На главную страницу движения "В защиту детства"
Исследования

 

Стенограмма основных докладов

на общественных слушаниях «60 лет ЮНЕСКО: образование – для всех»

14 декабря 2005 года

 

 

Председательствующий. Уважаемые коллеги! Вышел первый номер газеты «Образовани для всех». К сотрудничеству с газетой привлечены известнейшие  специалисты, ученые, педагоги. Здесь будут публиковаться документы движения «Образование – для всех», Государственной Думы; материалы слушаний, материалы наиболее интересных "круглых столов" и встреч, проводимых на уровне Государственной Думы; статьи по проблемам образования и воспитания. Мнения ректоров, директоров техникумов, школ. Мнения с мест.

В «ОДВ» ведется рубрика  "Глас народа" - это ситуации на местах, за пределами Садового кольца.

В первом номере газеты на первой полосе размещено письмо движения "Образование - для всех", в котором предлагается начать работу по подготовке и проведению конгресса российского  образовательного сообщества.

На втором развороте газеты расположен текст декларации "Образование - для всех". В газету вошли материалы с последних парламентских слушаний, которые состоялись 29 ноября сего года по проблеме единого государственного экзамена. Изложено две позиции: первая (позиция министерства) - ЕГЭ должен быть единственной формой оценки знаний и единственной формой экзамена для поступления в вуз. Вторая (позиция комитета по образованию и науке Совета Федерации,  Российской академии образования, союза ректоров России, Федерального центра тестирования, общественных организаций, родительской общественности) – ЕГЭ не может быть единственной формой оценки знания.

Тираж газеты 50 тысяч. Он дойдет до 200 тысяч. читателей, проживающих в регионах.

Председательствующий. Итак, коллеги, давайте приступим к нашей работе. Я предоставляю слово Олегу Николаевичу Смолину.

Смолин О.Н. Добрый день, уважаемые коллеги! Позвольте мне заметить, что сегодняшние общественные слушания проходят в знаменательный день. Сегодня юбилей со времени восстания декабристов. И мне хочется надеяться, что декабристы  и образование в России еще не перевелись.

Начну я с двух благодарностей. Благодарность первая, это всем, кто сегодня пришел на общественные слушания и готов принять в них участие. Я надеюсь, что они вызовут некоторый резонанс в виде некоторых практических действий.

Благодарность вторая традиционная. Мы благодарим фракцию Компартии Российской Федерации, которая берет на себя организационные проблемы, организацию подобных общественных слушаний уже далеко не в первый раз. Но хочу повторить, как в предыдущих наших встречах, что мероприятие сегодняшнее никак не партийное. Организатором мероприятия выступает Общероссийское общественное движение "Образование для всех", в котором мы стремимся объединить людей самых разных политических взглядов, партийной или безпартийной принадлежности, обеспокоенных проблемами нашего отечественного образования и надеющихся, что именно с помощью научно-образовательного прорыва Россия сможет занять достойное место среди других народов и государство и, в конце концов, сохраниться, как великая держава.

Уважаемые коллеги! Совсем недавно мир отмечал юбилей ЮНЕСКО. Причем я не заметил, чтобы этот юбилей особенно активно праздновался в России. И может быть это даже не случайно. Если в свое время, когда появлялись: Конвенция ООН по образованию, международные документы, мы были в области образования, если не впереди планеты всей, то, по крайней мере, в числе народов, которые были самыми передовыми. Затем произошло то, что происходит довольно часто. В результате революционного разрушения предыдущей общественной системы, разрушение по принципу "до основания". А зачем?

Россия по многим параметрам развития образования пошла не впереди планеты всей, а в прямо-противоположную сторону. Это, к сожалению, факт. Мировой банк признает, что на рубеже 50-х годов мы тратили на образование 10 процентов от ВВП, в начале 70-х годов семь процентов. Сейчас индустриально-развитые страны тратят около шести процентов и таково же требование международного сообщества. Россия около трех процентов. Если прежде мы были страной сплошной грамотности, действительно одной из самых читающих стран в мире, хотя я никогда не говорил, что система образования была лучшая в мире, доказать это довольно трудно. Но что она была одной из лучших, это, что называется, медицинский факт, подтвержденный сравнительными социологическими исследованиями. Вам, наверное, известно, что сейчас мы оказались далеко не самыми передовыми.

Более того, в середине 90-х годов различные министры образования спорили, сколько все-таки детей оказалось вне системы школы. Одни называли цифры 300 тысяч, другие до трех с половиной, 3,7 миллионов детей.

Вы, наверное, знаете, что за 90-е годы Россия по среднему числу лет обучения существенно отстала от наиболее передовых стран, а среднее число лет обучения, это один из тех показателей, которые считаются главными и напрямую определяют экономическую эффективность при нормальном работающем экономическом механизме. Есть, конечно, параметры, по которым мы пошли вперед. Например, сейчас в Российской Федерации больше студентов в расчете на 10 тысяч населения, чем было в Советском Союзе. Это действительно факт. Но, правда, по количеству студентов, обучающихся за счет бюджетных средств, мы не достигли уровня 1980 года. И более того, в текущем году вопреки общемировой тенденции количество бюджетных студентов, бюджетный прием, точнее сказать, в вузы был сокращен на восемь процентов.

Короче говоря, образовательная политика России крайне противоречива. Если можно говорить о некоторых позициях, которые стоит поддерживать и которые идут в направлении международных документов "Образование для всех", я имею в виду в частности инициативу о попытке вернуться к обязательному полному среднему образованию, высказанную президентом, поддержанную Министром образования, 22 сентября текущего года, то гораздо больше позиций, указывающих на намерения двигаться в противоположном направлении.

Судите сами. Российское образование исчезло из числа бюджетных приоритетов. Если, скажем, расходы на здравоохранение в следующем году вырастут на 70 процентов, средние расходы бюджета на 40, то расходы на образование только на 30. Это первое.

Второе. Предполагается в следующем году активное введение, повсеместное введение нового экономического механизма "деньги следуют за учеником". Но весь мировой опыт показывает, что если все деньги будут гоняться за ребенком, то это приведет к крайнему неравенству образовательных возможностей и закрытию очень многих школ, в том числе сельских, небольших школ для детей с значительными способностями и так далее.

Третье. Я уже говорил о том, что сокращен бюджетный набор впервые с 90-х годов.

Четвертое. В следующем году отменяются действия целого ряда налоговых льгот для образования, включая налог на землю и налог на имущество. Значит, следует ожидать повышения платы за обучения для внебюджетных студентов.

Пятое. Примерно вдвое замедлится рост заработной платы педагогических работников. А я глубоко убежден в том, что невозможно развивать, двигаться в направлении информационного общества и при этом хуже всех платить тем, кто задает человеческий потенциал. Так просто не бывает. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда, как сказал бы чеховский ученый сосед.

Ну, и, наконец, мы знаем о планах в следующем году. Фактической приватизации образования под лозунгом: введение новых организационно-правовых форм с не очень приличными аббревиатурами типа АУ или ГАНО, против которых высказались, между прочим, профсоюзы, Российский союз ректоров и многие другие ведущие образовательные организации.

В этой ситуации мы хотим непросто познакомиться с документами Организации Объединенных Наций, с документами ЮНЕСКО. Мы хотим, чтобы в России сформировалось правильное представление о том, куда движется образовательная политика так называемых цивилизованных стран, и чего хочет образовательное сообщество, мировое образовательное сообщество от тех государств, которые намерены двигаться вперед, а не отставать навсегда.

Известно, что не всегда бывают пророки в своем отечестве. Да? Мы хотим с помощью опыта ЮНЕСКО, с помощью документов ЮНЕСКО еще раз обратить внимание российских властей различных уровней и ветвей на то, какой должна быть образовательная политика по-настоящему современного государства, намеревающегося двигаться в общество знаний.

 Первое слово для доклада. Докладчик  - Александр Владимирович Бузгалин, доктор экономических наук, профессор МГУ, заместитель председателя оргкомитета Общероссийского общественного движения "Образование - для всех" и лидер движения "Альтернативы".

Бузгалин А.В.

Сегодня я хотел бы в основном сосредоточить свое внимание на том, почему и как образование для всех стало международно-признанной, обязательной для цивилизованного, в кавычках или без, я бы сказал без, имея в виду не развитые страны, а наш мир, как, действительно, цивилизованное сообщество, обязательным документом, почему в России ситуация иная и какие шаги могут быть сделаны для исправления этого положения, для устранения того разрыва, который становится очевидным.

Итак, прежде всего, фиксация. ЮНЕСКО и международные организации считают основной стратегией именно образование для всех, а не что-либо другое. Обратите внимание, коллеги, и это принципиально важно, я ссылаюсь на документ Организации Объединенных Наций. На всемирные форумы в Джамтьене - 90-й год, Дакаре -  2000-й год. Более того, эта тема подробно расписана в программных документах ЮНЕСКО на ближайшую перспективу, как стратегия и тактика деятельности этой организации.

Наконец, я приведу лишь одну цитату. Всемирный банк полностью привержен достижениям цели образования для всех. Я бы сказал, даже Всемирный банк дошел до того, что иначе нельзя. Почему, я скажу чуть позже. Пока зафиксируем, поставим здесь первую точку, а, может быть, восклицательный знак.

В этой связи мне хотелось бы подчеркнуть, что в России, к сожалению, ситуация иная. Лозунг "Образование - для всех" воспринимается если не как крамола, то как диссидентство. И правительство, и президент, и парламентское большинство в Думе, и министр образования фактически ведут линию на другую модель образования – «элитарную», то есть для узкого круга привилегированных людей, хорошее образование - для всех остальных, что получится, ориентированную на конъюнктуру рынка. Это совершенно другая модель, и так далее. Я еще к этому вернусь. Давайте пока посмотрим, что такое образование для всех, с точки зрения ЮНЕСКО и ее партнеров.

Первый тезис. Образование есть приоритетная ценность развития общества. Подчеркну, не средство, для того чтобы повысить конкурентоспособность продукции. Я доктор экономических наук, профессионал, поэтому говорю это со всей ответственностью. А, наоборот, экономика есть средство, для того чтобы развивать человеческие качества, прежде всего образование. Стратегическая, абстрактная, но очень важная теза, из которой вытекает очень много конкретных средств.

Второй тезис. Это образование, удовлетворяющее, прежде всего, базовые потребности, связанные с развитием человеческих качеств. Соответствующие документы и цитаты приводятся в моем докладе. Что это означает? Это означает ориентацию не на принцип: там, где больше заработная плата, туда я и пойду, то есть в этом направлении я буду получать образование, для того чтобы затем делать карьеру. Небезызвестные цитаты небезызвестных вам деятелей образования говорят: тот вуз лучше, выпускники которого получают самую высокую заработную плату.

Соответственно рейтинг вуза определяется прежде всего этими качествами, с точки зрения, к сожалению, весьма и весьма ответственных работников нашей системы образования, государственных структур. Да, это заявил министр. Но на самом деле не только. Это и многие эксперты заявляли, и советники, и так далее. Ситуация крайне неприятная, поскольку в этом случае все базовые как раз образовательные процессы оказываются практически по ту сторону в нашей стране.

Третье. Это система, которая должна обеспечить всеобщий равный, исключающий дискриминацию, доступ к образованию представителей всех социальных, национальных, и так далее, групп. Вот этот вопрос я прокомментирую потом, чуть ниже, но мне принципиально важно отметить, что образование для всех - это именно для всех. Для бездомного, для ребенка в Чечне, для девочки в мусульманской семье, для талантливого мальчика, который родился в глухой российской деревне, для российского мальчика, который живет в подвале на нарах со своей семьей дворников, и так далее, и тому подобное.

Это очень сложный и очень важный вопрос, как это обеспечить. На самом деле ЮНЕСКО и другие организации образовательные дают конкретный ответ с позитивными примерами, с программами. И даже Всемирный банк что-то пытается финансировать, для того чтобы решать эту задачу.

Наконец четвертое. Это ответственность за обеспечение образования для всех со стороны, во-первых, государства. В документах ЮНЕСКО постоянно подчеркивается, национальное государство обязано реализовать эту стратегию. Это является не неким пожеланием, ничего, это обязанность. Почему, я скажу чуть ниже.

Во-вторых, это ответственность гражданского общества, то есть нас с вами. Мы тоже обязаны это делать, для того чтобы развивалась наша страна и не только наша страна. В-третьих, бизнеса. Тоже обратите внимание, это очень необычный тезис. Это не дело доброй воли бизнеса - что-то делать. Это его обязанность как части граждан, институтов той страны, где осуществляется эта деятельность. Вот такая постановка ЮНЕСКО.

Мы на это смотрим чуть иначе. Дал тысячу рублей на образование со своих десяти миллиардов - спасибо большое. Дал миллион - ты вообще благодетель. С точки зрения ЮНЕСКО, не дал несколько процентов на образование - ты антисоциальный бизнесмен, с которым нельзя иметь дело. Точно так же в отношении государства.

Почему именно образование для всех, а не другая стратегия. На этот вопрос дается очень четкий ответ в международных документах, на самом деле в отечественных документах это подчеркивается.

Прежде чем прокомментировать этот тезис, хотел бы специально отметить российские традиции и наши отечественные культуры, и советскую модель образования  при всех недостатках ее действительной авторитарности, идеологической зашоренности и всех других. Вполне соответствуют этим международным требованиям.

Более того, я бы сказал даже чуть иначе, не обвиняйте меня только в посконном  патриотизме. Но я бы все-таки сказал иначе. Традиционные лучшие достижения российского, советского образования - это то, чему соответствуют современные решения ЮНЕСКО. На самом деле мы были одними из первых, если не первыми, на пути  решения вот этих задач, этих постановок и многого другого.

А теперь по существу: почему  все-таки образование для всех, а не что-то  другое?  Ну, во-первых, документы ООН,  не стесняясь,  говорят о том, что это вопрос, прежде всего, нравственный и вопрос социальной  справедливости. Мы этих слов сегодня стесняемся. В экономической среде сказать, что, исходя  из нравственных критериев, необходимо сделать что-то, неприлично, ну почти нецензурное выражение. С точки зрения ООН и документов, это так.

Во-вторых, это вопросы демократии  прав человек, педалируются постоянно, развивать особенно не буду. Я к этому вопросу еще вернусь в связи с глобальными  проблемами человечества.

В-третьих, этот тезис я поясню, это вопросы экономической эффективности. Вот здесь и международные сообщества, и ведущие эксперты-экономисты, профессионалы Мануэль Констельс, Даниэль Белл, наши отечественные академики, университетские профессора и так далее многократно показали, в современную эпоху ситуация такова, что в стране для конкурентоспособности... Я возвращаюсь к тому, что покритиковал раньше как высший критерий. Но даже, исходя из этого критерия для достижения конкурентоспособности, необходимо, чтобы каждый талантливый ребенок мог реализовать свой потенциал, чтобы людей с высшим образованием было примерно более половины работающих в стране уже сейчас. Через 10 лет это будет большинство. Иначе эффективности не добиться, конкурентоспособности не добиться.

Для этого нужно, чтобы развивались, прежде всего, инновационные свойства человека, а не узкий профессионализм. То есть он должен быть креативен, открыт, обладать широким фундаментальным образованием, иначе он не сможет быстро перенастраиваться, а будет заполнять стандартные формы. Это провал в современной экономике. И так далее, и тому подобное.

То есть нравственные и социально справедливые цели оказываются сугубо экономически эффективными. Все остальное - это экономика  газовой, нефтяной и прочей трубы. Это многократно обосновано,  раскрыто, и с этим особенно никто не спорит на самом деле. Вот это то, почему так. То, что у нас, к сожалению, не так, Олег Николаевич вам продемонстрировал с цифрами  в руках.

Второй тезис, по поводу некоторых фундаментальных глобальных проблем человечества и таких же проблем России, позиции ЮНЕСКО, и что мы можем сделать. На первое место я бы выдвинул проблему бедности и нищеты. Здесь довольно известен замкнутый круг. Традиционно либеральная позиция: почему страны являются бедными, группы определенные населения бедны и так далее? Ленивые не хотят получать образование. Без образования в наших условиях невозможно преуспеть в экономике.

Вторая половина правильная - без образования преуспеть невозможно. Первая половина - столь же лжива, сколь и поверхностна, кажется, очевидна. Вот здесь, знаете, кажется одно, а на самом деле совершенно другое. Почему?  Потому что сегодня  и в мире в целом, и в нашей стране созданы гетто нищеты, которые воспроизводят сами себя, и из которых без помощи из вне, причем активной и решительной, вырваться  ни целые страны, ни большие социальные группы не могут.

У меня, к сожалению, нет времени для того, чтобы  обосновать и развернуть  этот тезис, но он выглядит довольно очевидно. Я еще раз подчеркиваю, это замкнутые гетто нищеты. Они есть везде. Последние события в Париже показали, что они есть даже в столице одной из богатейших стран мира. А в России это 10-15 процентов населения как минимум в нищете. Примерно половины среднего, квазисреднего класса. То есть те, кто живет на обычную зарплату в 150-250 долларов, в 5-10 тысяч рублей. Примерно половины из этих людей живет тоже в таких условиях, когда дать качественное образование ребенку невозможно.

Вторая, верхняя половина средних работающих в нашей стране с огромным трудом может дать, как правило, плохое образование, либо с еще большим трудом обеспечить одному ребенку в семье поступление в приличный вуз. Но это, как правило, перенапряжение и исключение из правил.

И лишь квазисредний класс... Квази, потому что он не средний, он расположен наверху. Вот в шутку я его определяю следующим образом. Если вы с семьей можете, не задумываясь, сходить пообедать в "Макдоналдс", вы принадлежите к среднему классу. Когда я читаю лекции в США, над этим смеются, потому что там только самые бедные ходят в "Макдоналдс" покушать. А у нас это мечта, на самом деле. Если посмотреть на Россию, так и для приличной публики это не всегда доступно.

Так вот, только вот эта прослойка может сегодня претендовать на то, чтобы обеспечить более-менее качественное образование ребенку. Это социальная дискриминация и это исключение. Вот этот момент я хотел бы специально подчеркнуть. К сожалению, политика правительства идет сегодня вразрез с требованием ликвидации этих гетто нищеты. Начиная с Трудового кодекса, который создает условия для, извините, я бы на старом марксистском языке назвал это "сверхэксплуатацией наемного работника", на современном языке это "неэквивалентные отношения работодателя и работника". Но это ситуация, при которой человек работает примерно вдвое больше на доллар продукции и получает заработную плату вдвое меньше на доллар продукции, чем в любой другой стране. Я подчеркиваю, не вообще, а на доллар выпускаемой продукции, то есть, наш работник приносит прибыли на свой доллар заработной платы больше, чем американский, европейский или любой другой своему работодателю. Это одна сторона медали.

Вторая сторона медали. То есть, здесь их много будет, сторон, поэтому, наверное, не медаль уже, просто перечислю.

Трудовой кодекс, который был принят.

Следующая часть этой ситуации - монетизация льгот. Мы через это уже проходили. Слава богу, были некоторые действия, которые приостановили этот процесс.

Следующий шаг - реформа жилищно-коммунального хозяйства.

То, что говорилось сегодня о системе образования.

Отмена прогрессивного подоходного налога. У нас одна из немногих стран мира - Украина еще и несколько развивающихся стран, где нет прогрессивного подоходного налога. США - самые либеральные из всех либеральных западных развитых стран, 30-ти процентный налог на богатых и ноль на бедных. В Швеции, Финляндии, других странах с одними из лучших в мире достижений в области хай-тека и уровней эффективности, 50 процентов налог на богатых, ноль - налог на бедных.

У нас нет системы дифференциации на налогообложению различных учреждений. У нас нет системы поддержки социально ответственного бизнеса, хотя в мире это самая прогрессивная тенденция сейчас. Бизнес, который работает на среднюю прибыль, все остальные деньги тратит на социальные проблемы. Это выглядит иррациональным с точки зрения нашего сегодняшнего примитивно-капиталистического мышления, но с точки зрения Западной Европы - это стандарт эффективного прогрессивного бизнеса. Я готов продолжить эту цепочку, но у меня нет на это времени.

Вторая проблема, на которую я обратил бы большое внимание, это проблема "исключенных". То, на что мы сегодня меньше обращаем внимания. После Парижа немножко стали говорить больше. Между тем, у нас несколько категорий  "исключенных" и очень важных для проблемы образования.

Первое. Это люди без определенного места жительства и дети-беспризорники. Сколько их? Никто не знает, но в общей сложности это, по крайней мере, несколько миллионов человек. От двух, самые оптимистические оценки, до семи, самые пессимистические оценки.

Второе. Это нелегальные мигранты. Проблема, как показал Париж, очень и очень и опасная, и важная, и социально, так сказать, острая.

Я готов продолжать эту цепочку, но сейчас не в этом проблемы.

Еще одна важная, глобальная проблема - это равенство мужчин и женщин, на что мы в нашей стране перестали обращать внимание. Между тем, у нас начинается потихонечку развертываться дискриминация женщин, в том числе с точки зрения поступления в образовательные учреждения, особенно это характерно для ряда республик и регионов нашей страны. Образование для девочек. Документы постоянно ЮНЕСКО, ООН об этом, так сказать, твердят на 70 процентов. Это важнейшая проблема.

И последний аспект, который мы меньше всего рассматриваем, но который, мне кажется, принципиально важным в связи с образованием, это проблема демократии, прав человека и гражданской ответственности, развития гражданского общества. Здесь тоже существует своего рода замкнутая цепочка - чем ниже уровень образования, чем меньше его общедоступность, чем меньше мы реализуем модель образования для всех, тем хуже ситуация с демократией. Чем хуже ситуация с демократией, тем, как правило, более элитарным, закрытым, кастовым становится образование. Вот разорвать этот замкнутый круг - это обязанность правительства, наша с вами и бизнеса, равно как и все остальные задачи.

Разрывается он одним путем - через реализацию модели, когда осуществляется вот это самое образование для всех. Я еще раз напомню некоторые компоненты, которые принципиально важны, переходя к третьему и заключительному разделу доклада, об ответственности правительства. Этот аспект, эта тема постоянно педалируется в международных документах, то есть, они все заканчиваются тем, что исходя из таких-то решений, исходя из таких-то объективных общественных задач правительства национальных государств или других... федеральных государство обязаны сделать то-то, то-то, то-то.

Вот эти пункты я бы специально резюмировал и краткие выдержки из международных документов о том, что вот именно так, а не придумано профессором Бузгалиным, приводится ниже. Можно посмотреть эти документы подробнее, и там это всё прописано.

Итак, первое: обеспечить реализацию именно равного общедоступного образования,  а не какого-либо другого.

Здесь этот тезис не прописан, но я добавлю, что для этого необходима решительная социальная поддержка обездоленных и исключенных, бедных и так далее.

Сегодня в нашей стране это делается крайне ограниченно, задачей является принципиальное решение этой задачи.

Второй тезис - это бесплатное общедоступное, как минимум, среднее образование с переходом к такому же высшему образованию.

Я готов продолжить. Читайте Декларацию "Образование для всех", она составлена на основе вот этих документов, вот, что такое равное общедоступное образование. Она предложена к документу.

Второй тезис, на который редко обращают внимание: правительство, президент, государство обязаны обеспечить или, если необходимо, создать четкие (в документах подчеркнуто) обязательные механизмы, обеспечивающие активное участие гражданского обществ в решении проблем образования.

Еще раз, это обязанность создать эффективно работающий механизм. Если не работает, виновато государство. Вообще говоря, виноваты будем и мы тоже, конечно же. Давайте не будем только всё пенять на власти наверху. Если мы ничего не делаем, то никакие добрые шаги в нашу сторону не помогут. Но, если добрых шагов не будет, нам делать будет неимоверно трудно, особенно в условиях России, и это будет уже вина правительства. А обязанность создать предпосылки - на них, на нас - реализовать предпосылки.

Ликвидировать все случаи дискриминации. Обращу внимание, речь идет очень часто о сельских школах, Олег Николаевич упоминал этот сюжет, о целых регионах, определенных группах населения, национальных меньшинствах, женщинах и так далее. Но для нас это, прежде всего, сельские депрессивные районы, это дискриминация по национальному признаку и ряд других.

Следующий пункт - обеспечить приоритетное развитие образования для вот этих дискриминированных, угнетенных слоев населения. Это означает не равные условия для ребенка бомжа и для ребенка олигарха, а специальные программы для развития образования для бедных, целенаправленные, международные... национальные.

Поднять финансирование образования, как минимум, до шести процентов валового национального продукта. Мы об этом уже говорили и не раз.

Разработать национальные планы действий, обеспечивающие решение этих задач. Подчеркну, несмотря на общую приверженность идеям социальной, рыночной экономики, эти документы пронизаны очень четкой постановкой.

Задача правительств и международных организаций - разработать, принять и реализовывать кратко-, средне- и долгосрочные программы, четко фиксирующие конкретные шаги по реализации тех задач, которые ставятся.

Вот правительство обязано принять программу, утвердить и отвечать за ее выполнение в области образования, а не просто сегодня президент сказал одно, а министр следом то же самое, завтра президент промолчал, министр сказал что-то совсем другое, послезавтра ситуация вообще радикально изменилась, и Дума приняла решение, которое идет вразрез с первым, вторым и третьим. Потому что кто-то из администрации президента сказал кому-то в правящей фракции, что это надо сделать.

На мой взгляд, для нас с вами документы ЮНЕСКО, ООН, Ассоциации неправительственных организаций и даже Мирового банка являются очень полезными материалами, которые, во-первых, показывают, что можно делать.

Во-вторых, показывают, как можно делать.

В-третьих, доказывают нашим властям, что это не собственный эксперимент некоторой части образовательного сообщества, я бы сказал, все-таки большинства образовательного сообщества, а то, что является вызовом времени и принято большей частью гражданского общества на планете.

И, наконец, последнее. Что бы мы ни говорили об ответственности правительства, бизнеса и всех остальных структур, если мы с вами не будем активны, ничего не сдвинется с места. Как только начинается активность, некоторые подвижки происходят. Даже закон о контроле государства над общественными организациями начал несколько видоизменяться, когда начался шум и давление со стороны самых разных структур от крайне левых до крайне правых, и, прежде всего, социальных на правительство, президента и Думу с этой стороны. То же самое, мне кажется, можно и должно делать в области образования.

Я не берусь хвастаться, но, если бы образовательное сообщество на протяжении этих 15 лет не вело постоянную борьбу активную, иногда очень тяжелую против власти за то, чтобы не допустить коммерциализации образования,  у нас результаты бы сейчас были такие же, как после ваучеризации в промышленности или в сельском хозяйстве. У нас был бы разрушен основной вузовский потенциал полностью, и создавались бы заново некие мелкие коммерческие структуры, плюс что-нибудь вокруг нефти и газа, как в нашей экономике происходит.

Поэтому, завершая, я хотел бы обратиться к вам с предложением, просьбой и своего рода пожеланием, включиться активно в деятельность движения "Образование для всех", любых других неправительственных организаций и движений, в которых вы участвуете или можете поучаствовать. И поучаствовать в подготовке и проведении конгресса российского образовательного сообщества. И если он состоится, то тогда мы сможем показать, что и Россия действует так, как этого требуют, и может потребовать гражданское сообщество мира, ЮНЕСКО и другие организации.

Председательствующий. Слово предоставляется Сахарову Валерию Викторовичу - начальнику отдела образования и науки секретаря комиссии по делам ЮНЕСКО.

Сахаров В.В.

Я хотел бы со всей ясностью объяснить здесь собравшимся, что образование для всех выдвигалось ЮНЕСКО не как лозунг, не как декларация, не как некое всеобщее требование. Это конкретная международная программа, причем не ЮНЕСКО, а гораздо шире, чем ЮНЕСКО. ЮНЕСКО выступает в качестве координатора. Конкретная программа со своими участниками. Их количество четко обозначено, со своими механизмами мониторинга, со своим финансированием. Эта инициатива ускоренного финансирования со стороны "восьмерки" и со своими условиями этого финансирования, в частности, принятие и выполнение национальных планов ОДВ, о которых здесь шла речь. Это должно быть совершенно ясно.

К странам, попадающим вот под эти условия, относится большая группа развивающихся стран. Из стран СНГ могу назвать только Молдавию, Киргизию и Таджикистан. Россия не входит в число реципиентов в помощи по ОДВ. Но возможно со следующего года мы будем одним из ... спонсоров этого процесса. Во всяком случае, мы, как сторона председателя "восьмерки", в следующем году возглавим руководящие комитеты ... и как сопредседатель этого комитета будем оставаться в течение полутора лет со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе и финансовыми.

Вот, исходя из этого посыла, я и хотел бы построить свое выступление. Возможно, оно будет звучать неким диссонансом с тем, что здесь говорилось. Хотел бы повторить, что очень символично, что начавшийся 16 ноября год 60-летнего юбилея ЮНЕСКО в нашей стране открывают вот эти слушания, которые посвящены одной из наиболее приоритетных программ ЮНЕСКО, программе "Образование для всех".

Принятые на Даккарском форуме 2000 года рамки действия по этой программе, впервые за последнее десятилетие смогли объединить вокруг поставленных целей миллионы людей в разных странах. Мобилизовать довольно значительные средства и стать основой для реального прогресса в деле распространения начального образования и борьбы с неграмотностью. Подчеркиваю, это главные приоритеты программы для всех. Базовое начальное образование и борьба с неграмотностью.

Другое дело, что сейчас делаются попытки расширить понятие "образование для всех", включить сюда профессиональное образование, в том числе среднее и высшее образование, я считаю, что это правильные попытки, расширить географию ОДВ, включить сюда все страны переходного периода, тоже правильно. Это на будущее. Пока вот речь идет о начальном образовании, борьбе с неграмотностью, главным образом в развивающихся странах.

Если опираться на опубликованную ЮНЕСКО в ноябре 2005 года, несколько недель тому назад, всемирный доклад по мониторингу ОДВ то можно сделать вывод о том, что за последние годы действительно удалось достигнуть существенного продвижения в концентрации усилий и средств на цели образования. Удалось, в частности, добиться того, что около 70 развивающихся стран в качестве выполнения условия получения дополнительной внешней помощи разработали свои национальные планы по ОДВ и строго их соблюдают.

            Незаметно увеличен удельный вес бюджетных ассигнований своих собственных в сферу образования - это все условия предоставления помощи.

            Только в регионе Азии и Африки расходы на начальное образование в период 1999 и 2004 года практически удвоились. Свыше 20 миллионов детей смогли начать учиться. Вместе с тем, по состоянию на 2005 год положение дел с продвижением ... ОДВ вызывает серьезную озабоченность. 100 миллионов детей в мире все еще не могут посещать школу, свыше 770 миллионов взрослых, прежде всего, женщин из сельских районов остаются неграмотными.

            По мере выявившейся недостаточности ресурсов, поступающих на ... ОВД по каналам, вот инициатива ускоренного финансирования, о которой я говорил, созданная странами "восьмерки", решение задач программы ставит сегодня под вопрос такими объективными факторами, как все было масштабные природные бедствия, учащающиеся вспышки социального насилия, распространение эпидемических заболеваний, прежде всего, вич-СПИД, от которого, кстати, страдают и учителя очень часто. А главное, увеличивающееся бедность населения.

            По оценкам ЮНЕСКО и Всемирного банка, чтобы достичь целей 2015 года нынешние темпы наращивания системы начального образования в Южной Азии, необходимо удвоить, а в Африке и в Южной Сахаре повысить в четыре раза. Между тем, между прочим, ситуацию с ОДВ высветило наличие ряда других достаточно серьезных проблем с образованием в мире в целом. Время для их обсуждения и решения, несомненно, придет, если мы действительно хотели обеспечить глобальный переход к обществу, основанному на знаниях.

            Уже сегодня мы вплотную подошли к необходимости занять достаточно выверенную и ясную позицию, например, по отношению к процессам глобализации и образовательной сети, формирование транснациональных образовательных корпораций и массового внедрения трансграничного образования в соответствующей миграции студентов и преподавателей уже в мировом масштабе.

            Уже сегодня складывающаяся глобальная образовательная сеть наталкивается на существенное различие в образовательных стандартах и оценке профессиональных компетенций, в том числе преподавателей.

            Возвращаясь тем не менее к теме ОДВ хотел бы отметить, что в одном из последних номеров журнала "Международное бюро просвещений и перспективы" опубликована весьма любопытная статья двух ведущих сотрудников сектора образования ЮНЕСКО. В ней затрагивается проблема острой, все более нарастающей нехватки преподавательских кадров, причем не только в развивающихся, а в вполне развитых странах, в том числе и на уровне высшего образования.

            Что касается первых, то, по мнению авторов - это связано не только со значительными темпами прироста населения, но и с нынешними усилиями международного сообщества в рамках программы ОДВ по сокращению отсева учащихся из начальной школы или после ее окончания, по обеспечению всеобщего охвата начального образования, по ликвидации неграмотности. Не хватает учителей.

            По подсчетам ЮНЕСКО, опубликованной  в начале декабря нынешнего года в Пекине пятой конференции группы высокого уровня по ОДВ для обеспечения указанных целей программы к 2015 году мировому сообществу потребуется решить гигантскую по масштабности и беспрецедентности задачу дополнительно подготовить  и устроить до 60 миллионов учителей. Повторяю, 60 миллионов учителей, из них до половины учителей начальных классов.

            При этом речь идет о подготовке действительно качественных специалистов и о прекращении сложившейся практики привлечения к школьному преподаванию нуждающихся студентов из местных вузов и колледжей. И для молодых добровольцев из американского корпуса мира или призывников из гражданской службы Франции, имеющих, разумеется, лишь минимальную подготовку и получающих, соответственно, за свой труд меньше половины зарплаты профессионального учителя. 

            Результатом этого становится крайне низкое качество знаний немногочисленных выпускников средних учебных заведений, не позволяющим продолжить образование в вузах, не говоря уже о поступлении в престижные учебные центры западных стран.

            С другой стороны, последовательно дискредитируется сам труд учителя, падает престиж педагогической профессии. А наиболее достойные квалифицированные преподаватели нередко вербуются на работу в развитые страны, где им гарантированы подходящие условия труда и его оплата.

В свою очередь падение престижа привлекательности учительской профессии отмечается во всех странах, где жизненный успех все больше ассоциируется с большим заработком.

В условиях рыночной экономики эта профессия не может на равных конкурировать с другими более выгодными занятиями, даже при наличии значительной поддержки со стороны государства или со стороны владельцев частных учебных заведений.

Я не говорю здесь о высококвалифицированных преподавателях в престижных западных университетах, за которыми ведется все более ожесточенная, весьма затратная конкурентная борьба.

Кроме того, учителям все более приходится сталкиваться с серьезными социальными проблемами, такими как насилие в школах, распространение алкоголя, наркотиков, особенно ВИЧ (СПИДа), непосредственно угрожающего их жизни. Все это подрывает веру в преподавателей, в правильность избрания ими своей профессии, отталкивает от нее наиболее способных молодых людей, и, в конечном счете, сказывается на качестве обучения, прежде всего в развивающих странах.

Насколько мне известно, иная ситуация складывается сейчас в России, где численность работников, занятых в сфере образования, за последние годы практически не изменяется.

При этом уже начинающееся циклическое сокращение контингента детей и подростков школьного возраста может в скором времени привести к появлению избыточного потенциала педагогических кадров. Обеспечить им возможность для достойного применения своих знаний, способностей в рамках международных проектов по ОДВ, я это подчеркиваю, было бы весьма выгодно для нашей страны со всех точек зрения, и политической, и экономической, и социальной.

Разумеется, ситуацией с ОДВ отнюдь не исчерпывается очень непростое положение на мировом рынке образовательных услуг, но это тема отдельного обсуждения, оно, конечно, состоится, в том числе и в рамках Государственной Думы, учитывая, что этот вопрос Россия намерена выдвинуть в качестве одного из основных приоритетов своего предстоящего председательства в "восьмерке". Мы уже сейчас открыты для обсуждения возможных конструктивных и конкретных инициатив.

Одной из таких выгодных инициатив, где могли бы быть задействованы наши преподаватели, прорывных я бы сказал инициатив, является предложение группы российских экспертов о создании в восьми или десяти наиболее подготовленных развивающихся странах национальных университетских центров, специализирующихся на подготовке кадров преподавателей для педагогических и медицинских учебных заведений.

Такие центры высококачественного образования мирового класса могли бы действовать под эгидой ЮНЕСКО или группы "восьми", и включать в себя целый комплекс систем отбора и подготовки абитуриентов, сеть специализированных колледжей среднего звена, а также профильных институтов, обеспечивающих дистанционное обучение и переподготовку педагогических кадров для национальных образовательных структур.

Имеется в виду, что создание центров, поставки для них высокотехнологичного оборудования и направление преподавателей, могло бы обеспечиваться за счет как совместного финансирования развитыми странами (международное сообщество, в частности "восьмерка"), так и на двусторонней основе в рамках программы помощи по ОДВ.

В 2002 и 2004 году на саммитах "восьмерки" Россия уже выдвигала предложения начать подготовку учителей для учителей, для работы в развивающихся странах, и теперь речь о конкретизации продвижения этого предложения.

Учитывая созданный в предыдущий период вузовский потенциал, количество иностранных студентов, которых мы способны принять, исчисляется десятками и сотнями тысяч человек. Это было бы вполне сопоставимо с показателями развитых стран, таких как США (580 тысяч), Великобритания (300 тысяч), Германия (165 тысяч) и так далее.

Между тем, как всем хорошо известно, в силу целого ряда причин к нынешнему учебному году контингент иностранных студентов в российских вузах сократился всего до 70 тысяч человек, то есть произошел откат на позиции начала 90-х годов.

Конечно, здесь сыграло свою роль снижение до минимума объема помощи развивающимся странам по государственной линии. Сегодня на обучение в российские вузы ежегодно принимается не более 7 тысяч студентов-стипендиатов государством. Но, несомненно, новые место негативного влияния ряда факторов не экономического характера, я имею в виду не только нападение на студентов фашиствующих элементов в нашей стране, но также и сокращение числа бывших зарубежных партнеров за рубежом, симпатизирующих новой России.

Активное участие России в реализации новых инициатив по ОДВ имело бы, конечно, экономическое и политическое значение.

С точки зрения получения финансовых дивидендов, следует иметь в виду, что плата, получаемая за пятилетнее обучение одного студента в нашей стране, в среднем составляет около 8 тысяч долларов, а ставка возмещения расходов по командированию преподавателей за рубеж достигает 2,5 тысяч долларов в месяц.

Не менее важными являются и такие факторы как инициирование интереса к русскому языку и русской культуре в странах-партнерах, развитие контактов с общинами наших соотечественников за рубежом, наконец, поддержание активных интеллектуальных и  духовных связей со странами СНГ и формирование единого культурно-образовательного пространства с ними.

Наряду со всеми этими положительными моментами существует однако, одна острая проблема, о которой нельзя забывать. Я имею в виду миграцию в сфере образования, заключающуюся в усиливающемся оттоке и развивающихся, отчасти и переходных наших странах, наиболее способных молодых преподавательских кадров. Здесь необходимо найти такое решение, которое отвечало бы и потребностям развитых стран, и одновременно компенсировало утечку мозгов, вымывание образовательных кадров из стран, являющихся приоритетными для программы "Образование - для всех". В противном случае эта программа превратилась бы в лукавый инструмент косвенного самофинансирования государств, выступающих в роли доноров.

Одним из таких решений, как представляется, могло бы стать введение практики кредитования обучения в педагогических вузах под залог долгосрочных контрактов на работу молодых специалистов в нуждающихся странах. Сформированный таким образом мобильный корпус педагогических кадров, также как, например, и врачей, мог бы составить вполне достойную альтернативу ... добровольцам из американского "Корпуса мира". Главное, чтобы при этом страны как бы солидарно способствовали решению своих проблем в области образования, это имело бы определенный политический позитив.

Разумеется, необходимым условием для успешного функционирования такого корпуса должно стать осуществление подготовки специалистов по программам, обеспечивающим формирование у них единых, или хотя бы сопоставимых профессиональных навыков. И здесь встает вопрос о согласовании списка важнейших показателей результатов профессионального, в данном случае педагогического, образования. Решить эту проблему предлагается в рамках международного центра стандартизации экспертизы в области мониторинга и оценка навыков и компетенции детей и взрослых, который занимался бы сопоставлением и оценкой эффективности системы образования в разных странах, а также качеством образовательных услуг и квалификации. Действуя на основе опыта, уже накопленного ООСР и ЮНЕСКО, у них уже подписана конвенция, подписано соглашение о взаимном признании качества образования. Этот центр будет в состоянии оказать действия консультирования странам, участвующим в разработке единых рамочных профессиональных квалификаций для систем образования, а тем самым способствовало бы решению задач сохранения национальных преподавательских кадров в регионе этих стран.

Смолин О.

 Хотел отметить, что, это процитировать, пожалуй, конвенцию о борьбе с дискриминацией в области образования ООН еще 1960 года, где написано: сделать начальное образование обязательным и бесплатным, сделать среднее образование в различных его формах всеобщим достоянием и обеспечить его общедоступность, сделать высшее образование доступным для всех на основе полного равенства в зависимости от способностей каждого, обеспечить соблюдение предусмотренной законом обязательности обучения. Конечно, когда мы готовили документ под названием "Об обязательности обучения". Конечно, когда мы готовили документ под названием "Образование - для всех" для России, мы не думали, что мы должны ограничиваться сдачей обеспечения начального образования и борьбой с неграмотностью. Хотя, к сожалению, нам, например, наши коллеги из армии говорят, что уже появляются в некотором количестве в России неграмотные солдаты, с чем мы не сталкивались уже много десятилетий.

Поэтому естественно, что общий лозунг, общая идея образования для всех, она может реализоваться в каждой стране в зависимости от ее условий, в данном случае мы, конечно, хотели бы, чтобы  Россия принадлежала к числу передовых стран.

Председательствующий. Слово предоставляется Андрею Сергеевичу Пешкову, президенту международного центра обучающих систем. Пожалуйста, Андрей Сергеевич.

Пешков А.С.

Мы работаем уже второе десятилетие в тесном сотрудничестве, взаимодействии с ЮНЕСКО и с специализированными институтами Организации Объединенных Наций. Все мы знаем, особенно сейчас это необходимо подчеркнуть, в юбилейный год, что ЮНЕСКО практически является мозгом Организации Объединенных Наций, это единственный междисциплинарный институт в Организации Объединенных Наций. И собственно все инициативы, которые рождаются, достойные внимания в мире, они, как правило, концентрируются, перерабатываются и в конструктивном виде предлагаются вниманию международной общественности именно через проекты ЮНЕСКО.

Надо сказать, что Советский Союз занимал существенное место, значительное место в системе Организации Объединенных Наций, особенно в ЮНЕСКО. К сожалению, сейчас роль нашей страны несколько стала меньше, не настолько влиятельной. И наша активность внутренняя, мне кажется, недостаточно выплескивается в международные организации. И это плохо, потому что у нас много интересных инициатив, которые были бы, с моей точки зрения, обязательно восприняты и использованы в деятельности ЮНЕСКО. Но на сегодняшний день взаимодействие между нашей общественностью, специалистами и зачастую даже органами государственной власти недостаточно во взаимоотношениях, в том числе с ЮНЕСКО.

Я вам предложу краткую информацию о том, как мы взаимодействуем с ЮНЕСКО. Может быть, что-то из этого опыта покажется вам интересным. У нас постоянно действующие проекты в различных отраслях знания, образования и человеческой активности. И надо сказать, что практика, начиная с начала 90-х годов, практика нашей стабильной работы с международными организациями в условиях постоянно меняющегося внутреннего нашего антуража, всяческих реформ органов власти, чехарды с финансированием образования, это, может быть, один из тех опорных моментов, который позволит избежать сползания вниз, о котором вот наши коллеги так ярко говорили.

Итак, Международный центр обучающих систем был создан по представлению Министерства образования и Комиссии по делам ЮНЕСКО в 1994 году и был утвержден Секретариатом ЮНЕСКО в качестве Российского национального центра международного проекта ЮНЕСКО по техническому и профессиональному образованию. Сокращенное название "Юневок", оно многим известно. В 1996 году, по предложению Секретариата ЮНЕСКО и представлению Министерства образования, и опять же Комиссии по делам ЮНЕСКО, в дополнение к уже существующей Международной кафедре сети передач технологий для устойчивого развития, была создана (я еще раз хочу подчеркнуть, по предложению ЮНЕСКО) Международная кафедра сети ЮНЕСКО - "Техническое и профессиональное образование и подготовка кадров". Многим знакома аббревиатура ТВЕД.

И эти две международные сети кафедр и Национальный центр ЮНЕСКО, в совокупности взаимодействуя постоянно с проектами ЮНЕСКО и непосредственно с Секретариатом, целенаправленно участвовали в реализации программ и проектов. И в этих проектах постоянно принимали участие на протяжении вот 13 лет как наш внешнеполитический орган - Министерство иностранных дел в лице Национальной комиссии по делам ЮНЕСКО. Есть такой орган, который, с моей точки зрения, недостаточно используется для продвижения наших практических проектов и влияния. Комиссия Российской Федерации по делам ЮНЕСКО в различных составах. Министерства: образования, промышленности, науки и технологии, культуры, Государственная Дума и Совет Федерации.

Для того чтобы представить, какой спектр работ был проведен, я хочу перечислить несколько постоянно действующих проектов, по которым работа велась, ведется, и будет вестись, и по которым можно обращаться, если возникают какие-то вопросы.

Итак, с 1993 года постоянно проводятся конференции. Образовательные стандарты, оценка достижений и диагностика управления качеством образования, проблемы развития непрерывного профессионального образования в современных социально-экономических условиях с 1995 года проводится при поддержке Совета Европы, Европейского фонда подготовки кадров, центра подготовки кадров Международной организации труда, которая активно участвует в этом и центр "Юневок" в Германии, он как бы головной. Затем, правовое экономическое обеспечение непрерывного профессионального образования. Еще раз хочу подчеркнуть, профессионального образования, с которым у нас очень плохо обстоит дело. С 1997 года проводится эта работа, и принимали участие представители 61 страны, что говорит о том, что интерес не приходящий.

Очень большой раздел связан в нашей работе с проблемами непрерывного профессионального образования в странах, переходящих к устойчивому развитию, и экологическое образование и воспитание для устойчивого будущего. Мы все знаем, что ЮНЕСКО объявило десятилетие образования для устойчивого развития - это 2005-2014 год. И, я думаю, что вот в это десятилетие мы можем использовать международные ресурсы и административные и финансовые для того, чтобы активизировать нашу деятельность в образовании, связанную с устойчивым развитием. Я думаю, что это как раз тот случай, когда эти возможности необходимо использовать.

Надо сказать, что работа начинается, безусловно, с детей школьного, младшего и среднего возраста. Здесь профессиональная ориентация и дополнительное образование связано с различными проектами. Самый значимый и хорошо уже известный не только в нашей стране - это Всероссийский открытый конкурс научно-исследовательских, учебно-исследовательских и творческих проектов детей и молодежи по проблемам защиты окружающей среды с коротким названием "Созвездие". А, в принципе, тема зовется так: "Человек, земля и космос".

Эта работа ведется уже больше пяти лет. Она ведется с центром подготовки космонавтов. И результаты этой работы постоянно представляются и в нашей стране. Победители, дети, выезжали на штаб-квартиру ЮНЕСКО, где проводили выставку своих работ. Это очень интересная инициатива, поддержанная многими развитыми странами и международными организациями.

Мы хотим развить те начинания, которые с 2002 года пошли в область проблем непрерывного технического и профессионального образования. И нам представляется, что сейчас та система, практически развалившихся средних специальных образовательных учреждений, требует особого внимания с учетом того, что если со специалистами, имеющими высшее образование, у нас более или менее еще как-то дела обстоят ничего, то с квалифицированными работниками по признанию представителей промышленности и министерств у нас очень плохо обстоят. И поэтому вот как раз этому направлению, профессиональному и специальному техническому образованию мы уделяем последние два года большое внимание.

Те мероприятия, которые я перечислил, - это небольшой перечень из широкого спектра того, чем нам пришлось заниматься за эти годы. Надо сказать, что эти мероприятия получили высокую оценку в секретариате ЮНЕСКО, в Совете Европы, Всемирной конференции по науке, межпарламентского комитета СНГ и в Государственной Думе, и Совете Федерации Российской Федерации.

Надо сказать, что кафедра ЮНЕСКО и центр особое внимание сейчас уделяют не только различным аспектам образовательного процесса для всех, но и его основному качеству непрерывности.

Таким образом, мы ведем работу постоянно с детьми и молодежью, в том числе в рамках "Созвездия", где рассматриваем вопросы начальной профессиональной ориентации.

Достаточно давно и плотно мы работаем со школьными учителями экологии, с молодыми учеными.

И здесь мы регулярно проводим конференции и печатаем сборники их трудов, поскольку, как вы знаете, последнее время молодым ученым достаточно сложно стало публиковаться, и это серьезное препятствие на пути развития молодых ученых.

И работаем со специалистами по повышению квалификации и дополнительному образованию. Причем в различных видах работа проводится, в том числе, например, в виде издания специализированных детских энциклопедий.

Наверное, у многих дома есть Детская энциклопедия, вот как раз это замечательная цветная энциклопедия, неплохо отредактированная издавалась под эгидой нашей кафедры.

Надо сказать, что я не могу согласиться с нашим первым выступающим, что органы государственной власти мало уделяют внимания вопросам образования.

Есть, наверное, разные люди в нашем правительстве, и есть определенные тенденции в ту и в другую сторону. И от нашей активности, с моей точки зрения, зависит то, как мы сможем ориентировать лиц, принимающих решения в нашем государстве, на работу в образовании, на уделение внимания не только такого, скажем, виртуального, но и финансового.

Здесь зависит от того, насколько плотно мы работаем с представителями государственных органов власти.

Я думаю, что мы вот в нашем обсуждении должны остановиться не только на внутрироссийских проблемах, но и на международных аспектах образования.

Это тем более важно, поскольку мы знаем, что происходит в нашей сфере после недавнего подписания Россией Боннской конвенции.

Надо сказать, что, возможно, будет интересно вам, что в 2006 году, по просьбе представителей стран СНГ, мы, наш центр начинает издание русскоязычного бюллетеня ЮНЕВОК для стран СНГ.

И здесь можно восстановить те утраченные связи и то влияние русскоязычной культуры и образования, которое на сегодняшний день начало "размываться", особенно в странах бывшего Союза.

И еще я хотел бы напоследок сказать, что сейчас формируется проект "История ЮНЕСКО", и Национальная комиссия по делам ЮНЕСКО активно собирает информацию, предложения вот российских организаций и специалистов, и координирует эту работу. Об этом не хватило времени сказать у моего коллеги из Комиссии по делам ЮНЕСКО.

Я надеюсь, что вот то, что мы сделали в Советском Союзе и сейчас делаем в Российской Федерации, в контексте тех программ и приоритетов, установленных международными организациями, в том числе ЮНЕСКО, необходимо, с моей точки зрения, во-первых, сконцентрировать.

Во-вторых, изучить и использовать всем нам, поскольку многие не знают о многих проектах.

Но и обязательно нужно это использовать через механизмы внешнеполитического ведомства - МИДа, через Национальную комиссию по делам ЮНЕСКО, через наше полпредство в ЮНЕСКО для того, чтобы показать, во-первых, что делается в России, и показать значимость того, что делается в России. И, может быть, потом, благодаря этому, получить большую политическую поддержку и финансовую поддержку для наших проектов, что, с моей точки зрения, немаловажно.

Смолин О.Н.

Я хотел бы, в порядке социальной справедливости заступиться за систему среднего профессионального образования, которую вы назвали развалившейся. И действительно, скажем, в бюджете следующего года высшее образование предполагается финансировать с плюсом на 38 процентов, а среднее профессиональное - только на 8 процентов.

И, тем не менее, вот среднее профессиональное образование демонстрирует нам ситуацию, когда утопающие умудряются спасать сами себя руками самих утопающих.

Председательствующий. Слово предоставляется Константину Константиновичу Колину, члену Программного комитета ЮНЕСКО по информации.

Колин К.К.

В последние годы в передовых странах мира под эгидой ООН и ЮНЕСКО активно идут процессы формирования глобального информационного общества, основанного на знаниях. Построение такого общества требует новых подходов к развитию образования, которое должно стать существенно более массовым, фундаментальным и ориентированным на новые условия существования человека в информационном обществе.

В этих условиях существенным образом возрастает социальная значимость роли преподавателя, который становится центральной фигурой общества в XXI веке, и должен обладать не только высокой профессиональной подготовкой, но и новой информационной культурой, адекватной требованиям информационного общества.

К сожалению, современное состояние подготовки преподавателей в России, в особенности преподавателей средней школы, не отвечает современным требованиям. А проводимая в последние годы Российским правительством, программа модернизации образования на решение этой проблемы не нацелена и ее не решает.

В области информатизации образования негативным фактором является фактический отказ Министерства образования, науки и технологий от признания данного направления в качестве приоритетного в процессе модернизации российского образования, так как это определено концепцией модернизации образования в России на период до 2010 года.

В новой программе развития образования, одобренной правительством нашей страны в декабре прошлого года, проблемы информатизации образования практически не рассматриваются, хотя дела в этой области обстоят далеко не лучшим образом.

Так, например, результаты проведенного в 2004 году регионального социологического мониторинга в Ростовской области показали, что решение этой проблемы в России организовано неудовлетворительно и находится еще в самой начальной стадии. И первым шагом здесь может стать создание постоянно действующей национальной системы социологического мониторинга, процессов модернизации информатизации образования, тем более что методологические предпосылки для нее уже имеются.

Это позволило бы повысить эффективность управления процессом информатизации образования, более рационально использовать финансовые, технические и другие ресурсы. Снижение же темпов информатизации образования ведет к увеличению отставания России от передовых стран в этой области и к снижению качества образования.

Определенную угрозу национальной безопасности страны представляет сегодня и низкий уровень общей и профессиональной подготовки педагогических кадров общеобразовательной школы в области информатики, который еще не соответствует современным требованиям.

Для нейтрализации этой угрозы необходимо осуществить в ближайшие годы массовую переподготовку этих специалистов и решить наиболее острые проблемы оплаты их труда и социального обеспечения.

В настоящее время более половины российских преподавателей имеют зарплату менее трех тысяч рублей, то есть находятся за чертой бедности. В этих условиях обеспечить качественное образование гражданам России практически невозможно. Особенно в трудных условиях находятся сегодня учителя начальной школы, должностные оклады которых не превышают 1,5 тысячи рублей.

Однако и в новом социальном проекте развития образования, который объявлен Президентом России в 2005 году, повышение зарплаты для этой особо важной и социально-значимой категории преподавателей хотя бы до прожиточного минимума не предусматривается. Эта ситуация представляет  собой серьезную угрозу для национальной безопасности страны и должна быть незамедлительно исправлена.

Хотел бы привести такую небольшую справку. Я недавно узнал, что оклад учителя начальной школы в России составляет сегодня 1500 рублей для выпускников педуниверситетов и 1250 рублей для выпускников педучилищ. После вычета подоходного налога это составляет соответственно 43 и 36 рублей в день.

Для сравнения: зарплата на содержание одного заключенного в российской тюрьме сегодня составляет 48 рублей в день, а на содержание, я приношу извинение, сторожевой собаки в той же тюрьме 40 рублей в день. При этом ни нашим зэкам, ни сторожевым собакам не нужно тратиться ни на одежду, ни на транспорт, оплачивать коммунальные услуги и так далее.

Но меня особенно сильно впечатляет сравнение социального положения нашего учителя и сторожевой собаки. Ведь у нее из ... всего  один ошейник. Поэтому сравнение пока явно не в пользу учителя. От себя скажу, что страна, которая  унижает своих учителей, не имеет будущего.

В последнее время в социокультурной сфере России возникла еще одна угроза, обусловленная передачей финансирования городских и сельских библиотек на уровень местных, в том числе сельских бюджетов. По информации с мест это приводит к массовому закрытию сельских и городских библиотек, у которых уже начали отбирать здания и помещения. И дальнейшее развитие этого процесса приведет к разрушению сложившейся  в нашей стране библиотечной системы, к обострению информационного неравенства между городским и сельским населением, а также к снижению уровня общей культуры в России.

Для нейтрализации  этой угрозы необходимо внести соответствующие изменения в Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", так называемый 131-й закон, а также принять дополнительные меры по обеспечению деятельности сельских и городских библиотек, в особенности  специализированных библиотек для детей и юношества.

Представляется также необходимым улучшить социальное положение работников этих библиотек, а также работников школьных библиотек, которые сегодня не имеют статуса преподавателей. Ведь в информационном обществе к этим работникам предъявляются очень высокие профессиональные требования. И их роль в интеллектуальном и социальном экономическом развитии общества  в самые ближайшие годы будет возрастать.

Сегодня в России формируется гражданское общество. Поэтому правительство нашей страны и в особенности Министерство образования, науки и технологий России должно научиться конструктивно взаимодействовать с уже  существующими  институтами гражданского общества, и, прежде всего, с научными организациями.

Сюда мы относим Российскую академию наук, Российскую академию образования, общественные академии наук. Сегодня в этих организациях разработан целый ряд конструктивных и очень полезных для нашей страны  предложений по развитию системы образования, повышению его качества и доступности для населения,  а также по развитию инновационной деятельности в образовательных учреждениях высшей школы".

Эти предложения активно обсуждаются на научных конференциях, публикуются в печати. Однако нашими чиновниками они не изучаются и не учитываются.

После  формирования в 2004 году нового состава Правительства России налаженный ранее диалог между руководством страны, руководством сферы образования и российскими учеными практически прекратился.

В то же время, скоропалительные и необоснованные социальной необходимостью реформы системы образования продолжаются. Это увеличивает социальную напряженность в обществе, которое не может дальше мириться с разрушением системы образования, и представляет собой серьезную угрозу для национальной безопасности страны. Поэтому эта ситуация должна быть изменена самым решительным образом и в кратчайшие сроки.

Сегодня России крайне необходимо гражданское согласие, в том числе и в первую очередь, по вопросам сохранения, дальнейшего развития системы российского образования. Россия - это не Грузия и даже не Украина, у нас "оранжевой революции" не будет, зато октябрьские революции у нас случались. Не хватало нам еще и этого. Вот об этом, я считаю, должны задуматься наши чиновники, потому что дальше разрушать нашу систему образования - основу будущего нашей страны, мы не позволим.

Смолин О.Н.

На одну бродячую собаку в московском приюте для бродячих собак выделяется 60 рублей в день, на одну бродячую кошку - 35. Как видите, на собаку бродячую значительно больше, чем на учителя начальных классов, а на кошку чуть-чуть поменьше все-таки. Вот. К сожалению, должен с горечью сказать, что за очередные поправки, их было 14-ть к бюджету 2006 года, и голосовались они 14 октября текущего года, через два дня после Всероссийской акции протеста работников бюджетной сферы, дружно голосовали фракции КПРФ и "Родина", часть независимых депутатов и, практически, по нулям фракция "Единая Россия" и фракция ЛДПР. Правда должна быть правдой. Кстати сказать, к сожалению, в Государственной Думе информация о том, как депутаты голосуют по вопросам образования, как и по всем другим, является информацией для служебного пользования. А я считаю, что первое, что должен знать избиратель, это как голосуют его депутат. Потому что все остальное - это информационный шум. Извините, можно очень любить перед выборами, а после выборов окажется сразу, что непостоянная у них любовь. Вот и все.

Слово Туркиной Татьяне Геннадьевне, сотрудник юридического отдела организации «Перспектива».

Туркина Т.Г.

Я представляю региональную общественную организацию инвалидов "Перспектива - Москва". Почему я здесь и говорю об инвалидах? Я являюсь координатором национальной коалиции российских организаций инвалидов "За образование", я являюсь ассистентом менеджера проекта "Юридическая защита прав инвалидов - право на образование" и помимо этого я являюсь координатором проекта "Права инвалида и права человека". 

            Я изначально хотела построить свой доклад именно на правах человека и рассказать обо всех документах, которые касаются образования и, в частности, права на образование для инвалидов. Достаточно большой объем документов. Потом я решила немножко поменять свой ракурс. Но я все равно обязательно хочу поговорить о правах человека и о международных документах.

            Мы, к сожалению, очень мало используем в своей практике работу с международными документами и с международными организациями. Существует достаточно много документов, которые или напрямую, или косвенно касаются образования.

            К сожалению, мы не знаем, какими мы можем пользоваться международными механизмами, чтобы отстоять наше право. Государство это бездушная машина и ей все равно, есть у нас хлеб, есть ли у нас образование. Оно не начнет что-то менять, пока мы сами не заговорим. Даже в той же Америке, о которой мы любим говорить, как о стране великой демократии, для меня это в кавычках, даже там только стали решать проблему инвалидов после того, как заговорили общественные организации, государство само до этого не дошло. Все зависит от нас и, в том числе зависит от вас, поскольку у нас здесь большая тема образование.

            У нас есть два механизма, по которым мы можем... А, почему еще международные стандарты. Мы с вами знакомы с Конституцией, кто ее просто держал в руках, кто даже, может, прочитал, кто-то ее даже хорошо прочитал. В Конституции у нас написано, что высшей ценностью, высшим законодательным актом является Конституция - это наше высшее. После этого идут международные документы. И далее идут законы Российской Федерации и далее вниз. То есть все законы Российской Федерации субъектов, указы, постановления, нормативные документы должны соответствовать международным стандартам и Конституции, мы все это прекрасно знаем.

            И говоря о международных документах. У нас есть два основных таких органа, которые издают эти международные документы - это Совет Европы и ООН. Я не буду говорить ОБСЕ, потому что он не имеет такой законодательной силы. Хотя хельсинские соглашения, да, после чего ... стало организовываться правозащитное движение, появились хельсинские группы во всем мире, как раз было основано на хельсинских соглашениях, которые были ОБСЕ.

            Совет Европы, у него основной документ - это Конвенция по защите прав и основных свобод. И Совет Европы, чем он хорош. У него очень хороший механизм защиты. У него есть Европейский суд. В Европейский суд можно подать жалобу, правда, ожидать можно очень долго: два-три года, но все-таки это реальное решение, которое государство должно выплатить.

            Если нарушенное вами право подпадает под европейскую конвенцию, то вы можете подать жалобу. Самое интересное, что сама европейская конвенция не содержит право на образование. В ней в самой этого нет. Право на образование заложено в протоколе № 1 к европейской конвенции. И к счастью этот протокол есть и на основании этого мы можем подавать жалобу, жалуясь на нарушение нашего права. Но это право какого-то конкретного человека: Иванова, Петрова.

            ООН, ООНовские механизмы. Вы уже слышали, там: декларации, конвенции, стандарты. Чем же они отличаются? Слова-то ведь разные. Декларации - это документы, которые должны исполняться государствами по факту своего существования, то есть их не надо подписывать. Вот декларация есть, ее надо соблюдать. Конвенция обязательно для исполнения государством только после ратификации, да, вы это знаете.

И здесь возникает проблема. У нас есть, например Декларация ООН об инвалидах, Декларация ООН об умственно отсталых лицах. Но механизма защиты деклараций нет, есть механизмы защиты только конвенции. То есть декларация относится к мягкому праву.

Да, есть, так же, как всеобщая декларация прав человека. Да, она существует замечательно. Но она не защищена. Я не могу, ссылаясь на декларацию, подавать жалобу в комиссию. Не могу. Потому что она не защищается механизмом.

У нас есть семь конвенций на сегодняшний день, по которым существуют специальные комиссии и, куда мы можем жаловаться и, куда государство отправляет доклады. Это у нас комиссия по международному пакту о политических правах, пакт в экономических и социальных правах, конвенция о правах ребенка, конвенция о защите прав женщин от всех дискриминаций, конвенция о любого рода дискриминаций и конвенция о пытках и жестоком обращении. И по каждой из этих конвенций есть своя комиссия. И в эту комиссию мы можем жаловаться, как подавать частную жалобу, так писать альтернативные доклады. Вот касается нас - альтернативные доклады. Государство по исполнению каждой конвенции обязано отчитываться. Нас вот в данном случае интересует конвенция о правах ребенка, в которой очень много написано и об образовании, и, в том числе об образовании детей-инвалидов.

Государство раз, по-моему, в четыре или пять лет представляет государственный доклад в комиссию, а общественная организация, общественные движения, объединившись, могут подавать свой альтернативный доклад, как исполняются обязательства организации по этой конвенции. Это очень интересный механизм защиты прав.

Я знаю, что существуют такие коалиции по конвенции. Есть коалиция, которая делает альтернативные доклады. И по пакту об экономических и социальных правах. Тоже мы можем туда подавать. Это тоже нас касается. Там тоже есть право на образование.

Переходя к нашему законодательству, у нас в Конституции записана очень важная вещь. 43-я статья, мы все ее помним. Нам всем гарантировано общее среднее образование. Мало того, оно обязательно. Это не просто право получить образование, это еще и обязанность получить среднее образование, которое у нас определено до 15-ти лет.

Что происходит на практике? Здесь уже говорили о категориях людей незащищенных, да, детей незащищенных, взрослых. Например, бездомные, мигранты, которые не получают образования, в том числе дети-инвалиды. На самом деле об инвалидах очень часто забывают. Я когда работала с международными документами, не везде есть слово "инвалиды", где-то упоминается, где-то нет.

Закон "Об образовании" не упоминает инвалидов, там вообще их нет.

Но, что складывается в ситуацию, это ни есть не плохо и не хорошо. В Конституции не указано, что отдельно для инвалидов надо право на образование, не указано это в законе. Это, о чем говорит? О том, что право это есть, оно существует, оно не исполняется только на практике, его нет фактически. Никто не запрещает ребенку-инвалиду учиться. Также никто не запрещает бездомному ребенку или ребенку из семьи мигрантов учиться. Этого запрета нет. Запрет происходит на практике, когда начинают исполняться законы. Вот где главная проблема с нашим образованием. У нас есть, конечно, нормативные документы, которые действительно нарушают права. Их много. Это в основном касается актов. Потому что ни закон "Об образовании", ни закон "О социальной защите прав инвалидов", они не нарушают этого права.

Что у нас происходит на практике? Самое главное мы столкнулись с чем, почему, например, ребенок на коляске не может учиться? Он не может учиться по одной простой причине - он не может попасть в школу.

У нас недоступная среда. Я не говорю про метро. Метро - это вообще отдельная статья. Даже если родители привезли ребенка в школу на машине, он не может попасть, потому что у нас есть ступеньки. Он не может в школе передвигаться, потому что там есть ступеньки. Он не может, извините, посетить туалет, потому что проем ему не позволяет, и место надо чуть побольше, чтобы с коляски пересесть. Это ведь небольшие проблемы, согласитесь. Ничего в них такого, особенного, нет.

Мы говорим ведь об эксклюзивном образовании, да, о включении детей-инвалидов в школу. Есть другие категории инвалидов, которые, например, с даун-синдромом, с психическими различными отклонениями, которые не видят и не слышат вообще. Мы тоже хотим, чтобы эти дети учились в школе, и это возможно. Это, правда, возможно. И мировая практика это показывает. Но хотя бы начать с того, чтобы дать возможность детям, не вызывает сомнения, что он может учиться, просто хотя бы сделать для него доступную среду. Это первое.

Дальше - о детях, которые находятся на надомной форме обучения. Как правило, вот эти дети находятся на надомной форме обучения, потому что они не могут попасть в школу. Если ребенок может попасть, он учится. Вот, кстати, надомная форма обучения, она нарушает право ребенка на получение образования, потому что оно дается не в полном объеме. Есть специальная инструкция, там ограниченное количество часов, восемь часов в неделю. Восемь или 10 для разных степеней. За это время невозможно ребенку дать нормальное образование и ребенок получает образование, которое он неконкурентоспособен потом на рынке труда. Его изначально ставят в условия, что он не получает хорошее образование.

На сегодняшний день, вот мне принесли очень интересные последние исследования, оказывается на сегодняшний день не получают образование 367,6 тысяч детей-инвалидов. Это 66 процентов. Это две третьи детей инвалидов не получают образование. Этой цифре можно не верить. Это не факт, потому что официальных цифр нет. Нигде в докладах официальных органов нет цифры по детям-инвалидам, сколько их вообще.

Разные цифры находятся, есть в Министерстве образования, есть в соц. защите. У них у каждого свои цифры. Реальной цифры на сегодняшний день нет. По крайней мере, когда мы пытались, проводили мониторинг по детям-инвалидам,  получающим образование в 10 субъектах, мы не смогли получить ни в одном субъекте реальную цифру по детям-инвалидам, получающим образование. В некоторых субъектах мы даже не смогли найти цифры по детям, вообще по детям. Их просто там не было.

Мы сейчас видим, как мы стали немножко разворачиваться в обратную сторону. Это очень такой, тяжелый момент выбора. Я, честно говоря, выросшая в советское время, я не хочу возвращаться обратно. Я хочу одно, чтобы максимально каждый человек в нашей стране чувствовал себя максимально счастливым. И ребенок-инвалид, и простой ребенок, они все имеют право на счастье. И только от нас зависит, как мы сможем им помочь.

Смолин О.Н.

Посмотрите, пожалуйста, пункт 3 статьи 16 Закона "Об образовании", пункт 7 статьи 50 и статью 1 закона "О высшем", вы там увидите понятие инвалидов. Если вы посмотрите 43 статью Конституции, то вы увидите, что там она не гарантирует, к сожалению, полную среднюю школу. Она гарантирует общедоступность и бесплатность дошкольного образования, основного общего и почему-то среднего профессионального. Ни старшей школы, ни ПТУ в качестве гарантий там почему-то нет.

И самое последнее. Вряд ли, уважаемые коллеги, даже если кто-нибудь захочет, нам удастся вернуться в то прошлое, в котором мы жили, поскольку, как известно со времен греков, в одну и ту же реку дважды вступить нельзя. Вопрос совсем в другом. Пойдем ли мы вперед? Или мы пойдем назад не в советское прошлое, а в дикий капитализм 19 века.

Председательствующий.

Слово предоставляется Поляковскому Гавриилу Борисовичу, президенту Ассоциации негосударственных образовательных учреждений и организаций.

Поляковский Г.Б.

Мой доклад звучит так - "Реализация положений Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования в России, в контексте закона 122, федерального закона от 22 августа, на примере деятельности органов госвласти в регионах, субъектах Федерации".

Основная цель ЮНЕСКО заключается в том, чтобы содействовать укреплению мер безопасности путем расширения сотрудничества народов в области образования, науки, культуры, в интересах обеспечения всеобщего уважения, справедливости, законности и прав человека, провозглашенных в уставе ООН.

В соответствии с нашей Конституцией общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором России установлены иные правила, чем предусмотрено законом, то применяются правила международного договора.

К международным обязательствам России в сфере образования и защиты прав ребенка относятся в том числе соблюдение международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, в частности пункт первый статьи 24-ой, где говорится, что каждый ребенок без всякой дискриминации имеет право на такие меры защиты, которые требуются в его положении как малолетнего, со стороны его семьи, общества, и в первую очередь государством.

Также к международным обязательствам относятся соблюдение конвенции о правах ребенка 1989 года, в частности, статья 28-ая говорит, что государства-участники признают право ребенка на образование, и с целью постепенного достижения осуществления этого права, на основе равных возможностей, поощряют развитие различных форм среднего образования.

Требует соблюдения, естественно, положения Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования, и остановимся на обязательствах России по соблюдению данного документа более подробно.

Можно без преувеличения сказать, что с августа 2004 года в России началась беспрецедентная борьба с образованием как общедоступным правом всех граждан.

Федеральный закон, наш одиозный закон 122, фактически уничтожил некоторые основополагающие принципы, которые в течение 12 лет, начиная с 1992 года, обеспечивали существование образовательных учреждений и организаций на территории России.

Один из основополагающих принципов, это как уже сегодня звучало, приоритетность образования.

Что изменилось в системе образования с принятием закона 122. Буду проводить параллель одновременно с Конвенцией о борьбе с дискриминацией.

Во-первых, отменены государственные гарантии приоритетности образования, статья 40 отменена, исключена из закона, по которой образовательные учреждения, независимо от их организационно-правовых форм в части не предпринимательской деятельности, освобождались от уплаты всех видов налогов, в том числе платы за землю.

В целях привлечения инвестиций в систему образования государство также предусматривало систему налоговых льгот организациям и физическим лицам, вкладывающим свои средства в развитие системы образования.

Также в этой статье звучало, что государство предусматривало льготы по налогообложению недвижимости собственникам, которые сдают свое имущество в аренду образовательным учреждениям.

Данные меры позволили создать на территории России широкий спектр образовательных учреждений, в том числе негосударственных, включая конфессиональные образовательные учреждения.

Например, в нашу ассоциацию входят учреждения образования, которые созданы были как раз в 1992 году и до сих пор успешно существуют на российском рынке образования, образовательных услуг.

Какие положения конвенции нарушены? Действительно правильно говорилось, что декларация, в первую очередь, любая - это декларирование каких-либо прав и обязанностей стран, которые поддерживают данную декларацию. Конвенция - это все-таки международный документ, в случае ратификации он обязателен к исполнению.

Достаточно сложно было найти в декларации, в Конвенции, простите, "О борьбе с дискриминацией" конкретные положения, на которые можно ссылаться, но мы постарались это сделать.

Сегодня ставится под угрозу основополагающее право каждого человека на образование, закрепленное в статье 26 Всеобщей декларации прав человека, и подтвержденное настоящей конвенцией. Так как само существование образовательных учреждений независимо от форм собственности ставится под угрозу.

Посмотрим ситуацию в регионах. На фоне систематической нехватки средств на нужды образования в регионах в целом государство предполагает повысить налоговое бремя образовательных учреждений.

Таким образом, ставится под удар вся система образования. О развитии образования уже речь не идет, то есть, мы говорим только о проблеме уже выживания образовательных учреждений.

Налоги на имущество, налоги на землю окончательно подорвут, я имею в виду на недвижимость, окончательно подорвут материальную основу и государственных, и муниципальных, и негосударственных образовательных учреждений.

Далее по 122 закону. Подробно необходимо осветить проблему, сложившуюся в сфере негосударственного сектора российского образования.

Закон отменил положения Закона "Об образовании" России, по которым нормативы финансирования негосударственных учреждений образовательных не могли быть ниже нормативов финансирования аналогичных государственных и муниципальных образовательных учреждений на данной территории.

Негосударственные образовательные учреждения получали право на госфинансирование с момента государственной аккредитации и получения статуса государственного учреждения в случае реализации ими основных общеобразовательных программ.

Теперь эти положения закона отменены, убраны. В связи с этим мы считаем, что статья 3-я нарушается Конвенции о борьбе с дискриминацией, ее подпункт "д" говорит о том, что не допускается в случае, когда государственные органы предоставляют учебным заведениям те или иные виды помощи, никаких предпочтений или ограничений, основанных исключительно на принадлежности учащихся к какой-либо определенной группе.

С января 2005 года прекратилось бюджетное финансирование аккредитованных негосударственных образовательных учреждений и организаций в большинстве субъектов России.

Исключение, приятное исключение составляет Москва, что нельзя сказать о других регионах России.

Несмотря на то, что по нашему законодательству, в первую очередь, по Конституции в России равным образом признаются и защищаются все формы собственности, негосударственные образовательные учреждения входят в систему образования России наравне с государственными и муниципальными. Это подтверждает действующая редакция Закона "Об образовании". И получают негосударственные образовательные учреждения государственный статус с момента государственной аккредитации, тоже об этом говорит сейчас Закон "Об образовании".

Для родителей получается некая "ловушка", для родителей, чьи дети учатся, допустим, в православной, мусульманской школе, либо просто в негосударственном образовательном учреждении. Какого рода "ловушка" получается?

Я исхожу из того, что речь идет о грамотных родителям с правовой точки зрения.

Родители обязаны, как это сегодня уже звучало, обеспечить своим детям получение основного общего образования по статье 43-й Конституции.

Родители знают, что все формы собственности в России равны, это статья 8-я.

Родители реализуют свое право выбора образовательного учреждения, независимо от формы собственности.      

И родители знают, что государство поддерживает различные формы образования, о чем тоже говорит Конституция. Но закон об образовании в новой редакции нарушает конституционные права родителей на свободный выбор школы для своего ребенка, ставя школы в неравное положение в зависимости от формы собственности. Многие негосударственные образовательные учреждения в регионах встали на грань выживания.

До принятия федерального закона 122-го учащиеся  негосударственных образовательных учреждений, имеющих аккредитацию, имели право на получение льгот, установленных для обучающихся в государственных и муниципальных  образовательных учреждениях. Имели это право. Этот пункт из федерального  закона об образовании убран.

Считаю, что это нарушает положение конвенции, пункт  первый статьи  первой, где говорится, что выражение дискриминации охватывает всякое различие, основанное  на ограничении по признаку, в том числе социального происхождения, экономического положения или рождения, которое имеет целью или следствием уничтожение или нарушение равенства отношений в области образования.

И что же происходит в жизни, и каковы последствия? Государство лишило учащихся частных школ социальной защиты. Теперь на этих детей не распространяются льготы, установленные законодательством России для учащихся государственных школ. Пункт 20 статьи 50 исключен из федерального закона об образовании. О каком равенстве граждан и соблюдении Конституции и международных норм можно вести речь в данный момент? Ни о каком.

Что мы предлагаем в данной ситуации? В соответствии с пунктом первым статьи 3 Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования государства, являющиеся ее сторонниками, обязуются отменить все законодательные постановления и административные распоряжения и прекратить административную практику дискриминационного характера в области образования.

Поэтому мы предлагаем... Может быть, это фантастический вариант, но исходя из того, что у нас все-таки формируется гражданское общество, которое может поддержать эти инициативы, мы предлагаем, что статьи федерального закона об образовании, которые ущемляют права учащихся и их родителей по сравнению со старой редакцией  данного закона, необходимо изменить либо исключить из закона. Вернуть в закон об образовании нормы, которые будут гарантировать равную государственную поддержку государственным, муниципальным и частным школам в сфере финансирования, а также льготного налогообложения и освобождения от уплаты за землю.

Например, статью 40 "Государственные гарантии и приоритетность образования". Мы считаем, ее надо вернуть обязательно, потому что ничего не может быть в настоящий момент развития России более важного, чем образование. Спасибо за внимание.

Мы вели борьбу на уровне региональных властей. Вот, например, в понедельник я контактировал с депутатами областной Думы, потому что меня включили в рабочую группу по изменению регионального законодательства. Потому что сейчас государство попыталось переложить обязанность финансирования, в частности негосударственных образовательных учреждений, на плечи субъектов Федерации. Но не все субъекты Федерации имеют такую возможность финансовую. И, например, многие православные школы, которые тоже в нашу ассоциацию входят, они в шоковом положении оказались.

И областная Дума, депутаты пообещали нас поддержать и внести в закон об образовании Московской области такие же изменения, какие произошли в Москве, то есть сделать бюджетное финансирование, обеспечить негосударственным образовательным учреждениям наравне с муниципальными и государственными. Поэтому работа у нас ведется. Отказа мы не получили. Наоборот, справки официальные из Правового управления Госдумы, из Казначейства федерального есть о том, что субъект имеет на это право: на то, чтобы финансирование осуществлять. Но вроде бы Московская область нашла средства. И сейчас ведется уже работа. В частности сегодня должны были уже рассматривать вопрос - утверждение законопроекта о финансировании негосударственных школ Московской области. Вопрос этот непростой и решается он не так быстро, как нам бы хотелось.

Но, исходя из того, что все-таки такие субъекты Федерации, как город федерального значения Москва и Московская область не считаются самыми бедными, исходя из того, что сейчас у нас субъектов 88 стало после объединения нескольких субъектов, не 89 уже, тем не менее остальные субъекты, они вряд ли найдут средства на финансирование  негосударственных образовательных учреждений. И то, что сделало федеральное руководство. Я считаю, что это действительно преступление против образования.

Председательствующий.

Я могу в качестве дополнения сказать одну простую вещь. Дело в том, что в самой системе негосударственных образовательных учреждений довольно неоднородно все. Потому что в систему в эту входят школы, которые остро нуждаются в государственной поддержке. И входят в школы, которые вообще не нуждаются ни в какой поддержке. Например, вы знаете, в Москве есть Московская экономическая школа, находится на улице Заморенова, рядом с правительством. Это школа, в которую вступительный взнос только в первый класс составляет 30 тысяч долларов и ежегодная, то есть ежемесячная плата за ученика составляет полторы-две тысячи долларов, ежемесячная. Там учатся далеко не бедные дети. Вернее дети, далеко не из бедных семей. Председатель попечительского совета господин Авин. Я думаю, больше ничего дополнять не нужно. Вот подобного рода школы есть.

И достаточно сейчас, так сказать, пошла мода на эти школы. Дети из семей банкиров, предпринимателей крупных, они не хотят учиться в государственных школах. Они создают для своих отпрысков тоже негосударственные учреждения. Очень богатые. Они ни в чем не нуждаются. Поэтому как бы говорить в целом о том, что вот эта система нуждается в поддержке, это было бы неправильно              

И, тем не менее, там есть проблемы. Я думаю, что касается обращения в Конституционный Суд, отдельный гражданин может, конечно, обратиться, и бывают такие прецеденты, что по отдельному обращению возникает как бы вот прецедент рассмотрения в Конституционном Суде. Но мы для того и создавали организацию для того, чтобы понять суть существующих проблем в системе образования, вычленить самые болевые точки, а мы уже потом обратимся и в Конституционный Суд, и в другие инстанции. И будем требовать, чтобы ситуация изменялась. Когда потом? Для того, чтобы знать, с чем обращаться, надо знать, с чем обращаться. Пока еще, вот мы получаем от вас первые такие предложения конкретные, это очень хорошо. Но до недавнего времени их вообще не было.

Вы знаете, когда мы встречаемся с людьми, все говорят, все плохо, все разваливается. Мы говорим, дайте конкретику. Ну зачем это нужно? Вот ничего, все равно все плохо. Дайте конкретику, уважаемые коллеги. Мы не случайно для этого и готовим конгресс, и готовим целый ряд предложений по тому, чтобы не допускать какие-то вещи. Мы вот сумели, я думаю, что в какой-то степени в этом наша заслуга. Мы остановить сумели вот эту победную поступь ЕГЭ (единого государственного экзамена). Хотя некоторые апологеты ЕГЭ сегодня представляют, как вот, что мол, будет продолжаться эксперимент. Я вам могу совершенно однозначно сказать, не будет этого продолжения. Мы остановить сумели вот это победное шествие. Читайте об этом вот в нашей газете.

Результатом наших действий стало то, что коллегия 10 ноября не приняла решения никакого по единому государственному экзамену. Пока вот в раздумьях, что дальше делать, не знаем. Парламентские слушания совершенно однозначно, те, кто участвовал в парламентских слушаниях, выступили против ЕГЭ.

Я вам скажу, что против ЕГЭ выступил Совет Федерации, Комитет по образованию и науке Совета Федерации. Против ЕГЭ выступил Союз ректоров, против ЕГЭ выступила Российская академия образования, которая занимала как бы вот такую шаткую позицию, туда-сюда. Против ЕГЭ выступил даже Федеральный центр тестирования, который непосредственно занимался разработкой.

            Поэтому я думаю, что мы сумели как-то приостановить этот процесс, и другие процессы будем останавливать. Поэтому все должно созреть.

Председательствующий. Слово предоставляется Суворовой Светлане Феликсовне.

Суворова С.Ф.

Я дам три цифры, которые опубликованы на официальном сайте министерства образования.

На страничке справка о мерах по развитию образования в Российской Федерации, приоритетные направления развития образования. В течение прошедшего 2004-2005 года было ликвидировано 919 образовательных учреждений, в том числе 730 в сельской местности. Вместе с тем темпы сокращения сети образовательных учреждений замедлились. В 2003-2004 учебном году было ликвидировано 1411 образовательных учреждений. В 2002-2003 учебном году - 1058 учебных заведений. По-моему, эти цифры достаточно красноречивы

 

Исследования