На главную страницу движения "В защиту детства"
Исследования

БЕЗУМИЕ

Повинны власть и мы, взрослые

Оленегорский городской суд (Мурманская область) 4 февраля вынес приговор преподавателю местного туристического кружка, которого обвиняли в насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетних. Об этом рассказал старший следователь мончегорского межрайонного отдела следственного управления при Прокуратуре РФ по Мурманской области Сергей Еременко. По его словам, 37-летнему мужчине назначили наказание в виде двух лет лишения свободы условно. «Мы обязательно будем обжаловать приговор в вышестоящих инстанциях, ведь мы просили у суда назначить наказание в виде 10 лет тюрьмы, – уточнил Еременко. – Мы считаем полностью доказанными пять эпизодов, когда преподаватель, используя беспомощное состояние своих несовершеннолетних жертв, совершал насильственные действия сексуального характера, а именно: действия, имеющие признаки педофилии». Суд такой мягкий приговор объяснил тем, что события, которые указываются в обвинительном заключении, происходили в течение нескольких лет. Значит, дети были не против происходящего. «И еще не известно, насколько беспомощными были 12–13-летние дети», – сказал судья. В связи с этим он переквалифицировал обвинение в изнасиловании в обвинение в осуществлении развратных действий. Приговор еще не вступил в законную силу.

Простите, но я временами окончательно перестаю понимать, что происходит на белом свете. А если я завтра начну торговать в своей школе наркотиками? Думаете, те, кого я подсажу на иглу, будут против моей деятельности? Да они обеими руками будут «за» – все те пять-шесть лет, пока будут жить на моих «даяниях»!  Больше этого срока им судьба не отпустит, зато все произойдет совершенно добровольно! А если я организую на добровольных началах секту с человеческими жертвоприношениями? Думаете, мне придется туда кого-то тащить силой? Да мне и полугода не понадобится, чтобы мальчишки и девчонки начали добровольно приносить себя в жертву! С радостным визгом! Интересно, почему я этого не делаю? И приятно, и барыши сулит нехилые… Может быть, потому что у меня осталась такая неопределимая законом вещь (и на этой не-определимости и юридической неуловимости понятия спекулирует всякая мразь!), как СОВЕСТЬ? И я понимаю этой совестью, что не только 12–13-ти, но и 15–16-летний полностью в моей власти. Я сообразительней, сильней, опытней, искушенней его. Он именно БЕСПОМОЩЕН по сравнению со мной.  Представьте себе воинскую часть, где речь идет о массовых издевательствах не над детьми, а над взрослыми, уж точно не беспомощными, здоровыми 20-летними парнями. Что ждет ее командира, если раскроется картина творящегося у него «под крылышком» безобразия? А если окажется, что он сам – инициатор и активный участник оного? Мне кажется, что даже сейчас такой не отделается условным сроком. И не кажется ли вам, что тут присутствует дикий и зловещий пара­докс? 
И далее. Представьте себе, что один из родителей пострадавших детей (а они пострадали, что бы там ни думали на этот счет их собственные захламленные телемусором маленькие мозги) узнал о происходившем с его ребенком – до того, как «всплыла» вся эта история?..
…Вечером 28 февраля в центре города Барнаула двое мужчин напали на мальчиков 1999-го и 1998 годов рождения. Они силой завели детей в тепловой коллектор, расположенный в гаражном массиве, и изнасиловали их. Бомжи нанесли мальчикам тяжелые ножевые ранения. Затем преступники разлили горючую жидкость и подожгли помещение коллектора. Однако детям чудом удалось скрыться. Сейчас оба мальчика в тяжелом состоянии находятся в больнице, один из них – в реанимации. А в Барнауле разыскивают 26-летнего Геннадия Никитина и 21-летнего Дениса Абалмасова, которые изнасиловали и пытались убить двоих детей. Оба мужчины являются бомжами, один из них был ранее судим. Отец одного из мальчиков рассказывал корреспонденту газеты:
«В тот вечер сын со своим другом возвращались из школы домой привычным маршрутом. Они проходят его каждый день. Зашли в киоск (20 метров от их школы) за чипсами и по извилистой дороге между металлическими гаражами и корпусом Педагогического университета пошли в сторону перекрестка улицы Крупской. По той самой дороге, где в это время ходят сотни людей, ездят машины… Зачем-то мальчишки завернули к гаражам. Там он (один из подонков) их и схватил – сразу обоих. Стал бить головами друг о друга… А потом потащил в коллектор…Что произошло дальше, точно сказать не могу – сын в таком состоянии, что не может связно рассказать об этом кошмаре. Подонки резали детей ножами, заставляли их драться друг с другом… Потом попытались сжечь… Мой сын смог освободиться, выбрался наружу и из последних сил пошел за помощью. Но снова наткнулся на них… Снова оказался в том же колодце… Не могу точно рассказать, как мальчики выбрались… Пока много неясного… Когда сын не пришел в привычное время из школы, мы с женой забеспокоились. Тем более что позвонила мама его друга. Мы поняли – мальчики вместе и с ними что-то случилось. Пошли искать. Я отправился в те самые гаражи… Тысячи людей каждый день ходят мимо, но не представляют, насколько опасно это место. Я сразу решил – мальчиков надо искать именно здесь… Больше ничего сказать не могу. Дети поправятся и сами все расскажут. Пока их состояние стабильно тяжелое, шоковое. Да и мы сами не находим себе места. Я мечтаю встретить этих нелюдей на улице и сдать их в руки милиции – чтобы не пострадали другие дети и чтобы нашим мальчикам жилось спокойнее».
В седьмом часу вечера дети довольно большой компанией играли на улице недалеко от дома и от школы. Вдруг ребятишки заметили, что куда-то пропали двое мальчиков, и тут же стали их искать. Обойдя окрестности и не обнаружив друзей, дети обратились за помощью к взрослым, а именно к охраннику в Педагогический университет, но тот не придал значения словам 9-летних школьников… Первыми мальчиков нашли тоже дети, когда израненные самостоятельно выбрались на поверхность. Увидев товарищей полностью в крови, ребятишки во весь голос кричали «Помогите!», но взрослые также призывы о помощи услышали не сразу

А
в сущности – вот он, ответ. Не слышали взрослые призывов о помощи. Не слышали и не слышат. Начисто не слышат. В отличие от тех, кто охотится за детьми, доведя «цифру пропаж» до 30 тысяч в год. В конце концов, полуофициально существующая у нас в России ассоциация педофилов (филиал официальной датской организации) очень активно защищает своих «пострадавших собратьев». (Следует, впрочем, оговориться. Я не верю, что названная мною выше цифра «обеспечена» усилиями педофилов.  Скорее всего, их мерзкой деятельностью в значительной степени просто очень ловко прикрываются более «солидные конторы» – те, кто поставляет товар на усыновление и в геронтологические клиники… Но я сейчас не об этом.)
Знаете, есть два пути ответа перед законом – европейский и американский. По европейскому – английский мужчина, застреливший насильника своей дочери в Дании, уже отсидел шесть лет и будет сидеть еще шесть. По американскому – убийца двоих насильников маленького сына был оправдан судом присяжных.
Мне по душе американский путь.
А вообще на уличном жаргоне подобные ситуации называются «купи кирпич!». Вкратце это выглядит так. Здоровый лоб подбирает под ногами кирпич и в тихом и безлюдном месте обращается к человеку заведомо слабее себя: «Купи кирпич, а?» И через пару минут оба расстаются, совершенно – заметьте! – довольные друг другом и проведенной сделкой. Все добровольно. Никаких угроз. Один унес кирпич и здоровье, другой стал богаче на пятьдесят–сто рублей. Повторяю: совершенно ничего противозаконного, полное обоюдное согласие сторон!
(Если кто-то во власти даст себе труд заглянуть на сайты определенного рода – он обнаружит там на десятках «авторских» страниц ТЫСЯЧИ фотографий подростков и детей (куда младше, чем 12–13 лет, и обоего пола!), которые совершенно добровольно – повторяю, совершенно добровольно, без малейшего принуждения! – «купили кирпич». Кто-то от голода, от одиночества – но большинство просто потому, что вся окружающая жизнь внушила им: ничего тут стыдного нет, жить надо в кайф, не тормози–сникерсни  и вообще расслабься, чувел! Вы понимаете, о чем я…)
Но теперь представим себе развитие ситуации.
Шел мимо третий персонаж. Необремененный знаниями законов и торговой конъ­юнктуры, но зато с зачатками совести. Вырвал он у продавца кирпич, ахнул им его по башке, покупателя взял за руку и отвел домой. С точки зрения совести, все логично. Но угадайте, за кем уже через пару дней придет милиция и кому предъявят обвинение в «нанесении телесных повреждений…» – ну а дальше как повезет? Правильно. Потому что в этом случае неизбежно вступает в действие еще одна сила – та, которая сделала возможной практически легальную «продажу кирпичей». ГОСУДАРСТВО, которое не в силах никого защитить от таких «продавцов», – зато вполне осознанно борющееся с теми, кто это пытается сделать по своему почину, ориентируясь на свою совесть. Видите ли, это нарушает монополию государства на правосудие и наказание… Да и вообще – что противозаконного в такой «продаже»? ВЕДЬ СТОРОНЫ БЫЛИ НЕ ПРОТИВ ПРОИСХОДЯЩЕГО. Так чего же этот придурок влез со своей совестью и справедливостью? Где их юридические определения?
Вот что интересно. Что от нас требуют юридического определения совести. И только при условии, что мы его найдем – готовы защищать наших детей. Да и нас – тоже.
…1 февраля 2008 года в городе Тосно Ленинградской области пропали два первоклассника:       8-летний Максим Линьков и 7-летний Александр Пронин. Что самое страшное, практически ровно год назад, 29 января 2007 года, в Великих Луках тоже пропадали двое детей – Павел Матросов и Валентина Корик. И тогда, и сейчас были возбуждены уголовные дела по пунктам «д» и «ж» части 2 статьи 126 («Похищение двоих и более несовершеннолетних»). Ни тогда, ни сейчас розыскные мероприятия ничего не дали.
«У исчезновения двух первоклассников в Ленинградской области на прошлой неделе и пропажей детей в Великих Луках в январе 2007 года, возможно, есть связь и это дело одной группы. Мы отрабатываем такой вариант», – рассказал следователь Псковской прокуратуры Роман Боровский, который ведет дело о прошлогоднем исчезновении детей. Следователь подчеркнул, что в обоих случаях «прослеживаются схожие обстоятельства и одинаковый способ».
Я не знаю, что там и где у него прослеживается. Я знаю другое.
Детей не нашли тогда. И не найдут сейчас. Я знаю, что это страшная строчка. Родители надеются, родители ждут. Но
Н
о детей не найдут.
Я ем. Сплю. Читаю. Я сам себе кажусь чудовищем. Почему я бездействую?!
Может быть, они еще живы? А может быть, вот сейчас, в этот самый момент – их как раз убивают?
Почему я не бегу, не стреляю, вообще ничего не делаю?
Почему? 
Почему?
Почему?
Почему мы позволяем делать с нами то, что с нами делают? И почему молчим, когда начинают преследовать тех немногих, кто – НЕ позволяет? Ведь даже дураку ясно: не наткнись случайно боксер Саша Кузнецов на своего пасынка – и мальчика больше не увидели бы НИКОГДА…

Женщина, уехавшая в США еще в начале 90-х годов ХХ века, рассказывала, чем занимались ее соседи по лестнице – евангелический пастор с семьей. «А со стороны Украины граница настежь... В старом доме, где я проживала, мой сосед начиная с 1991 года по неделе держал у себя на квартире по 5–6 мальчиков, потом их куда-то увозили… Я с одним мальчиком попробовала завести разговор в лифте, чтобы узнать, откуда он, но тот упрямо повторял, что он – американец… Американец, а сам два слова не мог выговорить… После того, как  я спросила, откуда у них дети, больше детей на квартиру к соседу не привозили. Дети были от 2-х годиков до 12-ти, русенькие и синеглазые. Женщина, которая их сопровождала, высокого роста, с темными вьющимися волосами, похожа на украинку. В полицию местную я не посмела идти, так как здесь я иностранка и вмешиваться в их жизнь не стоит, хотя дети и были из бывшего СССР (между собой тихонечко на русском говорили), но ведь доказать было невозможно. Без доказательств все обращения в полицию беспочвенны. Теперь же детей не привозят. Во всяком случае, я ни разу больше не видела».
Я собирался уже спустить в своей статье на эту женщину всех собак за то, что она не обратилась в полицию (повторю еще раз уже как-то высказанную мною мысль: американские «копы» на порядок менее продажны, чем наши «защитники правопорядка» и в массе своей тех, кто использует детей, ненавидят чернейшей ненавистью, так что наверняка помогли бы!). Но потом задумался, и ряд фактов (перевалочная явка на квартире евангелистского пастора, пол детей, их внешние данные, количество) навели меня на мысль, что тут не педофилы и даже не усыновление. Скорее всего, работала одна из программ американского министерства обороны по «отковке кадров», так что женщине не помогла бы полиция – а вот сама она могла вообще исчезнуть.
Сейчас эти мальчики уже юноши и даже взрослые мужчины. И будьте уверены – им за прошедшие годы хорошо объяснили, кто есть кто и кто виноват в том, что в их детстве все было так плохо. Нам осталось только ждать их обратно в гости – и не надеяться на их пощаду…
Сайт www.crime.vl.ru сообщает: «Во многих приграничных селениях Голландии и Германии находятся мальчики из Восточной Европы и России, которых принуждают сниматься в порнофильмах, производимых в этих местах.
Число пользователей детского порно составляет, по оценочным данным, от 30000 до 40000. Из них 99% потребителей детской порнографии – мужчины. Потребители основывают клубы детской порнографии, коллекционируют фильмы, фотографии, изображения детей, объединяются в клубы и обмениваются порнографической продукцией. В июле 1998 г. в Нидерландах был раскрыт международный клуб пользователей детской порнографии, куда входили граждане Нидерландов, Германии, США, Израиля и России. В квартире гражданина Нидерландов было изъято около 9000 порнографических изображений, часть из которых составляли порнографические фотографии детей в возрасте от года до полутора...»
Утешьтесь. СТОРОНЫ НЕ ПРОТИВ ПРОИСХОДЯЩЕГО. Окружающий мир давно объяснил одним, что все можно, чтобы потешить свои комплексы, а другим – что все можно, чтобы заработать деньги. Утешьтесь и идите – идите, голосуйте! Голосуйте за власть, доведшую количество несовершеннолетних проституток во Владивостоке до 27%, а еженедельные сообщения о похищениях детей задвинувшую даже не на третьи, а на пятые полосы новостей. Не обращайте внимания на то, что я пишу. Не надо. Не стоит.
Ведь вас – ВАС – это пока не коснулось. А я просто сумасшедший экстремист
В
фильме «Через тернии к звездам» прозревший правитель умирающей планеты Дэсса кричит главному олигарху (тогда не знали такого слова применительно к нашей Родине, но все-таки): «Мы умирали и закрывали свои лица счастливыми масками! Еще текут наши реки, говорили мы! Еще шумят наши леса, еще смеются наши дети! На наш век хватит! А ВОТ НЕ ХВАТИЛО!»
Приходит час, когда платят все. И страшнее всего платят не преступники, а – равнодушные, потому что они считают себя невиновными и не понимают, что именно они и есть – ГЛАВНЫЕ ВИНОВНИКИ…

Волна убийств и похищений детей, захлестнувшая Россию зимой-осенью этого года (простите мне этот штамп, но это так и есть – было убито 17 и пропало без вести около полутора тысяч детей), оказалась настолько чудовищной, что власти зашевелились
. Случилось невероятное. Непредставимое. Я просто не поверил, когда услышал, что наверху собираются принимать законы об охране прав детства.
Как выяснилось – не поверил совершенно правильно.
В муках высиженный и активно дебатируемый проект закона предусматривает в качестве защиты детей главную и единственную меру. Какую? Держитесь на стуле крепче, ибо сейчас вас зашатает, читатель.
Ввести материальную ответственность родителей (штрафы) за неисполнение ими родительских обязанностей по надзору за детьми. Проще говоря, ребенок минимум до 12 лет должен постоянно находиться под присмотром либо школьных педагогов – либо одного из родственников.
У меня скопилось столько слюны, что я хотел оплевать этот законопроект с головы до ног с чисто моральной точки зрения. Но потом я решил успокоиться (мне это стоило чудовищных усилий) и познакомить читателей с последствиями этого закона – если он, не дай бог, будет принят.
Итак.
Принятие этого законопроекта будет иметь следующие последствия – неотвратимые и, возможно, необратимые.
1. Количество маньяков и извращенцев возрастет в разы. Просто потому, что они окончательно ощутят свою безнаказанность и самоустранение государства от решения проблемы.
2. Дети, находящиеся под такой опекой, вырастут психически ненормальными с вероятностью 100%. Особенно это касается мальчиков, так как в них будут задавлены, убиты инстинкты исследователя, путешественника, тяга к риску, к приключению. Но тут есть огромный плюс – они дадут работу гигантской армии психиатров и психоаналитиков на полвека вперед.
3. Малообеспеченные родители, родители-алкоголики и родители-пофигисты пойдут по пути наименьшего сопротивления. Они просто откажутся от своих детей, передав их в руки государства. Армия «сирот» вырастет тоже в разы за парадоксально короткий срок, что приведет к невиданному падению их уровня жизни (и так нижайшего…).
4. Упадет рождаемость. На сколько – я боюсь даже прогнозировать. Ребенок для большинства русских семей и сейчас – неподъемная тяжесть, а уж после принятия закона…
5. Расширится поле ментовского беспредела. Элементарно – подежурить час в подъезде и нахватать 3–4 ребят, которые выносят мусор. В машину, в отделение, звонок родителям – вы оставили детей без присмотра! Но можно договориться… Думаете, моя выдумка? Ну-ну… (Хотя, справедливости ради, я упомяну, что часть милиционеров активно против этого закона и указывает на то, что он представляет собой скороспелую «отписку» от возмущенного народа.)
6. Появятся многочисленные лжесвидетельства и случаи шантажа со стороны определенной части детей. Ах, не хотите мне комп купить? А я скажу, что вы меня на улицу выгоняли одного!
7. С другой стороны – появятся такие же многочисленные случаи уже реального насилия над детьми со стороны родителей. Тут будет и приковывание к кровати, и запирание в чулане, и побои до полусмерти – лишь бы не лазил, куда не надо, «не вводил семью в расходы»!
А вот интересно знать: понимают ли парламентарии, что подобным законом обрекают ребенка на самое обычное заключение – с рождения и, что самое страшное, в возрасте 9–12 лет, когда самостоятельность становится насущной потребностью организма?
Впрочем, о чем это я? Конечно, понимают. Очевидно, их вдохновляет пример… ну, скажем, Дании. Я приведу статистику.
Датские дети в возрасте 10–16 лет страдают следующими заболеваниями:
– ожирение – 20% (это не только следствие «фастфуда», но и следствие поднадзорного, малоподвижного образа жизни!).
– различные фобии – 70%;
– пониженный уровень тестостерона (мужского гормона, собственно, того, что и делает мужчину мужчиной. Его низкий уровень у мужчины ведет к плаксивости, мстительности, склонности к половым извращениям) – 90%.
Принимают терозин или риталин 25% датских детей.

И это – потомки викингов! Вот оно – истинное торжество демократии!!! Ясно же, что из ожирелой толпы потребителей риталина не выйдут ни че гевары, ни олеги кошевые… ни хотя бы гитлеры. Вообще никакие лево- и правопассионарные личности! То есть – безоблачное будущее власти обеспечено. Некому будет с ней бороться. Это ли не мечта любых нынешних властей – в том числе и наших, россиянских?!
Обычное обвинение в адрес любого критика – мол, критиковать легко, а вы предложите план решения проблемы! Что, не можете? Ну и заткнитесь
П
очему же? Могу. Проблема решается просто. Элементарно.
За попытку – только попытку! – убийства ребенка, сексуального насилия над ребенком, эксплуатации ребенка – смертная казнь. Проблема перестанет существовать за 2–3 месяца после 10–15 показательных процессов. Понимаете? Перестанет существовать.
Но в этом случае прикроются громадные кормушки детской порнографии и «защиты прав детей», торговли детьми, отступных и откупных, взяток и подарков, денег на «программы защиты ребенка», закрытых клубов извращенцев и продажи органов… Представляете, каких сумм лишатся чиновники?! Поэтому – слушайте внимательно – этот простой и ясный закон, способный не просто облегчить, а в корне изменить ситуацию к лучшему, не будет принят НИКОГДА. Вместо него родителей пострадавших детей фактически приравняют к пособникам преступников.

И сейчас еще осмеливаются говорить о «маразматической власти коммунистов»! Вот где он – маразм… Вот где чистой воды безумие! И не факт, что моя недобрая фантастика не станет реальностью через… год? Три? Пять?
Я опять вспоминаю свое детство. Как мы чудили! Сейчас понимаю – далеко не всегда законопослушно и далеко не всегда безопасно. Иногда волосы дыбом встают… Вот брошенные в костер патроны от мелкашки. Вот мы катаемся на льдинах. Вот – играем на старой стройке и по доске перебегаем с этажа на этаж… с третьего на третий, пятнадцать шагов. Вот деремся. Вот в темноте гуляем по улицам (и не только, ведь и по пригородному лесу гуляли – и как было жутко и интересно!). Сколько я доставил маме беспокойства – мне стыдно думать. Но – какого рода это было беспокойство? Сын сломает ногу или руку. Сына отлупят. Сын не поел вовремя. Сын промокнет в весенней воде и заболеет. Но мыслей – сына убьют, сына изнасилуют, сына похитят – у мамы не было. Даже КРАЕШКОМ – не было! Не могло быть.
Нам тупо твердят: «Если бы родители выполняли свои обязанности – значительной части трагедий с детьми можно было бы избежать!» На это я могу ответить лишь одно: «Если бы свои обязанности выполняло государство – можно было бы избежать практически ВСЕХ трагедий».
Недавно я узнал, что за последние 7 лет количество преступлений, связанных с насилием над детьми, выросло в 26 раз. Не в два, не в шесть – в двадцать шесть раз! Это произошло не в «бандитских 90-х». Это произошло в годы, лицемерно названные «временем возрождения России». А телеведущего Соловьева в его программе «К барьеру!» прорвало (может, и по заказу «прорвало», но все равно). Он сказал, что количество заходящих на детские порносайты «любителей» увеличилось за последние годы в тысячи раз. И что очень неплохо отследить и опубликовать списки тех членов правительства, Думы, администрации президента, которые делают это со своих рабочих компьютеров, – тогда станет ясно, почему педофилы считают себя «как за каменной стеной». 
Впрочем – наших парламентариев в какой-то степени можно и пожалеть. Не удивляйтесь этому неожиданному заявлению, это на самом деле так. Дело в том, что в случае, если их поразит мозговое просветление, они все равно не смогут написать вменяемый закон о педофилах. Это не закон о пчеловодстве (не такой нелепый, как может показаться, если учесть стоимость настоящего меда)!
Я несколько дней пытался создать что-то подобное. Результат моих трудов выглядел следующим образом:
Считать детской порнографией текстовое, рисованное, фотографическое или видеоизображение человеческих существ обоего пола в возрасте от 0 до 16 лет в обнаженном виде либо занятых сексуальными или противоестественными действиями в одиночку, друг с другом, со взрослыми людьми или животными, сделанное как с согласия детей или их законных представителей, так и без оного. Исключением являются те случаи, когда подобное изображение связано с острой художественной необходимостью произведения или документальностью отчета.
Назначить мерой наказания за:
– производство материалов, связанных с показом половых актов, пыток или убийств, – смертную казнь через выдачу родственникам пострадавших или погибших; в случае отсутствия таковых – через государственное публичное исполнение;
– производство не связанных с этим материалов, отвечающих определению (см. выше), – пожизненное заключение;
– распространение любых материалов – до 25 лет;
– хранение любых материалов – до 10 лет».

Думаю, читатель и сам видит, что результат довольно убог. И дело не в том, что я не юрист, нет. Просто – посмотрите, сколько тут явных прорех. А если детей фотографируют голышом родители – на пляже, например? А где граница между искусством и развратом? И так далее – до бесконечности. Дырявый закон. Весь в лазейках. И вряд ли депутаты смогут создать что-то умнее и работоспособнее.
Когда-то великий философ Ницше добросовестно пытался вывести формулу понятия «честь». И пришел к парадоксальному выводу, который тем не менее верен на все сто: «Если удастся создать формулу чести – понятие чести перестанет существовать».
Дело в том, что есть категории, не определяемые юридически. Честь. Верность. То, о чем мы говорим, относится сюда же и называется «совесть». Она или есть – или ее нет. И тогда развратник потешается над законами, потому что понимает – на законном основании ему ничего не смогут сделать даже честнейшие власти. Он всегда вывернется и ускользнет, как пиявка между пальцев. Всегда.
В принципе, спасение тут одно: воспитание в населении высокой морали советского образца. Кому-то смешно? Ну, смейтесь, смейтесь, хохочите… Но при наличии такой морали не закон, но совесть охраняет несовершеннолетних… да и вообще любых беззащитных людей. Вот только любое капиталистическое государство аморально в основе своей и – тайно или явно – поощряет аморализм в своих гражданах. И бороться с самим собой неспособно – даже если делает вид, что борется. Это касается и поведения самих жертв-детей – которые сплошь и рядом сами, действительно добровольно, становятся «жертвами» за хорошее (по их понятиям) вознаграждение.
Увы. Даже принятие чаемого людьми (и мною!!!) закона о смертной казни для педофилов в нашем нынешнем «сегодня» – палка о двух концах. Вы можете поручиться, что любой неугодный власти человек не окажется в этой категории – со свидетелями-малолетками, с видео- и фотоматериалами, с записями разговоров и прочими «неопровержимыми доказательствами»? Я – не могу… Ведь точно так произошло с законом об экстремизме! Он превратился в оружие не против боевиков и террористов, а… ну, вы сами знаете.
Что нам делать? Как быть?

Олег ВЕРЕЩАГИН.
г. Кирсанов,
Тамбовская область.

 

Исследования