Публикации на тему защиты Детства


А. Билерова
Дети без детства
1 июня – Международный день защиты детей


Международный день защиты детей - это день мобилизации мировой общественности на защиту детей от угрозы войны, против эксплуатации детского труда, за охрану здоровья детей, за осуществление их воспитания и образования на демократической основе. Он учрежден в 1949 году Международной демократической федерацией женщин и с 1950 года отмечается ежегодно всеми людьми доброй воли, всем прогрессивным человечеством. В СССР и других социалистических странах Восточной Европы до реставрации в них капитализма этот день всегда проходил как день смотра достижений в деле воспитания и образования подрастающего поколения строителей коммунистического будущего.

"Дети без детства" - так называет миллионы детей, вынужденных с младых лет заниматься непосильным трудом, бывший генеральный директор ЮНЕСКО Ф.Майор в своей новой книге "Грядущий мир". Жестокая эксплуатация детского труда является вечным спутником капитализма, альфой и омегой предпринимательской жажды наживы. В погоне за прибылями буржуазные работодатели всех мастей никогда не гнушались трудом несовершеннолетних детей, использовали его с максимальной отдачей в своих интересах. Несмотря на Декларацию прав ребенка, принятую ООН в 1959 г., а также множество конвенций и рекомендаций МОТ о запрещении и ограничении детского труда, последний по-прежнему служит одним из важных источников извлечения сверхприбылей большим бизнесом.

В результате в странах "третьего мира" около 120 млн детей в возрасте от 5 до 14 лет трудятся полный рабочий день, еще 130 млн - неполный рабочий день. Менее 5% детей работает в обрабатывающей и горнодобывающей промышленности, занимается производством экспортных товаров на потребу покупателей в богатых странах. Более 70% занятых детей трудится на фермах, где им приходится заниматься не менее тяжелой работой, чем их городским сверстникам. В абсолютном выражении больше всего детей работает в Азии (более 150 млн), в относительном - в обездоленной Африке (41% всех детей в возрасте от 5 до 14 лет). Игнорирование международных норм в области детского труда в мире капитала бросает вызов древнему римскому постулату о том, что "право существует для пользы человечества".

Эксплуатация детского труда вызывает все большее возмущение в мире. Многие честные люди приходят в негодование, узнав, что спортивная обувь и одежда, бейсбольные мячи и другие изделия, импортируемые в страны "золотого миллиарда" из развивающегося мира, сделаны детскими руками, обильно политы детским потом. Однако рецепты лечения этой хронической болезни капитализма, предлагаемые западными "поборниками" прав человека, нередко оказываются хуже болезни. Обычно они сводятся к массовому вытеснению в резервную армию труда миллионов несчастных детей, лишенных других средств добычи куска хлеба, чтобы не умереть с голоду, выжить в борьбе за существование.

Так, в 1993 г. швейная промышленность Бангладеш, опасаясь запрета США на импортные товары, сделанные детьми, уволила примерно 50000 детей. Многие из них, оказавшись на улице, превратились в попрошаек или проституток. Спустя некоторое время МОТ и ЮНИСЕФ удалось достичь соглашения со швейной промышленностью и Ассоциацией экспортеров Бангладеш о предоставлении уволенным детям ежемесячных стипендий и организации школ для них. В начале 1997 г. было открыто более 300 таких школ, в них пошло более 10000 детей. Судьба остальных 40 тыс. осталась за скобками официальной статистики.

Не лучше обстоят дела с детской занятостью и в других странах третьего мира. Характерным примером в этом отношении служит Индия, сбросившая колониальные цепи более полувека назад, но так и не завоевавшая экономической независимости. Здесь миллионы детей и сегодня занимаются ковроткачеством, производством спичек, сбором старья и т.д., не говоря уже о проституции. Результатом такой и подобной занятости является несчастное детство, нарушенная психика и беспросветное будущее. Это - жестокая плата за продвижение индийского экспорта в богатые страны. Оно осуществляется в жесткой борьбе с другими конкурентами, что отчетливо просматривается на рынке ковровых изделий, где с Индией упорно соперничают Иран, Китай, Пакистан, Афганистан и Непал.

По данным переписи населения, в 1991 г. более 11 млн индийских детей были охвачены различными видами труда. В их число не вошли дети, занятые на домашних работах, в частности, помогающие родителям в ведении фермерского хозяйства, плетении корзин и т.д. В том же году 90 млн из 179 млн индийских детей в возрасте от 6 до 14 лет не посещало школу. Из этого можно сделать вывод, что количество работающих детей в этой стране гораздо больше 11 млн. Основная причина, выбрасывающая их со школы на рынок труда, состоит в нищете, отсутствии обязательного начального образования и высокой доле отсева учащихся из школы.

Многие районы Индии издавна занимаются изготовлением персидских ковров, украшающих хоромы и офисы западных богачей. Их качество во многом зависит от количества узлов на кв. дюйм (2,54 см), сложности рисунка и обилия цветов. Поэтому ковроткачество к числу легких ремесел не отнесешь. Заняты же этой многотрудной работой миллионы детей. Их количество растет из года в год параллельно буму экспорта персидских ковров. Главными их импортерами являются ФРГ и США, где все чаще слышатся голоса протеста против использования детского труда. Но у Индии нет возможности облегчить детский труд, ибо там нет крупной ковроткаческой промышленности. Изготовлением ковров в этой стране занимается преимущественно мелкий семейный бизнес, почти неконтролируемый правительственными органами.

Главными лицами, вокруг которых вращается вся организационная структура в этой отрасли производства, являются экспортеры ковров. Они служат связывающим звеном между иностранными импортерами, местными подрядчиками, собственниками ткацких станков и ткачами. Они же диктуют крайне низкие цены на экспортируемые ковры, что поощряет использование детского труда. Несмотря на спад спроса на ковры в последние годы, занятость детей в ковроткачестве снизилась незначительно - с 8 до 7,5%. По другим оценкам, доля несовершеннолетних, занятых в ковроткачестве (с учетом детей-мигрантов и детей-членов семей ткачей), приближается к 22%.

Рядовые ткачи и даже собственники станков занимают самую нижнюю ступеньку в иерархии ковроткачества. Их труд крайне низко оплачивается и является изнурительно монотонным. Социологические исследования в 1994 г. установили, что из всех собственников ткацких станков (из которых 99% были также ткачами) 77,3% были неграмотными. Только 16,6% из них посещали или окончили начальную школу. Такая же нелегкая судьба уготована их детям. Ковроткачество имеет огромную неформальную подрядную и субподрядную сеть. Как правило, заказы на изготовление ковров исходят от экспортеров и доводятся до исполнителей через подрядчиков, обычно - влиятельных местных дельцов.

Исполнители в случае необходимости набирают дополнительных ткачей, не связывая себя обязательствами перед ними по вопросам условий занятости и продолжительности рабочего дня. Оплата труда производится на сдельной основе. Поэтому там никто не получает ни ежедневную, ни месячную зарплату. Собственники ткацких станков предпочитают нанимать детей, так как они не могут объединяться в профсоюзы и бороться за повышение зарплаты и улучшение условий труда. Обычно подрядчики изымают 20% комиссионных в свою пользу из сдельной оплаты. Поскольку зарплата взрослых ткачей после всех вычетов является мизерной, они вынуждены привлекать к этой трудной работе своих собственных детей или детей своих родственников. С ними обращаются как с учениками и ничего не платят им за их труд. После года такой "учебы" они получают 30-50% зарплаты взрослых ткачей. У ткачей-детей мигрантов взимается плата за проживание и питание.

Получение образования в школе, что рассматривается в качестве важного шага на пути к ликвидации детского труда, сталкивается со многими препятствиями. К ним относятся отсутствие необходимой инфраструктуры, оторванные от жизни и устаревшие программы обучения, негативное отношение учителей к ученикам. Детей, принадлежащих к нижним кастам, учителя встречают словами: "Зачем вы пришли в школу, вы должны идти и делать вашу работу". Многие учителя используют труд своих учеников на собственных фермах. Поэтому многие родители предпочитают, чтобы их дети работали в собственном доме.

Высокий уровень детской занятости в индийском ковроткачестве объясняется в первую очередь тем, что в этой преимущественно аграрной стране нет альтернативных путей трудоустройства ни детей, ни взрослых. Сельскохозяйственный труд пользуется спросом в ограниченные промежутки времени (в период посева и уборки) и продолжается не более 40-60 дней в году. Заработки в сельском хозяйстве ниже официального минимума зарплаты. Единственной альтернативой занятости для ткачей и фермеров являются случайные подработки на строительных площадках и т.д. Конечно, в городе существует более широкий выбор работ, но и там далеко не все, получившие квалификацию портных, плотников или электриков, могут найти постоянную работу. Поэтому сельские дети, даже имея другую профессию, часто вынуждены возвращаться к традиционному ремеслу - ткачеству ковров.

В 1992 г. МОТ учредила Международную программу по ликвидации детского труда. В ней согласились участвовать 24 страны и дюжина стран-доноров. Но кампания за ликвидацию детского труда в Индии столкнулась со многими преградами на пути к достижению этой цели. Они сводятся к тому, что дети, увольняемые с работы, зачастую не могут позволить себе учебу в школе ввиду ее дороговизны, а их семьи - лишиться лишних рабочих рук. Ковроткачество настолько широко распространено в Индии, что ни местные власти, ни международные организации не могут контролировать использование детского труда. Не оправдало возлагавшихся на него надежд и расширение учебы в школе индийских сельских детей. В сельской местности, как правило, имеются только начальные школы. После их окончания дети практически не могут продолжить образование, так как школы более высокого уровня расположены вдали от их мест обитания. Многие родители, желающие дать образование своим детям, не имеют для этого достаточных средств. К тому же образование, полученное в школе, зачастую не расширяет возможности занятости и не дает весомых прибавок к зарплате.

С одной стороны, страны-импортеры ковров выступают против использования детского труда, с другой, они всячески сопротивляются повышению стоимости импортируемых ковров. В настоящее время они заявляют, что если цены на индийские ковры вырастут более чем на 15%, то они перестанут их покупать. Таким образом, индийские дети, как и их сверстники в других странах, попадают в капиталистический круг безысходности в области занятости. В условиях стремления каждой страны повысить свою конкурентоспособность на мировом рынке спрос на детский труд не только не сокращается, но и приобретает глобальный характер. Разорвать порочный круг, разрубить гордиев узел "рыночной экономики" может только социализм, при котором единственным привилегированным классом являются дети.


Публикации на тему защиты Детства