На главную страницу движения "В защиту детства"
Исследования

Идиотский марш

Этноцид

Н
а одном из сайтов города Томска, где обсуждали мою статью «Воспитание воина», я наткнулся на следующее сообщение одной из читательниц:
«В детсаду, куда ходит мой ребенок, строго запрещены любые виды игрушечного оружия. Даже меч пластмассовый мальчишке не разрешили принести. Зато на 8 Марта готовят номер, где мальчики в платьицах спляшут русский танец. И только одному из 14 пацанов родители не позволили в этом участвовать...»
Читатель, скажи мне… ЭТО ФИНАЛ?


Образованщина
К
огда много читаешь – совершенно неожиданно, бывает, получаешь информацию о самых разных предметах из очень странных источников.
Есть такой писатель – и замечательный врач-ветеринар, и очень добрый и смелый человек – шотландец Джеймс Хэрриот. В самом начале 60-х годов ему довелось побывать с визитом – он сопровождал груз элитных животных – в нашей стране. Далекий от политики и честный человек, Хэрриот написал интересные и веселые путевые заметки, в которых масса подмеченных сторонним свежим взглядом черт и черточек жизни тогдашнего СССР.
В числе прочего Хэрриот – у себя на родине председатель родительской ассоциации – посетил «наобум», без какой-либо предварительной договоренности, одну из наших школ. И вот что он пишет…
«– …жизненный уровень учителей у вас ниже, чем у нас, –
заметила одна из моих собеседниц.
Что я мог ответить? Одеты они все были прекрасно и, видимо, преуспевали. У меня сложилось впечатление, что быть учителем в России – очень престижно.
– А что такое «экзамен для одиннадцатилетних»?
Я попытался объяснить в силу своих возможностей, как в этом возрасте школьникам устраивается проверка на уровень развития умственных способностей, чтобы определить, какой тип образования подходит каждому. Вот уж тут они меня хорошо поджарили! В хор женских голосов, как басовая нота органа, ворвался звучный голос заместителя директора:
– Распределять детей по способностям, как вы говорите, не имеет ни малейшего смысла! – Он явно был человеком с твердыми понятиями. Я повернулся к нему:
– А у вас все категории учатся в одном классе?
Китти перевела его ответ.
– У нас все дети – способные! – сказано это было с глубоким убеждением и абсолютной серьезностью. (Выделено автором статьи.)
Из дальнейшего разговора я узнал, что в университеты поступает большой процент выпускников и что для повышения образования весьма популярны вечерние учебные заведения. Собственно говоря, многие русские именно таким способом заканчивают школу, а затем университет или институт…»
Мне сейчас немного странно читать эти строчки. Я так и представляю себе короткий диалог двух мужчин – хороших людей, но… из разных миров. И отличный человек Джэрриот просто не может понять, что завуч на самом деле не шутил, говоря эту фразу: «У нас все дети – способные!» Отсюда и яростное неприятие советскими педагогами тестового «экзамена для одиннадцатилетних» – фактически сегрегации детей не по умственному развитию, а по социальному положению. Так как ясно – а Хэрриот так и не понял! – что ребенок из обеспеченной семьи на этом пресловутом «экзамене» покажет результаты лучшие, чем ребенок фермера или рабочего (людей, о которых Хэрриот пишет в своих отличных книгах с такой любовью и теплотой!) Просто потому, что вырастет к одиннадцати годам в мире, где есть книги, радио, телевизор – конечно, за деньги, и за хорошие. А в каком мире вырастет сын английского фермера – человека, в дом которого электричество пришло лишь в 60-х годах ХХ века?
Не может понять добрый и умный ветеринар, что попал в страну, где детям было дано все для того, чтобы они могли стать тем, кем хотят. А не быть загнанными в клетку «жизненного предопределения»…
…С тех пор прошло почти полвека. И та страна, где «быть учителем… очень престижно», изменилась разительно. Неузнаваемо. Пожалуй, сейчас Джеймс Хэрриот нашел бы у нас больше понимания… Правда, повторяю – он был честный и умный человек. Да – из мира капитализма. Но честный, умный и смелый. И едва ли у него вызвала бы что-то, кроме омерзения, наша нынешняя власть. Хотя в области образования (и не только) она послушно и радостно следует фарватером западного «разобщенного общества».
Один профессор-социолог, уроженец бывшей ГДР, горько признался:
«Понадобилось крушение социалистической системы, чтобы мы поняли: все, что говорили о капитализме советские пропагандисты, к сожалению, – ПРАВДА».
Перед вами отрывок из стати А.Ермолаева, посвященный проблемам высшей школы.
«После введения ЕГЭ и «Болонского процесса», уничтоживших российское фундаментальное образование как уникальный стандарт, Фурсенко переходит к «сладкому десерту» – утилизации инфраструктуры, научных коллективов и социальной базы высшего образования.
Началом окончательного решения образовательного вопроса следует считать подписание г-ном Медведевым ФЗ о создании т.н. «Федеральных университетов» – транзитных (переходных) оргструктур, переводящих имущество (в основном – недвижимость) вузов в ликвидную, доступную для приватизации и перепрофилирования, форму.
Как известно, подготовка высшей школы к ликвидации началась с отмены университетских свобод (выборность ректоров), увольнения «старых», выборных, ректоров по возрасту (их купили пожизненными синекурами «президентов»), после чего ректоры стали назначаться и контролироваться через механизм «утверждения» кандидатур в Минобразе и разного рода «сертификации», проверки и «инспекции».
После того как ректоры были поставлены на колени, настала очередь «Болонского процесса», «двухступенчатого» образования, ликвидации отечественной системы ученых степеней, принудительного введения ЕГЭ. После того как была молча проглочена и эта пилюля, процесс продолжился.
В августе 2008 года Фурсенко официально заявил о будущем пятикратном сокращении студентов в вузах (включая платные). Но те, кого это прямо касалось, так и не поняли, о чем и о ком идет речь.
Учитывая опасность консолидированных протестов увольняемых студентов, преподавателей и научных коллективов, «неизвестные отцы» фурсенковских реформ решили, что для окончательного решения университетского вопроса даже стерилизованные университеты нуждаются в окончательной декапитации, а университеты вместе с имуществом «концентрируются» в конгломераты по 20–30 штук и поступают в распоряжение специальных ликвидационных комиссий, получивших пафосное название «Федеральных университетов». Их задача очевидна – направить экс-студентов и экс-преподавателей на улицу, а ценную университетскую недвижимость – на продажу.
Переход к финалу был подготовлен волной массовых проверок, главным организатором и вдохновителем которых считается руководитель Рособрнадзора Любовь Глебова – человек Кириенко, ранее успешно руководившая… игорным бизнесом (лотереи). По мнению экспертов, вес Любови Глебовой и ее структуры будет только возрастать.
Вся эта процедура с проверками и «стандартами качества» образования до тошноты напоминает Бухенвальд, где будущие жертвы совершенно добровольно сдавали под расписку одежду, проходили медосмотр, после чего с легким сердцем и в ожидании обещанного обеда так же организованно шли в отделанную кафелем душевую. Которая оказывалась газовой камерой.
Сегодня концентрация обреченных вузов в «федеральные университеты» вступила в терминальную фазу
Н
у что же – «хорошо связанная девушка в уговорах не нуждается»...
...Герцогу Веллингтону принадлежит фраза: «Битва при Ватерлоо была выиграна на спортивных площадках Итона». Канцлер Бисмарк скромно констатировал: «Германию создал прусский школьный учитель». И действительно, все европейские нации были созданы не правительствами, а национальными системами образования. К сожалению, в случае России мы наблюдаем обратный процесс: в лице науки и образования уничтожается не просто образование – уничтожается российская государственность, российская и русская идентичность. Идет возврат в каменный век, к племенным союзам – пусть и живущим в каменных джунглях мегаполисов.
И если правительство РФ все чаще открыто обвиняют в геноциде, то реформа образования может с полным правом называться системным этноцидом. Горе побежденным
А вот что написал в Интернете мне человек по имени Евгений:
«Политех закончил в 2000 г. В настоящее время работаю небольшим руководителем в энергетической отрасли. Сейчас после вуза стало приходить поколение, которое начало учиться в лихие 90-е, а закончило в 2003–2004 годах. Так скажу вам из 10 выпускников профильного энергетического вуза, да простят меня все, к кому это не относится, теорему Пифагора не знают трое!!! А начинаешь спрашивать у инженера-электрика основы электротехники, один-два отвечают с грехом пополам! Мы, дескать, проходили это на третьем курсе! А ведь это – будущие руководящие работники, не все, конечно, но все же... Все потому, что экзамены принимаются в виде тестов с вопросами типа: а не в амперах ли измеряется сила тока? Хотите подтверждение, что тесты вредны и при помощи них происходит дебилизация страны? Пожалуйста. По работе приходится сдавать множество экзаменов. Так вот сдавал я как-то экзамен в виде теста на компьютере в прошлом месяце. Тестовых вопросов 300, в билет попадает 15, экзамен сдал, не сделав ни одной ошибки, прогнав вопросы около 6 раз. Так вот, к своему недоумению, а на память я пока не жалуюсь, не смог вспомнить из данного предмета ничего!!! Пришлось рыться в литературе. Хотя из правил техники безопасности некоторые вещи, выученные наизусть еще 9 лет назад, помню до сих пор!..  Во многом мои взгляды на современную систему образования у меня схожи с вашими. Я живу в Татарстане, так у нас 6 часов в неделю в школе преподают татарский язык! Причем на долю русского языка приходится всего 4 часа в неделю. От уроков татарского языка воют даже школьники, для которых этот язык родной, не говоря уже о других представителях нашего многонационального региона. Тем более что на диалекте татарского языка, который преподают, разговаривает меньшая часть (около 10%) татарского населения нашего района. Уроки трудового воспитания отменены. Общественно-полезный труд, как то: уборка территории школы, наведение порядка в классах и в коридорах школы, дежурство в столовой – отменены! Это, видите ли, неоплачиваемый труд, а значит детское рабство! Со школы детям вдалбливают, что общественно-полезный труд вреден?!
С моей женой у нас разные взгляды на воспитание сына. Я ей твержу, что мальчику нужна дисциплина, не потакаю ему ни в чем, что считаю вредным в его возрасте (как то – компьютер) запрещаю, приучаю без напоминаний убирать в строго отведенное место игрушки и одежду, наказываю, если это он не сделал. И считаю, что данный возраст как раз оптимален для привития ребенку чувства аккуратности и ответственности за то, что он не сделал или сделал. Она же считает, что я травмирую детскую психику.
К сожалению, то, что вы написали, ответил я, верно не только для Татарстана (кстати сказать, я не понимаю, на каком основании русским детям преподают как обязательный язык ОДНОЙ ИЗ НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ РОССИИ?!). Языка не знают и растут полуграмотными – зато с нетравмированной психикой – дети практически по всей России.
* * *
Кстати, у Евгения может возникнуть и проблема с сыном. Я слышал: в недрах Думы готовится законопроект по защите детей от жестокого обращения со стороны родителей. Ну там – мусор выносить заставляют, в комнате убирать, материться запрещают... А чего они?! Недаром есть куча сайтов и книжек, где авторы взахлеб объясняют детям, как лучше «доводить» «предков», «пенсов» и «преподов». Недаром в последнее время поднялась опасная шумиха вокруг темы о «родителях-насильниках».
Почему опасная? Перед глазами – пример США, где дети по «телефонам доверия» оговаривают своих родителей, обидевшись на них за некупленное мороженое или запрет идти в кино. Перед глазами – пример Франции, где детей отбирают у семей по малейшему подозрению в «насилии», причем донести могут даже соседи.
Ну и конечно, этим шумом стремятся замазать, отвести глаза людей от настоящей проблемы детства – того вала телерастления, педофилии и торговли детьми, в котором Россия уже не тонет – утонула. Никаких мер для спасения детства в России правительством не принято. Ну разве что это?
«Госдума приняла в среду в первом чтении поправки в закон «Об основных гарантиях прав ребенка», направленные на защиту детей от информации, наносящей вред их здоровью и нравственности. В частности, если раньше смотреть эротику или рекламу табака и алкоголя «не рекомендовалось» молодежи до 16 лет, то сейчас возрастная планка повышена до 18 лет... Ну и т.д. Взгляни по адресу: http://news.mail.ru/society/2581069/
И – как и в случае с «детским комендантским часом» – опять возникает у меня вопрос: ЗАЧЕМ эти законы?
Для защиты детей? Но я еще раз говорю: детей так не защищают. Ни от чего.
Если речь идет о защите детей от посягательств на них взрослых подонков – то в этом законе ничего таким подонкам не противопоставлено. НИЧЕГО, читайте по буквам. Ни единая строчка в нем не говорит о противодействии тем, кто насилует, убивает, эксплуатирует детей, издевается над ними и наживается на них.
Минус.
Но, может быть, речь идет о защите детей, так сказать, от самих себя? Это ведь тоже вариант. Когда я напечатал статью «Марш домой!», то среди множества самых разнообразных откликов были и те, авторы которых говорили – в СССР ТОЖЕ был комендантский час. Честное слово, я об этом не знал – нашего городка это никак не коснулось. Но не вижу причин не верить, тем более что писал об этом не один человек. Так, может быть, речь идет о чем-то подобном?
Но в таком случае – где альтернатива сидению дома «после 22.00» или «в темное время суток»? В СССР – даже самые злобные его критики признают мою правоту – такая альтернатива была. В лице кружков, секций, клубов – МАССОВЫХ и БЕСПЛАТНЫХ. (Если ребенок не хотел там заниматься – это просто значило, что он СОЗНАТЕЛЬНО не желает этого, и это – уже иной разговор.) Каковы перспективы сейчас?
Ведь альтернативой, ОПЕРЕЖАЮЩЕЙ этот закон, должно было быть создание в стране ТЫСЯЧ мест, где дети могли бы проводить досуг С ПОЛЬЗОЙ и БЕСПЛАТНО. А этому снова  дол­жна была предшествовать подготовка ДЕСЯТКОВ ТЫСЯЧ опытных кадров руководителей – мужчин и женщин – которые видели бы в детях детей. Будущее нации, к которому надо подходить, как верующий подходит к иконе. Видели бы детей, а не средство для удовлетворения своих сексуальных или политических амбиций.
И в законы об ответственности детей надо было бы внести реальные изменения – отменить лишение свободы, ввести публичные телесные наказания
Э
то тоже сделано не было.
Вывод?
В лучшем случае – закон принят для галочки. В худшем – как очередное средство поддержки попила бабок.
Впрочем, ничего иного от государства, считающего главной своей обязанностью распределение бюджета, ожидать и не стоит.
Кстати, я не верю, что правительство не видит гибельности ВСЕХ своих реформ, их открытой провальности. Видит! Видит – и продолжает с тупым упрямством шагать по дороге в пропасть.
Поймите: для этой власти существует только одна-единственная, трепетная, непреложна ценность – ДЕНЬГИ. Все мысли ее – о деньгах, все желания ее – деньги и надежды – деньги. Это видно по всем ее действиям. Никакие ценности вне сферы денег ее не интересуют и даже просто не существуют для этой власти.
Смешно думать, что она что-то предпримет для детей. Ведь дети – это самый затратный сектор. САМЫЙ. Более того – вложения в этот сектор окупаются в настолько отдаленном будущем, что власть это будущее считает просто-напросто несуществующим. Да, лозунги власть может выдвигать сколь угодно красивые (содранные с советских, так как даже лозунгов вне сферы денег она придумать сама не может). Но эти слова остаются только словами – вырывающимся изо рта бесполезным ветром.
Власть не может понять в принципе, что такое дети и какая от них польза. Польза – это деньги. Деньги можно получить с взрослых (в том числе получать и ЗА детей разными способами, но «это совершенно другая история»). С детей денег не получишь. Более того – детям мало просто ДАТЬ деньги, чтобы решить их проблемы, так как деньги для детей не главное. А ничего кроме как БРАТЬ – ну и иногда ДАВАТЬ – деньги, эта власть не может. Не приспособлена. Функционально не может.
Значит, детей нужно просто-напросто сделать как можно менее заметными и надоедливыми. Вот и все. И как можно скорее привить им «взрослые ценности» – жадность, лживость, подлость, соглашательство, цинизм. Вот тогда все будет нормально
…Н
а моей Тамбовщине за последние несколько лет были закрыты десятки сельских школ. По американскому образцу детей из этих сел забирает «школьный автобус». Нередко он разъезжает час, а то и больше – чтобы собрать всех и отвезти в «базовую» школу. Сделано это исключительно ради экономии средств и удобства детей. Насчет экономии я промолчу – на чем еще экономить, как не на образовании (и снова перед глазами светлый пример США, где национальной программой объявлено: научить всех детей к 12 годам… ЧИТАТЬ!). А что говорят об автобусах дети – лучше тоже не воспроизводить на бумаге.
Но их-то тем более никто не спросит. А если и спрашивают – то предварительно проинструктировав, что говорить в камеру, и – чисто по-американски – объяснив, ЧТО будет, если скажешь «не то».
Вот что пишет Ольга Корзова, учитель Кенорецкой школы с. Корякино (взято с http://www.voskres.ru/school/korzova.htm)
«Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется…» Жаль, что я всерьез не подумала об этом, когда несколько лет назад написала письмо президенту, призывая обратить внимание на малокомплектные школы. Разумеется, президент письмо это не читал, отвечали мне многочисленные клерки разных уровней, начиная с администрации президента и заканчивая нашими плесецкими. Благодарили за «чувства добрые», разъясняли трудное экономическое положение, жаловались на жизнь, но я и не могла предвидеть, какое продолжение за этим последует
Р
азумеется, в те времена, да и сейчас, писала не одна я. Все мы, бывшие «совки», верим в то, что где-то наверху какой-то добрый дядя одним махом решит все наши накопившиеся проблемы, что добро обязательно одолеет зло и восторжествует, наконец, светлое будущее. Но чтоб так восторжествовало!..
Очень скоро с голубых экранов раздалось: «Мы должны давать детям качественное образование. Надо задуматься, все ли школы в состоянии его обеспечить?» Нет ничего страшнее задумавшегося бюрократа. Почти все нововведения последних лет и возникли из этой задумчивости. Лучше бы он, родимый, отбывал за многократным чайком свои положенные часы, получал бы сумму за свой неподъемный труд и шел… куда ему требуется.
В отношении малокомплектных школ эта задумчивость разрешилась следующим образом: прежде всего принялись сокращать количество классов-комплектов в начальной школе. Учителя, слегка провздохнувшие было за последние перед тем годы, вынуждены были снова вести по два класса одновременно или, если желали, отдельно, но без оплаты за данное добровольное деяние. Замечу, что на сегодняшний день в ряде маленьких школ один учитель начальных классов ведет уже не два, а четыре (!!!) класса. Какой бы маленькой ни была школа, пусть по одному человеку в классе, все же, по-моему, это из области фантастики. Любопытно было бы попросить какого-либо клерка, придумавшего сие, на практике показать несведущим, как возможно осуществить таковое. Вот это и называется качественным образованием?
Кое-где маленьких семи-восьмилетних человечков возят ежедневно в соседние школы или помещают в интернаты при них.
Далее последовали сокращения часов в среднем звене. «Вы же достаточно умный человек, вы же должны понимать, что неэкономно платить за такой маленький класс», – заметила заместитель начальника РУО, когда пару лет назад я возмутилась тем, что посреди учебного года хотели снять оплату за часы в одном из моих классов. Но возмущение подействовало: в том учебном году не сняли, так как не имеют права делать это без предупреждения. Зато сняли в следующем. Не только у меня, конечно. Мы согласились, потому что хотели сохранить школу: не будет школы – не будет со временем и деревни. Сколько уже их, заброшенных, стоит по России? Можно ли бесконечно допускать это?
У многих из нас есть и свои дети, которых тоже надо учить, кормить и одевать.
На 1 сентября 2008 года у нас полностью не оплачивали работу в 5-х и 9-х классах, где учатся по два человека (да, мало, но ведь и они души живые!). Мы работали бесплатно. У меня, к примеру, в этом учебном году 12 уроков оплачиваемых и 11 бесплатных. А я не одна в школе. Нам запретили вести ряд предметов, ранее изучаемых: экологию, ОБЖ, совместили уроки рисования, музыки, физкультуры, трудов, прекратили оплачивать ведение кружков и т.д.
В школе не хватает самого необходимого. Нет средств на ремонт кабинетов, на питание детей, на учебники, которые дол­жно бесплатно выделять государство, но вот бесплатно почему-то только на бумаге. Никто и не интересуется, где школа берет деньги на мел, порошок, бумагу, на бензин, чтобы распилить дрова у кочегарки.
Ни один чиновник – ближний или дальний – не задумается над тем, что здесь, на месте, Петя или Вася в школу еще ходит. Пусть в штопаном или драном, пусть не обедает в школе, а на перемене бегает домой, пусть с древним школьным учебником, но все равно каждый день на пороге своей школы. А за тридевять земель (пусть это и 10–17 км) так не отправишь. Родители Пети или Васи – безработные или вконец отчаявшиеся люди. Значит, в другую школу Пете или Васе хода нет? Есть до этого дело чиновнику?
Пережили и то, что наши клерки от образования заявляли: «Нет Кенорецкой школы. Нет вас!» Мы верили, что мы есть. И праздники проводили, и спектакли ставили, и любили наших детей. Знали: здесь-то мы их, даже самых слабеньких, хоть чему-то научим. А в другой, в большом чужом классе эти человечки пополнят, скорее всего, ряды двоечников. Дай бог, чтоб я ошибалась
К
огда нас присоединяли, уверяли, что только так, мол, школа и будет сохранена. Это забылось. Нас начали пугать тем, что школе (здание построено в 1987 году) нужен ремонт, а на период его проведения детей возить будут в Самковскую школу. Мы поняли, что за этим последует, и нашли помещения для временного размещения учащихся. Занимались там во время ремонта, затем просили чиновников приехать принять школу после него. Не приехали, сославшись на обилие дел. Правда, никто и не запретил нам вернуться в школу.
В 2007–2008 учебном году нас чуть ли не ежемесячно пугали закрытием школы. То один учитель из соседней школы это скажет, то другой. В РУО возмущались до глубины души: «Речь не идет о вашем закрытии!»
В конце года в соседней школе разразился скандал, вызванный сокращением финансирования. Выяснилось, что не хватает средств на зарплату учителям. Кто виноват, разбираться не нам. Но последствия отразились на нас и нам подобных. Нас посетила директор Самковской школы, предупредившая о возможных изменениях. На собрание пришли и родители. Дети, узнавшие, что школу могут закрыть, кинулись прибирать ее: «А вдруг понравимся и не закроют?» Площадку у школы ребята расписали цветными мелками: «Мы любим нашу школу!»
Школу не закрыли, хотя сократили все до предела, о чем я уже упомянула. Мы начали учебный год, но в октябре к нам приехала новая комиссия из Самкова – проверять состояние нашей школы. Каким образом осуществлялась проверка? Посмотрели всю документацию, мелочно придираясь к деталям. Обошли всю школу.
Путешествуя по нашей школе, многие члены комиссии восхищались: «Как у вас все хорошо оформлено! Как у вас все по-домашнему!» В школе немало творческих, инициативных людей. Она украшена резьбой по дереву, росписью – делали это и учителя, и ученики. Традиция сложилась: выпускники оставляют что-то особенное, сделанное своими руками.
Комиссия отбыла, а уже на следующей неделе мы узнали, что решается судьба нашей школы. 17 октября нам зачитали приказ, согласно которому с 1 декабря под сокращение попадают четыре учителя, а учащиеся 5, 6 и 9-х классов будут ежедневно ездить на учебу в Самковскую школу. По другому приказу с 1 сентября 2009 года в Кеноречье останется лишь начальная школа. Причем неизвестно, где именно. То ли детсад переведут в здание школы, чтобы оно не совсем пустовало, то ли начальную школу в здание детсада, которое требует серьезного ремонта. Что станется с учителями, никого не волнует. Начальник РУО, которому мы звонили, обещала, что будут соблюдены все юридические тонкости, будет решаться вопрос трудоустройства и т.д. Но приказ о сокращении уже издан! Некоторых учителей в будущем трудоустроят в соседней школе, сократив коллег с недостаточным образованием.
О детях говорить не хотят. Многие из них плохо переносят дорогу (а дороги весной еще и переливает, и лесовозы идут по ним денно и нощно!). Интернат? Есть и он, да мест там мало, тесно, кормят лишь раз в день, даже ученики начальных классов вынуждены готовить себе завтрак и ужин сами. Хотелось бы чиновникам, чтобы их дети так жили? Вряд ли!
Мы есть. Мы хотим быть. Школа в наших краях открыта в 1875 году по решению местных жителей, а не властей. А местные жители и сейчас – горой за школу».
* * *
Я еще раз настаиваю, что «реформа школы» в России открыто преследует следующие основные цели:
1. Развал под наукообразными лозунгами лучшей в мире советской системы образования – «опускание» русского народа и россиян на «среднестатистический» уровень. Это делается с целью уничтожения умения критично мыслить, подготовки прихода на смену старшему поколению полуграмотной и легко внушаемой массы «электората».
2. Окончательное уничтожение русской деревни – не секрет, что большинство сельских школ не вписываются в «реформированное образование». Там, где закрывается школа, село умирает за 3–5 лет полностью. Дети же, учившиеся не на своей родине – и это тоже не секрет, – туда уже не возвращаются.
3. Продолжение разрушения русской семьи как основы русского народа. Отселение детей в интернаты – что происходит очень часто при закрытии сельских школ – в нынешнем «свободном мире» часто ведет к моральному или прямому физическому растлению детей. Но даже если этого не происходит – пять из семи дней недели ребенок проводит вне дома, отвыкая и от родителей, и от дома, и от малой родины. Фактически в душе у него образуется зияющая пустота, для заполнения которой город услужливо представляет массу возможностей – алкоголь, наркотики, табак, игровые автоматы, разврат. И все это – при практически полном отсутствии контроля со стороны взрослых (все знают, что значительную часть дня и почти всю ночь напролет «контингент» интернатов не контролируется взрослыми).
Подобные деяния нельзя квалифицировать иначе, как геноцид русского народа.

Знахарщина
Э
тот материал взят по адресу http://news.mail.ru/incident/2431271/
15-летний Мирослав Виноградов из Новосибирска катался на велосипеде. Не заметил яму на дороге и кувырком полетел с седла. В горбольнице № 1, куда Славу  привезли родители, дежурный врач Владимир Соколов осмотрел парня. Ссадину смазали зеленкой и наложили гипс: рентген показал перелом обеих костей предплечья.
–  Меня положили в палату в пятницу. За два выходных даже никто не осматривал! А в понедельник, когда снимали гипс, я почувствовал странный запах… – вспоминает Мирослав.
Это началась гангрена. И через четыре дня после неудачного падения подростку ампутировали правую руку.
Убитые горем родители отправились в суд. И уже там узнали: хирург-травматолог Владимир Соколов был лечащим врачом сибирячки Оксаны Кондрашкиной, которой в этой же больнице он… ампутировал по ошибке ногу. Женщина попала к медикам с сильным вывихом колена. После нескольких лет тяжбы Оксана отсудила у больницы 2 млн рублей – самую большую компенсацию в стране за врачебную ошибку.
А хирург Соколов продолжал работать и принимать пациентов до самого суда. Уволился лишь после того, как вынесли приговор по делу Кондрашкиной…
–  Такое ощущение, что в выходные врачи забывают о пациентах, – возмущается адвокат Виноградовых Юлия Стебякина. – Мы намерены отсудить у медиков   6 миллионов рублей.
 До знакомства с доктором Соколовым Мирослав сам мечтал стать хирургом…
Я – человек простой. И я по-простому спрошу: ЧЕГО ТЕПЕРЬ ПАЦАНУ ДЕЛАТЬ-ТО? Пацану, который в начале двадцать первого века – через сто лет после изобретения пенициллина – потерял руку от газовой гангрены. В стране, где еще недавно было ЛУЧШЕЕ В МИРЕ БЕСПЛАТНОЕ МЕДОБСЛУЖИВАНИЕ.
Суд, два миллиона... Хорошо.
ДЕЛАТЬ-ТО ЧТО ЕМУ ТЕПЕРЬ?
Российские врачи избегнут наказания за неоказание помощи больному, которое повлекло причинение вреда средней тя­жести… депутаты Госдумы единогласно одобрили во втором чтении проект закона об отмене данного положения в 124-й статье Уголовного кодекса. Ранее за данное правонарушение врачу грозили либо штраф до 40 тыс. рублей, либо исправительные работы на срок до одного года или арест от двух до четырех месяцев. Теперь же медик может отделаться выговором. По мнению защитников пациентов, новая поправка будет способствовать массовым отказам в медицинской помощи... срок лишения свободы до трех лет с лишением права занимать определенные должности на тот же период будет грозить только врачам, не оказавшим помощь больному без уважительных причин в том случае, если это повлекло смерть больного или причинение тяжкого вреда его здоровью, пишет издание «Газета».
Напомним, что в российском уголовном праве вредом средней тяжести считается нанесение телесного повреждения, не опасного для жизни, хотя и приводящего к длительному расстройству здоровья от 10 до 33%. Так, например, к вреду средней тяжести относится длительное расстройство здоровья, вследствие которого человек находился на больничном свыше 21 дня.
В судебной практике уголовные дела, связанные с отмененной вчера нормой 124-й статьи, встречались редко. «Сейчас, как правило, до суда имеют возможность довести дело против врача лишь в том случае, если его бездействие привело либо к серьезным увечьям, либо к смерти пациента. Из-за отсутствия действительно независимой медицинской экспертизы управления здравоохранения зачастую пытаются объяснить незначительные увечья пациентов особенностью их заболевания», – пояснил профессор, вице-президент Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов.
Первый зампред Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Владимир Груздев, представлявший документ на заседании нижней палаты, заявил, что принятие поправки не повлечет рост злоупотреблений со стороны врачей.
Еще в 2003 году из УК был изъят состав преступления в виде «причинения средней тяжести вреда здоровью по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей». Казалось бы, речь идет об одном и том же. Но это совсем не так. Два упомянутых состава преступления – совершенно разные. В первом случае подразумевалось, что помощь пациенту начали оказывать, но причинили вред. Например, человеку с острым аппендицитом во время операции повредили отросток, что вызвало перитонит. При этом жизнь пациента все же спасли. Но теперь убрали ответственность за «неоказание медпомощи» вообще. То есть врачи могут отказать в госпитализации пациенту с болями в животе. У него может развиться перитонит. Даже если его спасут, вред средней тяжести будет причинен, а врачи останутся безнаказанными.
Защитники пациентов полагают, что новая поправка будет способствовать массовым отказам в медпомощи. В связи с этим Россию «ждет пандемия молчаливой смертности!» – заявил ответственный секретарь Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре Алексей Старченко.
Государственное растление – передовой опыт Запада
П
омните, сколько было разговоров о том, что «в СССР секса нет»? А как почитатели Запада издевались над советскими фильмами 50–60-х годов, где наивно обсуждался вопрос: «Может ли мальчик дружить с девочкой?» «На просвещенном и раскрепощенном Западе такого быть не может!» – твердили нам…
…Жил в самой-самой на свете стране США 15-летний мальчишка. Как и положено всем нормальным мальчишкам, он влюбился в 15-летнюю девчонку. И пошел несколько дальше вздохов – он докатился до поцелуев! Тогда власти официально арестовали его – и стали «корректировать поведение»…
«В клинике подростку сказали, что он будет подвержен тесту на сексуальное поведение. Он пытался отказаться, и ему пригрозили, что если он откажется участвовать, его отправят в тюрьму. Они спустили штаны до щиколоток…» – дальше цитировать мне стыдно и больно. Больно за незнакомого американского мальчишку. И вообще это сильно напоминает то ли отрывок из книги маркиза де Сада, то ли отчет о допросе в гестапо (я не шучу). Вот адрес http://stop-orange.ucoz.ru/news/2009-04-04-1215 – желающие могут познакомиться с текстом статьи полностью. А заодно и убедиться, до какой степени обезумело общество, с которого мы откровенно пытаемся лепить наши образование, медицину, воспитание, взаимоотношения между полами и людьми... Описанные там случаи и методики обращения с детьми находятся по ту сторону нормального человеческого восприятия. Собственно, до такого додуматься могут лишь люди, которые сами тяжело больны психически.
Эти люди заправляют воспитанием детей в США. Хотите, чтобы у нас было так же? Думаете, что ваших детей это не коснется? Там рассказано о случае, когда в тюрьму отправили двух тринад­цатилетних мальчишек, осмелившихся прикоснуться к своим одноклассницам. О девочке, ДВАЖДЫ совершавшей попытки самоубийства, – ее затравили власти за поцелуй с одноклассником. О том, как ребят 14–16 лет ЗАСТАВЛЯЛИ прослушивать записи изнасилований детей и при этом дышать парами аммиака – чтобы «превентивно отбить охоту».
И все это происходит в стране, где можно сесть в тюрьму, назвав гомосексуалиста «извращенцем».
Достойный пример для подражания

* * *
Е
сть такая песня, которую я люблю – у барда Олега Медведева: «Идиотский марш». Но там это слово «идиотский» употреблено исключительно в грустно-ироничном смысле. А вот я, включая телевизор, чтобы посмотреть новости, заранее настраиваю себя на оптимистичную «музычку» сообщений: «Все хорошо, прекрасная маркиза, все хорошо, все хо-ро-шо!» Есть, конечно, отдельные мелкие недостатки (дом рухнул, губернатор разбился на браконьерской охоте, ребенка нашли в мусорном ящике, другого вообще не нашли…) – но это же такие мелочи, зато смотрите, как мы в Сочи строим! Ух как!..
Бам-бам-барабам.
Идиотский марш стучится в виски…
 

Олег ВЕРЕЩАГИН
  

 «Советская Россия», 2009. 11 июня. 

Исследования