На главную страницу движения "В защиту детства"
Исследования

 

 

Вячеслав ЗАГОРСКИЙ 
Этюды о предметных олимпиадах

 (статья опубликована в журнале "Школьное Обозрение", N3(9), 2000, стр.38-41). 

 

 

Одно из самых противоречивых явлений в российской школьной системе - предметные олимпиады. С одной стороны, праздник интеллекта, повод для учителей гордиться своими учениками (и повышать разряд), а для учеников - поднимать свою самооценку и не ссориться с администрацией из-за чрезмерного увлечения любимым предметом (олимпийцам многое прощают). С другой стороны, почти коммерческое мероприятие (плата за участие в финале Российских олимпиад превышает 3000 рублей, участие в сборах команды на  международную олимпиаду - еще дороже), непомерные амбиции, слезы и истерики, натаскивание команд - все очень напоминает профессиональный спорт. И тихое увядание бывших "юных гениев", чаще всего на уровне кандидатской диссертации. 

Сам я в качестве участника прошел всю лестницу химических олимпиад школьников, включая международную, и уже больше 25 лет занимаюсь их организацией. 

Сразу могу сказать - однозначную оценка этого явления невозможна. Например, с целью достижения абстрактного всеобщего равенства министерство образования запретило принимать в вузы без экзаменов победителей внутрироссийских олимпиад. Организаторам стало легче без дополнительного абитуриентского ажиотажа, но для вузов увеличился риск потерять не самых плохих студентов из-за тройки по 
непрофилирующему предмету на вступительных экзаменах. Для самих абитуриентов мужского пола ситуация стала просто опасной - участие в финальных этапах олимпиад и так большая нагрузка длу мозгов, а тут еще надо перенастраиваться на вступительные задания. Возрастает риск провала из-за нервных перегрузок - и вместо вуза интеллектуально одаренный выпускник школы отправляется на выполнение конституционного долга. В результате проигрывают и сами "юные гении", и обороноспособность страны. Вспоминается лозунг 
Красноярской летней школы образца 1987 года: "На штурм вершин науки не пошлешь морскую пехоту". 

Олимпиада по-прежнему остается для подростков "цивилизованным" способом заслужить уважение ровесников - не хорошо поставленным ударом пяткой в челюсть и не умением выпивать пол-литра без закуски. Но именно у олимпийцев-интеллектуалов часто возникают многочисленные проблемы общения. 

1. С точки зрения психологии 

Предположим идеальный вариант: школьник побеждает на олимпиадах всех уровней. Что дальше? Именно такой вопрос задали учителя экспериментальных школ Черноголовки (Мос. обл.) на компьютерной 
конференции "О переходе к 12-летней школе" (август 1999) [1]:  

"Почему "продвинутые" российские школьники, значительно лучше зная физику, математику и другие естественные науки, чем школьники любых других стран мира (это подтверждается результатами международных исследований), побеждая на всех международных олимпиадах и турнирах, не становятся в дальнейшем большими учеными, лауреатами Нобелевских и других престижных премий?" 

Американские психологи традиционно относятся к предметным олимпиадам с недоверием, что нисколько не снижает число Нобелевских премий, получаемых американскими учеными [2]:  

"Нынешняя практика перенесения системы оценки физически способных детей на детей, одаренных интеллектуально, вызывает сомнение. Пытаясь поставить их вровень в общественном мнении, не совершаем ли мы ошибки, перенося соревновательный дух из спорта в область интеллектуальную? Является ли соревнование своего рода олимпиадой умственных способностей и знаний - тем, к чему мы должны стремиться и что воспитывать?" 

Российские психологи отнеслись к проблеме более серьезно и обстоятельно. В те годы, когда у сам занимался Всесоюзной химической олимпиадой, олимпийцев активно изучала Виктория Соломоновна Юркевич. 
Вот некоторые ее результаты и выводы [3]: 

"В течение ряда лет мы занимались психологическим обследованием школьников - победителей международных и всесоюзных олимпиад. В наших исследованиях в общей сложности участвовало около 200 человек - учащихся старших классов... 

Конечно, наши испытуемые оказались намного интеллектуальнее, чем "среднестатистические" дети. Они не только гораздо лучше справлялись с тестами пространственного мышления, количественными (математическими), тестами на логическое мышление - это нас никак не удивило. Но эти школьники лучше справились даже с вербальными (словесными) заданиями (не будучи гуманитариями), причем различия  были очень существенными. То есть эти дети оказались не только знающими (это необходимо, без этого на олимпиаде делать нечего), но и очень способными к обучению, интеллектуально одаренными... 

А вот как насчет творческих способностей? Здесь результаты оказались неутешительными: количество творческих детей в этой выборке никак не отличалось от любой случайной группы. Более того, в группе наиболее очевидных победителей (занявших первые-вторые места во всесоюзных олимпиадах) процент творческих детей был даже меньше, чем в случайной выборке!" 

Другие исследования того же автора подтвердили известный факт - интеллектуально развитые школьники стремятся в первую очередь к максимальному результату, творческим интересен сам процесс (решение задачи, анализ проблемы). 

"Потому и на олимпиаде среди победителей было больше интеллектуалов. Впрочем, как мы уже говорили, пока олимпиады отбирают вовсе не особо творческих детей, а преимущественно интеллектуальных и знающих." 

Однако, когда тех же олимпийцев попросили указать, какие способности они считают самыми важными для научной работы, "практически все школьники, независимо от типа их одаренности, считали творческую деятельность, творческие способности самыми важными. Вот она, готовая основа для неврозов у интеллектуалов." 

Развитие подобных неврозов, когда не совпадают системы "идеальных" и "реальных" ценностей, мне приходится наблюдать каждый год в месте, где все "самые умные" собраны в одну большую кучу - в  СУНЦ МГУ. Вот что пишут о Колмогоровском интернате российские психологи [4]: 

"Имеются данные о том, что в московской школе-интернате для математически одаренных подростков, где учащиеся получают прекрасную подготовку и развивают свои дарования, некоторые из них испытывают  крайний дискомфорт (вплоть до неврозов) от создаваемых себе нервных перегрузок - стремления подтвердить свои особые данные. Не для всех одаренных ситуация постоянного интеллектуального соревнования вполне благоприятна." 

О проблемах учеников другой престижной математической школы - С-Петербургского лицея N 239 - писала в "Учительской газете" Нина Пижурина. Вот что она услышала на совещании педагогов после блестящего выступления петербургских школьников на российской и международной олимпиадах по математике и информатике (1994 г.) [5]: 

"К моему изумлению, опытнейшие педагоги, которые много лет работают с детьми, с болью и тревогой заговорили вдруг об ущербности, однобокости, своеобразном спортивном уклоне в подготовке этих талантливых ребят. Попадая с 12 лет в "кружки решателей задач", многие из них так и не получают представления о том, что за наука - математика, не пытаются пробовать в ней свои силы. Не случайно из  победителей олимпиад так редко получаются потом крупные ученые! Не слишком ли расточительно тратим мы юные таланты на достижение успехов очень временных и только в одной узкой области?" 

Во времена моего руководства финальным этапом химических олимпиад (председатель методической комиссии Менделеевской олимпиады) мы с коллегами пытались предложить юным химикам решать задачи, позволяющие оценить либо их чувство юмора, либо уровень социальной зрелости. Сразу можно сказать, что попытки провалились. 

В апреле 1992 года мы решили порадовать олимпийцев задачами-сказками и анекдотами. Так называемый "третий тур" Менделеевской олимпиады (Самара) проходил уже после подведения официальных итогов. Однако мы не учли "боевого" настроения юных химиков. Подавляющее большинство стремились получить как можно больше технических баллов. И наша идея - оценивать стиль ответа, т.е. его соответствие стилю условия - не сработала. Задачи эти опубликованы [6], мы до сих пор используем их в СУНЦ МГУ. 

В 1996 г. на втором теоретическом туре Менделеевской олимпиады среди "задач по выбору" были задания на тему "Трудно быть богом" (чем и как может химик облагодетельствовать людей бронзового века), и "Предвыборная речь мэра закрытого города военной химии". Эти задания выбрали немногие участники, но три лучших ответа показали высокий уровень "социально-экологической" зрелости олимпийцев. Задача "Малая литературная форма на тему разложения карбоната кальция" оказалась более популярной. Мы получили несколько неплохих стихотворных ответов и даже эссе в стиле набоковской "Лолиты". В то же время подавляющее большинство олимпийцев предпочли решать химические задачи повышенной сложности. 

Итак, предметные олимпиады выдвигают вперед нетворческих, но легко обучаемых интеллектуалов. В принципе, тоже неплохо. Вузы с удовольствием берут олимпийцев - старательных студентов. Хотел написать после "старательных" - "малоконфликтных", но это уже не так. Проблемы у олимпийцев возникают чаще не в учебных аудиториях, а в студенческих общежитиях. А иногда эти проблемы остаются скрытыми - лет до 30-40. Обычно о таких проблемах не знает администрация вузов и научно-исследовательских институтов - это доля семей, в редких случаях психоаналитиков, в редчайших - священников. 

Непрерывная погоня за интеллектуальным результатом (олимпиады, вузовский рейтинг, число статей в индексируемых журналах, гранты) сначала обедняет, а затем разрушает личность. Во-первых, развивается  лишь одна, реже - две-три из по крайней мере 15 основных человеческих способностей. Во-вторых, наиболее важная духовная составляющая становится для личности все менее доступна, заваленная внешней информацией. В результате человек слишком поздно задает себе самый главный вопрос "Для чего я живу" или не задает его вовсе. А ведь высокий интеллект, не интересующийся подобным вопросом, легко умещается в стандартном "камне" фирмы "Intel". Т.е. человек перестает быть человеком. А начинается все с олимпийской гонки... Впрочем, этот абзац читатель для собственного спокойствия может считать частным мнением автора. 

Об этом же совершенно "ненаучно" пишет бывший психолог знаменитой экспериментальной школы N 91 Академии педнаук, а ныне священник Анатолий Гармаев [7]: 

"Опережающее развитие способностей привело к эгоистической мотивации жизни целого поколения. С нравственных позиций многие из них вызывают большую тревогу и беспокойство. В большинстве случаев эти подростки глухи к нуждам окружающих людей. Они не откликаются на просьбы. Они не слышат простого человеческого голоса, обращенного к ним. Часто в погоне за своими увлечениями, интересами, они готовы пройти по головам других, оттесняя своих сверстников. Конкурсное, соперничающее поведение в мире людей, постоянная гонка, постоянное желание оказаться первым, возвыситься над другими, становится основанием их действий и поступков. Конечно, взрослые радуются успехам по способностям таких детей, радуются тем знаниям, которые они обретают и тем новым явлениям и открытиям, которые они исполняют в действиях и в жизни. Но лишь немногим чутким педагогам известно, сколь велика трагедия таких "вундеркиндов" сегодняшнего дня в человеческом смысле, в человеческом плане." 

2. Так трудно быть честными... 

В четвертой подряд Соросовской олимпиаде школьников по химии мне приходится отвечать за девятый класс. В конце марта - начале апреля спокойная жизнь прекращается - даже во сне видишь бесконечные пачки тетрадей, присланных участниками второго тура. В нашей бригаде проверяющих шутят: "Трудно одолеть только первую тысячу работ". В 1998/99 году девятиклассников-"химиков" было более 13 тысяч. 

Но далеко не всех, приславших решения задач, можно назвать "юными химиками". Около четверти работ - явно списанных, чаще друг у друга, а иногда и с общего образца. Обнаружить это очень легко. Например, в двадцати тетрадях, пришедших из одной школы, встречаешь фразу типа: "Отрицательные электроны движутся к катоду, а положительные электроны - к аноду. Анод разрушается быстрее, потому что заряд положительных электронов больше." Проверить такую пачку тетрадей легко - достаточно просмотреть одну-две работы. Остальные можно только быстро пролистать - баллы будут те же, и будет их очень мало. Короче, "мусор", видимость учительской активности. 

Гораздо более грустная ситуация, когда встречаешь десяток работ одноклассников с хорошими решениями. Все в основном правильно, но... Во всех тетрадях на одинаковых страницах одинаковы даже расположение  формул и пояснительных фраз. И ошибки. Работы очень похожи на конспекты, перенесенные в тетрадь с классной доски, причем в них нет следов работы мысли - аккуратные такие "чистовики" с обведенными  цветными фломастерами ответами. А ведь комплект задач не такой, чтобы за отведенные четыре часа успеть все решить и спокойно переписать... 

Так и хочется сказать учителям: "Дорогие коллеги! Мы в 95% случаев видим, как вы "старались". И все работы-двойники отмечены особо. Но дело не в том, чтобы поймать олимпиадных жуликов. Это очень страшный грех - ради сомнительного успеха в одном из интеллектуальных конкурсов учить детей врать. " 

А потом жалуемся, что зарплаты нет полгода, хотя высшие чины сказали, что все долги отданы. Они тоже учились в школе... 

3. "Кузница российской элиты?" 

30-31 марта 2000 года в подмосковном Пущино - биологическом наукограде - прошла конференция "Ученые - школе. Роль профессионального научного сообщества в решении проблем дополнительного естественнонаучного образования". Большинство ее участников - организаторы летних научных школ для старшеклассников, вечерних школ, кружков и просто школ при вузах и НИИ, предметных олимпиад школьников. 

Вечером 30 марта на конференции состоялась дискуссия на тему: "Востребованность научного образования современным обществом в стране и мире и перспективы его развития." Приведу несколько фрагментов из этой дискуссии. Сразу следует отметить, что все ее участники много лет успешно работают с детьми. 

В.Г.Ивков, заместитель председателя Президиума Пущинского научного центра, поставил проблему: 

"Может ли система российского образования вообще и дополнительного образования в частности готовить новую элиту для России - политическую, экономическую, научную? Ведь ряд последних выборов показал, что значительная часть россиян относится к будущему своей страны абсолютно безответственно." 

М.Г.Садовский (Институт биофизики СО РАН, Красноярск): 

"Не согласен, что население безответственно. Возможно, это характерно для Подмосковья. В Красноярском крае избиратели способны анализировать программы кандидатов и делать выбор не на основе эмоций, а рационально." 

С.Д.Варламов (СУНЦ МГУ): 

"В России уже есть элита, и ее готовят в Петербурге. Это элита российской и мировой математики. Математиков высшего класса готовит Илья Александрович Чистяков в гимназии при СПбГУ. Школьники начинают интенсивно заниматься в 9-м классе, в результате большинство выпускников становятся к третьему курсу не только участниками, но и руководителями научных грантов РФФИ. К моменту поступления в университет школьники имеют по несколько научных статей. Получается цепь непрерывного математического образования. 

К нам, в СУНЦ МГУ, школьники приходят только в 10-м классе - это поздно для специализированной подготовки. Я в другой школе начал заниматься физикой с семиклассниками. В 9-м классе среди них уже были призеры олимпиад." 

А.А.Минарский (Физико-технический институт РАН, С.-Петербург): 

"Я тоже готовлю будущих олимпийцев. Но ведь для получения заметных результатов нужно погружение в предмет. Удается ли этого достичь?" 

С.Д.Варламов: "Школьники загружены другими предметами. Но если они загружены со смыслом, тащить этот воз им в радость! Они учатся организовывать свое время, и учатся ответственности. Самое страшное - если ребята привыкают в 7-8 классах списывать, то есть уходят от ответственности за свою работу. Тогда они уже потеряны и для науки, и, возможно, для активной общественной жизни." 

А.А.Минарский: "Не уверен, что все так хорошо. Ну, будут научные статьи в 17 лет... А что будет в 25 лет?" 

М.Г.Садовский (Варламову): "А вы уверены, что формирование физико-математической элиты даст элиту, пригодную для управления страной?" 

С.Д.Варламов: "Я делаю то, что умею - готовлю физиков, а не политиков. В конце концов, ученые (математики, физики и т.д.) - тот же спецназ общества, только в науке. Их очень долго готовят и вкладывают в них большие средства для того, чтобы они пошли на прорыв. И они должны понимать, что будут "на острие атаки". 

К.Б.Асланиди (Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН, Пущино): 

"По-видимому, хорошие педагоги - это те, кто не доиграл в детстве. Они передают своим ученикам много от себя самого и потому их работа так эффективна. А не повредит ли в будущем человеку, что его увлекли физикой? Ведь мы передаем детям свое отношение к жизни." 

А.А.Минарский: "Элита Англии проиграла в политике, несмотря на все Итоны и Кембриджи. Политическая элита США выросла из манипуляции с деньгами. В результате США скупают специалистов во всем мире. Не скупят ли они и наших интеллектуалов?" 

М.Г.Садовский: "А что говорит педагогика о подготовке политической элиты? Можно ли ее вообще подготовить?" 

В.В.Загорский (СУНЦ МГУ): 

"Вообще-то в классификациях одаренности, принятых и в США, и в России, интеллектуальные способности и лидерские относятся к разным областям. Лидером группы людей и даже целой страны часто становится не самый интеллектуально развитый человек." 

К.Н.Ткачев (Центр дополнительного экологического образования, Нижний Новгород): 

"Когда мы говорим о подготовке элиты, то имеем в виду нашу работу с отобранными школьниками - хотя бы по тем же олимпиадам. Но сейчас все больше педагогов в области дополнительного образования начинают работать с "обычными" детьми. Это происходит и в нашей экологической школе, и в школе "Химера". 

М.Г.Садовский: "Получается, что работая с "обычными" детьми, я не создаю для страны элиту. Может быть, это плохо?" 

А.А.Минарский: "А стоит ли вообще заниматься с детьми математикой, физикой, химией только потому, что у нас это хорошо получается?" 

В.В.Загорский: "У физиков и математиков это вопрос философский, а у химиков - более конкретный. Уже неоднократно школьники и студенты - победители химических олимпиад - пытались зарабатывать,  используя свои знания. И производили наркотики для продажи." 

С.Д.Варламов: "Вспомните замечательный фильм "Репетиция оркестра". Даже когда все вокруг рушилось, оркестр продолжал играть. Так и нам - нужно продолжать работать со школьниками, если уж мы это умеем." 

Педагоги без педагогического образования, пришедшие к школьникам из "большой науки", сомневаются, спорят... и продолжают работать. Одновременно с конференцией в Пущино шла традиционная зимняя пущинская школа - во врему каникул школьники азартно учились. Практически все участники таких полуофициальных и неофициальных школ становятся затем студентами ведущих российских вузов и, возможно, той самой будущей элитой страны. 

И еще об элите. За последние 10 лет численность занятых в российской науке сократилась в два раза. Но при этом уехали из страны менее 2% научных работников. Внутренняя миграция (в основном в бизнес) составила 95% от всех покинувших науку (Поиск, N 47, 1999). Эти данные хорошо согласуются с данными психологов об 
участниках олимпиад. Очень немногие из них способны к научному творчеству - они сейчас работают в хорошо оборудованных и финансируемых зарубежных лабораториях. Зато большинство бывших олимпийцев, привыкших побеждать в жесткой конкуренции, работают сейчас по "своей истинной специальности" - конкурируют, и, возможно, даже побеждают. Вот вам и новая российская (или "новая русская") элита. 

Литература: 

  1. http://www.courier.com.ru/top/content/conf.htm
  2. "Одаренные дети": Пер. с англ., с.54
  3. Юркевич В.С. "Одаренный ребенок: иллюзии и реальность": Кн. для учителей и родителей. - М.: Просвещение, Учебная литература, 1996. - 136 с., с.60, 72
  4. "Психология одаренности детей и подростков". 1996, с.198
  5. Что значит "знать"? Учительская газета, N 34, 13 сентября 1994
  6. А.М.Галин, В.В.Загорский, Е.А.Менделеева, Н.И.Морозова, А.С.Сигеев "Нестандартные задачи по химии. (Пособие для учителей) Издание научно-педагогического общества "Алта", Москва, 1994 20 с.     А.М.Галин, В.В.Загорский, Е.А.Менделеева, Н.И.Морозова "Нестандартные задачи по химии",  Российский химический журнал (ЖРХО им.Д.И.Менделеева), 1994, т.38, N 4, с.89-90.
  7. Гармаев А. "Психопатический круг в семье". Ивановская обл., Макариев-Решемская Обитель, "Свет Православия", 1999. - 271 с., с.29-30.

Неожиданное дополнение на основе неожиданных совпадений. 

Пока автор этого текста был с коллегами в Пущино, их ученики из СУНЦ МГУ выступали на научной конференции в С-Петербурге, в той самой Академической гимназии при СПбГУ. И, что совсем уже интересно, во вторник 28 марта там состоялась дискуссия на ту же тему - о формировании российской элиты как цели работы подобных учебных заведений. По словам активной участницы дискуссии Алены Горской (11 класс СУНЦ МГУ), директор лицея "Дубна" Ю.П.Курлапов считает, что проблемы никакой нет, и все давно определено: элиту, в том числе и политическую, надо готовить в элитарных школах с высоким уровнем преподавания естественных наук, а в остальных российских школах "обычные" учителя должны воспитывать "обычных" граждан. Интересно, что ученики самих элитарных школ, присутствовавшие на этой конференции, не считали себя будущей элитой, тем более политической. 

Школьники высказали сомнение: даже участие в подобной конференции показывает, что эту самую "будущую элиту" приучают к неискренности - на конференции участники скорее соблюдали определенный ритуал и делали вид, что сообщали важные научные результаты. 

К сожалению, участие в любых научных конференциях высокого уровня вызывает у меня подобное ощущение. 

 

 

Исследования