Публикации на тему защиты Детства

 
РОСТ САМОУБИЙСТВ СРЕДИ ШКОЛЬНИКОВ УЗБЕКИСТАНА
Геноцид Детства в исламских республиках Союза сегодня ничуть не слабее, чем в России


События середины февраля стали шоком для всех жителей Джизакской области Узбекистана, в период с 11 по 18 февраля здесь произошли четыре попытки самоубийства среди школьников, три из которых закончились смертью, юным самоубийцам было от 12 до 15 лет.

Жители Джизакской области, пришедшие на поминки по умершим детям, недоумевали по поводу случившегося, искренне плакали, горевали, но многие из них находили объяснение этим смертям, главными из которых были – социально-экономические причины, бедность.

Икрам Мукимов, 15 летний паренек из Галларальского района Джизакской области, рос в простой семье, где проблемы нехватки денег были обычным делом. Родители из последних сил выбивались, чтобы прокормить своих 6 детей, обеспечить им образование, что с каждым годом становилось все сложнее, уже несколько лет колхоз прекратил вовремя оплачивать зарплату главе семьи Хайдару Мукимову.

По словам одноклассника Икрама Мукимова, за три дня до его смерти, они вместе побывали на дне рождения мальчика из обеспеченной семьи, после этого Икрам Мукимов не пришел в школу, а в ночь с 16 на 17 февраля повесился у себя в комнате.

Знакомый отца умершего, по имени Баходыр, работник Джизакского маслокомбината, придя на поминки, в разговоре с корреспондентом IWPR, сказал: «это все от бедности, дети ходят в школу и видят своих обеспеченных ровесников, а затем придя домой не всегда могут рассчитывать на кусок хлеба, это угнетает детей».

15 летняя Салима Мурадова из города Гагарин Джизакской области, чудом осталась жива, ее родные успели снять ее с веревки, Салима предприняла попытку самоубийства днем 18 февраля. Когда они пришла в себя, то на вопрос шокированных родных, чуть не обезумевшей матери: почему она хотела уйти из жизни, ответила, что не хочет жить в нищете.

За день до попытки самоубийства Салима Мурадова побывала на свадьбе, где по узбекским традициям молодая невестка продемонстрировала всем гостям свое приданное, множество нарядов и украшений.

«У меня никогда не будет такой свадьбы и никогда не будет такой одежды», - плакала Салима Мурадова, которая всего несколько минут назад была в шаге от смерти.

70-летний Гуломжон–ота из Ферганской области, услышав о самоубийствах среди школьников в Джизакской области, качая головой сказал о том, что, к сожалению, такие же случаи стали нередкими, более того, закономерными и в его родной области.

По данным прокуратуры Ферганской области, в 2002 году в области покончить жизнь самоубийством пытались 46 несовершеннолетних, в 33 случаях зафиксирован летальный исход. А всего по области были зафиксированы 260 попыток самоубийства, 80% которых закончились смертью.

Но даже эти шокирующие цифры, по мнению бывшего следователя управления внутренних дел Ферганской области, попросившего не называть его имя, являются заниженными. «Во всем есть план, в случае самоубийств, он должен быть минимальным. Если в районе или в области много случаев самоубийств, тогда правоохранительные органы и руководители хокимията могут получить выговор, лишатся возможности сделать карьеру, поэтому обычно не все случаи фиксируются», - сказал бывший следователь.

Тем не менее, даже предполагая, что данные о количестве суицидов в Узбекистане занижаются, официальные данные не могут скрыть тревожную тенденцию – увеличение из год в год количества самоубийств в республике и явное омоложение лиц, решающихся на добровольный уход из жизни.

По данным прокуратуры Ферганской области, в 2001 году пытались покончить самоубийством 44 подростка и 27 попыток закончились смертью.

По словам заведующей секретариата по защите семьи, материнства и детства Ферганского областного хокимията Хакимахон Тожибаевой, одной из причин суицида среди несовершеннолетних является отсутствие взаимопонимания между детьми и родителями, равнодушное отношение последних к психическому состоянию ребенка.

«Психологи-педагоги, работающие в школах, не проводят опросов среди учащихся для выявления изменений психики школьников, - говорит Хакимахон Тожибоева, не изучается их психические состояние». Это происходит потому, что школы испытывают нехватку специалистов – психологов, юристов. Так, в 34 школах Ферганы работают всего 3 психолога и 6 юристов.

Горем убитый Курбанбай Исаков из Риштанского района Ферганской области, говорит о том, что никак не ожидал, что его 16-летний сын Сарвар настолько будет задет случившейся между ними ссорой, что решится на самоубийство.

«Я очень любил своего сына – говорит он со слезами на глазах, я желал одного - чтобы Сарвар был честным, хорошим человеком, когда он украл и продал шину от автомобиля, узнав об этом, я разозлился и наказал его, но не думал, что это приведет к его смерти».

По словам же следователя Риштанской прокуратуры Илхомжона Валиева, в семье Исаковых скандалили частенько, так как глава семьи нигде не работал и семья испытывала материальные трудности, что скорее всего и привело к совершению кражи Сарваром.

«В трагедии виновен сам отец – говорит один из жителей села, отец не работает, воспитанием детей не занимается, к тому же распускает кулаки, вот к чему привело поведение Курбанбая».

В этом же районе недавно с жизнью свел счеты 11-летний Бобомурад Уринов, чуть позже добровольно ушла из жизни шестнадцатилетняя Мунира Эргашева.

«Школьники прибегают к самоубийству, когда испытывают глубокий стресс, - говорит следователь Илхомжон Валиев, - в несчастных случаях, я считаю есть и вина родителей, безответственно относящихся к своим детям».

В происходящих все чаще случаях самоубийств среди подростков, по мнению жителя южной Кашкадарьинской области Пулата Гадоева также есть вина родителей.

«Порой родители бывают грубы с детьми, поднимают на них руку, не обращая внимание на ранимость детской души, особенно девочек, особенно в переходном возрасте. У нас в Кашкадарье также много таких случаев, но никто не обращает серьезного внимания», - сказал Пулат Гадоев.

По мнению же 70-летнего Гуломжон-ота, рост самоубийств напрямую связан с расслоением общества на бедных и богатых. «В наши годы тоже жилось не сладко, также бегали полуодетыми, полуголодными, но тогда было другое время, все жили одинаково. Сегодня у одного есть шикарные дома, некоторые школьники ездят в школу на автомобилях, а у многих на столе лишь хлеб да чай. Да, и крепче мы были морально, так как мораль была другая, мы верили, что духовные ценности важнее материальных», - сказал Гуломжон-ота.

Отсутствие внимания к детям со стороны родителей, которые заняты прежде всего поиском хлеба для семьи, также страдающие от безработицы, бедности, не компенсируется школой, вниманием со стороны преподавателей.

По мнению представителя Ферганского городского отдела народного образования, - основная причина этого вопиющего явления кроется в том, что в городах и в селах для несовершеннолетних не созданы все необходимые условия для учебы и развития.

204 школы области расположены в неприспособленных помещениях для обучения, 75 школ не обеспечены питьевой водой, 211 школ не имеют телефонной связи, 386 школ не газифицированы. Нет условий для занятия детей спортом. Кроме того, школьников каждый год осенью забирают на сбор хлопка, весной на прополку хлопчатника.

Выходом из сложившейся ситуации многие видят в обязательном повышении социально-экономического положения в стране, в обеспечении права на труд и соответствующий сегодняшним ценам и потребностям право на зарплату, повышение финансирования образования, забота о детском развитии, досуге.

Но если, все эти преобразования зависят от хода экономических реформ в стране в целом, которые не могут произойти скоро, то введение изучения основ Ислама в школе, который запрещает и осуждает самоубийства, могло бы стать временной альтернативной мерой по предотвращению суицидов, считает имам мечети Умм-ал Куро в Фергане Сабир-кори Норматов: «Всевышней создал человека для жизни, говорит имам Сабир-кофы Норматов, - над телом покончившего жизнь самоубийством запрещено читать заупокойную молитву и ему закрыты двери в рай. К сожалению дети и подростки не знают и не понимают этого».

Однако в условиях борьбы в Узбекистане с религиозным экстремизмом, арестом членов исламских организаций, вряд ли молодежь осмелится пойти в мечеть для изучения канонов Корана, а также вряд ли будет принято решение на государственном уровне о введение изучения религии в школах.

А ожидать улучшения экономической ситуации в Узбекистане, повышения уровня жизни людей, по мнению многих экспертов, в ближайшее время не приходится. И к сожалению, возможно некоторые школьники будут по прежнему видеть спасение от трудностей жизни в веревке.

Д.Л.: Ну и идиотские же выводы! Никто сейчас не боится идти в мечети. Наоборот, молодежь валит туда, изучает ислам и это приветствуется властями, которые считают, что, если молодежь будет изучать ислам в проправительственных заведениях (легальные мечети, медресе, исламский университет), то это оградит ее от исламизма. Ислам начинает внедряться и в школу. Уничтожая в людях желание жить, режим пытается их «спасти» одурманиванием мозгов!

IWPR, 23 февраля


Публикации на тему защиты Детства