Публикации на тему защиты Детства


Школа
как центр организации борьбы и народной власти


В республиках СССР, прежде всего в России, действует Движение “В защиту Детства”, состоящее из учителей, врачей, родителей коммунистических убеждений. Одно из перспективных направлений политической работы ДЗД – попытка повсеместной организации Советов учителей и родителей, которые призваны послужить центрами кристаллизации, очагами организации протестного движения, и даже, наряду с Советами рабочих, специалистов, служащих зародышами будущей Советской власти. ДЗД взяла эту идею на вооружения с 1997 года, когда стали известен беспрецедентный опыт организации трудящихся Читы. Тогда, в момент полного развала системы управления городским хозяйством, парализации “демократической” власти, управление городом на какое-то время де-факто взял на себя Совет учителей и родителей, возникший на базе забастовочного комитета учителей. Сейчас довольно мощный Совет учителей действует в Свердловске, есть такие советы и в других областях и городах. В последний год мы очень внимательно изучаем события в Аргентине. В газете “Москва Садовое кольцо” уже неоднократно публиковались материалы о классовой и общедемократической борьба в Аргентине, о формировании органов народного самоуправления по типу российских Советов (Ассамблей). Этот опыт, проделанный впервые российскими рабочими, но забытый ими и восстановленный на другом конце планеты, очень может пригодиться нам, в CCCР, на который надвигается тот же каток мирового капитала и империализма, что и на Аргентину. И, наконец, мы узнаем о том, что в условиях, когда аргентинские трудящиеся утеряли доверие к традиционным партиям, и, к сожалению, к существующим коммкунистическим, на первый план выдвигаются профсоюзы… учителей(!), а центрами кристаллизации и организации протестной борьбы все чаще выступают… школы. Об этом рассказывается в материале сайта left.ru, сделанном в форме комментария к документальному фильму о событиях в Аргентине.

А.А.Соловьев, гл. редактор газеты "Москва Садовое кольцо",
сопредседатель КС ДЗД

…Вот это лагерь школы. Вы видите торговцев, банковских служащих, государственных служащих, домохозяек, студентов. Призывы: объединиться с рабочими заводов и безработными. Бездомный требует создать комиссию по жилищным вопросам. Люди берут на себя конкретные задачи по лекарствам, здравоохранению, жилью, и решают на уровне микрорайонов все эти вопросы.

…Собрание насчет банковских вкладов. Эта группа заседает напротив иностранного банка. Требуют национализации банков и финансовой системы. Уже была оккупация нескольких банков. Выступающие требуют отказаться от погашения внешнего долга и национализации банков. Разоблачают экономическую модель, которая действует уже в течение двадцати пяти лет - надо менять. Банковские служащие поддерживают меры по национализации банков.

Вот пикет, когда блокируется улица, получается пробка, все останавливается и два-три часа там митингуютя... Здесь они разоблачают провокацию. Безработные пошли на центральный оптовый продовольственный рынок, чтобы достать продовольствие. И там было столкновение с людьми президента, наемниками, кровопролитие.

…А это называется эскрачи. Эскрачи – это публичное разоблачение определенных чиновников, начальников банков, собственников. Люди преследуют их, и когда узнают, окружают их дома, берут в “объятия” и начинают кричать весь день, всю ночь. …Профсоюз мотокерос. Мотокерос – это ребята, которые на мотоциклах работают курьерами и почтальонами на частных почтах. В Аргентине приватизировали даже почту. Поэтому почтальоны сдельно работают на мотоциклах. Их профсоюз называется профсоюзом курьеров и почтальонов. Мотокерос проявили себя героически во время собрания. Когда конная полиция напала на демонстрантов, мотокерос сформировали эскадру, клин мотоциклов, и ехали прямо на полицию. Лошади, конечно, испугались. Но полицейские стреляли прямо в людей, и два мотокерос из первого ряда погибли. Сейчас мотокерос завоевали большой авторитет.

Этот выступающий говорит: “Форма организации нашего профсоюза сейчас такая: собрание, все решения принимаются на собраниях, и наши представители профсоюзов подотчетны собраниям”. По всему городу идут разъяснения, ведется пропаганда. Представители этих Ассамблей в основном оказываются членами левых организаций, потому что хорошо объясняют ситуацию, и люди постепенно признают их.

А это демонстрация против Верховного суда, двадцать, тридцать тысяч. Люди требуют свержения Верховного суда: “Верховный суд – это Верховная коррупция. Вон всех! Долой всех! Пусть все уходят!” ...Это архитектор, который говорит, что хотел уехать из страны, но поскольку ситуация развивается так, люди поднялись, то он останется.

Всем левым организациям на Ассамблеях предложили объединиться. Так был создан штаб левых сил, фронт рабочих и левых сил. На первом месте – рабочие организации, затем – левые силы. Это показывает, что левые силы не пытаются управлять рабочими организациями, напротив, левые ставят себя на службу рабочим организациям, образующимся снизу. В штаб вошли Рабочая партия, Движение к социализму, Рабочий социалистический фронт, Социалистическое движение трудящихся, Социалистическая конвергенция.

16-17 февраля на площади Мая состоялось большое собрание тысяч делегатов безработных пикетчиков, рабочих и народных собраний. Этот съезд – прообраз Советов. И буржуазные средства информации уже пишут, что это недопустимо, опасно, это уже Советы. Буржуазия боится этого и хочет прекратить.

Уже есть заводы, оккупированные рабочими, заводы, на которых введен рабочий контроль. Есть завод керамических изделий, вагонный завод, бывшее оборонное предприятие. И постепенно появляются отряды рабочего движения, которые подключаются и иногда возглавляют протест организаций безработных и народных собраний.

Среди них выделяются профсоюз учителей Сутэба ла Матанса. Этот профсоюз организует собрания микрорайонов вокруг школ. Школа – центр организации. Профсоюз учителей способствует собранию в школе родителей, среди которых рабочие разных заводов, разных отраслей. Если в городе есть предприятия конкретной области, профсоюз учителей помогает им наладить координацию действий. Начинают все в школах и по месту жительства.

Вкладчики, требующие вернуть их вклады, безработные, требующие работы, жители микрорайона, в котором расположены приватизированные предприятия, поставляющие воду, газ, электроэнергию, требующие снижения тарифов и освобождения безработных от платы за услуги, инвалиды, требующие государственного пособия, объединяются вокруг школ. В некоторых микрорайонах сформировали бригады, которые подключают абонентов, отключенных за неуплату. Бригады электриков, сантехников организуются в школах, и это явление уже становится довольно распространенным. Сейчас практически никто не отключен. А компании пока только угрожают отключать целые микрорайоны или магистрали, но пока ничего конкретного не предпринимают. Это несанкционированное предприятиями подключение длится месяц и приобретает массовый характер, потому что каждый четвертый аргентинец безработный.

Как только кого-то отключают, сразу формируются бригады и подключают всех подряд. Доставка лекарств. В Аргентине – дефицит лекарств, поэтому жители микрорайонов вместе с работниками больниц, имея на руках требование руководства больниц на жизненно необходимые лекарства, изымают эти лекарства на фармацевтических складах и распространяют среди нуждающихся. Это уже сделано.

Энергетические корпорации находятся в основном в собственности американского и испанского капитала. Нефтяные компании угрожают и уже начали увольнять нефтяников. Рабочие объявляют всеобщую забастовку в защиту рабочих нефтяных компаний. Дело идет к всеобщей стачке. Идет постоянное блокирование дорог, идет мобилизация безработных, которые подключаются к работающим. Некоторые первичные организации профсоюзов уже приняли решение о проведении забастовки. Учителя как профсоюз поставили себя на службу Советам. Идет преобразование профсоюзов в филиалы Советов. На самом деле профсоюз подчиняется не только воле членов профсоюза, но и воле членов собраний, которые проводятся в микрорайонах. Самое интересное, что члены профсоюзов признают как легитимные решения собраний микрорайонов, которые проводят рабочие, безработные, то есть родители их учеников. Преодолели корпоративный менталитет. Была дискуссия среди актива профсоюза учителей, на которой звучали высказывания, что Сутэба ла Матенса - это профсоюз учителей. Но последовали возражения: мы не учителя, мы работники мела, и если наш ученик голодный, его отец безработный, какую культуру мы можем передать: В Аргентине школа пользуется большим авторитетом. И это понятно, в стране высока безграмотность, учитель – это человек, который передает знания. И когда учитель вступает в борьбу, все безграмотные безработные, все нищие, считающие школу храмом, решения, которые принимаются в школе, воспринимают как правильные, как приказ.

Роберто Гарсиа, лидер профсоюза, уточняет, что народные собрания микрорайонов – это собрания не среднего класса, как утверждают некоторые, а народные собрания, где представлены люди всех слоев – безработные, уборщики, другие рабочие заводов, есть и отдельные вкладчики. Но это не говорит о том, что собрание представляет средний класс.

Безработные в основном организованы в организации пикетчиков. Органы пикетчиков были известны и знамениты до свержения правительства, на первом этапе, когда они блокировали дороги. Сейчас идет слияние органов безработных, среди которых немало хронических безработных, а также рабочих, организованных вокруг школ, и народных собраний микрорайонов. Собрание 17 февраля – это как эталон, настоящее историческое событие, потому что приняты и программа, и состав, и решение. В решении собрания записано: первое, что правительство Дуальде – главный враг рабочих и народа. Второе – диалог, партнерство, круглый стол, согласие – это инструмент церкви, объединенных наций, с помощью которого хотят одурачить рабочих. Это маневр, чтобы погасить организации рабочих. Третье: все эти советы кризиса, консультативные советы – это инстанции, которые должны выиграть время для буржуазии и затормозить процесс. Четвертое: надо объединить все процессы борьбы в единое русло вокруг парка Центенарио, где собираются народное собрание и организации пикетчиков, создав таким образом центральный орган.

Люди уже начинают признавать, что без централизации невозможно, главное – чтобы центр не был искусственным. Централизация снизу идет, и решения центра тогда становятся серьезными. …...Ситуация очень неустойчивая. Империализм собирает силы и готовит реакцию и контрреволюцию..Самое главное – отстранили пока в сторону бюрократов церкви. Самое крупное оружие контрреволюции сейчас – это католическая церковь Церковь сейчас хочет расколоть движение, не признавая народные органы. Большие деньги церкви через организацию Каритас (милосердие) распределяются среди нищих.

Но пока левые призывают всех безработных не поддаваться на подачки, признают, что это может привести к разложению актива, и этого допустить нельзя. Конечно, голод – плохой советчик, но, к счастью, многие люди осознают, в чем дело. И вновь начали самостоятельно добывать средства к существованию – возобновили походы на универмаги за продовольствием. По поводу корпораций: если корпорации не служат интересам населения, они должны быть национализированы (были государственными, а потом приватизировались). Поэтому есть конкретный лозунг: национализация банковской системы и крупных приватизированных корпораций. Люди все больше это понимают. Вначале парни били приватизированные телефоны, это были акты отчаяния. Сейчас люди осознали, что телефонную связь надо национализировать, что электроэнергию надо национализировать.

Публикации на тему защиты Детства