На главную страницу движения "В защиту детства"
Исследования

Советская Россия 11.09.2008 г.

 

МЕРТВЫЙ ЧАС

В защиту детства

Воистину верно говорят англичане: «Будьте осторожней с вашими желаниями. Они ведь могут и сбыться!»
Это в полной мере относится ко мне. Помню, как в 90-е годы я страдал, что наш кинематограф помер и не снимает фильмов о Великой Отечественной…  Мне казалось – пропадает такой благодатный материал, неоценимая вещь для воспитания подрастающего поколения, что ж делается-то?!
Господи! Лучше б я молчал. Даже и не думал про это! Народная мудрость, пусть и нерусская, оказалась права, как всегда. Кинематограф ожил – и на экраны пошел поток дерьма. Штрафбаты и бронепоезда, утомленные солнцем номер два и курсанты…
Схема, по которой шьются эти бесчисленные под(д)елки, проста:
1. главный герой – или сам пострадал от чудовищного режима, или, в крайнем случае, пострадали его родственники;
2. главный антигерой. Не немец, нет, что вы…  Особист;
3. статисты – немцы и русские, отличающиеся друг от друга лишь мундирами;
4. иногда на заднем плане мелькает «представитель свободного мира» – журналист или наблюдатель, который в ужасе фиксирует: вот она, схватка тоталитарных монстров
И
ведь это касается не только кинематографа…  Увы и ах.
Собственно, статья даже не о «возродившемся российском кинематографе». Это я просто показал, как странно извращаются в окружающем нас мире даже самые лучшие пожелания людей. Так странно, что впору говорить о каком-то злом колдовстве, потому просто злым умыслом многое из происходящего даже и не объяснишь.
Будьте осторожней, когда видите в окружающей нас жизни что-то положительное! Мне горько это говорить – но вы и опомниться не успеете, как оно самым что ни на есть колдовским образом «перекинется» в свою противоположность. Но при этом вас будут убеждать бессмертными словами Иосифа Виссарионовича: «Жить стало лучше, жить стало веселее!»
Вот и посмотрим…

 

Весной 2008 года Россию в очередной раз потрясла серия пропаж детей. Дети пропадали в Ленинградской, Нижегородской, Пензенской областях, в Хабаровском крае… Пропадали на этот раз уже группами, по 2–3 человека. И ни один из пропавших не был найден живым.
После этого в Думе пошли пламенные разговоры о необходимости принятия пакета законов по защите детства. О чем только не говорили! О пожизненных сроках для пойманных монстров. Договорились до химической кастрации педофилов! Но… как говорят наши соседи-китайцы, «гора родила мышь». Вернее – она вообще ничего не родила; депутаты разъехались на каникулы, так ничего и не приняв.
Зато возбудились к активности многие местные власти.
…28 мая 2008 года. Передача Первого канала. Кемерово.
В преддверии лета власть озаботилась тем, чтобы летние каникулы прошли для мальчишек и девчонок в их местах как можно безопаснее. Способ был выбран простой и незамысловатый
А
ведь я писал об этом год назад! Писал, что ТАК – БУДЕТ! Что станут хватать детей прямо в подъездах! Писал!!!
Власти в тех местах просто-напросто ввели комендантский час для тех, кто младше 16. До 22 часов. ЛЕТОМ, вы вдумайтесь!..
…Мальчишка лет десяти с искренним, ненаигранным возмущением говорил, что он понимает, если далеко от дома… все такое… Но зачем хватать, если вышел в магазин за шоколадкой?! Да еще почти в каникулы! Когда же отдыхать по-человечески?! «Где справедливость?!» – горячо закончил короткое интервью паренек.
Наивный мальчик… Он прожил на свете еще слишком мало лет. Поэтому задает такие вопросы. А вот  другой парень – постарше, лет 14–15, которого схватили, когда он в двадцать минут одиннадцатого имел наглость выйти за хлебом – этот уже поумнел. И мама его признала вину за то, что нарушила закон, и сам мальчишка, широко и отрепетированно улыбаясь в камеру, заявил, что теперь с десяти вечера будет сидеть дома как штык. На баяне учиться играть – полезнее! И лихо растянул меха инструмента, кося глазами куда-то в сторону.
Я бы дорого дал, чтобы услышать, какими словами кроет этот баянист власти и все на свете не в камеру – а в компании друзей или даже с родителями…
Правоохранительные органы лихо рапортовали: с 10 по 24 мая – за две недели – таким образом было задержано 78 «нарушителей порядка». При этом те, кто их задерживал, сами же – то ли от несусветного цинизма, то ли от всеобъемлющей глупости – признаются: ничего противозаконного подавляющее большинство этих ребят и девчонок не совершали. Пиво не пили, не хулиганили, не дрались, не сквернословили.
Они просто гуляли по улицам родного города. «Не вовремя».
Тринадцатилетнего Дениса вместе с другом-ровесником похитили – иначе не скажешь! – в начале одиннадцатого от подъезда, в котором живет его бабушка, долго возили по городу и сдали наконец на руки спецпатрулю. Все это время родственники искали пропавших мальчишек. Те, когда их увозили, пытались объяснить, что живут рядом, в этом вот доме, ну отведите домой, наконец, если уж нельзя гулять! Но их все равно увезли – с каким-то тупым наслаждением властью над беззащитными ребятами.
Добиться фамилий тех, кто осуществлял вывоз, бабушка так и не смогла. А мать и не пыталась – она была на даче, пахала на огороде, чтобы сыну и ей самой было что есть. Ее вина несомненна – как она смела оставить ребенка без присмотра?!
Может быть, для властей сказанное мною будет откровением… Ну что ж, я рад им помочь. Известно ли им, что подавляющее большинство детей и подростков пропадают отнюдь не в ночное время? Средь бела дня это происходит
В
прочем, и тут есть выход. Сделать комендантский час постоянным!!! Штраф поднять до 30 тысяч! А у провинившихся родителей немедленно забирать провинившихся детей и передавать на усыновление за рубеж! (Благо, в тамошнем раю комендантский час действует практически везде, а на нерадивых родителей тут же доносят собственные соседи – куда нам…) Туда их, подальше от дикой «Раши», где наивные люди все еще считают, что государство должно бороться с преступниками, а не с их жертвами… И все проблемы решены!..
…А ведь это есть – вдумайтесь! – не что иное, как борьба с жертвами. Иначе не назовешь.
В годы Великой Отечественной за нарушение комендантского часа хватали безжалостно. Иногда – расстреливали на месте. Но это имело не только оправдание – борьба с фашистами (оправдание есть и сейчас – с маньяками боремся!), это еще имело и цель: победу в борьбе. Никому же не приходило в голову, загнав по домам законопослушных людей, предоставить возможность разгуливать по улице ракетчикам, шпионам, диверсантам, просто уголовникам-грабителям! И как только страна была избавлена от врагов – самыми решительными и жестокими методами, – комендантский час исчез. А сейчас ситуация поражает своим уродством: людей честных и ни в чем не виноватых под угрозой репрессий заставляют сидеть дома – а для мрази широко открыты улицы, площади и дворы.
Боюсь, что в таком случае комендантский час имеет все шансы стать вечным…
Я прошу
понять меня правильно. Я не только не против комендантского часа. Я – за! И не в целях борьбы с маньяками (потому что так с ними не борются), а в целях борьбы за обычное здоровье молодежи. Я писал о том, что комендантский час во многих городах России просто необходим, без него – никак. Лично за свой город – где нет ни маньяков, ни особой какой-то преступности – я бы голосовал обеими руками! (Правда, не с десяти, а с одиннадцати вечера, но зато не до 14, а до 16 лет.)
Но власть – и я об этом писал тоже – обладает удивительной, чудесной способностью извращать любую идею. Абсолютно любую. Когда я писал о комендантском часе, я рассчитывал, что во время его введения будут прочесывать пустыри, подвалы, чердаки, бары, круглосуточные магазины, клубы, залы игровых автоматов – все те места, где в наше время подросткам нечего делать не то что после десяти вечера, а – вообще. И хватать и отвозить в отделение при этом будут в основном не подростков, а тех, кто предоставляет им места для полуночных развлечений.
Вместо этого в очередной раз власть ринулась по наиболее легкому и наиболее доходно-показательному пути. В перечисленные мною места никто и не заглянул, так как это долго, дорого да и нередко небезопасно даже для представителей власти. А детей начали хватать с улицы, чуть ли не из подъездов собственных домов.
Дожили… Впрочем – увы! – я бы удивился, случись по-другому.
У комендантского часа – хвастался кто-то из кемеровских чинов – есть более мягкое, не такое пугающее название: тихий час.
А я сразу же вспомнил, как еще называется тихий час.
Мертвый час
…К
стати, уже к концу лета, 1 августа, по каналу НТВ прошел похожий на «кемеровский» сюжет из Ставрополья. Начало было такое же – милиция рассекала по городу и окрестностям, хватала пацанов и девчонок на площадках, у домов, на пляжах(!) и тащила в машину и в отделение, умело помогая им собрать материал для сочинения «Как я провел лето». До четырнадцати – в девять домой, до восемнадцати – в десять… Но потом – потом что-то странно провернулось в нужную сторону в мозгах тамошних властей, и они… стали шерстить игровые залы, бары, пиццерии; взялись за детские модельные агентства и детские конкурсы красоты…  Я восхитился – слава богу, ради такого счастья можно и в десять домой…
Ну и что бы вы думали?
Немедленно перед внимательной камерой владельцы клубов, баров и прочих интересных мест заговорили о… спокойно, валерьянку и корвалол достаньте
Н
у конечно. О нарушении прав чело­века.
Как будто не они продают малолеткам пиво, энергетические напитки, кое-что погорячей
Права человека под угрозой!!!
Так что придется, видимо, тамошней милиции вернуться на проторенный кемеровский след и ограничиться сшибанием бабок с «нарушителей мертвого часа»…
Права человека – не тронь!!!
Под тяжестью такой проблемы пошатнулся бы любой Макаренко! Антон Семенович был великий педагог. Но, буквально на днях в очередной раз перечитав его «Педагогическую поэму», я подумал, что он ужасался судьбе четырнадцатилетней проститутки – и едва ли мог себе представить проститутку десятилетнюю. А проститутку-мальчика? А мальчика, который нюхает клей? А девочек и мальчиков, которые употребляют героин, ЛСД, амфетамин, экстэзи? У Макаренко в колонии за все годы его работы был один-единственный кокаинист! И его сторонились, как прокаженного, даже самые запущенные новички колонии, только-только прибывшие в нее!
Поневоле кощунственно скажешь: как же легко было человеку в жизни… Он пишет о вшах, грязи, чесотке… Но у большинства нынешних беспризорных, например, нет ни того, ни другого, ни третьего, они умеют худо-бедно следить за собой, одеваться, вести себя – не в отсутствии всех этих навыков главная беда. У подопечных Макаренко была цела душа – она просто спала, и Антон Семенович умел ее разбудить. А у нынешних их ровесников с улицы душа часто просто выжжена дочерна. Дотла. Это страшнее любых вшей.
И разве это касается только ребят с улицы?
В своем собственном городе я недавно был свидетелем того, как пятерых мальчишек 11–13 лет задержали, когда они везли сдавать «чермет». Я не буду говорить о том, что этот чермет выглядел явно найденным в земле, выкопанным, а не украденным. Но как это можно?! Как можно вырастить целое поколение на мысли о легкой наживе, о кражах, о деньгах как мериле всего и вся – а потом начать этих ребят «привлекать к ответственности»?! За что?! За подлость и лицемерие власти?!
Или это тоже такая своеобразная охрана детского здоровья и нравственности?..
В общем – хорошо отдохнули. Здорово отдохнули. Отлично провели лето

А
теперь я хочу поговорить и еще кое о чем. О пионерии. Тема имеет прямое отношение к тому, что я писал выше, – при всей внешней несхожести. Это тоже из области моих мечтаний, которые грозят сбыться самым диким образом…
Последнее время слух о возрождении пионерской организации на государственной основе витает
и в реале, и по Интернету. Выяснилось – как всегда, неожиданно, – что без массовой молодежной организации государство существовать все-таки не может. Эксперименты со скаутами провалились – и не потому, что скауты плохи, а потому что возрождали их так же, как и делали все остальное, – без ума.
И взоры власти обратились к пионерорганизации. Казалось бы – живи и радуйся… Но!
А давайте посмотрим, чем была угрожающе больна пионерская организация в 80-е годы? Пусть меня простят все те, кто сохранил об этой организации самые теплые воспоминания, те, кто не жалел сил и времени, работая для нее, – пусть простят тоже. Болезнь все-таки была. Массово-эпидемическая. И вот ее симптомы.

1. Пионерская организация срослась со школой. Напомню, первоначально отряды создавались при заводах, конторах, фабриках… Да, и при школах – но лишь потому, что школы были очень удобны как помещения и «тоже работали с детьми».  И принимали  в отряд не «из нашей школы», а самых разных ребят и девчонок, независимо от того, где они учились. Это было абсолютно правильно! Во-первых, интересы школы и детской организации зачастую диаметрально противоположны. Школе нужны дисциплина, тишина, порядок, знания. И это правильно! Но в какой нормальной детской организации нужно то же самое? Пять мальчишек, занятых сборкой палатки, – уже такой гомон, что любой учебный процесс накроется… И хороший учитель, и хороший вожатый – редко один и тот же человек.  Естественно, что школа, как более авторитетная организация, «задавила противника», подчинила себе и встроила в себя. И с этого момента пионерская организация перестала быть интересной большинству детей.

2. Власть в ней была захвачена женщинами самого худшего сорта. Да простят мне женщины вообще – и те, которые честно и умело работали с детьми в пионерской организации. Но кому не знаком образ пионервожатой 80-х? Горластая, не слишком умная, но хорошо знающая, как «на детях» сделать карьеру, – при этом знать не знающая, знать не желающая самих детей. Не видели такое? Ну, вам повезло, читатель. Общего языка такая «общественница» не могла найти даже с большинством девчонок, а уж с мальчишками, лучше которых она всегда знала, как им надо себя вести, что делать и чего не делать… Общность интересов с подопечными у таких вожатых была нулевой. Зато амбициозность – зашкали­вала.

3. Из пионерской организации пытались сделать инструмент контроля за жизнью детей – от успеваемости до интересов. Да, пионерская организация родилась как инструмент политического контроля подрастающего поколения (и в этом нет ничего плохого или странного). Но когда начались массовые приемы в пионеры и репрессии со стороны этой организации за плохие отметки – это уже был «тревожный звонок». Ни для какого разумного человека, работающего с детьми, не секрет, что отметки – это не критерий личных качеств ребенка, а понятие «хулиганство» очень по-разному трактуется прошедшим Афганистан офицером и барышней из комитета по молодежной политике (догадайтесь, чья точка зрения ближе мальчишке и имеет более твердую жизненную опору?) Организация создавалась, чтобы воспитывать бойцов, не стесняющихся и умеющих при случае за справедливое дело и кулаки в ход пустить. А в 80-х годах уличная драка для пионера заканчивалась истеричными криками на совете: «Ты же пионер, как ты мог?!» А что ему было делать-то?! Но на этот вопрос ответа не было. А он очень интересовал самых живых, сильных, решительных мальчишек… да и девчонок – тоже. К угрозам же со стороны пионерских руководителей большинство членов организации относились прямо наплевательски, так как угрозы исходили от людей, которых ребята совсем не уважали, а если и боялись – то только из-за возможных репрессий «по школьной линии».

4. Реальные интересы детей – особенно мальчишек – в организации практически не учитывались. Я об этом уже немного говорил выше. Чем исчерпывалась работа организации? Смотры, отчеты, заседания, утренники и воскресники. Во-первых, даже этот небогатый набор горе-вожатые ухитрялись высушить так, что отвращение испытывали даже самые тихие, робкие и послушные. А попробуйте узнать, поинтересоваться, что должен был уметь пионер 20-х, 30-х и даже 40-х годов?! Ого! От таких умений и сейчас не отказались бы большинство школьников. Тут тебе и стрельба, и вождение автотранспорта, и рукопашный бой, и летние-зимние походы, и еще тридцать три удовольствия, как говорится. Ничего этого в 80-х практически не было. Масштабную всесоюзную «Зарницу», отличную вещь по задумке, заформализировали до формалинного состояния. А ведь «на детей» в СССР денег не жалели, деньги были… но шли они на выхолощенные, радующие глаз начальства и наводящие на детей скуку фальшивые мероприятия. Кстати, оправдывали это часто заботой о здоровье детей. Рукопашный бой?! Да вы что? – покалечатся! Автовождение?! Да вы что? – разобьются! Поход в лес?! Да вы что? – пропадут! На этой осторожности мы и поимели поколения – и не одно! – феминизированных полубаб, уж простите… Плаксивых, осторожных, но подленьких и любящих делать грязные карьеры…  

5. Декларируемые цели и задачи пионерской организации категорически разошлись с окружающей действительностью. Это было очень неприятной реальностью. На словах организация оставалась чуть ли не организацией юных борцов с мировым злом (и многие ее члены – особенно поначалу! – хотели быть такими, искренне хотели!). А в реальности невозможно было что-то реально сделать для торжества справедливости (а дети намного лучше нас понимают, что это такое на самом деле!) даже на местном уровне. Деятельность по типу «Тимура и его команды» стала не то что невозможной – она стала наказуемой. Тому есть реальные и печальные примеры
В
от вам и причины распада пионерской организации. Конечно, это было не всеобщим злом. Но в восьми случаях из десяти дела обстояли именно так. Ес-
ли же иначе – уже тогда такие отряды находились почти «на осадном положении».
Повторяю – это было во времена СССР, одного из справедливейших государств на земном шаре во все времена человеческой истории! Чего же ждать от «повторения положительного советского опыта сейчас»?
Да все той же «борьбы с жертвами», «войны со следствиями». Не верите?
А пробежимся по этим же пяти пунктам…

1.Что «новую пионерскую организацию» взвалят на школу – нет даже никаких сомнений. Причем это будет сделано в худших современных традициях – без подбора кадров, без финансирования и с требованиями обеспечить стопроцентную массовость. Что в такой ситуации реакцией и руководителей поневоле, и подневольного контингента будет в лучшем случае равнодушие, а в худшем – отвращение – это к бабке не ходи. Чем делать дело равнодушно – лучше и вовсе за него не браться… Да, кстати. Ничего иного от этой организации никто и не ждет. «Лишь бы дети поменьше крутились под ногами» – на улице у милиции, дома у родителей… Пострадают в первую очередь сами дети, а во вторую – педагоги, с которых будут вновь требовать не их работу за их зарплату.

2. Естественно, что вновь главными воспитателями окажутся женщины. Причем даже лучшие из них практически ничего интересного мальчишкам предложить не смогут. А основную массу просто составят совершенно безразличные к делу люди, хорошо понявшие, что на новой волне можно получить посты и деньги. Да и не только женщин это касается… Пример? Кто в моих родных местах «вертит» молодежным крылом «Единой России»? Как раз школьный работник, в сельской школе ловко прячущийся от армии. Он и будет рассказывать мальчишкам о патриотизме. Большинство просто будут лениво слушать, пряча усмешки. Меньшинство решат, что в этом мире врут все, – и станут миру мстить за лживость.

3. Что в новой организации стукачество и тотальный контроль расцветут, как тропический сад под теплым дождиком, – это даже сомнению не подлежит. Собственно, – опять повторюсь – если такая организация и будет «воссоздана», то с единственной РЕАЛЬНОЙ целью – обеспечить именно этот тотальный контроль над подрастающим поколением.  Мне могут возразить, что и пионерия создавалась с той же целью. Верно. Но та маленькая цель имела, если так можно выразиться, целью цель большую – установление справедливого строя во всем мире (да-да, и не надо смеяться…). Сейчас такие цели ставить разучились – низзя, опасно и нетолерантно. Поэтому целью станет всеобщий контроль и воспитание послушных работников для власти.
4. По вышеуказанным причинам вновь не будут учтены реальные интересы тех, для кого организация на словах будет создаваться. А зачем?! Зато будет отличный повод прикрыть на официальных основаниях сотни (!) клубов и кружков, которые власти неугодны по разным причинам. Зачем они нужны, если есть официальная «контора»? А то еще научат детей неправильно Родину любить…
5. Ну, а о целях и задачах и говорить нечего… Хотя – скажу. Мне вспомнилась одна из серий фильма «Улицы разбитых фонарей», где было показано, как старый летчик, собрав группу мальчишек, создал с ними клуб авиамоделирования. Потом, когда помещение клуба отобрали «буржуины», двое мальчишек испортили им машину. Одного из мальчишек задушили, второго чуть не застрелили. Их руководителя вызвали в милицию и обвинили в том, что он «неправильно воспитывал мальчишек». Тогда старый летчик ответил: «А что я сделал не так? Объяснил мальчишкам, что ЭТИ – подонки?» А потом, загрузив свой «запорожец» кирпичом, протаранил буржуинский «мерс» с заказчиком убийства. К чему я это? А к тому, что, объясняя мальчишкам жизненные реалии, так или иначе приведешь и себя, и их в состояние конфликта с окружающим миром. Остается детям врать. Глупо и гадко. Рассказывать им о том, чего нет в действительности
В
от такая грустная история о возможном «возрождении пионерии» на псевдороссиянской основе…
Мертвый час, товарищи. Мертвый час
В
ообще, к сожалению, из рук власти валится и разбивается вдребезги практически все, за что она берется. Меня, как и всех нормальных людей, потрясло то, что случилось в Южной Осетии. И меня – скажу честно – порадовало то, что агрессор был наказан по заслугам. И радует нынешнее поведение нашей власти – да, радует, потому что, может быть, впервые за долгие годы она осмелилась указать место и нашим «западным друзьям».
Но!
Я не буду вспоминать подробно, что, говоря о погибших тысячах жителей Осетии, о жертвах грузино-американского геноцида, никто не вспомнил  и не вспоминает о тех тысячах русских людей, которые были убиты в Чечне в девяностые годы. Эту жуткую страничку истории нашего народа, русского народа, ЭТОТ геноцид все яростней и яростней стирают из памяти жителей России. Ладно. Пусть. Будем говорить об Осетии, о победе осетинского народа, о победе нашей армии.
Есть у меня опасение, что и эти события будут злым колдовством превращены в инструмент для «воспитания россиянского патриотизма» и подъема «уровня доверия к власти»…
Есть у меня такое опасение. Есть. Есть.
Потому что вокруг нас – мертвый час.

Вот такая история. О возродившемся на нашу голову кинематографе, о комендантском часе в родной стране для мальчишек и девчонок, о любимой мною пионерской организации, которая вот-вот мутирует так же жутко, как и все остальное вокруг…   

 

Олег ВЕРЕЩАГИН

 

Исследования