На главную страницу движения "В защиту детства"
Исследования

ПОТРЕБЛЯЙСТВО

Очерк нравов

ПРОЛОГ: ОТЧЕТ О НАШИХ УСПЕХАХ
Я должен констатировать один факт, который стал для меня лично очевидным совсем недавно, причем прямо в моем родном городе.
В Кирсанове стало больше детей.
Да-да, представьте, элементарно больше детей. Сейчас в этом отношении он больше напоминает город моего детства, где, казалось, мальчишкой или девчонкой был каждый второй обитатель. И произошла эта отрадная перемена в последние пару лет. Я отлично помню, каким был мой город в 90-х – разом постаревший и как будто скукожившийся, притихший… Сейчас он выглядит куда веселей.
Хочу сказать и о внешнем виде этих детей. Они – почти все! – хорошо одеты и ухожены. А ведь в тех же 90-х не редкостью на наших улицах был босой ребенок. Не ради удовольствия или для закалки – именно от бедности.
Проще говоря, программы правительства по поднятию рождаемости увенчались успехом. Как и по поднятию благосостояния значительной части населения России. Более того – в 2008 году ВПЕРВЫЕ начало сокращаться количество беспризорных.
Задумайтесь. Никогда еще, ни в какие времена, людям не было доступно такое количество благ, как сейчас. Я не об Интернете или каких-то вещах, в принципе не существовавших ранее. Я о вещах типа одежды или автомобилей, которые были дефицитом во времена СССР. Недаром в фантастической повести Дмитрия Санина «Прекрасное далеко» главный герой, попав из 1985 года в наши дни, долгое время ходит по улицам в полном убеждении, что попал в коммунизм. Ведь витрины магазинов – от автосалонов до книжных – полны!
Правда, это убеждение быстро развеивается, когда он видит лежащего на обочине дороги человека, мимо которого «с ветерком» летят водители… Но ведь это еще надо присматриваться! Стоит ли – ведь над домами тут и там торчат спутниковые тарелки, уютно журчат телефоны новейших марок в руках людей и не редкость в общественном транспорте человек, работающий за ноутбуком… А что до тех, на обочине, – не сами ли они выбрали себе такую жизнь?
А разве не поднимается наша страна? Сколько строек! Впервые за двадцать почти лет началась вновь разведка месторождений полезных ископаемых, ожили научные программы. Это – тоже реальность.
Советский Союз укоряли в том, что он упорно не хотел давать своим гражданам «свободную информацию». В плане обилия информации и ее доступности наше время тоже далеко впереди любого прошлого. В принципе любая информация легко доступна любому человеку.
НО… парадокс: нужна ли она людям, эта доступная информация? 
ПОТРЕБЛЯЙСТВО
А собственно, что вообще нужно сегодняшним людям?
Во время интернет-переписки я узнаю много фактов, которые не попадают в СМИ. И не потому, что они «неугодные властям», вовсе нет. Просто страна огромна, а факты в принципе малозначительны. Я расскажу о двух. Оба они имеют прямое касательство к детям – тем маленьким людям, которые завтра вырастут и примут на себя нашу страну.
Группа старших детсадовцев возвращалась с просмотра серии про телепузиков. Один из мальчишек увидел на дороге открытый люк… и с пискливым «бай-бай!» повторил подвиг мультгероя – сиганул туда. Дальше началось невообразимое. Дети, вопя то же самое, посыпались в люк, как горох. Две воспитательницы, шедшие с группой, буквально остолбенели. Им – выросшим все-таки в другом мире – просто-напросто показалось невероятным, что шестилетние, уже не малыши, могут вести себя так противоестественно, до такой степени спутать жизнь и мультик. Ведь никому бы из нас не пришло в голову в детстве, подражая героям «Ну погоди!», замуровать себя в комнате или, следуя путем мышат из «Кота Леопольда», попробовать полетать на воздушных шариках…
Итогом этой страшной истории были несколько переломов и вывих шеи работавшего в люке монтера. Шестилетние дети вели себя так, как будто у них были парализованы мозги
Д
ругой случай произошел с 13–14-летними подростками во время стрельб в школьном тире. Пока одна группа мальчишек стреляла, физрук, естественно, наблюдал за ними. Потом он повернулся пригласить следующую группу
З
наете, чем занимались остальные мальчишки?
Рассевшись на скамейке, они увлеченно играли на мобильниках.
Честно говоря, когда мне переслали эту историю, я не поверил. Наверное, примерно так же, как не верили воспитательницы, глядя на своих детишек, с улыбками сыплющихся в люк. Я вспомнил себя во время любых стрельб – мы толпились на рубеже, пихались локтями, жадно следя за выстрелами и ожидая своей очереди… (Да и нынешние мои подопечные ведут себя так же, мечтая об одном – дорваться и пострелять, а если и достают мобилки – то сделать фотку с «настоящим оружием»). Но потом понял – правда. В любом большом городе такое стадо вполне могло возникнуть.
Знаете старый анекдот? Кавказец подарил своему сыну пистолет. Тот обменял его на часы и похвастался отцу. Старик по­-
с­мотрел на сына и сказал насмешливо: «Вах, дурак. Придет враг. Сож­жет твой дом. Возьмет твою женщину. А ты что сделаешь – скажешь ему: «Полшестого!»?»
Читатели знают, как я не люблю психологов. Но против психиатров ничего не имею. И вижу, что многие происходящие вокруг вещи попахивают настоящей психиатрической клиникой… Причем связаны эти вещи, как ни странно, именно с «ростом благосостояния народа».
Россию поразила новая болезнь. Она не пришла на смену нищете (нарисованная мною в начале благостная картинка в масштабах страны – ложь, читатели это уже поняли! Она просто заслонила нищету).  
Один мой знакомый назвал эту болезнь «потребляйство».
ЭПИДЕМИЯ
К
аков основной симптом потребляйства? Он известен с давних пор.
– Вот когда мы купим все…
– Ты никогда не купишь всего, потому что ты – прорва!
Стремление жить хорошо для человека естественно. Тот, кто  не хочет жить хорошо – скорее всего, ненормальный. На свете масса вещей, которые делают жизнь человека удобнее и лучше. Может быть, их стоило бы коренным образом усовершенствовать (например, современные автомобили должны исчезнуть!) – но без них вообще будет плохо. Ноутбук и мобильник сами по себе – просто ноутбук и мобильник. Предметы, придуманные для улучшения жизни человека. Это в принципе прописная истина, называемая техническим прогрессом, отрицать его – глупый руссоизм (от французского сентименталиста Жан-Жака Руссо.Ред.).
Но тут возникает вопрос: зачем человек покупает эти вещи?
Я работаю за полированным столом. Он старый и другой мне не нужен. Мой стол удобен, хотя полироль на нем давно пришла в плачевное состояние. Но я сильно удивился, когда одна женщина лет пять назад сказала: «Ой, разве можно до такого доводить полировку?!» Сказала с искренним ужасом и осуждением – вот, мол, мужчины-то, не ценят вещи!
Но я ценю эту вещь. Мне за ней удобно работать. И я не бегу в магазин покупать «специальные» компьютерные столики, хотя их там стоит несколько моделей. Поймите, я не делаю этого не из принципа – мне просто удобно за этим столом.
Моему мобильному телефону – третий год. Я не вижу причин заменять его другим. Я могу позвонить, мне могут позвонить – что еще надо, как говорил один из героев сериала «Кадетство».
Я не понимаю, что значит «модная одежда». Удобная? Вряд ли есть что-то удобнее камуфляжа. Та, на которую приятно смот­реть? Скажите, только честно, вам приятно смотреть на женские туфли, похожие на постаменты, или на мужские – с носами, как у обуви Аладдина? 
А между тем большинство людей вокруг куда-то бежит, спешит, покупает, хватает, набивает закрома… Не продуктами, не книгами. Тем, что называется барахло. И является барахлом. Неестественным и преступным переводом пластмассы, кожи, шерсти, металла, дерева, меха – всего, чего на планете меньше с каждым часом (а людей все больше, и об этом нужно помнить…) Даже детям по первому их писку покупают вещи, о которых лет, что там десять, пять назад не могли мечтать большинство взрослых!
Наши дома набиты ненужными вещами. И их становится все больше.
Сейчас не принято вспоминать советский термин «вещизм». Он считается некрасивым как пережиток советского строя – мол, государство не давало людям покупать то, что они хотели, и подводило под это идейную базу. Но, как ни крути, а вещизм – это название ранней стадии потребляйства. И недаром один умный немец недавно сказал: «Понадобилось крушение социалистической системы, чтобы мы поняли: все, что говорили советские идеологи о капитализме, правда…»
В политике был сделан беспроигрышный шаг – русский народ так старательно «опускали» все 90-е годы, что робкие попытки нашего времени хоть чуть-чуть приподняться «над уровнем плинтуса» уже воспринимаются массами «на ура», как громкие эпохальные победы.
Примерно то же произошло и в экономике. Обнищание народа было таким чудовищным, что возможность покупать вещи – разнообразные и относительно недорого – «сорвала народу крышу». До такой степени, что эта возможность затмила все остальное.
И обратите внимание: ведь на потребляйстве основана вся наша экономика сверху донизу! Регулярные выплаты зарплат и пенсий. Детские пособия, вызвавшие тот самый бэби-бум (или, как поглумился еще один мой знакомый, «движение имени Папы Карло»). Массовая застройка земель (с таким же массовым сносом «мешающих» зданий, убийствами, выселениями, поджогами, захватами земли…) . Все это делается на деньги от потребляйства – читай, от продажи сырьевых богатств страны. Невосполнимых богатств. Вы только вдумайтесь в абсурдность ситуации: за зеленую бумагу с рисунками отдают нефть, алюминий, газ, сталь… Казалось бы, нелепость такого обмена ясна любому человеку. Но… ведь и те шестилетние дети, которые прыгали в люк, каждый в отдельности, несомненно, осознали бы абсурд происходящего, не покажи им с экрана существ, которые делают то же самое легко и весело… Думаете, взрослые умнее? Ага, как же… Миллионы взрослых дурачков влезли в ярмо под названием «ипотека» так же радостно и безоглядно, как детсадовцы в открытый люк. Только внизу нет ремонтника, который смягчит падение
О
дна из страшнейших опасностей потребляйства – духовная слепота. Человек, добившийся мало-мальского успеха в жизни, перестает видеть тех, кому «не повезло». Более того, он таких презирает. А в таких же успешных соседях видит только конкурентов в борьбе за место под солнцем. Никого больше (более того, даже свои дети для многих потребляйцев конкуренты – они отнимают молодость, время, деньги…)
Помните недавно произошедшую в ростовском зоопарке историю – двое мальчиков и девочка забили детеныша кенгуру? Их нашли очень быстро. Как только ни изощрялись СМИ, придумывая заголовки, – «изуверы», «садисты», «живодеры»… Ну еще бы. Дети из многодетных семей, с пьяницами-родителями… короче, явно отбросы, неспособные полноценно потребляйствовать ни сейчас, ни в будущем, ату их! Но как-то сторонкой прокралась стыдливая информация, что год назад в том же зоопарке затравили бойцовыми собаками восемь кенгуру. И это явно не полубеспризорные детишки сделали. Но тех-то «изуверов-садистов-живодеров» не нашли. Они явно из других слоев общества, матерые потребляйцы, а значит, неподсудны и неназываемы вообще. Многие ли из вас задумались, глядя на этот сюжет по телевизору: «Законы – паутина. Мухи застревают, осы пролетают насквозь…»  Многие ли из вас подумали: а будь у этих детишек что-то, кроме бессмысленного шатания по улицам, случилась бы эта живодерская прогулка в зоопарк?
Но забота не о своих детях – это не укладывается в систему потребляйства. Поэтому большинство людей привычно повозмущались последствиями вместо причин – и побежали «зарабатывать», чтобы успеть своим детям запихнуть в ненасытный клювик очередной кусок потребляйского пирога
Н
о вы не задумывались, что ваши дети для других – тоже чужие? И если на тяжких дорогах потребляйства вы сломаете шею (не дай бог, но реально возможно) – им, оставшимся в этом мире одним, не придет на помощь ни старая русская община, сплоченная родственными связями в неразрушимый монолит, ни мощнейший советский аппарат поддержки одинокого человека… Помощи не будет. Зато будет множество охотников ими воспользоваться – так как и дети тоже предмет потребляйства, и очень востребованный!
Кстати, подсознательно большинство потребляйцев это хорошо понимают. Отсюда и основная сопутствующая болезнь потребляйства – страх. Страх постоянный и непреходящий; страх лишиться возможности потребляйствовать. Этот страх заставляет человека лезть в долги, закабаляя ими даже собственных детей. Работать в две смены, без выходных и отпусков. Лгать и изворачиваться. И, конечно же, красть! Жульничество и потребляйство всегда идут рука об руку. Это еще в СССР заметили. Но там для особо активных потребляйцев был ОБХСС. А ведь мы должны помнить, что потребляец ненасытен. В принципе. Надежды, что он остановится сам – просто нет, как нет надежды на то, что землеройка способна перестать есть и испражняться. Землеройка, не поевшая более 20 минут, погибает от голода. Это научный факт. В принципе идеал потребляйца – мир, в котором он сожрет все и всех. Представьте себе, что будет, если эта орда получит полную волю?! Ведь враги потребляйца – это все кругом, даже, как я упоминал, нередко соб­ственные дети… Такого накала ненависти к людям не было даже у гитлеровцев! Посмотрите, с какой яростью средний современный потребляец обрушивается на того, кто зацепил его машину, кто поцарапал его дверь, кто – не дай бог! – разбил окно его дома! Такого «покусителя» он убить готов. (И нередко нефигурально убивает.) Что при этом происходит с соседом – потребляйцу неинтересно в принципе. Зачем? Это же не с ним… 
Основное развлечение потребляйца – ощущать свою исключительность. Достигается это созерцанием страдания других из уютного кресла. Множество передач с душераздирающими сюжетами по ТВ, оглушающие газетные статьи – все направлено на то, чтобы потребляец пощекотал себе нервы и тут же подумал: «Как хорошо, что это не со мной!»
Любой потребляец – скрытый шкурник, трус и извращенец. Это обусловлено стилем его жизни.  Нет, он может за всю свою жизнь ни разу не проявить этих качеств открыто. Но они сидят в нем в постоянной боевой готовности, как американские морские пехотинцы в чреве десантного корабля в ожидании слов: «Ready?.. GO!» В сознании потребляйца он сам давно является единственной личностью на Земле (потребляйский солипсизм), и любые попытки мешать ему потреблять – что нечастые со стороны отдельных людей, что робкие со стороны государства – вызывают у него животную ненависть и крики о нарушении прав человека и зажиме демократии (эти термины и есть нехитрая, но прочная идейная база потребляйца). 
Потребляйство гибельно в любом случае. Рассмотрим первый вариант: система потребляйства окажется долгоиграющей. В этом случае нас ждет окончательное оскотинивание и полное забвение каких-либо форм нормальных человеческих взаимоотношений – останутся только товарные отношения. Во втором варианте система потребляйства рушится хотя бы от резкого (и неизбежного) падения цен на нефть. Ну что ж. Представьте себе «только» новую волну беспризорщины – те сотни тысяч «наструганных папами карло» за денежки детей, которые резко станут никому не нужны (хотя – почему никому?! Поколение, рожденное в 80-х и выброшенное на помойку 90-х, очень даже нехило «употребили»…)
Знаете, кого сейчас должна воспитывать школа – и это не скрывается уже?

Грамотного потребителя.
Потребляйцы заказаны с детства.
ПРОТИВЛЕНИЕ ЗЛУ СИЛОЙ
П
рими, земля, мерзавцев этих!
Прерви их смрадные часы!..
...В Москве расстрелянные дети
Г
лядят с газетной полосы…
Т.Авдеенко
Да простит мне замечательный и глубоко мной уважаемый писатель, педагог и русский патриот Карем Багирович Раш, что я украл для заголовка финала статьи название одного из его произведений. Просто я помню, как когда-то давно эти слова внезапно – до нестыдных гордых слез! – обожгли мое сердце, тогда еще подростка-школьника! – какой-то неистовой силой и верой в торжество Вооруженной Правды, перед которой бессильна и ничтожна кичливая гнусь.
Я давно понять успел –
Белый свет совсем не бел!
Но, смирись я с ним таким –
Станет черен!
И, пока таков я есть –
Я кому-то нужен здесь!
А иной – сам себе –
Я никчемен!
В моей жизни был один неприятный эпизод, который я хорошо помню. Во время одного, скажем так, похода, я провалился в болото. Что меня больше всего поразило – так это не то, что казавшаяся совершенно надежной почва расступилась под ногами. Куда больше меня изумило в тот момент (не испугало, а именно изумило!), что все мои попытки выбраться загоняли меня еще глубже в трясину. Я, казалось, уже выбрался – вот-вот! Хоп – нога уходит глубже в трясину. Ну, вот уже вылез! Хоп – рука провалилась.
Не буду рассказывать, как я выбрался. Но вот это ощущение   соб­ственной беспомощности запомнилось хорошо. Еще более странное от обыденности окружающего, от мира, которому было на меня глубоко начхать. Птички орали. Жучок, сволочь, по травинке ползал. Травка зеленела. Солнышко сияло.
А я – тонул…
…Вы никогда не пытались
заняться контрафактной историей? Представьте себе на миг, что всем нам хорошо известные исторические персонажи, герои-подвижники, попадают в наше время.
Вот Жанна д’Арк. Думаете, в наше время ей удалось бы спасти «милую Францию» от засилья иммигрантских орд, как в ХIV веке она ее спасла от англичан?! Да ничего подобного. Какие она голоса-то услышала?.. Да у вас, милочка, явная шизофрения, отягощенная манией преследования и комплексом национал-фашизма, куда вам страну-то спасать?! Вам в психушечку надо пожизненно, галоперидольчиком поколоться, пока не поймете, что нету Бога… И что вообще за экстремизм такой? И куковала бы Святая Жанна в дурдоме до конца дней своих. Потому что все должны твердо знать: не бывает никаких божественных откровений, а бывает  только реклама по «ящику». И нечего тут баламутить наше общество гражданского мира и всеобщего спокойствия!
Вот Минин. Кузьма. Тот самый. С этим еще проще. Навесили бы ему сразу статейки из путинско-грызловского УК РФ:
– религиозный фанатизм (нечего было призывать католиков-поляков громить!);
– разжигание межнациональной розни (как он посмел католиков-поляков громить?!);
– пропаганда национализма (как он посмел к народу обращаться со словами «русские люди!»);
– рэкет (как он посмел купцов обирать?!);
– торговля оружием (как он мог на отобранные деньги оружие покупать?!);

– создание НВФ (кто ему позволил какое-то там ополчение собирать?!)
Ну еще кой-чего наскребли бы. Получил бы он пожизненное – чтобы не мешал созданию сбалансированного общества взаимовыгодного сотрудничества с нашими польскими и шведскими соседями-партнерами, которые, ясное дело, пекутся о наведении в сиволапой России твердого демократического порядка и хоть завтра готовы организовать совместное ООО по вывозу из России лишних девушек и детишек, которые ну очень нужны на Западе и Востоке! Не сметь мешать благому начинанию со своим средневековым фанатизмом!
Вот жители города Лейден в Нидерландах, которые во время войны за независимость в 1573 году, голодая и умирая от чумы, ответили на предложение испанцев сдаться: «Знайте, что каждый из нас съест свою левую руку, чтобы сохранить силы и правой стрелять в вас!» Ну тут явно весь город был охвачен массовой националистической истерией. Это просто безумие какое-то, даже страшно подумать, что такое могло быть на нашей аккуратной земле… Мороз по коже – хорошо, что все это в прошлом
…Н
о мы с вами живем в очень странном мире. Очень странном, даже представить себе такой мир всего полвека назад было просто невозможно. Причем этот мир со страшной агрессивностью и напористостью пьяного жлоба претендует на то, что именно ОН – единственно реальный, правильный и вообще возможный. Очень трудно противостоять этому натиску.
Максим Калашников с горечью написал: «Мир Полдня так и не наступил. И Орленок не взлетел выше солнца.» От себя добавлю – отодвинулось в серую муть «Прекрасное далёко» из щемящей песни
…В
этом мире награждают Нобелевской премией мира за бомбардировку суверенного государства. В этом мире можно рассеивать над другим независимым государством радиоактивные облака и разбрасывать раскрашенные под банки колы осколочные бомбочки – специально для детишек! В этом мире можно сначала начать войну, а потом искать для нее причину. В этом мире боевого офицера сажают в тюрьму на 11 лет за то, что придушил гадину-снайпершу, а насильника-педофила со скрипом осуждают на три года и через полтора выпускают по амнистии… к Дню Победы! В этом мире 20 миллионов человек, оказавшихся за пределами своей страны, уже даже не кричат о помощи – сил нет, а «всенародно избранный» почти дословно повторяет слова Сталина: «Жить стало лучше, жить стало веселей!» В этом мире русские солдаты реками льют кровь, чтобы взгромоздить на очередной опереточный строй очередную бандитскую клику, но никогда не получат приказа смести угнездившийся у границ Родины откровенно фашистский режим, закрывающий русские школы и издевающийся над больными стариками-ветеранами. В этом мире войны выигрываются на экране телевизора – и в этот выигрыш начинают верить всем миром, потому что так сказали «голубые с экрана». В этом мире опорой правительств являются отвратительные разноцветные отбросы, а не пахари, работники, воины и отцы семейств, опора на которых официально объявлена «национализмом» и «ксенофобией». В этом мире бредут по окраинным улицам своих родных городов, засунув руки в карманы и изнывая от тоскливой беспросветности, десятки тысяч молодых парней, которым оставили спиртное, наркотики и рэп, отобрав мечту, волю и веру. В этом мире можно вбить гвоздь в лоб трехлетней девочке за то, что она не носит паранжу, но нельзя содержать хомяка-самца в клетке без самочки – животное начинает страдать. В этом мире можно лгать всем, всегда, обо всем, предавать и продавать, подкупать и убивать – главное получить индульгенцию новой «папской курии» с аббревиатурой ООН.
Этот мир напоминает мне картины Иеронима Босха – картины, на которых люди и звери поменялись местами, а правят этим вывихнутым содомом вообще невероятные чудовища. И нет ни силы для сопротивления, ни надежд на спасение, ни веры в лучшее. Все в круг! Все в хоровод под дикую музыку сатанинских инструментов, все маршем к пылающим крематорным кострам, в пламя которых шустро подбрасывают дровишки дружелюбно улыбающиеся монстры! Хэй! Бом, дилибом, дилибом, дилибом! Со стягом, на котором обтянутая презервативом рожа Майкла Джексона (компьютер автоматически напечатал эти слова с большой буквы, а вот слово «Отчизна» – нет…) – вперед! К светлому НИКУДА! В радостное НИЧТО! Бегом, бегом, приплясывая и не забывая улыбаться в ответ на улыбки раздирающих тебя в куски чудовищ! Не думать! Только не думать! Что естественно – то не безобразно! Без комплексов! Ура, в натуре, типа, йо!
…Выдергиваешь ногу – погружаешься по пояс. БОЛОТО
Н
аш враг многолик, хитер и опасен. Плюньте в глаза тому, кто скажет, что это некий «международный терроризм». Международный терроизм изобретен и склеен нашим врагом под конкретный момент: под захват у мусульманских стран нефти. Понадобятся врагу наши никель и кобальт – появится и «православный фанатизм», на борьбу с которым в чаянии получить свой кусок пирога отважно бросится все мировое сообщество. Точно так же, как сейчас на борьбу с террористами… Несчастные фанатики в зеленых головных повязках, воюющие за «независимую Ичкерию», «великую Албанию» и «суверенную Палестину» и не подозревают, что они приближают мир, в котором им так же не останется места, как и тем, против кого они воюют сегодня! Что они – фигурки на игральной доске, куклы на экране компьютера.
А кто в нас играет?
Я не стану забираться в дебри политики и истории. Я не буду искать «кукловодов» – об этом есть масса книг более талантливых и выверенных, чем мои писания. Я назову врага «на бытовом уровне». И этот враг для России сегодня – Соединенные Штаты Америки. Пусть вас, как и меня, не обманывают слова о дружбе, союзничестве и партнерстве. Пусть вас не обманывают улыбки и визиты с заверениями в дружбе. Вглядитесь – и вы различите за лощеными масками оскал одержимого одной страстью: поддерживать свою вечную не-жизнь за счет высасывания молодых, сильных и доверчивых.
Но, кроме страсти, есть и страх. Большой и постоянный. Упыри боятся серебра, осиновых кольев и святой земли. Сатана не может создать себе слуг абсолютно неуязвимых. Наши враги боятся оружия и единства. Они – гении разобщения, вбивания клиньев, мастера реанимирования древних счетов и средневековых споров. В едином, сильном и готовом себя защищать обществе они сдохнут, как дохнут от света и чистого воздуха туберкулезные палочки. Они это знают – и всеми силами стараются превратить потенциально опасные народы в скопища озлобленных, обкуренных, споенных «свободных личностей», ожесточенно вою­ющих с соседом по лестничной клетке, но не желающих замечать предательства среди тех, кто ими правит.
Нас, русских, они боятся. Мне доставляет острое наслаждение думать, что даже сейчас они нас боятся! Я знаю, что им до сих пор снится холодный блеск граненого штыка в русских руках – как символ всех их страхов и комплексов, как вековечный ужас перед нашей Империей, перед Русской Силой.
Мы забыли свои победы. Они – они очень хорошо их помнят. И сделают все, чтобы мы никогда не поднялись
О
ткрываю Пикуля. «Богатство». Читаю…
«Вот поэтому, – заключил Исполатов неожиданно, – я и люблю оружие. Перед силой оружия любой подлец оказывается беспомощным и распластанным, как раздавленная жаба».
«Пусть русские станут, как мы. Пусть они пьют, трахают коз и детей, пусть они перестанут плодиться, пусть начнут венчать в храмах собак, пусть отвыкнут от оружия, пусть забудут о грозной и страшной славе своих предков, потрясавших мир то галопом стотысячных конниц, то гусеницами десятков тысяч танков. Тогда, наконец, из наших снов уйдет этот кошмар – ожидание остро и окончательно входящего под ребра длинного стального жала в беспощадной и праведной руке ВоинаВот их мечта и их чаяние. Превратить нас в то, что тот же Калашников метко и зло назвал «серой расой».
Они уже многого добились. Я смотрю на соотечественников рядом со мной. У них никакие, стертые усталостью и постоянной заботой лица. Им ни до чего. Их уже не расшевелишь. Пять дней работы (плохо или хорошо оплачиваемой), в субботу и воскресенье – пьянка (самогон или коньяк – не важно, на кухне или в дорогой сауне – тоже не имеет значения. Важна суть) И все… Остальное – гори оно… Жизнь-сегодня. Жизнь-секунда. Жизнь-пустота.
Но… но что это?!. Вот – глаза девушки в автобусе. Это глаза Зои – той самой, которая погибла под пыткой, никого не выдав… Вот поворот головы попутчика на остановке – и холодно-прицельный нож снайперского взгляда; да это же Зайцев, отправивший в ад  пол­тыщи гитлеровцев!.. Вот слова случайного попутчика в вагоне поезда: «Не взять им нас. Все равно не взять...» Вот мальчишки и девчонки, с которыми я занимаюсь, – у них глаза совсем человеческие, они не успели научиться паскудной трусости, они верят словам о Родине, Долге, Чести
Т
ак как же можно считать, что среди нас не осталось Людей?! А если есть Люди – есть надежда. Они – и есть надежда.
У наших врагов нет иной силы, кроме нашей же слабости, по-рож­денной их ложью. Достаточно просто вздохнуть поглубже, оглядеться повнимательнее – и вы свободны от их пут. А дальше – вам самим решать, как жить и что делать. Потому что у человека есть на самом деле только одно Право – зато неотъемлемое и вечное. Это право на Выбор. Всегда. В  любой ситуации.
ЭПИЛОГ: СПАСЕНИЕ УТОПАЮЩИХ…
Я вовсе не считаю себя непогрешимым педагогом и талантливым писателем. Просто не желаю тратить время на  вещи, не имеющие отношения к теме. Но с удовольствием приму советы, опыт, дополнения и даже критику тех, кто осознает всю важность работы с молодежью.
Мы, к сожалению, очень любим хихикать сами над собой. В том числе – над вещами, над которыми хихикать нельзя, как нельзя хихикать на могиле или в военном музее. Я сталкивался с этим «хи-хи» не раз во многих областях нашей жизни и каждый раз поражался готовности обгадить святое, прочно живущей в «среднем человечке».
Даже слово «русский» несколько раз при мне вызывало реакцию типа: «Да где ты их видел, русских-то?» Так и вспоминается фильм «Александр Нев­ский», где жирный предатель-«общечеловек» Твердило густым басом ревет на вече: «Окстись! Кака ишо Русь?! Иде ты ее видел?!» – а подголосок-монашек, эдакий шакал Табаки (или «демократ-аналитик», как кому удобнее), вывернувшись из-под кольчужного локтя «босса», с хихиканьем (!) гундосит: «Где спать лег – там и родина!»
В ответ старик-кузнец сказал, пинком сталкивая изменника с помоста: «Не корми меня тем, чего я не ем!» И мне хочется повторить эти слова вслед за ним.
Не корми меня тем, чего я не ем.
Русский – это я. Русские – это вы. Русского мы видим по утрам в зеркале. Один из моих друзей – Имильжон Яхутов – русский почище многих. И двое других моих друзей и тезок – Олег Яргу и Олег Кройц – русские, и никто меня в этом не разубедит.
И нам  остается только повторить за безымянным и великим автором «Слова о Полку Игореве» горькие слова, обращенные к власти:
Это вы раздорами и смутой
К
нам на Русь поганых навели!

Олег ВЕРЕЩАГИН

 

«Советская Россия». 2008 г. 27 ноября.

 

 

Исследования