.

Дороги зимой в отдаленных деревнях в недалеком прошлом вообще никогда не чистили. Люди ходили по тропам, обозначая их ветками-вешками. Небольшие грузы возили на санках, для больших запрягали в сани лошадь. Машины и трактора никогда не ездили по деревням зимой. В наше время в село пришла цивилизация. Дороги в селах чистят до конторы колхоза или магазина. А куда и кому сейчас чистить, если колхоза нет, а магазин закрыли? Но и к магазину в Елфимове дорогу по селу этой зимой не чистили. Только проехал бульдозер, когда похороны были: не везти же покойника на салазках! Поэтому по снежному бездорожью мало кто рискнул пробраться в школу на елку 6 января, устроенную всем жителям партией «Единая Россия». А надо бы первым делом дорогу почистить!

Дорожники оказались не готовы к работе. Честно признаем: с существующей технической базой дорожных участков вовремя расчистить все 314 километров дорог в районе пока нереально. Ведь для того, чтобы ликвидировать проезд между деревнями, даже снегопада не надо. Достаточно ветра – и поземка через пару часов превратит дорогу в простое заснеженное поле. Думал ли об этом кто-нибудь, когда закрывали сельские школы и делали детей многолетними пассажирами?

А как же выходят из положения в сельсоветах? Кто-то просит помощи у уцелевших колхозов, кто-то идет на поклон к трактористу-частнику. Хорошо, что деревенские люди совестливые и не взвинчивают цены за работу. Но уже слышал, некоторые руководители сельхозпредприятий заламывают такие расценки на расчистку дорог, что от их услуг сельским администрациям приходится отказываться.

Деревня – Золушка в стране

Селяне вообще не понимают, что творится. В царские времена на церковно-приходские школы финансов хватало. В послереволюционной разрухе в селе учили не только детей, но и взрослых в ликбезе. Никому и в ум не пришло закрыть школы в годы Великой Отечественной войны. Моя мать, всю жизнь проработавшая сельской учительницей, рассказывала мне: в войну тетрадей не было, и в школе ученики писали на чистых полях газетных страниц. Почему же в XXI веке наша могучая Россия враз обнищала? Нет! Сильно обеднела мудростью бухгалтеров в министерских креслах. Рубль затмил разум, лишил не только гуманизма, но и элементарного внимания, уважения и почтения к простому человеку, деревенскому в особенности. Позакрывали школы, умертвили этим села – и довольны! У бухгалтеров дебет с кредитом ближе сошелся! На остальное им просто наплевать!

Руководители на местах тоже не понимают смысла массового закрытия сельских школ. «Однозначно отрицательно» относится к этому глава администрации Лукояновского района Виктор Константинович Аганин. От закрытия и объединения сельсоветов ему тоже пока приходится наблюдать «только одни минусы». А глава местного самоуправления Большеболдинского района Владимир Михайлович Кочетов прямо на совещании спросил зал: «Кто встает в 6 утра?» Поднялось несколько рук. А первоклассник должен вставать ни свет ни заря каждый будний день. О каком здоровье ребенка при этом может идти речь?

За два последних года только в одном Лукояновском районе закрыто 12 сельских школ. В области 52 района. Представьте, сколько ребятишек по автобусам скитаются, в сугробах буксуют. Но подлежат массовому закрытию и школы побольше: губительное подушевое финансирование продолжает свое черное, позорное для великой страны дело. Жесткие требования к количеству учащихся в классах продолжают ужесточаться – вот в чем беда. Должно быть не менее 14 человек. Почему не 13 или 15 никто вразумительно объяснить не может: цифру городской бухгалтер, видимо, взял с потолка. И теперь закрытию подлежат уже и большие сельские школы. Вот вопиющий пример. Закрыли школу в Каменке Воротынского района, возят детишек в Михайловское за 20 км. В планах закрытие школы в поселке Кузьмияр. Возить будут в то же Михайловское уже за 45км! 90 км по бездорожью каждый день!

Власти занесло на повороте

Председатель СПК «Ушаково» Гагинского района Владимир Петрович Ежов, бывший депутат областного Законодательного собрания, вспоминает:

– И в 2000 году предлагали нам ввести подушевое финансирование сельских школ. Но депутаты дружно отвергли это предложение, как губительное для села. А сегодня это прошло с песней. Почему? При закрытии школы из Большой Уды сразу же уехали три доярки с детьми. И квартиры свои не пожалели, бросили, поселились в Кстовском районе в общежитии. Закрытие школ на селе – одна из главных бед.

У кого школу закрываем? У самого безобидного, безропотного и обделенного судьбой деревенского паренька. В маске на Манежную площадь он никогда не выйдет. Он и так многого лишен. В селе нет ни музеев, ни катков, ни Домов пионеров, ни театров. Кроме телевизора и картин прекрасной окружающей природы, у него ничего другого нет. Школа хоть в какой-то минимальной мере компенсировала все это. И кому-то, очень экономному, взбрело на ум ее закрыть! Соседняя далеко, не под руками, в нее не сходишь, когда захочешь. О проблемах села не желают думать, решать же их упорно не хотят. Почему закрыли прекрасную большую школу в Новоспасском Починковского района, где училось 27 человек? Почему опустело двухэтажное, кирпичное, типовое здание школы в Пермееве Большеболдинского района, где училось 52 ученика? Сколько же «Газелей» для школьников там потребуется? Они даже в четыре все не войдут!

А какими прелестными были школы с небольшими классами! Нижегородские преподаватели мне говорили: «Извините, но в классе, где 3 – 5 учеников, работают не учителя, а репетиторы». Действительно, вот где индивидуальный подход! Они или учитель в классе с 20–30 учащимися быстрее и лучше учеников научат? Вопрос риторический.

Дмитрий Медведев при встрече с нашим губернатором Валерием Шанцевым говорил о непродуманности вопроса закрытия школ на селе. Мол, закрытие школы в селе – «это деградация села, просто село исчезает». И хорошо, что наш губернатор с ним солидарен: «…Когда школа уходит из села – это трагедия для села». Но все это пока на уровне разговоров, которые у нас всегда прекрасны. А губительные дела идут своим чередом. И ничего пока не мешает нашей области быть региональным лидером в неблаговидном деле закрытия сельских школ. Надо остановить, наконец, их массовое закрытие и срочно исправить ошибку, пока еще не совсем поздно.