Общероссийское общественно-политическое
Движение в защиту детства

Еще раз о будущем образования

Капитализм другим не бывает

28 февраля с.г. в Госдуме прошел Круглый стол «Последний звонок или еще раз о будущем образования».

«Последний звонок» – это уникальный фильм, снятый группой, душой и одним из организаторов которой стал Константин Семин. Фильм о состоянии школы, образования и связанных с этим сторон жизни нынешней России. Или, вернее, о жизни нынешней России и связанным с этим состоянием школы и образования.

Вел заседание О.Н. Смолин, первый зампред Комитета Госдумы по образованию и науке, председатель общественного движения «Образование для всех».

Публикуем отрывки из выступлений ряда участников заседания.

Первоначально был показан 20-минутный обзор основных сюжетов фильма. Затем слово предоставлено К. Семину.

Представив команду своих соратников, К. Семин зачитал и отрывок из обращения В.Т. Третьякова, также соучастника этой работы. Он, в частности, пишет: «Мы ратуем за возвращение в Россию денег, бумажек. Мы боремся, по крайней мере, говорим, что боремся, с утечкой капиталов и при этом приветствуем в 100 раз более вредную утечку мозгов. Более того, потворствуем этому, продолжая работать в рамках Болонской системы.

Я глубоко и принципиально убежден – вред от так называемой реформы образования можно ликвидировать только, во-первых, остановкой этой реформы, во-вторых, глубоким и непредвзятым анализом того, как и в каких формах восстановить классическую советскую систему начального, среднего и высшего советского образования».

«То, о чем мы рассказываем в четырех часах фильма, – продолжил К. Семин, – по сути дела, есть отражение приватизации наших общественных отношений. Рыночные отношения пришли в школу, в младшие классы, в отношения между членами семьи, в отношения между учителями, между учителем и учеником и так далее. Моя очень простая мысль, многократно повторенная в этих четырех часах, – не изменив этого базиса, добиться позитивных изменений невозможно.

Это не означает, что нельзя вести тактические бои, тактическую борьбу, скажем, против ЕГЭ или за изменения каких-то образовательных программ, по истории, по литературе. Всё это, конечно, возможно. Но принципиальная суть того, что мы пытались сказать, суть беды – в базисе. Капитализм, он другим не бывает. Мы развиваемся по совершенно закономерному сценарию. И итог этого сценария предсказуем, мы можем его представить, мне кажется, что в нашем фильме мы сумели эту перспективу нарисовать».

В своих выступлениях участники Круглого стола констатировали факты разрушения образования и высказывали некоторые соображения по поводу его возрождения.

О.Н. Смолин назвал такие проблемы образования, как финансирование и забюрократизированность, низкий статус учительского труда, низкая его оплата, существенно разнящаяся по регионам.

Касаясь вопросов оплаты труда, он сказал: «Вопреки громогласным отчетам нашего «дорогого» правительства, в 75 регионах из 85, указ президента в части оплаты труда учителей не исполняется. Мало того, разница в оплате учительского труда в разных регионах колоссальная, около 20 тысяч в Алтайском крае, 96 – в Ямало-Ненецком автономном округе. Где единое образовательное пространство? Где принцип равной оплаты за равный труд?» И продолжил: «Сельская школа. Уточняю, количество ликвидированных школ, в основном сельских, составило в России примерно 28 тысяч, но они не по 2 тысячи в год ликвидировались. В 90-е лихие практически сельская школа не ликвидировалась, а затем начала, чем дальше, тем быстрее. Причем с 2006 года, когда ввели подушевое финансирование, она стала ликвидироваться просто в массовом порядке. Подавляющее большинство школ ликвидировано в 2000-е. Нам говорят, что, мол, потому что сокращается количество детей. Но школы закрывали быстрее, чем сокращалось количество детей, а в последние три года количество школьников увеличивается, а школы продолжают закрывать.

Дело в бездумном, безобразном бухгалтерском подходе, который получил название «оптимизация». Понятно, что ликвидация сельской школы – это ликвидация села. Вопрос не только образования, но и национальной безопасности в целом.

Знаете ли вы, уважаемые коллеги, что по данным кудринского Центра стратегических разработок, из России в послесоветское время уехали 18 миллионов человек! После Гражданской войны и страшной разрухи, связанной с ней, 100 лет тому назад, уехало  3-4 миллиона.

Да, уважаемые коллеги, рынок, который пришёл в образование, — это страшное дело.

И еще. Мы слышим постоянно, что новая идеология заключается в том, чтобы исключить человеческий фактор из образования. Под этим предлогом вводилось ЕГЭ, дескать, люди субъективны, тесты объективны, хотя тесты тоже сочиняют люди. А мы думаем, что же останется в образовании, если исключить из него человеческий фактор?! В моём понимании образование, в отличие от дрессировки или даже научения, отличается как раз тем, что здесь личность формирует личность. Исключить человеческий фактор из образования – это значит убить его живую душу».

А.В. Бузгалин, профессор МГУ, в своем выступлении, в частности, сказал: «Очень важный тезис, который сегодня прозвучал и который я не всегда решаюсь произносить на встречах работников образования, науки и культуры. Причины в том, какая общественно-экономическая система сегодня господствует в России. Если власть в стране принадлежит олигархически-бюрократической номенклатуре, сращенным кругам олигархов и бюрократов, которые прячутся за той или другой симпатичной фигурой, то в этих условиях, безусловно, в образовании, равно как и в медицине, в культуре и во всех других сферах будет происходить то, что мы вот сейчас описываем, это закономерность. Примерно, так же, как закономерно: если нагревать лёд, он превратится в воду, если нагревать воду, она превратится в пар.

Что из этого следует? Из этого следует, что можно и должно вести арьергардные бои и частично пытаться те или другие сферы немножко реформировать, чем мы и занимаемся.

Но из этого следует и то, что природа существующего строя есть причина проблем в образовании. И без его, строя, серьёзного, как минимум, реформирования, а, как максимум, качественного изменения ничего не сделать. Я думаю, людям надо об этом говорить постоянно. Это не раскачивание лодки, это попытка спасти лодку, когда её ведут, извините, к водопаду и гибели.

Хочу сказать несколько слов как профессор и политэконом. У нас сегодня половина экономики – это бесполезный сектор. Это сектор, который создаёт то, что не нужно для развития человека и прогресса технологий: различные симуляторы, предметы роскоши, финансовые деривативы и прочее, и прочее. Это раз.

Два – у нас есть огромное пространство для того, чтобы занять людей, которые обладают творческим потенциалом и могут его реализовать, начиная с образования через всю жизнь и для каждого. Это четверть работников страны сразу, если включить сюда воспитание, просвещение, здравоохранение, массовый спорт вместо престижных объектов, на которые хорошо тратить деньги и их разворовывать. Это огромная сфера культуры, где каждый будет в неё включён. В условиях 20-х годов, в нищей стране десятки миллионов полуграмотных рабочих учились писать стихи, рисовать картины и делать театральные спектакли. Из этого получилось поколение, которое спасло нас от фашизма.

Вот здесь мы все нужны, но для этого нужна другая общественно-экономическая система.

Последний тезис, который я хотел сформулировать. У нас сегодня есть целый ряд тактических задач, и надо думать, как их решать. Одна из таких задач – это выработка конкретных шагов по борьбе с хозяевами университетов и школ (это либо частные хозяева, либо хозяева-администраторы, назначенные начальством сверху). Эти арьергардные бои могут дать много. Сейчас идёт забастовка 60 университетов Англии, им пенсию снизили на 10 процентов. Представляете, какой ужас, на 10 процентов в месяц! И 60 университетов поднялись. Я бы поставил проблему (как учёным поставил проблему, как исследователям, как практикам): что нам надо сделать, чтобы в России организовать забастовку преподавателей школ и университетов? Я это говорю прямо.

И постскриптум. Если мы не научимся рисковать чем-то, у нас ничего не получится. Любой бизнесмен рискует жизнью, здоровьем детей и многим другим. Для того чтобы сделать свой миллион, для того чтобы защитить свой миллион или своё место в государственной иерархии, они пойдут на очень многое. Поэтому если мы хотим что-то изменить, нам надо быть готовыми хоть чем-то немножко пожертвовать. Без этого не бывает. Иначе все слова о борьбе – это бла-бла-бла. Вот такова реальность».

Н.Г. Яковлева, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН. «Я показала этот фильм своему 13-летнему сыну, и я не могла его оторвать от экрана.

И я думаю, что этот фильм надо смотреть не только нам, взрослым, понимающим, но и детям надо показывать и объяснять, они должны знать эти проблемы.

Первое. Константин сказал, что рынок пришел в школу, пришел в вузы. Да, все построено на системе рыночных отношений. В этот рынок включают педагогов; и школы, и вузы заставляют их зарабатывать деньги.

Система коммерциализации должна быть полностью искоренена из системы образования. Наши дети, рождаясь, должны иметь равное право получать качественное образование, и это не должно зависеть от количества денег в кармане их родителей.

Второе. Это бюрократизация. Сегодняшняя система образования вся насквозь пронизана формалистикой. Наши учителя, наши педагоги высшей школы занимаются отчетами, которые никому не нужны, и не имеют возможности уделять нужного внимания детям.

С другой стороны, и дети должны формально готовиться к ЕГЭ, но никак не содержательно показывать свои знания.

И третье, это тоже очень большая беда, – это менеджеризация. Сейчас наши школы, наши вузы управляются эффективными менеджерами – людьми, зачастую не имеющими отношения к системе образования. Им неважно, чем управлять, им важно показывать экономическую эффективность, получать прибыль и ставить галочку в отчетах власть имущим.

Эти три проблемы, они как три гидры, можно сказать, уже задушили наше образование».

Общероссийский научно-технический журнал «Полёт», спецкор, инженер. «Докладываю вам. В 2017 году произошло более 13 аварий космических аппаратов.

Я единственный, кто ходит по архивам и пытается понять, что было в системе образования в 20-30-40-е годы. Вы знаете, кто со мной вместе ходит? Американцы, англичане, французы и китайцы. Вот их интересует, что было в системе советского образования в 20-30-е годы. Наших никого. А там ведь заложены основные постулаты, которые нам позволили создать и спутник, и Юрия Алексеевича Гагарина.

Что там было основное? Что мне кажется очень и очень важным? Это мечта, это то, что заставляло народ мечтать!

Те поколения были мечтателями, чего сейчас нет абсолютно».

Выступили еще целый ряд участников Круглого стола.

Прежде, чем предоставить слово К. Семину, А. Бузгалин еще раз поблагодарил создателей замечательно правдивого фильма, сказав: Они на самом деле живут по коммунистическим принципам. Они сделали все это, собрав деньги, обеспечив оргработу, рискуя авторитетом и карьерой. Давайте с них брать пример.

Отвечая на ряд высказанных позиций, в том числе и критических, К. Семин заключил: «То, что касается мух и котлет. Мы вовсе не плачем по той эпохе, с которой попрощались. Мы кричим, агрессивно кричим по поводу того, что мы потеряли. Потому что советский человек, советское мышление, советское образование невозможно представить себе в дебрях, в кущах метафизики. Советский человек не был идеалистом, он был материалистом. Советский человек был человеком прогресса. Если мы о чём-то и плачем, то мы плачем о будущем, плачем о прогрессе, потому что мы сейчас оказались в пропасти реакции, наша сегодняшняя деградация есть результат скатывания и в экономике, и в общественном сознании в пропасть реакции. И мы тоскуем по прогрессу, мы тоскуем по будущему. Вы говорите о планшетах, о применении новых технологий в образовании – мы вовсе не против этого, мы вовсе не против инноваций, мы – за. Но всё зависит от того, и в этом материалист отличается от идеалиста, всё зависит от того, в чьих руках находятся новые технологии и на кого они работают. Сегодня новые технологии находятся в руках капитала, правящего класса. Именно эти руки толкают нас в пропасть. Не вырвав новые технологии, гаджеты и планшеты из этих рук, не вернув их в те руки, которые этими технологиями должны распоряжаться, мы из пропасти деградации не выкарабкаемся. И вот почему материалисту невозможно отделять мух от котлет, потому что мухи прилетают туда, где сгнили котлеты, а котлеты – это и есть базис, и без «котлет» нам никуда не деться.

И здесь я перехожу ко второму вопросу, ко второму критическому замечанию, которое прозвучало.

Почему нельзя обойтись без экономики? Потому что экономика объясняет всё. Это и есть тот самый базис, я могу отослать вас к сотне научных работ на эту тему. Но сельские школы закрываются именно поэтому, и нашу съёмочную группу в Брянской области отвезли в отделение милиции именно потому же – земли, освобождаемые от школ, кому-то необходимы. Я каждую свою передачу, возможно, вы знаете о её существовании, она называется «Агитация и пропаганда», начинаю с одной простой фразы. Я повторяю её как рефрен: «Нас не интересуют голые факты, нас интересуют причины и следствия». Так вот тяжёлый, печальный вывод, который сегодня приходится делать, заключается в том, что в стране разрушено не просто образование. под угрозой находится не просто сознание грядущих поколений. Разрушено образование советских людей. Советские люди потеряли способность критически мыслить, потеряли способность разделять причины и следствия.

Без причин не бывает следствий. Без разрушения экономики не распадается наука. Без перехода контроля в государстве от одного класса к другому не разрушается экономика – вот в чем фокус. Болонская система не возникает из воздуха, и приватизация школ не возникает из воздуха. И ВДНХ не приватизируется беспричинно, и по какой-то причине на ВДНХ  проводится рыночная выставка «Образование-2017», где на каждом стенде написано АОО или ИП. Не происходит это просто так – у всего есть причина, у всего есть следствие.

Катастрофа состоит в том, что сегодня во многом мы, и научное сообщество, и образовательное сообщество, рухнули в болото идеализма. Мы стали мистиками, метафизиками, мы не видим главного – в ваши карманы запущены чьи-то шаловливые руки. А те руки, которые запущены в ваши карманы, принадлежат классу, принадлежат общественному субъекту, у которого всё в порядке с материалистическим пониманием истории и происходящего. Они прекрасно понимают, у кого и что они забирают. Они как раз самые закоренелые, самые прожженные материалисты в отличие от многих сегодняшних преподавателей.

Мне грустно это говорить, мне стыдно это говорить, мне горько это говорить… Я не принадлежу к советскому поколению. Я всего лишь 11 лет в Советском Союзе прожил, но сегодня я вижу очень многих профессоров, докторов, представителей самых уважаемых профессий, которые, к сожалению, на вот этой научной эволюционной лестнице находятся гораздо ниже, чем они были 25 или 20 лет назад.

Я готов двумя руками предложение, которое позвучало здесь – о возвращении мечты в нашу образовательную систему! Но мечта возникает там, где для мечты есть объективные материальные условия.

Зоя Космодемьянская была воспитана в советской школе, именно в советской школе Зою Космодемьянскую научили мечтать, ее научили мечтать о справедливости.

Наши нынешние дети на выпускных вечерах пишут заветные желания, свои мечты на пятитысячных купюрах. Всё зависит от того, – мечта эта на крыльях мухи или на крыльях синей птицы. Это зависит от того, в чьих руках находятся материально-технические основания для мечты.

Государство у Зои Космодемьянской и государство сегодняшнее – это разные государства. Без осознания этой простой истины, без осознания того, что между этими государствами, между этими общественными и экономическими моделями пропасть, без этого осознания ничего изменить невозможно.

И поэтому самое главное слово, которое звучало в этой аудитории сегодня, это слово «борьба». Можно сколько угодно уповать на божественные или чудесные изменения, на то, что кто-то и когда-то обратит внимание на вопль овец, которым угрожает подобравшийся к стаду волк, но волк от этого к овцам не смилостивится и не снизойдёт до них. Никакая эволюция, никакие косметические правки, никакие коллективные письма и челобитные, компьютерные программы, танцы с голым животом или брейк-данс, никакие попытки вовлечь в мечту новое поколение не изменят ситуации. Это косметика. Нас интересует базис, нас интересует суть происходящего. И закрывать глаза на эту суть мы не имеем права.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

25. марта 2018 by ks_dzd
Categories: Образование, Страницы учителей-предметников | Комментарии к записи Еще раз о будущем образования отключены