Публикации на тему защиты Детства


И. Верин.
Женщина - биофабрика
Чудовищный биологический бизнес в нынешней РФ


"Stringer", № 6, июнь 2002 г.

На эту девушку я выходил через криминальные круги. После публикации в "Стрингере" текста "Малютки для бессмертных" я решил покопаться, существуют ли в российской действительности постоянные поставщики "человеческого материала", то есть зародышей, из которых потом можно делать лекарства для бессмертия. Один из моих информаторов накануне назначенной встречи был найден мертвым в реке Яузе. У него были проблемы, и он обещал мне информацию в обмен на мою помощь. Он хотел рассказать мне что-то важное, но не успел. Однако встреча с "нижней ступенью" большой преступной пирамиды все-таки состоялась. За относительно небольшую сумму, которая чуть меньше ее месячного жалованья, "свиноматка" согласилась рассказать... впрочем, то, что она рассказала, так отвратительно, что я не подберу приличного слова. Она просила не называть ее имени.

8 июня 2002 года

"Нас не так много, как кажется, и меня вычислят", - сказала она. Когда я вошел в кафе, где была назначена встреча, она уже сидела за столиком в углу. Я сразу узнал ее, так как она предупредила, что на ней будет бордовая кофта. Но я увидел не кофту, а заплывшее лицо и жирную фигуру. Это была девушка 22 лет, которая раз и навсегда потеряла форму. Ее профессия называется "свиноматка". Вот ее рассказ.

"Я родилась 22 года назад в провинциальной Рязани. Семья у нас была небогатая - мама работала продавщицей, а отец был шофером-дальнобойщиком.

В школе я всегда была на хорошем счету, и по окончании все учителя советовали продолжить учиться. Так я оказалась в Москве, в приемной комиссии Второго медицинского института.

При поступлении выяснилось, что без блата пройти конкурс практически нереально, но я как медалистка школы была уверена в своем поступлении. После одного из экзаменов я сидела в институтской кафешке, убивая время. Там ко мне подсел молодой человек со старших курсов. Мы познакомились и разговорились. Слава (он так представился) оказался третьекурсником с приятной внешностью и манерами. Узнав, что я из Рязани, он вызвался провести для меня экскурсию по Москве, и я, как "наивная чукотская девушка", согласилась. Экскурсия закончилась в одной из московских дискотек. Там мы много танцевали и пили, поэтому предложение Славика поехать к нему домой было воспринято как должное. Тогда я уже не питала иллюзий по поводу поступления, но хотелось остаться в Москве подольше, а вместе со Славой у меня был неплохой шанс остаться здесь надолго. Через неделю я уже переехала в его квартиру на "Юго-Западной", экзамены в институт я провалила, но это меня не очень расстраивало, ведь у меня был московский принц с отдельной квартирой. Незаметно пролетели несколько месяцев нашей со Славкой жизни. Стали выясняться подробности, думать о которых раньше мне и в голову не приходило. Например, на какие деньги мы живем и чем занимается мой возлюбленный в свободное от учебы время. Оказалось, что Слава нигде не работает, а проживает деньги, оставленные ему какой-то там родственницей. К тому же выяснилось, что я беременна, и нужно было думать о нашей будущей жизни.

Скоро деньги у нас кончились совсем, а как их зарабатывать, мы даже понятия не имели. Вот тут Славе и пришла идея продать нашего будущего ребенка. Он же медик. У него были знакомые, которые занимались абортами на поздних сроках и продавали зародышей в какую-то лабораторию для опытов. Мне он это преподнес как наше единственное спасение от безденежья, и я согласилась. Аборт мне делали в одной из московских частных консультаций в хорошо оборудованном кабинете, за зародыш тогда нам дали около двух тысяч долларов. Но самое главное: мне предложили повторить ситуацию, при условии, что зачинать ребенка будет не Слава, а их сотрудник. Есть у них специальный человек.

Две штуки для меня тогда были огромные деньги, и я согласилась. Для меня сняли квартиру в Выхино, обеспечили деньгами и питанием, условие было одно: никаких вредных привычек, полный контроль за прохождением беременности. Славу сразу же от меня убрали, или он сам ушел, не знаю, больше я его не видела. Зато появился Сергей.

Сергей и был "сотрудником" этих людей. Кстати, я до сих пор не знаю их имен. Сережа - студент института физкультуры, хоккеист, подрабатывающий таким вот образом. Мы провели с ним вечер и ночь. Помимо своих основных обязанностей, мой "оплодотворитель" давал мне советы типа: "а сейчас полежи 5 минут вверх ногами, так сперма быстрее дойдет" или ставил меня в такие позы, которых я и в порнухе даже не видела, но зато они гарантировали "залет".

Таким образом, через неделю я забеременела "ради науки".

Сережа еще раз зашел "для контрольного вливания", но задержка месячных и тесты показывали, что в первый раз все получилось. О том, что я беременная, врачи, видимо, узнали от него. На четвертой неделе срока меня пригласили на обследование в клинику в Филях, сделали ультразвук и дали денег на питание и на жизнь. Получалось где-то по 200 долларов в месяц.

Мы договорились, что ближе к сроку мне позвонят и назначат число для проведения операции. Первое время я просто сидела дома и ничего не делала, беременность проходила достаточно легко и особых хлопот не доставляла. Я устроилась работать в коммерческую палатку недалеко от дома, появились лишние деньги. Ближе к моменту аборта начались истерики. Я не могла свыкнуться с мыслью, что моего ребенка пустят на какие-то там исследования. Перед абортом я уже точно решила оставить ребенка, но когда я сообщила об этом Сергею (он иногда звонил, справлялся о моем самочувствии), он пришел в ужас. "Ты что, дура, совсем не понимаешь, с кем ты связалась? Аборт тебе и насильно сделают, а вот потом уберут как возможного свидетеля!" Тогда мне стало страшно, и я передумала оставлять ребенка, больше у меня мыслей на этот счет не возникало.

С тех пор прошло уже почти пять лет, я вынашивала зародышей до 6,5 месяцев, мне делали аборт, я снова вынашивала, снова аборт. Сейчас я отдыхаю после своей уже шестой по счету беременности. Следующая - будет последней. Больше мой организм уже не выдержит. Гинеколог сказал, что я уже никогда не смогу доносить ребенка до рождения".

Тут она торопливо вытащила из сумки несколько фотографий, на которых была заснята молодая стройная девчонка.

- Это я, - сказала "свиноматка", - до того, как стала заниматься этим делом. Правда, я изменилась не в лучшую сторону? Когда все закончится, скорее всего, я уеду к себе в Рязань года на два, а там посмотрим, может, вернусь "к работе".

Завязывать с этим бизнесом она не собиралась. Интересно, что она была уверена, будто своих детей "сдает на опыты" науке. И когда я спросил ее, не слишком ли наивно полагать, что нищая российская наука будет платить по две тысячи долларов за зародыш, она посидела-подумала и ничего не ответила.

Я спросил ее, не возникло ли у нее чувства к Сергею, который столько лет оплодотворял ее? Она ответила, что знает, что он - циничный человек, одновременно оплодотворяет еще около двадцати "свиноматок".

Я спросил ее: на что же ты собираешь деньги? Она сказала, что хочет купить видеоплейер. "Я вот себе машину купила", - похвалилась она, показав за окно, где стояла "быстроходная" машина "Ока".

"Супер", - посочувствовал я. И подумал, за какие копейки и за какие ужасные грехи эта девушка превратила себя в инвалида!

(Communist.ru)


Публикации на тему защиты Детства