Андрей Лиховод
БЕЗ БУДУЩЕГО

Украина - страна хозяев и базаров.

Сегодня уже имя собственника зачастую красуется над заводской проходной, о том, кто именно заправляет на предприятии в открытую, льстиво и доброжелательно пишет местная пресса, а иные работяги могут чуть ли не с корпоративной гордостью перечислить состав совета директоров родного ЗАО - фамилии своих новых хозяев, дополнительно поведав о том, что еще и где принадлежит этим ихним господам. Быть собственником теперь ничуть не стыдно, а значит, не зазорно и вслух признавать себя его одушевленной собственностью, самому с удовольствием указывать на согнувшее шею ярмо.

Да, многие из нас начали привыкать к тому, что их покупают, продают, а при ненадобности выбрасывают куда подальше. И подобные отношения уже признаются нормой - то есть, теперь мало кто верит в само существование иных условий, в возможность установления другого, лучшего общественного порядка. Маленькие ученицы швейного профтехучилища немалого города Винницы, проживающие в нетопленой общаге на пятнадцать-двадцать гривен госстипендии, с житейским скорбным равнодушием относятся к тому, что их производственная практика на деле оказывается потогонной работой на далекого хозяина-итальянца, давальческое сырье которого держит в состоянии наркотической зависимости украинскую швейную фабрику. Их используют - это маленькие швеи чувствуют и осознают совершенно ясно, "по-взрослому", а то и доходчивее иных взрослых. Но, в то же время, они уже имеют сугубо практическое представление о формировании местного рынка труда и знают, что единственной возможной альтернативой отработке этой "практики" являются рабочие места на местной окружной дороге, за которые, впрочем, тоже еще зачастую надо побороться. Никто не желает идти на одну из четырех местных фабрик, но большинство знает, что от низкооплачиваемого труда на них никуда не деться - ведь процветающие частные пошивочные ателье, по мнению самих кандидаток в швеи, - худший вид каторги. Да и попасть туда можно лишь по факту валютной взятки, попросту перекупив место у какой-то другой, не вполне устраивающей хозяев, работницы.

Эти достигшие зрелого электорального возраста граждане смотрят на общественные отношения новым взглядом рабочего поколения, сформированного капитализмом, и прекрасно понимают многие, чрезвычайно серьезные для себя вещи: 1. То, что жизнь уже в истоке бросила их в самые низы общества; 2. Что им нечего ждать действенной помощи ни от кого из массы навязывающихся буржуев-политиков - к пропаганде последних они относятся, как к неизбежным сезонным осадкам лжи, "правды в форме обещаний", которую все вокруг принимают с самым серьезным видом. 3. Что лучшего будущего, скорее всего, не будет вообще - во всяком случае, у них, так точно. Они не верят в перемены еще и потому, что это само слово прочно ассоциируется у них с понятием всякого рода "реформ", подразумевающим неизбежное, неотвратимое, бесконечное изменение к худшему всей окружающей их жизни.

Это вовсе не глупенький пессимизм замученных своей, изначально дурацкой жизнью рабочих подростков. Это - совершенно ясное понимание своего и в самом деле безвыходного в настоящий момент и в настоящих условиях положения, своей принадлежности к угнетенной части разделенного по классовому признаку общества. Другое дело, что пока это понимание с неизбежностью рождает смертельное для всякого человека чувство обреченности, а, подпав под его власть, рабочие и взаправду обречены на свое нынешнее, жалкое и безысходное существование. И основная задача состоит в том, чтобы сломать эту обыденную покорность возрастающему угнетению, подорвать веру в незыблемость хозяйской власти, которую сызмала привносят в сознание нового поколения рабочей силы сами господствующие общественные отношения. Чтобы, таким образом, раскрыть смысл и значение организованной борьбы за свои права, за свои классовые интересы, за свою новую, другую и лучшую по своему содержанию жизнь, задать импульс, цель, или, для начала, - направление этой борьбы. Между тем, победить эту тягучую социальную апатию будет намного сложнее, нежели покончить с сопливыми иллюзиями национализма, поверженными самой экономической и социальной действительностью наших дней.

(Communist.ru)