На главную страницу движения "В защиту детства"
Исследования

«Забили болт» на семью

Геноцид

 

11 декабря 1946 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, в которой провозглашается, что геноцид является преступлением, нарушающим нормы международного права. Основываясь на этой резолюции, государства подписали 9 декабря 1948 года Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.
В Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, «совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:
а)  убийство членов такой группы;
б) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;
в) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное уничтожение ее;

г) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую» (статья II).
Подсудность преступления геноцида определяется в Конвенции следующим образом: «Лица, обвиняемые в совершении преступления геноцида... должны быть судимы компетентным судом того государства, на территории которого было совершено это деяние, или таким международным уголовным судом, который может иметь юрисдикцию в отношении Сторон настоящей Конвенции, признавших юрисдикцию такого суда» (статья VI).
В Конвенции специально подчеркивается, что лица, совершающие геноцид, «подлежат наказанию, независимо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, долж­ностными или частными лицами» (статья IV).
------------------------------------
Давайте разберем эти пункты.
1. Убийствами русских увлеченно занимались в разных концах бывшего СССР все 90-е годы. Это происходило в основном на окраинах. В наши дни подобная практика переместилась в центральные области России. Если коснуться независимых СМИ (а таковыми остались лишь интернет-сайты – по телевизору мы видим плохо исполненную картинку-кальку с наиболее дебильных радостных отчетов о достижениях времен СССР), то легко можно увидеть, что убийства русских продолжаются. Об этом даже не стоит отдельно говорить.
2. «Причинением умственного расстройства» являются все телеканалы. «Литература». Газеты. Компьютерные игры. Школьные учебники. ЕГЭ. И т.д., и т.п. Собственно, сохранить здравый рассудок сейчас очень и очень трудно. Почти невозможно.
Но куда интересней исполняются на территории России пункты 2 и 3 определения геноцида
…З
а 2009 год в РФ родилось 240 тысяч русских детей. Общая депопуляция населения составила 700 000 человек. Как вы думаете, за счет кого? Как считаете, какой национальности были те 8 тысяч детей, которые в том же году были вывезены за границу «на усыновление»? А те 80 тысяч, которых – по официальным данным! – вывезли за последние 15 лет?
Кстати, практически во всех странах, даже во многих из тех, которые принято называть «отсталыми», существуют законы, прямо запрещающие усыновление детей за рубеж
М
ногие люди говорят, мол, а что делать? Что делать, если русские бросают своих детей, если они не могут обеспечить им достойных условий существования? Пусть они хоть за рубежом будут счастливы!
Но простите! Жители Кавказа постоянно жалуются на непереносимые условия, в которых обитают, на самый высокий в России уровень безработицы… Про цыганских детей и их условия существования я вообще не говорю. Так почему же к зарубежному усыновлению приговорены только русские дети?
Даже те дети, которые нашли за рубежом нормальные семьи – потеря России.
Фарисейски – иначе и не скажешь – сетуя на нехватку рабочих рук и депопуляцию населения России, власть тем не менее не прекращает геноцида русского народа, часть которого – торговля русскими, и только русскими, это легко проверяется, детьми. Взамен в Россию завозятся десятки тысяч этнически и культурно чуждых населению страны мигрантов. Под нашу страну закладывается «косовская мина». Они – эти мигранты – не станут русскими. Ни в каком поколении.
А мы торгуем детьми на вывоз, как кроликами.
Простите, но у подобной политики два названия:
1. Идиотизм.
2. Национальное предательство.
Выбирайте.
Наиболее разумным выходом из подобной ситуации было бы следующее:
1.Однозначное закрытие всех агентств по усыновлению.
2.Полный запрет на усыновление за рубежи РФ.
3.Создание единой государственной структуры по усыновлению детей.
Но увы. Государство и усыновленных-то детей не оставляет своей садистской заботой, чая вернуть под казенный кров… впрочем, об этом – ниже…
…Детей лишают имени. Лишают языка. Кому-нибудь известно, что подобные вещи – изменение имени и фамилии, невозможность изучать родной язык – это ТОЖЕ геноцид? Не фигурально выражаясь, а по законам – ГЕНОЦИД? Или торговцы русскими детьми в своем безумии, вызванном сиюминутной всевластностью, не осознают, что однажды они будут стоять в клетке, а судья станет зачитывать им приговор об участии в геноциде русского народа? И никакие чины и связи в тот момент их не спасут?
Но ведь так и будет!..
…Еще одна «добрая легенда» – мол, усыновляют за рубеж только больных детей. Дарят им тепло и ласку. Ну что, давайте и это разберем. Тем более что совсем недавно типичная американская самонадеянная глупость дала нам великолепный материал для опровержения этой сусальной сказочки.
Вот материалы из статьи Эллы Кувшинкиной «Получите живую посылку».
Русского 7-летнего мальчика с американским именем и говорящего по-английски, а по-русски только понимающего, доставили из США в Россию на самолете одного, без сопровождающих. У ребенка в руках была записка, написанная по-английски его приемной матерью Тори Хансен, которая сообщала, что мальчик надоел и мешает жить ей, ее друзьям и близким… что она, дескать, «была введена в заблуждение и совершила ошибку», а потому отказывается от усыновления и возвращает ребенка в Россию за ненадобностью. Мальчик, сильно утомленный девятичасовым перелетом, сам пришел в отделение милиции, зовут его Хансен Джастин Артем, он родился во Владивостоке. Вызванные врачи «Скорой помощи» увезли его в больницу для обследования. Дальше все ясно: приехал Павел Астахов, от имени государства защищающий интересы детей, затем – посол США, который заявил, что мальчик – гражданин США, не предъявив никаких документов, подтверждающих такое утверждение, а ему под нос сунули российский загранпаспорт ребенка...
При усыновлении или удочерении приемными родителями ребенка внутри России малыш сохраняет свое русское (или иное национальное) имя, Родину, свой родной язык, национальное сознание своего народа и российское гражданство, которое он получает при рождении.
Можно ли лишать его, и без того потерявшего по той ли иной причине родителей, всего вышеперечисленного? Попав в США, ребенок сохраняется только биологически как живое человеческое существо: у него исчезают зачатки памяти о родной земле, о русских людях, о своем имени и родном языке. В случае военного конфликта США с Россией такой бывший русский мальчик будет стрелять в своих сверстников, русских братьев. Но и без войны он будет ненавидеть русских.
После войны в СССР много ребят попало в детские дома, где было несладко, но ребята вырастали, становясь советскими людьми, патриотами своей Родины, а некоторые бывшие детдомовцы стали известными людьми.
Теперь в детдомах намного хуже, чем было в СССР, а самих детей продают в США. Так некогда угоняли русских детей в Орду, чтобы сделать рабами.
Хорошо хоть, что Артема в Америке не убили… Но главное – незачем торговать русскими детьми, тогда и таких фантастических историй не будет.
Обратите внимание! Ребенка вернули, потому что он был недостаточно здоров – а американке сообщили, что он – ЗДОРОВ (кстати, Артём такой и есть – совершенно здоровый!) Обманули! Подсунули «товар», с которым надо возиться и нельзя поиграть! Но главное – г-жа Хансен разоблачила перед всем миром байку об «усыновлении больных детей»…
Почему так мешает всем русская семья? Почему на нее набрасываются с такой злобой? Почему?!
Вот что говорит об иностранном усыновлении известный юрист Жаров:
Есть два уровня этой проблемы. Первый – на уровне ребенка. Действительно, ребенок, оставшийся без родителей, находящийся в доме ребенка, в детском доме, он имеет право быть в семье. И если, увы, не нашлось россиян, которые были готовы взять на себя ответственность за него, то он должен быть передан иностранцу, если тот готов это сделать. Спорить тут не о чем совершенно.
Второй – на уровне общества. Не государства – общества. Усыновление за границу не столь значительно, по сравнению с устройством в семьи. Усыновлено в 2006 году заграницей 6689 детишек (из них инвалидов, вопреки распространенному мнению, всего 187). Устроено в России (на все формы) 101 465 детей. Почувствуйте, как говорится, разницу. В 2007 году ситуация еще более показательна (устроено в России 125 025 детей, иностранное — 4536 детей). Поэтому крик на самом деле лишь про 3,6% устройств детей в семью. Это раз. Поэтому тезис о том, что, закрывая (прикрывая, затрудняя) международное усыновление, мы просто-таки лишаем российских детей-сирот «шанса в жизни», несколько надуман.
Второе. Если гражданин России решит взять ребенка, то куда ему идти, совершенно непонятно. Большинство людей так и живут, не зная, куда же обратиться. Нет ни социальной рекламы, ни понятного пути, куда идти, что делать… Самый большой источник информации, простите, интернет. Иностранец же может обратиться в специальное агентство и ему тут же предоставят весь перечень необходимых услуг, проведут буквально за ручку. При этом очевидно, что подавляющее большинство и иностранных, и российских усыновителей хотят получить здорового ребенка, желательно не экзотической внешности.
При этом детей от 0 до четырех лет (наиболее часто усыновляемая группа детей) какое-то ограниченное число, и среди них далеко не все «неэкзотической» внешности и не имеют существенных болячек. Поэтому на маленьких детей, простите, очередь. По крайней мере в ряде регионов – совершенно реальная очередь. И в результате за 2007 год более 7200 российских граждан, планировавших взять ребенка в семью, так и не нашли своего.
Это первая проблема. Граждане своей страны, по сути, конкурируют с иностранцами за детей. Но это – не самое страшное.
Как вы помните, у иностранных усыновителей в отличие от россиян есть специальные агентства, за плату обеспечивающие «зеленую улицу» своим клиентам. И вы все живете в России и понимаете, что отсутствие очередей, радушный прием в доме ребенка, в банке данных – все это неспроста, как то «ж-ж-ж» у Винни Пуха. Нет никакого сомнения, что разница в отношении к отечественным и иностранным усыновителям, практикуемая во многих домах ребенка (лично наблюдал) вызвана не чем иным, как различием в финансовой составляющей процесса...
http://zharov.info/adoption/anti-ino

И вот именно поэтому я против иностранного усыновления. Благодаря ему тормозится усыновление внутри России и усыновление в принципе. Как бы это ни звучало парадоксально, но чем больше усыновление иностранное, тем меньше детей, оставшихся без попечения родителей, обретает семью.
Я видел документ, называемый план «Дорожная карта-2030». Это страшный документ, люди. Это ОЧЕНЬ страшный документ. Согласно ему, планируется избавиться в обозримом будущем от такого атавизма, как семья. На странице 22 плана можно наблюдать предложение заменить семью на некие «воспитательные сообщества». А на странице 25 предлагается лишить родителей права воспитывать собственных детей, делегировав это право тем же «воспитательным сообществам». Для реализации своего амбициозного проекта новаторы намерены создать «Комитет детства», который будет всем этим непотребством управлять (страница 36-я плана). Что характерно, про этот комитет давно уже говорят Астахов и Барщевский… Подписан проект благотворительным фондом «Мое поколение», там же указано, что в партнерах проекта числится Общественная палата Российской Федерации.
Когда я читаю, что тезис «родители любят своих детей» – это всего лишь стереотип (страница 4 плана), мне становится на самом деле страшно.
Одна высокопоставленная чиновница негодует: сирот возвращают обратно в детские дома! А сколько детей было возвращено приемными родителями, а сколько отобрано службой опеки у родителей как приемных, так и родных? Судя по делу Вороновых и другим сводкам с фронта действий компрачикосов, увеличившееся число возвратов – целиком и полностью заслуга чиновников, которым стало страшно лишиться насиженных мест после закрытия детских домов.
…25 мая 2010 г. в г. Тольятти отобрали малолетних детей у журналистки Галины Дмитриевой.
События развивались следующим образом.
23 мая в газете «Город на Волге» вышла статья Галины Дмитриевой с описанием ситуации на АвтоВАЗе. 25 мая около 13:30 в квартиру, в которой проживает Галина Дмитриева, пришли сотрудники милиции Автозаводского района Тольятти и детской комнаты милиции.
Галине Дмитриевой было заявлено, что дети у нее находятся в антисанитарных условиях, и поэтому подлежат отобранию. Кстати, сама она москвичка, дети прописаны в Москве и муниципальные власти Тольятти не имеют к ним никакого формального отношения.
Юрия Короткова, независимого журналиста, вместе с Дмитриевой занимающегося проблемой АвтоВАЗа и находящегося в том же помещении, сотрудники милиции отвели в сторону и прямо сказали: «На АвтоВАЗ не суйтесь!»
В результате приблизительно в 14 часов Галине было заявлено, что она должна проехать для профилактической беседы в ОВД. У нее сотрудники милиции требовали отдать документы на детей. В 14:20 другой наряд милиции уже без всяких объяснений забрал детей: трехлетнего Никиту и шестилетнюю Александру. Саму Дмитриеву длительное время незаконно, без предъявления обвинения, держали под стражей.
Дочь сначала отправили в приют «Дельфин», маму к ней не пустили, заявив, чтобы она сначала раздобыла разрешение на посещение от органов опеки. Где сын, вообще не сообщили. Как предполагала женщина, он был в одной из городских детских больниц.
Выйдя на свободу, она написала обращение к соратникам, рассказав, что ее продержали в ОВД без объяснения причин до 17:45, то есть на 45 минут больше положенных по закону трех часов. Протокол задержания составить отказались. В следственном отделе прокуратуры Автозаводского района, куда журналистка попыталась сразу обратиться, ее заявление о незаконных действиях сотрудников милиции не приняли под предлогом того, что «канцелярия закрыта»...
…Детей ей вернули. Но она опасается, что «репрессии» продолжатся.
Журналистка пересказала объяснение, данное ей органами опеки: дескать, накануне они получили телефонограмму о том, что она арестована, а отца детей нет в городе. «Никакого ареста, конечно, не было. Я потребовала объяснений от сотрудников милиции, но сегодня они отказались их предоставить. Если я не получу их завтра, то укажу это в своей жалобе в прокуратуру», – сказала Дмитриева.
По ее словам, дети чувствуют себя удовлетворительно. «Но когда стучат в дверь, дочь просит не открывать – боится, что ее заберет «полиция», добавила журналистка.
В маленькой Финляндии в заботах о детях такие вот «мастера счастья» отбирают по 11 тысяч детей в год!
Во Франции ювенальной юстицией семья разрушена полностью, и четверть французских детей живет в «приемных семьях», больше похожих на наркопритоны-общежития!
В Норвегии организация садистов «Барневен» разрушила семью полностью!
В Англии страх перед обвинениями в «насилии над детьми» разрушил семью полностью!
В Германии мораль и нравственность детей законодательным порядком разрушают с СЕМИ ЛЕТ на уроках «секспросвета», посещать которые ребенку запретить НЕЛЬЗЯ!
В Нидерландах и Дании открыто действуют партии педофилов, всячески поддерживающие разрушение семьи!
В США десятки тысяч детей меняли «родителей» по 3–7 раз, масса американцев обоего пола бесплодна и покупает «игрушки» в России (несмотря на введенный после истории с Артемом мораторий об усыновлении наших детей в США, только
30 апреля 2010 года в Москву прибыло ДЕСЯТЬ родителей из США за русскими детьми!).
Список стран, в которых детство оказалось осквернено и семья разрушена «государственными и общественными спасителями», можно продолжать снова и снова!
РОССИЯ УЖЕ ИДЕТ ПО ЭТОМУ ПУТИ!
В нашей ситуации все усугубляется тем, что мы в отличие от народов вышеперечисленных стран приговорены не к прев­ра­ще­нию в стадо, а к тотальному уничтожению.
27 апреля 2010 года в Общественной палате РФ прошли слушания, на которых было предложено принять ряд законов, призванных стать правовой основой реформы социальной сферы России. В частности, предлагается создать некий орган, который должен иметь статус местного миниправительства в отношении детства. Решения этого органа обязательны к исполнению для всех субъектов данного муниципального образования, независимо от их подчиненности. При этом сами эти органы, являясь надведомственными, никому не подчиняются и обладают широкими властными полномочиями и контрольными функциями. Такими органами должны стать комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.
Среди полномочий комиссии – принятие акта о признании ребенка нуждающимся в помощи государства. Согласно законопроекту, нуждающимися в помощи государства считаются дети, родители (законные представители) которых «не исполняют своих обязанностей по воспитанию, обучению и содержанию, отрицательно влияют на поведение либо жестоко обращаются», а также дети, чьи родители своими действиями или бездействием «препятствуют нормальному воспитанию и развитию».
Как подчеркивают эксперты, такая неопределенная формулировка позволяет признать практически любого ребенка нуждающимся в помощи государства. Чиновники смогут беспрепятственно изымать детей из небогатых семей, а также за любое применение домашних наказаний и иных мер воспитательного воздействия. Для каждого из таких детей комиссией утверждается индивидуальный план по защите прав ребенка, заключающийся в проведении профилактической работы в семье в форме социального патроната (семейного кураторства, наставничества) или устройстве ребенка в специальные реабилитационные центры в зависимости от решения комиссии.
Обращаю внимание, что каждый родитель будет вынужден подписать любой договор с любыми условиями, лишь бы не потерять своего ребенка. Такое положение не отвечает требованиям статьи 421 Гражданского кодекса РФ о свободе договора, а сама деятельность является не чем иным, как вмешательством в дела семьи, нарушением прав родителей по воспитанию своих детей, установленному в статье 38 Конституции РФ и статьях 1, 63 Семейного кодекса РФ.
Особенно настораживает то обстоятельство, что решение об изъятии детей будет принимать никому не подотчетный надведомственный орган.
Хочу отметить, что за последние несколько лет т.н. «защита прав детей» УЖЕ принесла сотням семей тяжелые моральные и физические страдания. Сотни семей были «разбиты» вместо оказания им реальной помощи. Тысячи детей были вывезены за рубеж – в том числе и при живых русских родителях. ВСЕ ЭТО ПОДАВАЛОСЬ, КАК «ЗАЩИТА ПРАВ РЕБЕНКА». Но это – ЛОЖЬ!  Я обращаюсь к Общественной палате.
Если информация о ваших АНТИНАРОДНЫХ действиях все-таки просачивается к людям – а она просачивается неизбежно! – вы ПРОДОЛЖАЕТЕ «идти прежним курсом», откровенно ИГНОРИРУЯ мнение народа – того самого, который должны защищать.
Если обеспокоенные люди начинают протестовать массово и открыто – вы меняете формулировки – и СНОВА ПРОДОЛЖАЕТЕ работу над антинародными проектами, вновь и вновь упрямо продвигаете их, не считаясь с мнением ни народа, ни церкви, ни аналитических организаций, ни с зарубежным ОТКРОВЕННО НЕГАТИВНЫМ опытом.
Итак, ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА НЕ ВЫПОЛНЯЕТ СВОИХ ФУНКЦИЙ. Более того, ее деятельность в данном конкретном вопросе направлена ПРОТИВ РУССКОГО НАРОДА И ДРУГИХ НАРОДОВ РОССИИ, ПРОТИВ МОРАЛИ И НРАВСТВЕННОСТИ.
Причины таких действий могут быть двойственны:
1. Общественная палата коренным образом некомпетентна как коллегиальный орган и каждый ее член в отдельности.
2. Общественная палата выполняет заказ на разрушение общества в России.
Какой вариант для вас предпочтительнее?
Зарубежный опыт – ВОПИЕТ о недопустимости такой, с позволения сказать, «помощи детям».
Семья – против.
Аналитики – против.
Религия – православная и мусульманская – против.
ВЫ – ЗА? Но КТО вы тогда?
В свое время была хорошая формулировка: ИЗМЕНА РОДИНЕ.
Вы ДОЛЖНЫ прекратить деятельность по уничтожению семьи в России. В противном случае «изменник Родины» в отношении вас станет уже не предположением, а весьма распространенной формулировкой. Как минимум.
7 июня 2010 года уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова и председатель городского суда Валентина Епифанова подписали соглашение «О порядке взаимодействия уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге и Санкт-Петербургским городским судом». Согласно этому документу, сотрудники аппарата детского омбудсмена смогут не только участвовать в судебных процессах, затрагивающих интересы несовершеннолетних, но и давать некие «мотивированные заключения», которые судьям рекомендуется «учитывать при вынесении решений». По мнению независимых экспертов, документ дает госпоже Агапитовой возможность влиять на решения судов, отстаивая интересы несовершеннолетних, в том числе и вопреки интересам их родителей.
«Мы рассчитываем, что это будет не бесполезная декларация, а действенный инструмент в работе, – говорит сама Светлана Агапитова. – Естественно, участвовать мы будем в интересах ребенка, право которого, по нашему мнению, нарушено».
«По нашему мнению» — тут коренные слова. Как показывает практика, подобные чиновники расценивают как чудовищное нарушение прав ребенка шлепок по мягкому месту или невыплату карманных денег
М
ежду тем в соглашении предусмотрены:
– для омбудсмена и его чиновников право участвовать в судебных заседаниях;
– право «представлять в суд мотивированные заключения по делам, затрагивающим права и законные интересы несовершеннолетних».
Статья 4 соглашения прямо предписывает: «Рекомендовать мировым судьям, судьям районных судов Санкт-Петербурга и судебным составам городского суда при вынесении судебных актов учитывать представленные в дело мотивированные заключения уполномоченного по правам ребенка», а также «привлекать представителей аппарата уполномоченного по правам ребенка для участия в рассмотрении дел, затрагивающих права и законные интересы несовершеннолетних».
Обращаю внимание, что соглашение не только не способствует защите прав ребенка, но, наоборот, нарушает законные процессуальные права несовершеннолетних! Соглашение являет собой образчик нормотворчества в духе ювенальной юстиции, исходящей из приоритета прав ребенка (которые чаще всего трактуются как права государства в лице его специальных органов) перед правами родителей.
непонятно, в каком правовом статусе предполагается участие уполномоченного в судебных заседаниях;
– для представления интересов родителей необходимо их желание, а не указание председателя городского суда;
представлять интересы органов опеки или прокуратуры уполномоченный не вправе даже по доверенности;
– только судья с учетом действующего процессуального законодательства решает, допустить или нет то или иное лицо к участию в деле;
– давать указания судьям, пускай и в качестве рекомендации о том, кого допускать к участию в деле, недопустимо, это не что иное, как посягательство на независимость суда;

– соглашение нарушает предусмотренное законом право несовершеннолетнего на защиту его интересов родителями — его законными представителями;
– происходит навязывание судьям заключений, не предусмотренных как обязательные с точки зрения закона;
– происходит административное давление на суд в форме рекомендаций.
Права скольких несовершеннолетних успела защитить Светлана Агапитова за время своего омбудсменства, а главное, были ли такие случаи, когда вмешательство уполномоченного по детям приводило к восстановлению семьи, выяснить не удалось. Но представитель родительского комитета в Петербурге Любовь Качесова сообщила, что «в общественные организации обращаются родители, столкнувшиеся с аппаратом уполномоченного по детям». Среди них — жалоба многодетной матери Веры Камкиной, у которой органы опеки отобрали четверых детей из-за того, что мать не могла обеспечить своим детям комфортных условий жизни (впоследствии Колпинский райсуд принял решение об ограничении родительских прав матери). После общения с госпожой Агапитовой госпожа Камкина не только не получила помощи, но, напротив, написала жалобы в городскую прокуратуру и уполномоченному по правам человека РФ Владимиру Лукину на госпожу Агапитову, которая своими высказываниями в СМИ «сформировала образ Камкиной как «плохой матери».
Г-жа Агапитова в своей деятельности руководствуется кальками с провальной деятельности западных ювенальных структур, идея и смысл существования которых – всемерное разрушение семьи. Ее упорство в отрицании губительности западных методик для института семьи и психики детей говорит либо о материальной заинтересованности в их продвижении в РФ, либо о собственном психическом нездоровье (см., в частности, историю семьи Камкиных и фразу, отдающую откровенным садизмом: «…необходимо обеспечить полную изоляцию детей от родителей в это время, чтобы ребенок не поддавался психологическому дав­ле­нию…» – давить на ребенка психологически, отняв его у матери и поместив в детский дом, видимо, можно. Впрочем, от чиновницы, считающей многодневную пытку семилетнего мальчика Роберта Рантала образцом «европейского положительного опыта», ничего иного ждать просто не приходится!)
Полномочия, предоставленные г-же Агапитовой, входят в противоречие с законами Российской Федерации и являются полностью неправовыми.
Г-жа Агапитова профессионально непригодна к своей работе – реальной защите прав пострадавших детей (беспризорники, жертвы наркоторговли, работорговли и сексуального насилия), и, учитывая ее взгляды на «права ребенка» и взаимоотношения в семье, вряд ли может занимать должности, связанные не только с работой с детьми, но и вообще сколь либо общественно значимые.
Незаконное соглашение между уполномоченным по правам ребенка в Санкт-Петербурге и председателем городского суда дол­жно стать предметом разбирательства Генеральной прокуратуры РФ.
-------------------------------------
И напоследок – пример того, что нас может ждать в великом демократическом будущем
Н
адо сказать, что я – сторонник максимально полного отделения людей от нынешнего государства. Максимально полного и возможного. Чем это обосновывается?
СССР – при всех его недостатках – был нужен нормальный человек. Например мальчики – будущие мужчины и будущие солдаты. Можно кричать, что это плохо, ужасно, что это тоталитаризм и т.д. Но это был факт. А будущий солдат должен расти здоровым, смелым, сильным, умным. Отсюда – субкультура пионерских лагерей, хорошие детские книги и фильмы, культ спорта и т.д. Конечно, никому не приходило в голову за собачий чих отнимать у родителей детей, так как сорванный с якорей, удаленный из ячейки общества человек – плохой защитник.
Ельцинская РФ людей ограбила, отняв у них общественную
соб­ственность – заводы, школы, садики, секции, недра земли и т.д. – и «забила болт» на народ.
Но народ не только не вымер – он вроде как приподнялся во многих смыслах, пошли процессы самоорганизации.
Возрожденная РФ гораздо страшнее ельцинской. Она тоже хочет грабить, она отрастила себе невиданное чиновничье брюхо и неслыханные жадные лапки. Но грабить уже нечего – «все уже украдено до нас». (При этом созданная не лучшими людьми из комитета гордых буревестников РФ образца нового века хочет еще и всемерно контролировать людей, чтобы они не возражали против процесса грабежа!) Однако у людей остается «собственность», до которой не добрался Боря. В первую очередь это ДЕТИ (хотя и не только – есть дачи, дома, автомобили, лес, речка, воздух, наконец!). Если кто-то не верит, что на торговле детьми и их правами можно нехило приподняться, я вам завидую
П
оэтому держите своих детей и сами держитесь подальше от «встающей с колен РФ». К Родине, России – этот зомби не имеет никакого отношения. Как не имеют никакого отношения к Дню Победы говорящие головы из власти, 9 Мая складирующие голландские цветочки у Могилы Неизвестного Солдата.
Максимально сократите участие государства в своих делах и себя – в делах государственных. По возможности НИЧЕГО у государства не берите, так как оно НИЧЕГО не дает просто так.
Помните, ДЕТИ – это главное, что есть у человека. Главнее только Родина (не государство!) Но ваши дети – это не божки, это ваше продолжение (не бойтесь лепить из них свое подобие, недаром этого так боятся все «демократы» – что дети могут повторить отцов и дедов!) и ваша опора в старости. Соответственным дол­жно быть и воспитание. Ищите тех, кто хочет жить так же и думает так же, как вы.

Олег ВЕРЕЩАГИН

«Советская Россия», 01 июля 2010 г.

 

Исследования